Игровое имя:
Киприан

О Жизни

Лорд Киприан (<передний план слева ) — когда-то бывалый вояка, аристократ, примерный семьянин и просто честный человек, родившийся и живший в Гилнеасе. Многие годы он являлся главой в былые времена довольно влиятельного знатного дома, хранил традиции предков и оберегал его потомков, прививая последним семейные ценности и идеалы уже с пеленок. Он прекрасно орудовал мечом в прошлом — по молодости мужчину даже вполне могли называть «одним из лучших фехтовальщиков среди знати», однако с той поры прошло немало времени. Клинок старик редко обнажал без острой необходимости, да и годы брали своё.

Род Нимуайтов испокон веков славился хорошими бойцами, умелыми воеводами, бравыми рыцарями и порой блистательными тактиками. Глава дома и сам занимал неплохое положение при дворе, верно следуя заветам своей династии. У него была прекрасная семья: любящая жена леди Фелия ( вторая справа>), крепкий сын Аарен ( крайний справа>), достойный зять Уильям ( крайний слева>) и красавица дочь Софи ( вторая слева>), ждущая ребенка. Всем им нашлось место в сокрытом за горными хребтами родовом поместье, где даже в самый неспокойный час можно было обрести убежище и покой от мирской суеты. Киприан посвятил всю свою жизнь служению Гилнеасу и родным, оберегая мир и порядок в королевстве. Именно семья всегда была для него опорой и надеждой в трудное время.

Как и многие верноподданные северо-западного королевства людей, мужчина был консервативен и категоричен до мозга костей. Он был знаком с королем, пускай и не достаточно близко: будучи ровесниками и представителями высокого сословия, господа росли в одном кругу, обучались ратному и ученому делу, проливали кровь на полях битвы и вино на дворцовых приемах. В своё время молодой Нимуайт даже состоял в королевской гвардии отца Генна. При потомке же стал одним из нескольких генералов и военных советников монарха.

Когда Дарий Краули поднял восстание, развязав гражданскую войну в Гилнеасе, Лорд Нимуайт выступил на стороне своего короля. Старик приложил руку к жестокому подавлению народных волнений, ведь королевству и без того хватало забот. Киприан также был одним из сторонников мнения, что мятежного лорда и многих его сподвижников стоило бы казнить за измену, вместо заключения в темнице. Последнее он считал неоправданным милосердием. Нимуайт также успел снискать боевую славу среди военнослужащих во время конфликта.

О Гибели

Проблема Плети за Стеной со временем серьёзно обеспокоила правителя. Целые орды мертвецов днями и ночами неустанно штурмовали неприступные врата в земли королевства — похоже, то был лишь вопрос времени, когда они прорвутся сюда. Предложение Аругала казалось многообещающим, но суеверия закостенелых вояк не особо склоняли к доверию в таких вещах. В мерах безопасности, в пути за стену верховного мага лично сопровождал целый эскорт отборных солдат вместе с Киприаном. В тот день, казалось, ничто не предвещало беды…

…а потом всё вышло из под контроля. Воргены нападали на всех без разбору, жадно разрывая плоть как мертвых, так и живых. Отряд Нимуайта не успел скрыться за Стеной прежде, чем ворота захлопнулись вновь. Вместе с обезумевшим Аругалом они были отрезаны от своей родины, лишены всякой надежды вернутся домой. Воргенов оказалось слишком много, и вскоре даже путь в Крепость Темного Клыка оказался перекрыт. Бежать,
похоже, уже некуда – только сражаться. Насмерть.

Но Киприан сумел спастись. Ценой собственных подчиненных, он выиграл для себя достаточно времени, чтобы скрыться в Сребролесье. Те часы и по сей день откликаются в его памяти эхом стыда, боли и позора. Разве его брошенные товарищи не заслужили права на жизнь? Каждая минута, проведенная наедине с тварями Плети в нечестивых землях, казалась невыносимой вечностью для него. Один Свет знает, как выживал старик, пока не забрел к северным границам бора. Именно там ему и суждено было встретить свой конец. В отчаянии, он разглядел союзника во враге, признав в одном из мертвецов живого. Дева, которую он встретил на своём пути, оказалась чем-то большим, чем простой нежитью, или нормальным человеком. Леденящий душу взгляд, холодным светом пробивался сквозь сумрак её чёрного капюшона, когда побитый, ободранный и измотанный мужчина показался ей на глаза.

