Игровое имя:
Вистмон

Альберт Алониус Вистмон

«По дороге Света»

Вступление

Тёмная ночь. Слабый отблеск кровавой луны, пробивающийся через пелену едкого дыма, освещает небольшую поляну. Вокруг неё видны остатки мрачного леса, деревья в котором изуродованы неведомой силой, их кора покрыта множеством шрамов и какой-то отвратной субстанцией. Из шрамов тех деревьев, сочится густая слизь, запах которой, не подготовленного и не привыкшего к этому человека, заставит сразу освободить свой желудок от употреблённой недавно пищи. Зловещую тишину поляны вдруг нарушает шум. Звуки бегущего человека и криков неведомых существ, вызывающие дрожь по всему телу, доносились нам. Вдруг на поляне появился человек и его преследователи. Он, изворачиваясь от многочисленных когтей и длинных, острых как бритва, зубов не живых, отчаянно борется за свою жизнь, не желая сдаваться, словно назло самой судьбе. Его взгляд полон решимости, не просто спастись, но и одержать победу над этими тварями. Следя за ним, создаётся впечатление, что если даже он не выживет в этой неравной битве, то постараться прихватить с собой как можно больше этих мерзких и жутких существ. В руках его мы видим длинный роскошный посох, украшенный золотыми вставками и драгоценными камнями, из-за чего он сияет в тусклом лунной свете…


* * *

Как удивительна жизнь. В моменты, когда она вот-вот навсегда оборвётся, а шанс выбраться из тупика ничтожно мал, начинаешь вспоминать всё, что было с тобой до этого момента. Вспоминаешь даже то, что казалось, не мог помнить или окончательно забыл. Вот я вижу, свои первые шаги, как моя матушка тянет ко мне руки, подзывая к себе, приветливо улыбаясь. Мама, как же она была красива, я это уже успел забыть. Мне так нравилась её мягкая, нежная улыбка и глубокие карие глаза, отдающие душевным теплом. Дальше в моей голове всплывает родной дом: как я лет шести бегаю вокруг него по двору. Я громко и звонко смеюсь, убегая от отца, играя в салки, я слышу его смех, раздающийся позади меня, крики, кинутые мне вдогонку, — но те слова безвозвратно ускользнули из моей памяти. Лишь помню как уворачивался от него, стараясь не попасть в крепкие руки, и, в конце концов, споткнувшись, падаю, заливая округу своим звонким смехом. Затем, я вспомнил…


Глава 1

«Дар Света»

Прекрасный весенний день. Горячие солнечные лучи ласкают тело, обдуваемое лёгким и прохладным ветерком, заботливо спасая нас от перегрева. В такую погоду приятно не торопливо, прогуливаться где-нибудь по парку или леску, вдыхая аромат цветущих растений и деревьев, радующих и наши глаза разнообразием своих красок и форм. Можно с уверенностью сказать, не повезло тому, кто упускает этот прекрасный миг, сидя где-то в тёмном и мрачном помещенье, занятый какими-либо делами.

