Игровое имя:
Круч


Ранние годы.

Будущий стражник Штормграда появился на свет в Западном Крае, ровно пятьдесят три года назад, в разгар сбора урожая с утопающих в злате ржи угодьях. Его мать, слывшая обычной, метавшейся от фермера к фермеру в поисках работы батрачкой, родила ребёнка прямо в поле, не без помощи трудившихся там женщин. Они же, согласно давней традиции, стали подбирать для мальчика звучное имя. В итоге, проспорив около получаса, крестьянки, с благословления матери, нарекли дитя Бэйли, в честь местного жреца, сделавшего для простого люда много хорошего. Отец узнал о появлении отпрыска ближе к вечеру, когда его супруга отдыхала после пережитых родов. Он был рад долгожданному ребёнку настолько, что начал исправно трудиться на обрабатываемых пашнях и напрочь позабыл про свои регулярные, очень разгульные попойки.

Уже с четырёх лет маленький Бэйли помогал своим переезжающим с места на место родителям, чем мог. Он таскал для них бадьи с водой, приносил необходимые для земледелия инструменты, а также активно участвовал в посеве семян и сборе урожая. Сына Круча-старшего поголовно уважали за его готовность в любое время дня и ночи прийти на помощь, а также за доброту и отзывчивость. Помимо этого, главенствующими качествами крестьянского парнишки были смелость, решительность и врождённый артистизм. Благодаря этим чертам характера он нередко «засылался» к хозяевам возделываемой земли в качестве «переговорщика», чтобы донести до них ту, или иную просьбу рабочих. Давя на жалость при помощи своей детской невинности и обаяния, Бэйли добивался много, начиная от увеличения продолжительности отдыха на семь минут и заканчивая сокращением трудового дня аж на полчаса.

Окружающим казалось, что прошло бы ещё каких-то пятнадцать лет и хорошо знакомый им дитя батраков смог бы многого добиться в жизни, однако светлому будущему парня помешал крайне досадный инцидент, которого можно было избежать. Один из механических, сплошь покрытых соломой големов перегрелся от длительного нахождения под палящими лучами в очень-очень знойный день. Обыкновенно безобидная машина словно «обезумела» и принялась крушить всё, что ей попадалось на пути: снопы, инструменты и даже хлипенький, словно козлиная бородка заборчик. Поскольку случай пришёлся на обеденное время, взрослых поблизости не было, и восьмилетний Бэйли, вышедший на улицу, чтобы забрать оставленную в опалённой траве игрушку, остался один на один с беспощадным крушителем, идущим навстречу деревянному сараю, в котором от жары скрывались крестьянские дети.

Преисполненный чувством отваги и героизма Круч-младший схватил валяющуюся поблизости лопату своего отца, а затем с громким воплем, подобно миниатюрному воину, ринулся в сторону проржавевшего неприятеля. Удар. А за ним ещё один, не менее лёгкий в применении. Напрягаясь из-за всех сил, батрачий сын неустанно размахивал лопатой, чтобы одолеть механического голема. Его отчаянные действия дали свои плоды, так как с четвёртого удара «слетевший с катушек» собиратель урожая остановился на месте. Он это сделал далеко не из-за внутренних поломок и неисправностей, а из-за непреодолимого желания избавиться от чересчур назойливого препятствия на собственном пути. Когда уставший от неравной схватки Бэйли поднял свою голову вверх, он заметил бездушный блеск в металлических глазах машины и зловещую, увенчанную длиннющими когтями кисть, направленную в его сторону.

