Игровое имя:
Серция

Тишина… в отблесках витиеватой вазы рождаются огни один за другим. Они порождают мириады блистающих звезд в огромной зале Вселенной и, вскоре, в небе рождается новое созвездие – созвездие Волшебника.

Мне было предначертано судьбой обрести власть и силу, которую немногие из моих немногочисленных ныне сородичей не владеют. Но вместе с силой – приходит великая ответственность за жизни тех, кто близок и эта история о горечи и печали. О радости и свершениях, о том, как невероятен мир в его истинном Совершенстве форм.

Хаос и Порядок. Две силы что балансируют между собой на тонком пути волшебника. Тьма и Свет. Аркана и Бездна. Поток различных энергий притягивает любопытный взор юной кель’дорай. Страсть с новой силой подхватывает волной и ты оказываешься в самом эпицентре этого невообразимого источника.

Я появилась в лучах Солнца что ярко сияло над Кель’Таласом в то благостное для нашего народа время. Не было насилия и не было никаких волнений, — лишь безудержный покой насыщал мою душу своим очарованием. Еще такая… молодая и наивная, какой я себя помню, уже проявляла интерес к искусству волшебства. Я выросла вместе со своими братьями, в едином потоке знаний и под тяжестью многовековой мудрости нашего гордого народа. Мы звали себя Высшими Эльфами или Кель’дорай.

Так было всегда. Порядок. Луносвет кипел от повседневных дел и на улицах велась размеренная жизнь – мы были едины. Мы превзошли саму Смерть, но лишь отсрочили её – «магия всесильна», говорили нам в Академии. Мой брат – Равеллан Огнекрылый покинул меня очень рано и я осталась одна в этом большом городе, где каждый знал друг друга. Где каждый готов был помочь, был приветлив и многие из тех, кого я вспоминаю иногда – были счастливы. Райский уголок Азерота, бывало, то и дело осаждался ужасающими троллями, но это не пугало наш народ. Мы были горды и… гордыня сгубит нас в будущем, а сейчас… сейчас я взываю к памяти своего прошлого в этом смутном омуте. Он полон радости от воспоминаний этих мимолетных дней.

Академия Чароломов.

Я поступила туда совсем юной кель’дорай и отдала себя изучению базовых магических искусств, углубляясь в огромные тома. Запах страниц. Их трепетный шелест. Ничто не доставляло мне столько удовольствия как работа над книгами и созерцание ровных рядов своих собратьев. Порой нам приходилось достаточно тяжко – рыцари-чароломы были строги к послушникам и воспитывали из нас особенных воинов что не боятся пред врагом, с которым нам предстоит встретиться лицом к лицу. И тролли амани были прекрасной для этой мишенью.… но это не моя жизнь и не мой путь. Он окончился, едва сменилось тридцать зим, а после – Свобода. Свобода от оков что сдерживали мой жгучий и пылкий нрав. Я желала большего. Мне хотелось достать до звезд своею рукой и прикоснуться к ним едва на мгновение чтобы ощутить тепло Солнца. Ближе к Звездам. Ближе к яркому Солнечному Свету. И я отправилась к людям. Я покинула родные края и вскоре очутилась пред небольшим городом будущих волшебников.

— Я рад тебя видеть, Серция…

Сладкие речи. Приятные, ласкающие слух и этот манящий влюбленный взор. Мы танцевали на площади и отдавались ритму жизни что вел нас по кафедрам и библиотекам магических трактатов. Ступени поднимались и опускались, года проходили один за другим, а мы продолжали танцевать словно две ярких искры в небосводе. Ярких, пылких и столь же увлеченных познанием себя.

Даларан – город волшебников развивался и, несмотря на постоянные изменения, нападения и смуту что сеяли люди, мы выжили. Выжили чтобы пережить глубокое потрясение в истории нашего народа – падение Кель’Таласа. Шок, слабость и горечь слились воедино для нас с Равелланом и на почве этого события, мы стали только сильней. Люди дали нам возможность жить. Дали возможность не превратиться в ослабленных и гневливых порождений костяного ужаса.

Рыцарь Смерти Артас и Принц-Предатель – эти личности изменили порядок нашего общества, поэтому я поклялась себе найти способ как вернуть утраченное. Я занялась исследованиями и пыталась не вспоминать о пережитых годах и том ужасе ночи что являлся ко мне в сновидениях. Злобные лазурные очи. Холодный взгляд. Крепкая сталь доспехов и высеченные руны на клинке. Конь ржал хриплым смехом за моей спиной..

… я проснулась в мягкой постели и содрогалась при мысли о том, что с нами будет дальше. Моя рука поднималась вновь и вновь, возвращая меня к учебе и исследованиям, заставляя двигаться вперед упорно и неустрашимо. И мы двигались. Мы отдавали себя во благо нашей возлюбленной родины – во славу Кель’Таласа.