* * *


Мрачное помещенье, лучи света, пробивающиеся через единственное окно, разгоняли тьму. В комнате стояли книжные шкафы, набитые старыми свитками и рукописными книгами, стол, стоящий впритык к окну, сделанный, по-видимому, из старого дуба, в углу виднелась небольшая скульптура, мужчины в длинной одежде, видимо монаха, либо священника. За столом, сгорбившись над книгой, с интересом вчитываясь в каждое слово, сидел мальчуган лет девяти, глаза его поблёскивали странным, но приятным светом. Одет он был довольно обыденно для ребёнка дворянского происхождения: жакет из дорогой ткани, под ним лёгкая рубашка, ниже, брюки из серой плотной ткани да хорошие ботинки коричневого цвета из хорошо выделанной кожи. Сам он был черноволосым, с короткими волосами, а черты лица были довольно обычными для мальчишки из Лордерона. Так он и сидел, не отвлекаясь на происходящее снаружи, откуда доносился детский смех и разговоры разных людей.
За спиной нашего героя заскрипела дубовая дверь, медленно отворяясь. В комнате показался статный мужчина, довольно высокого роста и средних лет. Он не спеша подошёл к столу.
— Альберт, – произнёс мужчина, окликнув, по-видимому, мальчишку.
Услышав своё имя, мальчик повернулся к говорящему. Улыбнувшись, он произнёс в ответ:
— Наставник, — всматриваясь в глаза стоящего человека, – я уже почти заканчиваю чтение этой книги, осталось лишь пара страниц! – В словах слышалась радость, за проделанную работу.
— А усвоил ли ты то, что описано в ней? – С нотками строгости спросил наставник.
— Конечно, сэр Антуан! – Кивнул мальчишка.
— Ну, тогда назови мне три достоинства света?
— Уважение, упорство и сострадание! – Резво произнёс Альберт.
— Молодец! А расскажи, что означает каждое из них, по подробнее, – человек внимательно слушал своего ученика.
— Первое достоинство — уважение. Уважай чувства другого, его право на счастье, иначе уменьшишь и своё счастье, право на него, – сделав небольшую паузу, он продолжил. – Второе достоинство — упорство. Что бы изменить мир, потребуется не один год, но мир обязательно изменится, даже если оно будет небольшим. Но в итоге, даже не большое изменение может вызвать цепочку других, что в итоге станет большим! – радостно говорил Альберт.
Священник внимательно слушал слова юного ученика, время от времени кивая в знак того, что его слова не только услышаны, но и правильны.
— Третье достоинство — сострадание. Оно самое сложное, но и самое важное из трёх. Помогая ближнему и служа добру, мы делаем того человека счастливее. Становясь со временем сильнее. – Голос ученика не был уже таким уверенным, чем ранее.
— Молодец. Альберт. Для начала сойдёт. Завтра я расскажу тебе подробно о каждом, что оно означает. Приведу примеры для каждого из достоинств. – Антуан мягко улыбнулся.
— Хорошо, сэр! – Улыбнулся Альберт.
— Дочитывай эту книгу, пока ждёшь своих родителей, – произнёс наставник. – Надеюсь, они скоро будут. – Взор свой к окну приковал – скоро потемнеет. Негоже детям по ночи домой идти.
— Как скажите, наставник, – лишь поддакивал словам священника.
Вновь дверь скрипнула, привлекая внимание священника, с его молодым учеником. Показалась девушка, красивая, как сам этот день. На лице её, при виде мальчика, засияла тёплая улыбка. Она вошла в комнату.
— Здравствуйте, сэр Антуан, – всё так же улыбаясь, произнесла девушка и как подобает настоящей леди, поклонилась, слегка присев, внимательно смотря на священника. – Как успехи у моего Альберта в познании ученья Света?
— Он делает успехи, мадам, – с почтением ответил жрец, – Но я бы вам рекомендовал приводить его почаще, если вы планируете взрастить в нём священника.
— Я постараюсь, но, всё же, ему нужно уделять много времени изучению других различных наук с репетитором.
— Я понимаю, но настаиваю. У мальчика определённо есть не только желание познавать учение, но и скрытые способности. Свет не обошёл его стороной, Елена. – Взгляд жреца выражал озабоченность словами девушки и будущим мальчика.
Девушка даже немного растерялась от слов служителя церкви. Минуту она молчала, подбирая нужные слова:
— Хорошо, я поговорю об этом со своим мужем. Всё-таки решение принимает он, а не я.
— Я уверен, сэр Август, поддержит моё мнение, – но в словах не было такой уверенности, как в сути, которую он старался передать, – ведь ваш сын может многого достигнуть на поприще этом.
Мальчик же, внимательно слушал каждого из них. Воспитание не позволяло ему вступить в спор и отстоять собственное мнение. Но желание сделать это на миг охватило его, но, собрав волю в кулак, он удержался и продолжил просто слушать.
— Это вполне возможно. А теперь я вынуждена вас покинуть. Мой мальчик свободен?
— Да, мадам. Он может идти домой, – почтительно ответил Антуан.
— Храни вас святой свет! – Произнёс мальчик, поднимаясь со стула, стоящему рядом священнику.
— И тебя храни свет, Альберт! – Улыбнувшись, ответил жрец.
— До скорой встречи, сэр. – Произнесла Елена и, взяв под руку сына, пошла к выходу из комнаты. Перед выходом она вновь поклонилась и спешно удалилась.
Священник проводил их взглядом, лишь вздохнув с некой досадой: «Надеюсь, я был прав, на счёт своих решений…»

* * *


Начинало смеркаться. Всё вокруг постепенно теряло краски, готовясь ко сну. Воздух становился ещё прохладнее, но был также наполнен ароматом весны. Две фигуры не спеша шли по улице. Мать вела сына, держа его нежно за руку.
— Ты сам, то хочешь стать священником, сыночек? – Ласково спросила Елена, посмотрев на сына.
— Да-а, мам! – радостно ответил он, наконец, высказав своё собственное мнение.
— Тогда я постараюсь уговорить отца, — улыбнулась женщина, – раз ты этого сам хочешь.
Альберт засиял от радости, приобняв свою маму. Этот день был и в правду чудесен. И дело было отнюдь не только в погоде, но и в событиях, произошедших тогда в семье Х

* * *

Жизнь текла своим чередом. Помню, как долгое время обучался у сэра Антуана, познавая силу Света, раскрывая свои способности к нему. Наставник пророчил мне большие успехи на поприще учения, и я, веря его словам, шёл в перед, дальше. Получив в восемнадцать лет свой первый сан, уже не просто ученика, я переехал в столицу. Будущее мне виделось только радужным. Каждый день я пропадал за книгами, лекциями, слушая речь капелланов, Архиепископа Лордеронского и других великих в соборе. Так продолжалось пока мне не исполнилось двадцать два, тот год был воистину мрачным, тёмным. Война пришла в наши земли, и я как преданный Лордеронец, не мог просто оставаться в стороне…


Глава 2
«Дух войны»

