Рекомендую к ознакомлению квенту.

Необязательно


Игровое имя:
Сариан
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Нестандартная раса:
Охотник на Демонов
Пол:
Мужской
Возраст:
131
Особенности внешности:



Внешность, характер, навыки:


В детстве, Сариан помнил себя как синеволосого эльфа со светлыми глазами, напоминающими огоньки — духов, что часто мелькали в эльфийских лесах. Подобно звездам, очи сияли с благословения Богини Элуны, освещая взор еще юного эльфа. Ныне он лишился этой черты. Его бледная, светло — синяя кожа, еще не обросла, к тому моменту, чешуей и шрамами, а на чистом, детском теле, не виднелись вырезанные скверной, изумрудные татуировки. Он помнил, как любил носить листья в волосах и подаренное отцом ожерелье на шее — древний оберег, пропитанный природной энергией. Вечно, еще не обучившись охоте в лесу, из — за своей импульсивности он получал ссадины. То падая с дерева, то пяткой зацепившись за крепкий корень. Возвращался домой Сариан, будто после сильной взбучки. Маленькие уши говорили о его незрелости, а ребячество, показывало, насколько далеко он от обряда инициации. Ростом Сариан почти не отличался от гнома, едва был на половину фаланги выше. Встретить его можно было в короткой одежде из листьев или льна, тонкой, но практичной. Вместе с этим, часто он гулял со своей маленькой сестрой, не забывая прихватывать и лук с колчаном.




Сариан за время отрочества, успел на глазах возмужать, приобретая более грубые черты лица, свойственные эльфам мужчинам. Широкие и выдающиеся скулы прорезались вместо щек, челюсть становилась с каждой неделей все виднее. Перегородка на носу, плавно перетекала в ноздри, а основание находилось под четким углом, что делало весь нос ровным и прямым, без лишних шишек и ямок. Глаза стали более явными и приобрели форму капли. Сам же взгляд, напоминал хищный, ястребиный, что передался ему от отца. Губы, достались от матери, как и волосы, нежные и упругие, они красовались на небольшом отдалении от переносицы. Волосы же, мягкие, шелковистые, приятные на ощупь, стекали ручьем вниз, до ключицы, с двух сторон закрывая лицо. Почти достигнув пика своего роста, Сариан возвышался над землей на сто девяносто сантиметров, а тело приобрело отчетливые черты взрослого эльфа: ярко выраженные мышцы, спортивный вид, четкий рельеф. Уши чуть рваные, очевидно, не раз задетые в бою с хищниками. На груди все так же оставался глубокий шрам, оставленный кошкой. Рубцы давно зажили, но светлый след, все так же напоминал о давно прошедшей битве.

Годы проведенные на охоте закрепили в нем стратегический склад ума, хладнокровие, расчетливость, проворность, навыки стрельбы и боя с противником из укрытия.
Постоянное участие в семейном ремесле, научило его упорности, терпению. С детства желание учиться Сариана заметил отец, потому давал раскрывать весь потенциал в работе, давая пищу для постоянного совершенствования навыков на практике. Порывистый нрав Алии и поучения отца о защите младшей сестры, заставили Сариана стать внимательным и проницательным, в некой мере заботливым. А традиции ночных эльфов, воспитали в нем сочувствие ко всему живому и верность своему народу, семье. Вскоре, брат и сестра стали сильнее отдалятся друг от друга. Тренировки Алии, заставляли ее долгое время отсутствовать и почти не участвовать в жизни семьи. Оставшееся время она тратила на почитание своей богини, в храме Элуны. Сариан, чувствуя жжение ревности и обиды, то и дело срывался на свою сестру, обвиняя ее в своих негативных чувствах. Эмпатия меркла, вместо нее усиливалась обида, каждый раз когда он видел личностный рост сестры и ее успехи в жизни. Он считал профессию ремесленника недостойной себя и продолжал заниматься ей только ради своего отца и его гордости. Чувство собственной бесполезности начало набирать силу только тогда. Третья война, как не сложно догадаться, вывела все его комплексы и чувства наружу.