Когда незнакомка безмолвным приказом подозвала к себе нежить, Киприан уже догадался, что попал в ловушку. Старый лорд бился храбро, но силы и здоровье его немало подводили. Старик был значительно вымотан. Слишком уж много времени он провел в неравном бою со смертью. Но Нимуайт должен был выжить, ведь дома мужчину ждали те, кого он поклялся защищать, и если была хоть какая-то надежда вернуться, генерал был готов уцепиться за эту соломинку. Однако что мог сделать потрепанный, голодный и истерзанный врагом ветеран против могущественного рыцаря смерти и его свиты, которые наткнулись на такую лакомую добычу в своём домене? Едва справившись с первой волной прислужников, Киприан пал от многочисленных ран, заразно гноящихся по всему его телу. Женщина лишь нанесла милосердный удар, прикончив старика. Было ли то милосердием? О настоящем покое Нимуайт не смел и мечтать. Гибель — это лишь начало новой, но не менее печальной главы в истории лорда…

О Смерти

Навыки Киприана оценили по достоинству. Тело мужчины было перенесено в одну из самых значимых и самых необычных конструкций Плети — парящий некрополь Акерус, Черный Оплот. Опытный ветеран оказался слишком ценным, чтобы влечь своё новое существование без особой цели и предназначения. Он был воскрешен на службу в рядах элитного войска, призванного покончить со всякой жизнью на Азероте раз и навсегда. Новая пешка в руках Короля Мертвых была почти готова.

С тех самых пор Киприан – жестокий рыцарь смерти на службе у нового ужасного повелителя, призванный к жизни и обученный могущественной темной магии. Таким его должны будут запомнить те, кто падет от руки Черного Клинка. Вся слава, почести, репутация и заслуги прошлого… – теперь это всё ничего не значило для него. Кровь праведных и невинных лилась реками, ведь Нимуайт покорно трудился во благо тёмного владыки, будучи лишь инструментом чужих желаний. Не в его силах было бороться с могущественной и господствующей волей Короля-Лича. Низменная подпитка темными эмоциями, болью и отчаянием противников отчего-то приносили особенное удовольствие рыцарю.

В бедном лорде успели разглядеть задатки неплохого тактика и координатора. Отряд слуг, в числе которых находился и сам рыцарь, успешно выполнял опасные миссии, благодаря хорошо спланированным и продуманным действиям, а также слаженной командной работе. Мужчине даже поручили курировать небольшой отряд новоиспеченных избранников, и ожидания себя оправдали. Время сил Света в землях Лордерона близилось к закату с каждым часом, но главная битва ещё предстояла. Указующий перст хозяина был направлен к Часовне Последней Надежды. Исход сражения должен был решить многие судьбы – как живых, так и мертвых.

Битва оказалась переломной, но не оправдала ожиданий Плети. Артас потерпел поражение на святой земле. Этим он подарил надежду десяткам тысяч живых, и оставил после себя им же преданное детище. У Клинка больше не было владыки, а полученная свобода дала волю притупленным до этого ощущениям: боль, вина, ненависть и жажда мести стали постепенно пожирать рыцарей изнутри. В тот день они поклялись покончить с Плетью и сражаться бок о бок с поборниками Света. Тогда же на Киприана нахлынули его собственные воспоминания. Впервые за долгое время старик задумался на тем, что он натворил — мужчина вспомнил, что такое отчаяние. Но горевать было некогда – Артас ещё не был побежден, а значит угрожал Азероту. У Черного Клинка была цель.