Плотный тёмно-серый дым закрыл небо, лишь изредка солнечные лучи пробивались через него, на миг ярко освещая землю. Нашему взору предстаёт мрачная картинка: хорошо потрёпанный в бое лагерь, дымящиеся руины соседствуют с палатками и ещё целыми постройками, если их такими ещё можно назвать. Лагерь не пуст, он полон людей, одетых в некогда сверкающие доспехи, сделанные из прочной стали, измятые в многочисленных боях. Мечи с присохшей к ним кровью и грязью лежат рядом с бойцами, а те, что затупились, точат неподалеку кузнецы. Лица воинов выражают лишь усталость и безвыходность ситуации. И вправду, чему им радоваться, бой не был успешным, с трудом они отбили атаку орд зелёнокожих варваров на лагерь. И теперь, сидели в ожидание решения командования со сломленным духом. Они бы так и сидели, если бы не один человек, пытающийся поднять им боевой дух своей речью.
— Братья! Ещё не всё потерянно! Мы успешно отразили атаку этих варваров! – Кричал на весь лагерь священнослужитель, в потрёпанной пыльной одежде – Победа будет за нами! Мы…
— Вы лишь голосить, и умеете, жрецы, – внезапно прервал его один из бойцов
— Это так! – поддержало его ещё пара воинов.
— Только ваши речи и слышим!
— Что же вы, братья! Не уж-то вас напугали эти монстры? Не уж-то вы, доблестные воины Лордерона, которым под силу одолеть любого врага нашего великого королевства, так легко сдаетесь! – воодушевляющее кричал на весь лагерь жрец, стараясь обратиться к каждому, дабы его слова дошли лучше – Не забывайте! Свет с нами! А те, кто сомневается в его силе, сомневаются и в своих собственных силах, и не сможет одержать победу над врагом!
Глаза оратора в этот миг горели лёгким белым свечением, которое, казалось, может успокоить любого, выгнать его страх, оставив место лишь силе и вере. Бойцы внимали его словам, соглашаясь с ними, кивая головой в такт каждому. И с каждой минутой тех, кто был готов бросить всё либо дезертировать, становилось меньше.
— Я, как проповедник ученья Святого Света, утверждаю, что мы победим!
— Да! За Лордерон! За Свет! За короля! – раздались крики среди толпы.
— Помолимся, братья, за грядущие победы и за тех, кто не вернулся. Их смерть не будет напрасной!
Окрестив знамением света толпу собравшеюся вокруг него, человек закрыл глаза, погрузившись в чтение одной из благословенных молитв:
— Хранитель Святого Света, сила небесных легионов, защити нас в битве против зла и преследований демонов. Будь нашей защитой! Да сразит его сам свет, об этом мы просим и умоляем,– стараясь ставить акценты на слове «свет». – А ты, предводитель небесных легионов, низвергни всё зло, бродящее по Азероту и развращающих души, низвергни их силою святой в тёмные пучины. Аминь.
— Аминь.
— А теперь, идите, готовьтесь и не забывайте молиться. Верьте в свои силы, братья! – закончил свою речь жрец.
Позади священнослужителя раздалось хлопанье. На что он сразу обернулся, увидев, по-видимому, знакомого человека, раз его уста украсила небольшая улыбка.
— Браво, брат Альберт. Твоя речь всегда воодушевляет даже меня, – хохотнул воин.
— Не стоит так пренебрежительно относиться к моим речам, Дэнуан. – Всё так же улыбаясь, ответил человек. Затем спустился со своего своеобразного подиума.
— Так я и не отношусь так к ним. Просто это была небольшая шутка. – Воин пожал плечами, разведя руки в стороны.
— Ну что ж, запомню, что ты любишь так подшучивать…
Речь Альберта, отвлёк горн, звонко вострубивший, созывающий народ в центре полуразрушенного лагеря. И компания, заинтересовавшись этим, кивнув друг другу в знак согласия, направились туда же...

* * *


По лагерю разносятся крики и стоны раненых, молящих о помощи света и просьбах хоть как то уменьшить их боль. И в этой какофонии, лекари носились по баракам, стараясь помочь всем. Не только они помогали несчастным жертвам кровавой войны, но и жрецы, что бродили средь раненных и выбирали тех, кому могут помочь. Так и рядом с одним таким бойцом сидел священнослужитель, в котором можно было узнать сэра Альберта.
— Я могу помочь лишь как лекарь… — молвил он, перевязывая ногу.
— Сэр… Помогите унять мою боль… прощу вас… — прерываясь на стоны, говорил бедняга, крепко сжимая от боли челюсти.
Альберт тяжело вздохнул, задумавшись, стараясь очистить свой разум от лишних мыслей. Затем наклонился над только что перемотанной глубокой раной война, окрестив знамением её и поднеся свои руки к ней.
— Всемогущий и вечный Святой Свет, — начал шёпотом читать молитву, — вечное спасение верующих! Услышь молитвы наши о больных и яви им милосердие и помощь Твою, чтобы они, обретя вновь здоровье, благодарным сердцем радовались Тебе, источнику силы, – глаза его вновь отдавали приятным свечением, и он закрыл их, сконцентрировавшись на ране. — Через меня, даруй исцеление. Аминь.
Волна света вырывалась из кистей рук Альберта, проникнув в рану воина. Рана слегка зажила, затянувшись. Боль же, на время совсем покинула раненого, оставив после себя лишь небольшой зуд. Чувство блаженства накрыло его на мгновение. Что не скажешь о жреце, который, открыв глаза, почувствовал лишь усталость, словно его немного выжали.
— Спасибо вам, жрец! – радостно вскрикнул воин, но сразу вновь поник, сил было мало.
— Храни тебя Святой Свет… — отдышавшись, произнёс Альберт.
Затем он поднялся с койки, ещё раз окатив взглядом лежавшего. Да и отправился прочь, осматривая других бойцов. Помогая, пока не кончатся силы