Именно эта война заставила эльфа задуматься о своем будущем, о своей ценности для общества, в последствии вынудив на опрометчивый шаг. На тот момент, после бойни в Оскверненном Лесу, его психика была на грани срыва. Появилось или усилилось множество комплексов, связанных со своей бесполезностью, его характер более напоминал тряпку, нежели уверенного в себе мужчину. Вечные сомнения, неуверенность или слабость, все это охарактеризовывало Сариана в тот период.


После обучения в Черном Храме и становления в качестве Охотника на Демонов, все его видение мира изменилось, подобно и внешности. Даже его зрение видело мир иначе.

Ныне, обросший чешуей, Сариан, напоминал скорее демона, нежели эльфа. Его тело раскалывалось под напором мощи поглощенных душ. Посередине груди образовался шрам, заполненный энергией скверны, что периодически напоминал о себе характерным жжением и изумрудными бликами. Обесцветившиеся, и преобразившиеся вместе с телом, волосы собраны в пучок, изредко — тугой хвост, на затылке. Лицо огрубевшее, покрытое чешуей, словно натянутая ткань на барабане. Вся левая часть покрыта страшным ожогом, полученным во время осады Натрезы. Уши, столь же длинные как в детстве, будто погрызанные, повидали множество битв, в которых не раз были задеты оружием врагов. Ныне слепые, изумрудные глаза, перемотанные простой тканью символизировали жертву, что принес охотник ради силы, способной защитить Азерот. Тело исхудало, кожа местами полопалась, демонстрируя гамму зеленоватых оттенков, бледная и опороченная. Сложно было перечислить шрамы на теле иллидари, они покрывали почти весь торс, руки и ноги, тут и там виднелись рубцы на чешуе, будто пень, в котором не раз застревал топор. Изумрудные, симметричные татуировки, улучшенные самим Сарианом, простираются по всей груди и плавно переходят в плечи, предплечья и спину, заканчиваясь острыми углами. Голос огрубел и приобрел некое дрожащее звучание, свойственное демонам.

Сказать о характере можно многое, однако затронем мы лишь самые важные черты. Комплексы внешне улетучились после демонстрации силы на множествах жертв в виде демонов, после успешных спарингов и отлично законченных тренировок. Уверенность пылала в жилах охотника, перерастая в высокомерие и нарциссизм. Все предыдущие черты, отчасти, Сариан сохранил, приобретя новые: жажда справедливости, садизм, холодная жестокость, высокомерие, лицемерие, отстраненность и хамство. Сариан полностью поддерживал такие выражения, как: «Око за око, глаз за глаз.»; «Цель оправдывает средства». Сариан стал маниакально — хаотичным, местами двуличным. Его рассудок треснул после мутаций, череды мучительных приступов и увиденной жестокости, что повсеместно мелькала как среди пылающего легиона, так и среди охотников. Хотя стоит заметить, Сариан не становился опасным психопатом, который не в состоянии себя контролировать. В обществе иллидари это и вовсе не бросалось в глаза, многие из охотников становились нестабильными после испытаний, уготовленными Владыкой и судьбой.


Что касается смертных, Сариан относится к ним скорее снисходительно, нежели доброжелательно. В них он видит себя самого, из прошлого. Юный наследник Песни Дождя, не видевший всех ужасов, что готовила ему судьба. Тут свою роль сыграло и высокомерие охотника. Однако это не мешало ему заводить друзей, если кто то решит капнуть глубже его надменной и дерзкой оболочки.