О Мести

В Нордскольскую кампанию Нимуайт обошел почти весь северный материк. Им двигала ненависть к Королю-личу, к немертвым и к самому себе. В глубине души его тешила мысль о том, что победив в этой войне, Плеть больше не будет угрожать королевству, путь к которому для него навсегда закрыт — дому, где жила его семья, которую больше старику не доведется увидеть. Возможно именно таким образом её удастся защитить. Немало моральных и физических испытаний выпало на душу неживого ветерана за это время: утраченные воспоминания, вина и позабытые эмоции эхом возвращались и перемешивались друг с другом в минуты тишины, наполняя разум рыцаря нестерпимой какофонией.

Легче становилось лишь в минуты безграничной жестокости, обагряемые чужой кровью. Насилие помогало отвлечься, вот только в очередной раз напоминало, что ныне Киприан уже не человек, и никогда им вновь не станет – теперь он чудовище, машина рожденная убивать. Война, мор, смерть, отчаяние, боль – рыцарь был их вестником и разносчиком. Если эти новообретенные силы помогут старому лорду спасти тех, кого он любил и ради кого сражается, он использует их без тени сомнения. Стремление держаться старых идеалов и надежда обрести покой в битве привели его прямо к Ледяному Трону.

Даже Цитадель Короля Мертвых не устояла пред натиском героев Пепельного Союза, хотя победа досталась немалой кровью. С падением Артаса миру предстояло оправиться до следующей войны. Лорд Нимуайт успел завязать немало знакомств в рядах союзников за это время. Он даже получил признание среди некоторых офицеров Альянса, а также предложение примкнуть к их рядам. Это было хорошим решением, ведь отомстив Королю Личу многие немертвые, казалось, утратили свою цель и впали в ступор пред неизвестностью.

Гилнеасец не сразу воспользовался приглашением, сославшись на всё ещё гнетущее обилие разнообразной нежити в Нордсколе и необходимость контроля за ней. Обосновавшись во Мрачном Своде вместе с Орденом, он возглавил небольшой отряд рыцарей. Несколько месяцев они выслеживали и охотились на остатки Культа Проклятых и их марионеток, пока ситуация хоть немного не утихомирилась. На поклон к королю Вариану Ринну рыцарь явился незадолго до первых новостей об участившихся землетрясениях и других природных катастрофах, наводнивших весь Азерот.

О Вине

Произошедший Катаклизм вернул в мир войну, хаос и разруху. Древний враг вещал о судьбе ещё более ужасной, чем его предшественник. Для Киприана же, как ни странно, последние события зажгли надежду в давно небьющемся сердце. Из-за страшных землетрясений, вызванных стихийной катастрофой, Стена Седогрива пала, а значит у старого лорда появилась возможность вернуться домой к своей семье. Это также означало, что все они теперь в опасности. Вместе с Седьмым легионом он отправился к родным берегам позабытого королевства.

Он опоздал. Родовое гнездо уже было разрушено и разграблено нелюдями: жена убита, разорваны слуги и домашний скот, а следы когтей четко проглядывались практически всюду. Киприан вновь, на какой-то промежуток времени, погряз в собственной ненависти и стыде. Когда-то он клялся оберегать свой дом, семью, детей и честь. Похоже, больше ничего из этого не осталось. Воспоминания нахлынули тяжелой волной, ударив с новой силой. Возможно, он бы даже оплакал родных, если бы у него было на то время, но последнего, как всегда, не оказалось в достатке. Поминальную тишину прервало тихое и нарастающее рычание. Нимуайт был здесь не один.

Чертов ворген захотел полакомиться чужими костями? После пережитых потрясений старик так никогда полностью и не принял для себя природу этих созданий, ведь именно из-за них он оказался тем, чем оказался. Эти существа заполонили Гилнеас как чума вместе с нежитью Сильваны. Они забрали его любовь, разрушили дом и погубили целое королевство. Гнев и ненависть вспыхнули в душе мужчины, а рука не дрогнула. Одного удара было достаточно, чтобы умертвить вторженца. Он не должен был получить тело дорогой сердцу супруги, тварь не имела права здесь находится. Незваных гостей Нимуайт не любил при жизни, не терпел и в посмертии…