* * *


Так я и прошёл всю войну, постигая новые вершины не только в вере, но и в исцелении больных. Признаюсь, многие мои собратья по церкви удивлялись моим способностям в столь раннем возрасте, ведь не многие могли быстро достичь такого уровня, в таком возрасте. Я, конечно, вначале гордился этим, но вспомнив о вреде гордыни, просто не замечал лести и занимался тем, что умел, тем более, это не было так легко, как может показаться. То и дело в моей памяти всплывают тяжёлые битвы той войны, разлетающиеся во все стороны брызги алой крови, стоны раненных после них, их взгляды наполненные мольбой. Я даже застал битву у Чёрного Шпиля. Война изменила меня, я стал больше ценить жизнь других людей, а мои способности в использование силы Света возросли в разы. Вернувшись в Лордерон, я через год перевелся в Длань Тира, решив продолжить своё обучение и самосовершенствование там. Но кто знал, что именно там, я встречу её…


Глава 3
«Ах, этот прохладный ветерок»

Летняя пора. Эти жаркие монотонные дни, изредка разбавляемые прохладными дождями. И этот день не был исключением. Так же жара, которая быстро сменила небольшую утреннюю прохладу. То же небо, с нечастыми облаками. И с теми же крестьянами, которые мечтали о дожде, ругаясь в небо, словно оно это услышит. Даже если бы услышало, разве обязано оно излить сразу на их головы дождь после такой брани, ну если только град. Этот день так бы и не выделился от остальных подобных, если бы не одно важное событие, произошедшее в жизни нашего героя. Воистину, он этот день запомнил, и не забудет до самой смерти.
В небольшой беседке рядом с часовней храмового города сидел молодой Священник. Он почитывал книгу, возможно очередную философскую книгу о силе и значение учения о Свете, временами отрываясь от неё, всматриваясь в красоту окружающего его мира. Его уединение попыталась нарушить подошедшая молодая и очень симпатичная особа. В большой шляпке, скрывающей её изумрудные глаза от коварных лучей солнца. Так же на ней было одето одновременно и роскошное, и удобное платье белоснежного цвета, словно сделанное в снегах горного Кхаз Модана, с алой лентой опоясывающей его, заканчивающиеся алым бантом на спине, и туфельки того же цвета. В руках она держала лёгкий солнечный зонтик, сложенный за ненадобностью. На устах её светилась лучезарная улыбка, словно ещё один яркий солнечный луч.
— Добрый день, Альберт! – вырвалось из уст её, слившись с птичьим пением, раздающимся где-то в дали.
— О, Сюзанна!? – спешно поднявшись да книгу в сторону убрав – И тебе доброго дня! – улыбнулся девушке.
— Я посмотрю, ты всё так же занят своим чтением и самообучением.
— Лишь в свободное от проповедей время, прерываясь на сон и важные дела, – шутливо ответил священник.
— Лучше составь мне компанию в прогулке. Я хочу быть с тобой, как можно чаще… — хихикнула девушка, прикрыв свой рот рукой.
— С удовольствием…
Парень осторожно взял девушку за руку. Затем пара, покинув беседку, отправилась на неспешную прогулку к парку Нового Авалона. Можно было многое описать, что они делали в этот день, как смотрели друг на друга глазами, наполненными любовью. Но лучше сразу перейду к тому, что выделяло этот день в памяти Альберта от остальных.
— Сюзанна… — это слово прозвучало так, словно слова о блаженстве. — Я давно хотел это тебе сказать, но всё не решался… — стеснение заполняло парня, вгоняя его в краску.
Девушка посмотрела на парня, взглядом внимая его словам. На миг служитель света растерялся, едва не передумав выложить то, что накипело в нём.
— Я… Я… Я люблю тебя! – вырвалось из уст его, взгляд впился в очи девушки – И хочу спросить у тебя! Сюзанна, ты выйдешь за меня?
В тот же миг лицо девушки залилось краской, глаза метнулись в сторону, прячась из-за переполняющего смущения. Но её радость выдавала улыбка. Собравшись с силами, она повернулась к парню, которого переполняли сомнения, волнуясь, ожидал её ответа…


* * *


Звон церковных колоколов разносится эхом вдаль, наполняя своим благоговением. Просторные улицы Авалона постепенно наполняются лучами утреннего солнца, неспешно поднимающегося из-за горизонта. На траве ещё видна роса, не успев испариться. Лёгкая прохлада ласкает лицо спешащих работать людей, заполнивших в столь ранний час улицы города. Простой двухэтажный дом выделяется сегодня, хоть на вид он не отличим от других подобных: та же красная черепица на крыше, деревянные стены, по-видимому, сделанные из сосны и окантованные красными досками. Те же окна и ставни, красноватого оттенка. На втором этаже расположены спальни. Если сейчас заглянуть в окно одной из комнат, то нам откроется следующая картина: девушка любуется собой, одетая в прекрасное белоснежное платье, с фатой, сделанной, словно из лёгкой паутины, её изумрудные очи светятся от переполняющей радости, — поистине радостно смотреть на это.
Рядом с девушкой стоит женщина, средних лет, так же любуясь её нарядом, разговаривая и сияя улыбкой.
— Ты прекрасна, – промолвила женщина, поправляя девушке наряд.
— Спасибо, мама! – Вырвался негромкий крик из уст Сюзанны. И она начала кружится, всматриваясь то в зеркало, то в глаза женщины. Комната наполнилась радостным смехом.
— Нам пора, милая, – нежно говорила женщина, – наверняка, твой жених тебя уже заждался в часовне.
— Так идём поскорей!
В то же время, но уже в стенах небольшой часовни, на южной оконечности города, парень, одетый в хороший фрак, стоял у залитого светом Алтаря. Он не был здесь одинок, всё помещение было наполнено людьми, большая часть которых сидела на деревянных лавках.
— Ваша невеста задерживается – проговорил капеллан, раскрыв книгу на трибуне.
— Она вот-вот появится, — улыбался мужчина – я это чувствую…
— Как вы хорошо друг друга понимаете – хохотнул стоящий рядом парень – Вы с моей сестрой словно созданы друг для друга.
— Так и есть, Эдвин… так и есть… — сиял Альберт, да повернул голову к парню – Сам Свет свёл нас и теперь обвенчает…
Речь жениха прервал звук, распахнувшийся двери часовни. Неспешным шагом внутрь вошли двое, мужчина лет сорока и молодая девушка во всём белом, чьё лицо было спрятано под вуалью. Их путь вёл лишь к одному месту, к Алтарю…