Тяжёлая лопата сама собой выпала из маленьких ручек парнишки, после чего тот, поддавшись какому-то животному инстинкту, помчался прочь. Однако стальное остриё настигло левую ногу пытавшегося удрать ребёнка, после чего немой к мольбам механизм целиком обхватил его неокрепшую конечность и поднял мальчишку вверх, высоко над землёй. Пронзительный, полный невыносимой боли крик послужил своеобразным сигналом для взрослых, тут же прибежавшим на помощь брошенному в высокую траву Кручу-младшему. Когда малец опомнился, он увидел перед собой ногу, насквозь пронзённую и исцарапанную сорвавшимся с цепи чудовищем. «Хорошо, что не оторвал!» — отшучивался старый тёска Бэйли, умевший искусно залечивать раны. Впрочем, даже его мастерство в жреческих делах не смогло помочь крестьянскому ребёнку обрести возможность полноценно ходить.


Подростковый возраст.

(Вид на фермерское угодье Западного Края)

Вплоть до своего пятнадцатилетия парнишке приходилось щеголять с громоздким костылём, а также выслушивать нескончаемые насмехательства со стороны тех, кого он когда-то спас. Круч-старший был крайне впечатлительным человеком, а посему после несчастия, произошедшего с его сыном, принялся пить с утроенной силой. Нервы и язвенная болезнь, в конечном итоге, послужили причиной его скоропостижной смерти. Потеряв отца, Бэйли решил незамедлительно действовать. Чтобы исполнить свою давнюю мечту, связанную с военной службой на море, и прокормить себя с матерью, он принялся усиленно тренироваться. Результатом ежедневных тренировок, координируемых всё тем же жрецом, стал навык балансировки и передвижения без ненавистного костыля. Походка Бэйли, пусть и выглядела не очень естественно и здорово, но уже не так сильно привлекала внимание окружающих, как раньше.

Немного поправившись, Круч-младший явился к местным стражникам, дабы те приняли его на службу. Важные капитаны отмахивались, заверяя, мол тот раз двадцать на палубе поскользнётся, прежде чем судно покинет порт. Однако, заметив упорность и настойчивость подростка, всё же подыскали ему работёнку, в качестве скромного помощника младшего секретаря. Не удивительно, что и на трудовом месте обидных прозвищ не убавилось. «Окорок», «Хромой», «Одноногий», «Карачка», «Убогий» — как только не обзывали подчинённые и начальство нового коллегу, пытаясь усмирить его неисправимую тягу к воплощению собственных амбиций. Но, невзирая на лишние трёпки языками со стороны окружения, Бэйли продолжал следовать своим целям.

Его стремление к самосовершенствованию укрепило одно любопытное происшествие, приключившееся поздней ночью. Помощник младшего секретаря возвращался с работы домой, но стал невольным свидетелем домогательств неместного грабителя до молоденькой крестьянки. Ничуть не медля, он отправился к ней на подмогу. Пригрозив наглецу расправой, Круч не учёл лишь один факт: перед ним был не абы какой проходимец, а известный в родных краях разбойник, за которым местная стража бегала вот уже три месяца. В результате непродолжительной битвы на мечах преступник схитрил и поставил своему сопернику подножку. Такое неожиданное действие нарушило баланс смельчака, после чего тот мгновенно оказался в неглубокой канаве, полной всевозможной грязи. Запомнив в лицо своего умирающего со смеху обидчика, проигравший боец поклялся, во что бы то ни стало воздать ему по заслугам.

Вернувшись к родному порогу, Бэйли обнаружил в своём доме незваного гостя. Им был тёска-жрец, пришедший на помощь к его матери. Оказывается, работая в поле, родительница помощника младшего секретаря умудрилось быть ужаленной в ногу опасной ядовитой змеёй. Благо, опытному целителю удалось спасти самого близкого Кручу человека, однако, той пришлось расплатиться за свою дальнейшую жизнь заметно ослабевшим иммунитетом. Частые
болезни и коварные недуги подорвали здоровье немолодой женщины, вынудив её сына действовать более резко и эффективно, так как штормградские лекарства стоили немалых денег. Решив «выбить» у начальства желанное повышение, парень осмелился пойти на отчаянный шаг и сделать то, что до него никто не мог.