Но монстр оказался не случайным гостем. Рыцарь, чуть позже, узнал в нем родственную душу — по ожерелью, свисающему с заляпанной кровью мохнатой шеи убитого. Жена подарила его своему первенцу на удачу, когда тот уходил на обучение в военную академию при дворе. Киприан не хотел верить своим глазам. Неужели он только что прикончил родного сына? На тот момент он, разумеется, ещё не знал, что звериное безумие обратимо. И лучше бы не ведал по сей день. Лорд похоронил покойных родных во дворе за домом: под большим бледным дубом, что когда-то украшал это место. Старик также забрал свой родовой клинок из хранилища, ведь больше, передавать его, увы, было некому. Следов своей дочери и внука мужчина не обнаружил. Возможно им удалось сбежать или встретить смерть в другом месте. Не такого воссоединения желал старик. Даже сейчас он винит себя и только себя в гибели близких. Он должен был остаться рядом…

О Долге

Следуя долгу перед королевством и призрачной надежде встретить выживших членов семейства, Киприан продолжал борьбу за живых. Он явился в Гилнеас не для того, чтобы горевать или сожалеть. Это место нуждалось в его помощи, молило об освобождении. Вместе с 7-ым легионом и вооруженными беженцами, рыцарь бился как демон за каждую пядь земли под ногами, в попытках прогнать Отрекшихся. Присутствие мертвого союзника взбудоражило сопротивляющихся живых, но те вскоре поняли, кто друг, а кто враг, хотя свыкнуться с подобным было довольно непросто для консервативных жителей изолированного королевства. Оказывается, не каждая нежить желала лишь смерти ближнему.

Отвращение и страх постепенно оборачивалось воодушевлением и даже уважением к немертвому генералу. Превозмогая саму смерть тот вернулся, чтобы помочь своему народу! Немногие могут похвастаться подобным. В мгновение битвы некоторые гилнеасцы и вовсе позабыли о том, что лорд являлся нежитью. Они воевали вместе, пока было кого спасать и ради кого сражаться — пока беженцы покидали город, отступая в Килевую Гавань. Нимуайт был одним из последних, кто покидал Гилнеас отступая. Его уже ждали в другом месте.

Перековав достояние своего рода в новый рунический клинок, Киприан оставил его себе как напоминание о прошлом и настоящем, о его целях и новом естестве. Он также вновь присягнул на верность королю Генну Седогриву, как только получил возможность повидаться с монархом лично. Тот правда, то ли от переизбытка чувств, то ли от неготовности принять покойника за союзника, то ли вовсе от того, что успел позабыть старика высадил ему в грудь несколько пуль при встрече. Короля можно было понять. С этого момента, Нимуайт вновь приносил смерть неприятелю от его имени. В посмертии старик стал гораздо полезнее в бою, будучи неустанным блюстителем правосудия, карателем и защитником. Следуя долгу, мертвый лорд появлялся там, где был нужен — там, куда его звала война, без которой рыцарь жить уже не мог.

И пускай, после своего перерождения, границы понятий чести и морали успели немало размыться для старика, а пополнившая арсенал нечестивая магия вступает в силу там, где не так эффективен клинок, Киприан Нимуайт продолжает нести свою службу перед Гилнеасом и Альянсом. В жизни и смерти. Ибо того требует его душа, ибо того бы желала его семья, ибо он сам верит в это.




Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Здравствуй.
Потрясающее произведение со всех своих точек зрения. Приятная глазу стилистика, отлично подобранное оформление и тематические, дополняющие образ описанного, скриншоты. Если относится к данному творчеству как к квенте на рыцаря смерти, то всего достаточно, но говоря о персонаже в целом - как по мне, сильно недостает части, где он еще был живым. Возможно после чуть более детального раскрытия отношений между им и его женой, добавив некоторые беседы с первенцем для общего духа читатель бы чуть более сопереживал главному герою в моменте описываемой их гибели. Хорошая история, которая легко читается, прослеживаемый сквозь строки уловимый, особенный стиль автора. Одобрено +7 уровней персонажу Киприан.

Проверил(а):
Soule
Уровни выданы:
Да
13:52
17:40
700
16:08
0
Всё очень плохо.
(Тестовый комментарий)