* * *


В моей памяти до сих пор, ярко вплывают отрывки той свадьбы. Это был, пожалуй, самый счастливый момент в моей жизни. Впереди нас ждали долгие годы, наполненные радостью и простым счастьем. Мы отказались от приданого, решив сами творить свою судьбу, идти туда, куда сама судьба и Свет заведёт нас. Ещё два года мы прожили в Новом Авалоне, пока я заканчивал своё обучение, поднявшись за это время в рядах проповедников Света. Потом, мы уехали, из города множества церквей. Найдя свой дом севернее от него, в небольшом провинциальном городке, где люди смогли найти средства на постройку собственной часовни, им как раз требовался священник. Я с радостью согласился стать их капелланом. На те средства, что у меня имелись, мы приобрели небольшой домик, который быстро наполнило счастье, с рождением моей маленькой дочки, которую мы нарекли Анной. Я часами возился с нею, а когда она немного подросла, стал заниматься с нею учением Святого Света…


Глава 4
«Тьма стучится в дверь»

Ночь. Над городом висят огненно-алые тучи. Мрачные фасады домов полыхают багровым пламенем. По улицам разносился колокольный звон, разбавляя испуганные крики людей, бегущие в разные стороны, спасаясь от неведомой опасности. Жуткие твари, от которых доносится зловонный смрад разлагающихся тел, постепенно заполняют поселение. Они разрывают тех, несчастных, кто попал в их цепкие когтистые лапы. Их зубы впиваются в плоть людей, вырывая куски мяса, заливая мостовую галлонами крови. Народ, желая спастись, бегут к часовне, ища там прибежище и охрану. Крепким щитом отгородили воины церковное сооружение от полчища тьмы, соорудив вокруг баррикады.
— Мы долго не продержимся! – кричал один из солдат, отрубая голову очередному мертвяку.
— Держать строй! Не отступать! – грозил капитан, взмахивая мечом в направление врага – Мы обязаны сдержать эти отродья!
— Есть, сэр! – ещё одна голова неживого, подпрыгивая, покатилась по земле.
— За Лордерон! – раздавались крики солдат, заглушая вой мертвецов.
— За Святой Свет! За короля!
Воины, отбиваясь от нарастающей атаки, пытались, остановись монстров, спасти хлипкие баррикады от разрушения. Местные жители, находясь позади, подтаскивали брёвна. Средь толпы был виден и жрец, бурящийся с нежитью с помощью света.
— Надо уходить! Мы долго не продержимся! – орал во всё горло один из сержантов.
— Созывайте народ, мы постараемся очистить путь на юг! – Вскрикнул капитан, разрубая одного из вурдалаков. – Сержант Ганс!
— Что Капитан?! – подбежал сержант.
— Вместе с пастором собирайте народ и уводите их прочь отсюда! На Юг! – вновь его удар расчленил неживого.
— Есть, сэр! – кивнул Ганс, убегая к часовне.
Обрывки слов дошли до пастора, и он, не теряя времени на разговор, отправился в внутрь церквушки. Она была заполнена горожанами, потрёпанными от падений и борьбы за жизнь. В глазах читался ужас, переполняющий их. Заметив жреца, к нему подбежала девушка, с десятилетней девочкой, вцепившейся, от страха, в руку матери.
— Дорогой, что то случи…
— Все уходим, – прервал её слова служитель света, – Быстрее!
— Ма-а-ма – с глаз девочки сочились слёзы.
— Не бойся, золотко. Всё будет хорошо, – женщина ладонью вытерла слезы со щёк девочки.
— Милая, идём – мужчина подал руку Сюзанне, которую та взяла не задумываясь.
Народ встревожился от слов пастора, в их глазах застыл ужас, но, не смотря на это, они спешно начали собирать то немногое, что успели спасти. Но страх выйти наружу оковал их.
— Не бойтесь дети Света. Не забывайте, свет с нами, а это лишь испытание нашей силы, ниспосланное им! – Воодушевлённо молвил жрец.
— Храбрые воины Альянса помогут нам спастись! – продолжал он, – А сейчас, не будем заставлять себя ждать! Идёмте!
И народ неспешно стал выходить наружу, где их уже ждали воины.
— Быстрее… — кричал капитан – пока путь на юг свободен!
— Храни вас Свет! – крикнул в ответ пастор. Затем обратился к горожанам – Быстрее, братья!
Беженцы, охраняемые не многочисленными воинами, отправились в путь…