Но весть об изгнании потрясла нас обоих. Я никогда не могла представить что то, против чего мы сражаемся – станет нормой для нашего народа, станет тем, на чем основывается Сила некогда Великой и Могущественной расы. И мои руки не в первый раз опустились. Я ощущала слабость. Ощущала горечь утраты, но он всегда был рядом – мой славный старший брат что не давал мне пасть духом в круговерти этих событий.

Равеллан.

Я закрываю очи и представляю твой лик, когда мне страшно, когда очередной ночью я просыпаюсь от кошмара, вызванного ужасающим разумом что неотступно терзал меня долгое время. Отчасти из-за этого я и выбрала Школу Иллюзий. Я желала вернуть утраченное и в тайне наблюдала за тем, что было раньше – это манило. Это привлекало. Мои силы уходили в заклинания и бесконечную практику.

— Кель’Талас… — мой взор тусклый, но полный любви и тепла был направлен к этому далекому от Парящего Города краю. – Я вернусь к тебе однажды, под золотые кроны твои где ветви обвивает змей, а в тенях твоих играют прыголапы.

Моих иссохших губ касается легкая, призрачная улыбка и в тусклых огоньках очей рождается надежда. Воодушевление принесло мне больше сил. Я шла. Шла за его крепкой спиной и была словно маленькая тень прошлого что упрямо стремится в будущее. Поначалу никто не воспринимал меня, но Кирин-Тор с радостью набирал в свои ряды волшебников из расы кель’дорай. Мы были особенными. Мы всегда были и будем особенными для этого мира. Чисты и непорочны, наша кровь, текущая в жилах и ни капли скверны. Наша честь и гордость.

Тёплые воспоминания и посиделки в коллегии магов. Мы купались в лучах нового Святила что согревало наши тела, да предавало уйму энергии. Свет искрился внутри наших тел и мы походили больше на яркие лучи Его. Счастье безмерное переполнило чашу весов.

… но память будет преследовать меня остальные годы. Всадник с ледяным взором. Ты стал моим ужасом и кошмаром. Ты пришел из ниоткуда чтобы вновь забрать то, что не забрал тогда в битве за мой народ.

Я очнулась. Мягкая кровать пуста. Одиночество съедает меня изнутри и я заполнила себя историями и книгами, знаниями и мудростью дабы навсегда закрыться от любой славы. Зачем? Я всегда была скромна, вежлива, всегда шагала своим путем и добивалась целей лишь руководствуясь здравым умом и рассудком. И это выходило лучше с каждым годом, но с каждым годом лики войны приобретали все новые и новые формы…

… мы воспарили в Небеса. Город парил над землей, но присутствие син’дорай выводило меня из себя и единожды… единожды, о Солнце, я молилась о дне, когда мы сможем изгнать их. Когда мы сможем убрать эту грязь с лица прекраснейшего города. Приказ Джайны Прадмур дал выпустить весь гнев нашего народа на тех, кто не смел по праву себя называть «Детьми Крови». Они – лишь фальш. Лишь ужасная ошибка. Лишь рок моего народа. Многие из тех, кто не желали сдаваться – умирали на улицах Даларана, а остальные – так и остались в темнице Аметистовой Крепости, лишенные всяческих благ и нужд, они должны были иссохнуть там заживо. Я верила в это, но не знала всей правды. Моя злость и ненависть вылились в арканические потоки, блуждающие по комнате. Тысячи раз я представляла как возвращаю наш любимый город в свои руки и в моём воображении длань моя стирала Луносвет с лица Азерота чтобы построить старое… или… новое общество.

… но я знала что не суждено моим мечтаниям случиться. Они лишь фальш. Лишь иллюзия что по ночам преследует меня стальной саронитовой цепью.

И я смирилась. Я заставила себя смириться и ждать. Гнев мой по прежнему пылает в душе, когда я вижу этих эльфов, полных Скверны.

— Они не имеют права звать себя эльфами! Они – другие! Они – предатели и изгои… – говорила я себе тысячи раз, но спустя много лет я почти смирилась. Как и смирилась с их возвращением во благо Азерота. Чтобы на этот раз спасти мир от всеобщей угрозы – Пылающего Легиона.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Фальшь, Лео. Фальшь. Больше мягких знаков в конце. И Праудмур же.
А в целом, приятное чтение, оформленное в духе и стиле персонажа. Немного сбивчивое, видно, что над анкетой ты старался в течении куда большего времени.
Что немного печалит, так это типично-стереотипная история каль'дорая. Она лишена некоторой искры. Индивидуальности. Слишком похожа на множество других. Но с другой стороны, оформлена очень привлекательно. И в плане смысловой нагрузки, и в плане стилистики. Поэтому одобрено, + 7 уровней на персонажа "Серция".

Проверил(а):
Герцог Гаварский
Уровни выданы:
Да
08:43
15:07
701
Leo
V.
06:13
0
Тэк-тэк-тэк… шо тут у нас? Анкета на Серцию? мммммм наканецта!
(а чего не растянул и не запрозрачил вот этно?)
Leo
21:02
0
Надо уменьшать ширину блока, но мне так норм. :3