На протяжении нескольких недель Бэйли старался выследить убежище этого именитого негодяя. Ему было мало поймать изрядно нашкодившего преступника, юнец желал расквитаться со всей его бандой. Для ловли преступников Круч использовал крестьянских детей, которые были его глазами и ушами, ежедневно следящими за перемещениями здешних подозрительных лиц. В конечном итоге, помощник младшего секретаря узнал о расположении осевшей поблизости шайки. Медлить было нельзя и он, заручившись поддержкой начальства, устроил молниеносную облаву, которую прежде неуловимые разбойники никак не могли предугадать. Отныне, повязавшего всех до одного парня утвердили на новую должность, но на этот раз куда более ответственную. Он стал сначала помощником заместителя окружного следователя, а затем, спустя несколько лет, благодаря смекалке, трудолюбию и необыкновенной внимательности, сам стал, практически, независимым следователем.

Взрослая жизнь.

(Бэйли в молодости, на новой должности следователя)

Мистер Круч, как его начали величать некогда языкастые коллеги, по максимуму использовал свой пытливый ум не только в разоблачении разного рода преступников, но и в продвижении по карьерной лестнице. После смерти горячо любимой матери молодой человек, имевший завидную раскрываемость, больше всего на свете желал реализовать свои амбиции. Однако на пути к его целям стояло, как ни странно, само начальство, не желавшее отпускать в соседние регионы подчинённого, выполнявшего за него едва ли не всю работу. Перевестись куда-нибудь ещё Бэйли не мог, ровно так же, как и подать в отставку. Кому был нужен хромоногий, пусть и перспективный калека? Вот именно, никому, кроме алчных и ленивых офицеров, получавших за мужчину все лавры почёта и славы.

Оставаясь в тени на протяжении многих лет, вдали от заслуженных премий и наград, бравый следователь не заметил, как его совесть и честь поглотила пучина беззакония. Он не кичился брать взятки, закрывать глаза на правонарушителей, что исправно «клали ему на лапу», а также не стеснялся использовать своё служебное положение в сугубо личных целях, якобы в отместку за сломанную жизнь и перенесённые в прошлом страдания. Круч убедил себя в том, что он имеет на это нечто большее, чем обычное право, так как именно такие криминальные махинации приносили ему несопоставимый с никудышной зарплатой, выплачиваемой всячески обделявшим следователя начальством, доход. Пристрастившись к блеску злата, некогда честный и добропорядочный Бэйли вошёл в так называемый «кураж» и уже не мог остановиться.

Хитрейшему из всех жителей Западного Края всегда удавалось выйти из воды сухим и качественно, а самое главное своевременно, замести следы, ведущие к его неосвещённой светом стороне, во тьме которой таились десятки шкафов с запечатанными там скелетами. Закорешившись с вышестоящими офицерами и подмяв под себя всех подчинённых, стражник стал абсолютным представителем закона, который менялся в ту сторону, в которую было выгодно лишь ему. Оставляя в дураках всех, кого только можно было, Круч самоутверждался и тем самым заставлял окружающих считаться с его мнением в различных жизненных областях, даже не связанных с охраной мира и покоя. Например, влияние Бэйли было настолько велико, что в любимой таверне, куда тот каждый день захаживал после рутинной работы, его неизменно ждала кружка согревающего душу грога, пить который следователя приучили некогда пойманные им пираты из Тернистой долины.

К сожалению, обзавестись семьёй сын заурядных батраков так и не сумел, несмотря на то, что по молодости пользовался у противоположного пола большим спросом. Обаятельный и остроумный, немного саркастичный и загадочный мужчина, которого страшились даже самые отъявленные негодяи Западного Края, не мог остаться незамеченным для обожающих романтику девушек. Умение интересно и очень живо рассказывать реально произошедшие истории приковывало к его персоне любопытные взгляды и навострённые уши далеко не только прекрасных дам, но и повидавших жизнь мужчин. Малая щепотка преувеличений делала рассказы следователя ещё более захватывающими и непредсказуемыми. Родись бы мистер Круч в семье из другого сословия, то он запросто мог бы стать одарённым оратором, а быть может умелым дипломатом, или авторитетным политическим деятелем.