* * *

Уже начинало светать. Своеобразный отряд из уцелевших жителей и небольшого числа воинов, шёл по дороге.
— Опасно идти по дороге… — подметил один из солдат.
— За то быстрее, нам недолго осталось, – спокойно ответил сержант – Лучше внимательно смотри по сторонам.
— Мы идём к Длани Тира? – спросил служитель света.
— Да, сэр, – коротко ответил Ганс.
— Ну, вот видите, милые мои. Скоро мы будем в безопасности. – Нежно улыбнулся своей жене и дочке. – Я так люблю и дорожу вами.
— Я тебя то же люблю ми…
— Нежить! — Раздался внезапно крик одного из солдат.
С одного из краев резко вырвалось полчище зловонной армии. Застав врасплох группу. Воины, не успев перестроится, позволили неживым напасть на беззащитных беженцев.
— Перестроится! – крикнул сержант, вступая в бой.
— А-а-а… — раздавались крики несчастных, в чьи тела вонзились зубы и когти тварей. – Помогите!
Внезапно, одна из тварей впилась в шею Сюзанны, глубоко вонзив свои зубы, кровь захлестала из раны.
— А-а-а – лишь вскрикнула девушка, падая замертво.
В тот же миг раздался крик девочки, убегавшей прочь от злобной твари.
— Не-е-е-ет! – вскрикнул жрец, увидав страшную картину. – Стой!
Быстро прочтя молитву свету, отбросил нежить от тела. В этот миг ещё один попытался напасть на дочь Альберта, и он ринулся сломя голову к ней.
— Прочь тварь! – ударил посохом нежить, да со всей дури отбросил его тем же посохом.
— Уходи-и-ите! – крикнул сержант, с трудом отбивая атаки немертвых.
Схватив дочку, пастор уже хотел вернуться к телу погибшей жены, но взгляд его уловил толпу мертвецов, идущих на встречу.
— Прости! Милая! – оправдываясь, вскрикнул жрец, уже не сдерживая текущие слёзы, крупными каплями стекающие по щекам.
Желание спасти дочку, перебороло стремление попытаться забрать тело жены. Тьма мертвецов, что пожирала беженцев, заставила бежать. Солдаты, героически сражаясь, прикрывали отход немногих оставшихся…

* * *

Небольшой дом в Новом Авалоне. За окном уже смеркается. Посредине одной из комнат, стоит стол, сделанный из сосны, на нём стоит небольшой канделябр. Три человека сидят за ним. Двое мужчин и женщина. Один измучен, сидит, опустив голову, не слушая то, что говорят другие. Задумавшись и сожалея о чём то. Так продолжалось долгое время, речи одних, редкие словечки от того мужчины. Пока тот внезапно не соскочил со стула.
— Решено! Я иду с частями армии в бой!
— Альберт! – крикнула женщина – Куда ты собрался?! Ты только вчера появился здесь с дочкой. Пожалел бы бедняжку, она лишилась матери!
— А я жены! Я должен идти! Не пытайся остановить меня, Тина! – вскрикнул мужчина, стукнув кулаком по столу.
— Моя жена права… — стараясь не гневить, произнёс другой мужчина – Если ты погибнешь, кто присмотрит за девочкой? Ты единственный, кто остался у Анны из родных! Очнись! Сюзанну не вернуть!
Альберт едва сдержался, на него нахлынули воспоминания о жене. Ноги подкосились, слабость охватила Альберта, отчего он свалился на стул.
— Но я должен отомстить… Я не могу оставить всё как есть – на глазах Альберта едва сдерживались капли слёз. На миг приставив руку к лицу, он поднял глаза на мужчину вновь ударив кулаком по столу. — Я должен разгромить эту импову армию неживых! – ярость хоть и спала, но всё ещё была сильна в его голосе. – Как ты не поймёшь… Эдвин.
Мужчина подошёл к Альберту, похлопав того по плечу.
— Ты ещё успеешь, пережди хотя бы пару дней, да разузнай всё подробно в Длани Тира.
— Хорошо… друг… Пусть свет не покинет нас на пути свершений…

* * *

Это были ужасные годы: по Лордерону словно гуляла сама смерть, забирая одних и воскрешая других, уже в виде кошмарных существ, не знающих покоя и пожирающих всех вокруг, кроме себе подобных. Дни в Длани Тира были похожими, между отражением внезапных атак нежити на нашу крепость я занимался дочкой и частыми молитвами.
В один прекрасный день в Длань Тира пришли истинные воины Света, тогда ещё просто отряд паладинов и воинов под командованием Верховного лорда Александроса Могрейна, позже назвавший себя «Алым Орденом». Не задумываясь, я сразу присоединился к ним в их борьбе. Причиной послужило желание отомстить нежити за смерть любимой, родных и друзей. На следующий день я покинул храмовый город, оставив дочь на попечение шурина и его жены. Впереди меня ждали долгие годы борьбы с нежитью, поднимая боевой дух Алых воинов, залечивая их раны. Я побывал во многих местах разрушенного королевства: успел пожить в Монастыре, впитывая его благодать и ученья местных инквизиторов, в Дольном Очаге, слушая проповеди самого Великого Инквизитора, во многих мелких поселениях, уничтожая нежить и их вассалов среди живых — через 2 года я всё-таки вернулся в Длань Тира. К своей маленькой дочке…

Глава 5
«Верный слуга Света»

Мрачное помещенье, освещаемое небольшим количеством свечей. В воздухе чувствуется запах ладана. На стенах видны символы учения Света. Люди в багровых одеждах, словно залитые кровью, расхаживают по помещению, кто то из них очищает себя знамением света, нашептывая молитвы. Лучи света едва пробиваются через массивную дверь, обрамляя её.

Дверь, не желая легко сдаваться, не спеша открывается, заливая помещение яркими, ослепляющими лучами солнца. Две статные фигуры заходят внутрь, в таких же алых одеяниях, но их накидки ещё более изобилуют оттенками красного и различной вышивкой. Сразу за ними двери с той же скоростью закрылись. Осмотревшись, те две фигуры отправились дальше, словно высматривая кого то.
— Вон он – сказал один из них, указав на стоящего на коленях человека, тихо читающего молитву, держа в руках чётки с символом Света.
Второй кивнул первому, и они оба отправились к третьему. Подойдя вплотную к нему.
— Слава Свету! Брат Альберт. – окликнул один из «гостей».
Человек закончив свою молитву, поднялся, повернувшись к говорящему.
— Слава Свету и Ордену. Я вас слушаю, братья. – спокойно ответил он.
— Вас удостоил личной встречей сам Великий инквизитор Изиллиен! – громогласно проговорил второй, глаза его заблестели.
— До него дошёл слух, что вы стремитесь стать инквизитором. А любой, кто им хочет стать, проходит отбор самим Великим Инквизитором. – продолжал первый Алый.
— Я ждал этого – уста жреца осветила довольная, радостная улыбка.
— Мы как можно быстрее должны отправиться с вами, и ещё одним служителем света, назад в Дольный Очаг.
— Я думаю, завтра это будет уместнее…
— Согласен – сказал один из «гостей»
Люди неспешно, всей компанией, удалились из общей комнаты…

* * *

Вновь мрачное помещение, освещаемое факелами, весящими на стенах и парой канделябров на столе, чего было явно не достаточно. На столе лежали различные документы, свитки и карты, покрывающие его словно скатертью. Стол находится на небольшом выступе, словно своеобразном помосте. К столу спиной стоит человек в красно-белом одеянии, роскошно украшенном золотыми и серебряными нитями. Взгляд его устремлён на людей, человека четыре, преклонивших перед ним колени. Из уст его вылетают пламенные речи.
— Сегодня, вы удостоились чести подняться к вершинам Ордена! Вы те, кого я выбрал, следя за вашими деяниями, вашей верностью Свету и Ордену! Те, кто смогут пройти мою последнюю проверку, смогут назвать себя – Инквизиторами!
Среди жрецов раздались нотки восхищения сказанным, которые могли перерасти в овации, если бы это позволил Великий Инквизитор.
— Я научу вас тому, что сам смог познать! Не без помощи самого Святого Света! Он даровал мне способы заставлять говорить правду живым, вассалам Плети! И теперь никто не сможет избежать праведного гнева Алого Ордена! – Продолжал торжествовать Изиллиен.
Альберт внимательно вслушивался в речи Инквизитора, ловя каждое его слово. Желание достичь такого уровня, переполняло его.
— А теперь, вы можете быть свободные, я позову вас, когда придёт ваше время.
— Храни вас свет Великий Инквизитор, — вырвалось из уст Альберта. Вслед за ним подобные слова прозвучали и от других «избранных».
Все неспешно покинули помещение, находясь в эйфории, жаждая стать одним из Инквизиторов. Тогда сама судьба была благосклонна к ним, позволив вскоре каждому достичь своей цели.

* * *

Сырое темное подвальное помещение. Вдоль стен стоят разнообразные пыточные приспособления, само присутствие которых, большинство людей, да и других разумных существ, вгонит в ступор от ужаса. На них и до сих пор видны засохшие капли крови. Комнату время от времени наполняют крики заключённого, разносясь эхом, а так же суровые речи тех. Кто его пытает. В них можно узнать двух дознавателей и Инквизитора. Слабый свет от редких факелов освещает их лица.
— Говори щенок! Импово отродье! – кричал один из дознавателей, втыкая в ногу человека раскалённый прут.
— Я простой беженец! – кричал заключённый.
— Хватит, брат Нифус… — инквизитор внимательно посмотрел на лежавшего, — Я больше узнаю, другим методом…
— Есть, сэр Альберт.
Дознаватели послушно отошли назад, не забыв забрать свои приспособления. На устах заключённого, появилась едва уловимая улыбка, но её собирался навсегда убрать инквизитор. Направив ладонь на преступника, он начал чтение искривлённой молитвы исцеления. Вызволенный из руки свет, повёл себя необычно в теле жертвы, вместо обычного исцеления, тело того начало содрогаться изнутри, и некоторые клетки да же разрывались.
— А-а-а-а… — кричал от страшной боли, поглотившей все его тело.
— Я…. Всё-ё… ра-а-с-с-ка-а-ж-жу-у! – продолжал кричать тот, пытаясь вырваться из пут, спастись от мучителя.
— То-то же… — Инквизитор прекратил пытку жертвы, довольный собой, улыбнулся – Говори.
— Я… сос… состою в культе Проклятых… — тело того всё продолжало болеть, после такой пытки.
— Ты нам всё расскажешь…

Глава 6
«Тьма и свет»

Я не собираюсь умирать. Мне есть ради чего жить, борясь с полчищами врагов, какими бы они не были. Я не умру! Ведь я ещё не отомстил за смерть дорогих мне людей, моих соседей и друзей, моей паствы, моей любимой Сюзанны. Я ещё не увидел, как моя милая дочка, моё «маленькое чудо», выходит замуж, в роскошном платье, стоя у алтаря, сияя в свете солнечных лучей, пробивающихся через высокие окна собора, озаряющие её прекрасную улыбку, а я как гордый отец сижу, любуясь ею. Да и Лордерон, ещё не восстал из руин, в своём былом величие и красоте. Всё это вместе придаёт мне сил. И это не я стою у порога смерти, а мои враги, от чьих тел останется лишь пепел, а их души, наконец, обрекут покой, который им я сейчас подарю!