На сорок девятом году жизни заметно располневшего и полысевшего Бэйли представили к новому, ожидаемому десятки лет повышению. За внушительный рабочий стаж дознаватель из Западного Края был переведён на службу в Штормград, в качестве одного из ведущих следователей столицы и прилегающей к ней территорий. Не потеряв железную хватку, мужчина продолжил бороться с преступностью, но на сей раз не из-за исполнения священного долга перед народом, а ради сохранения присосавшейся к лицу маски, что делала стражника «честным и образцовым блюстителем закона» в глазах недальновидного начальства. Но на самом деле за этой личиной скрывался насквозь лживый грубиян и невежа, что не побоялся посягнуть на казну «Гарнизона у Западного ручья». За четыре года, что Круч провёл в Штормграде и Элвинском лесу, он наворовал столько денег, сколько не сумел получить за все годы службы в Западном Крае, включая регулярные взятки и подношения.


Зрелые годы.

(Штормград — бывшее место работы матёрого дознавателя)

Когда имя Бэйли Круча прочно утвердилось в сознании вышестоящих офицеров, как нечто порядочное и законное, уставший от бесконечных погонь мужчина решил взять паузу. Теперь он присваивал заслуги других стражников, что были ниже его по рангу. Имея на сослуживцев весомые компроматы, дознаватель шантажировал их, угрожая тюрьмой или расставанием с казёнными доспехами на бессрочный промежуток времени. Такие криминальные способы воздействия на подчинённых позволили разжиревшему сержанту ни о чём не беспокоиться и жить в своё удовольствие. Стажёры и новобранцы делали всю грязную работу за него, но так не могло продолжаться вечно. Настал день, когда неисправимый казнокрад почувствовал угрозу для своей пригретой пятой точки.

Тесно контактируя со ставкой командования в Штормграде, следователь осознал, что её представителей будет куда сложнее одурачить, нежели глуповатого начальника гарнизона. Сколотив не самыми честным образом неплохое состояние, Круч решил, что пора покидать обжитый соломенный шалаш, пока он неизбежно не воспламенился и не сгорел до тла под косыми лучами палящего светила. Написав официальное заявление об уходе со службы, Бэйли сложил свою амуницию в большой деревянный ящик, оставив себе на память лишь сверкающий шлем, который он итак не носил последние десять лет, а затем побрёл в штаб начальства. Бесцеремонно всучив посылку первому попавшемуся секретарю, он грубо изъяснился, после чего достал из драного кармана свой жетон, точный слепок которого таился у него в противоположной штанине, и молча положил его на крышку ящика. Дело было сделано, и мистер Круч навсегда распрощался с давящими на его свободу стенами, поставив жирную точку в своём послужном списке. Но будет ли этот знак препинания концом его авантюрной жизни? Время покажет!


Дополнительно

Пункт квенты «Зрелые годы» отражает ключевые, реально произошедшие события с персонажем в ролевой. Он будет дополняться новой информацией по мере игры. Однако, туда будут вноситься лишь самые важные моменты биографии. Может быть, если будет время и настроение, опубликую несколько рассказиков из ранней и поздней жизни мистера Круча (думаю, что история этого персонажа полна моментами, о которых стоит поведать :D)


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

И, чёрт возьми, это стильно. Человечно. Естественно. Нет убитых бандитами родственников. Нет сожжённой хаты и планов о мести. Нет лютой ненависти. Обычный, но крайне упорный трудяга-дознаватель, крутой в меру своих поступков, а не самого факта, кто он такой. И это хорошо.
Одобрено, +10 уровней на персонажа "Круч"

Проверил(а):
Герцог Гаварский
Уровни выданы:
Да
15:13
15:08
588
21:49
+1
Мне нравится.
22:11
+1
Читается очень хорошо, мне понравилось.
22:31
+1
— Превосходно.