* * *

Прекратив бежать, человек остановился в центре поляны. Нежить, выбежав из леска, замедлила свой шаг, десятка два кровожадных тварей начали медленно окружать свою жертву, словно стараясь напугать своими криками и рычаньем. Жрец взял в руки висевшую с боку книгу, чья обложка была выполнена из кожи, богато украшенной различными ставками. Раскрыв её посредине, он быстро пролистал с десяток страниц, остановившись на одной. Пробежав глазами по ней, он закрыл её и отпустил, та лишь послушно повисла на цепи. Глаза свои жрец света закрыл, да руки, в стороны разведя, начал тихо молитву читать, голову наклонив назад. В этот миг, из закрытых век, прорывалось свечение, которое вскоре расползлось по всему телу, заставляя, светится, как яркий маяк, озаряя всё вокруг. Когда нежить была уже готова напасть на него, и слуга света закончил молитву, яркая вспышка озарила всё вокруг, заставляя нежить отступить, окованные страхом.
С другого края леса вынырнули люди в алых одеяниях. На груди бойцов висели накидки, с алым пламенем
— За Свет! За Лордерон! – Крича бежали они, обнажая свои мечи и молоты. Громя неживых, пока те отходили от вспышки.
Жрец, закончив одну молитву, сразу перешёл к другой, даря вечный покой живым мертвецам. Вспышки света мимолётно освещали поляну.
— Где вы были?! – вскрикнул жрец, заметив других.
— Простите, сэр Альберт! – прокричал один из воинов, подбежав к Инквизитору. — Это больше не повторится.
— Конечно, не повторится, — гневно смотря на Алого – Ведь со мной ты больше не будешь ходить.
— Простите, Инквизитор! – продолжал Алый воин.
Алый жрец, отряхнувшись от пыли, оставил без ответа слова того воина. И отправился дальше к цели странствия…

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Наконец-то дочитал. Признаюсь, делал это с наслаждением и погрузился в атмосферу, которую вы, очень умело воссоздали своей стилистикой. Ознакомившись с вашим творчеством, меня не покидает ощущение, словно я прочитал отрывок из любимой книги, выпущенной ограниченным тиражом. Каково общее впечатление? Прекрасное. Каково послевкусие? Великолепное. Ознакомившись прежде с вашей анкетой, у меня сложилось приятное впечатление о вашем творении, но погрузившись в квенту, я готов выразить восторг.

Вы прекрасно преподнесли его воспоминания, ключевые моменты в жизни вашего персонажа, словно сами все это пережили, как творец. Мало того, что все эти ключевые моменты в полной мере описали его становление, так они еще и передали его эмоции, которые пережил Вистмон. Прочувствовал ли я персонажа при прочтении? Уверенно заявляю - да. Не смотря на отсутствие прямых текстовых выражений его характера, как таковых, переданные эмоции позволили отчетливо воссоздать его характер, словно в модульной схеме, создавая его образ с самого начала. Если говорить в целом про историю вашего персонажа, пожалуй это одно из тех творений, где логическая цепочка выстроена в таком порядке, что при прочтении, не создается ложных впечатлений об украденных отрывках. Конечно, если приписывать ваше творчество именно к стилю " Отрывок из книги ", то я мог бы написать, что смерть жены, описана не слишком красочно, нехватка эмоционального всплеска, но по своему, очень достойно. Словно вы избрали стиль " ужасающее мгновение " которое описалось так кратко, что знаете, даже подумалось " Черт, это ведь могло быть так эмоционально, так тронуть! ", но повторюсь, краткость данного момента, не позволили полностью вкусить трогательность этого момента. В остальном же, за исключение данного момента, ваше творчество читалось с должным восхищением, когда каждое событие заставляло погружаться в рассказ и рисовать образы, окружение в собственном разуме. Стоит отметить незначительное количество грамматических ошибок, которые промелькнули, кажется, лишь пару тройку раз, хоть они и не значительные, но красоты ради, их конечно же можно исправить. Так же, возможно из личного вопроса, что остался без ответа в моем разуме при прочтении, ради чего был приписан фрагмент с культистом? Непременно, возможно это связанно с моим личным недопониманием и другие найдут ответ на этот вопрос, но думаю хватит лишних слов, перейдем к самому главному.

Опираясь на предоставленное творчество, прочтение которого, вызвало исключительно восторг, выношу вердикт " Одобрено " с последующей выдачей +10 уровней на персонажа, с игровым именем Вистмон. Ваше творчество, может смело выступать в качестве примера для других творцов данного проекта, не стану говорить, что оно идеально, потому что всем нам всегда есть, куда расти. Я лично благодарен вам и в целом рад, что по воле случая, мне удалось оценить ваше творчество лично и ознакомиться с ним же. Надеюсь что в дальнейшем, вы так же порадуете не только меня, но и остальных читателей своими трудами. В случае, если у вас возникнут определенные вопросы по вынесенному вердикту или же, необходимость в консультации по определенным вопросам, смело обращайтесь в Discord:
Stem#1769.

Желаю вам приятного отыгрыша на проекте Darkmoon и благодарю еще раз за ваше творчество.
С уважением, Stem.

Проверил(а):
Stem
Уровни выданы:
Да
17:38
14:06
807
Нет комментариев. Ваш будет первым!