Битвы и сражения, охотник по истине любил. Он обожал звук удара стали, эфемерное чувство превосходства. Тут он мог излить душу как нигде больше. В сражениях он видел свое будущее, ведь тренировки не могут проходить и без боевой практики. Получая истинное удовольствие от процесса, он не избегал стычек с демонами и следовавшего после победы садизма. И с каждой новой победой становилось все тяжелее искать достойного оппонента, способного проявить собственные ошибки охотника или же его слабость. Это несколько огорчало эльфа, но не останавливало его.


Вместе с внешностью, характером и отношением к жизни, Сариан преобразился и в собственных навыках, обучившись множеству нового. К примеру: обращение с боевыми клинками. Продолжая оттачивать навыки он возрос в своей ловкости, внимательности и реакции. Его рефлексам мог позавидовать саблезуб жриц — именуемый Лунопардом. Охота требовала постоянного совершенствования, чтобы физическая форма и навыки не гнили в подкорках разума, а совесть и оставшаяся вина не жгла его сердце. Будто одержимый, с каждым годом он все усерднее изучал обращение с разными видами оружия. Боевые клинки, посохи, глефы и другие, однако, теперь он предпочитает освоить обращение с двумя мечами, а посему не так ловок и силен как с боевыми клинками в руках. Этим же, а также слабостью из — за отсутствия подпитки душами демонов, обосновываются и его возможные промахи в сражении. Одержимый совершенствованием себя, он стремиться достичь пика своей силы и до сих пор.

Мировоззрение:
Хаотично-доброе
Способности:

Его арсенал способностей включает как стандартные умения охотников на демонов:

Поток скверны из выжженных глазниц — после ритуала, Сариан сумел управлять энергией скверны внутри своего тела, концентрируя ее в зрачках и преображая в струю обжигающего пламени. Этот навык не раз его спасал, позволяя атаковать противников вне зоны досягаемости клинков.

Поглощение демонических душ — базовый навык охотников, дабы насыщаться мощью, способной усилить его, Сариан старался как можно чаще высасывать души поверженных врагов.

Создание оскверненного осколка из под земли — базовый навык охотников, что повергал противников ударом каменного клинка из под земли. Не раз этот прием шокировал врагов, позволяя охотнику выиграть время для контратаки.

Выжигающее касание — подобно чернокнижнику, Сариан насыщал свою длань энергией скверны, преобразуя ее в изумрудное пламя, что при соприкосновении с плотью, разъедала ее подобно огню.

Метание оружия — Сариан метает свое оружие, к примеру глефы, в противника, обескураживая его и нанося урон и при возможности оставляя кровотечение. Хоть его оружие не было подобно клинкам аззинота, часто, оно самостоятельно возвращалось к охотнику, при помощи правильно выверенной баллистике, а так же вмешательству зачарования.

Усиление путем оскверненных татуировок — символы на теле Сариана. В пассивном состоянии они сдерживали демона заточенного внутри эльфа, однако были способны накапливать ярость и энергию скверны. При допустимом уровне гнева, тело Сариана изрыгало волну скверны, поглощающую врагов вокруг него огнем.

Метаморфоза — базовый навык охотников, что позволял преображаться им в демоническом облике. Все их рефлексы становились точнее, а мощь и увеличивалась во много раз.

Шипы скверны — из тела охотника вырывались каменные шипы, способные защищать его от атак противника, которые после, могли ранить нападающего, оставляя после себя кровоточащие раны.


Создание сквернопорталов — умение Сариана, что позволяло ему создавать простые разрывы, для перемещения в пространстве. Для этого необходимо провести сложный ритуал с использованием реагентов и начертанием символов на земле.

Стрела скверны — навык, схожий с выжигающим касанием, за исключением преобразования этой энергии, в движущийся снаряд, направленный на противника.


Так и индивидуальные для самого Сариана навыки:

Обращение с несколькими видами оружия — его характер, цели и желание развиваться, вместе с комплексами, позволило Сариану научиться обращаться со множествами видов оружия.

Печать хаоса — Сариан воссоздает на земле оскверненную печать, которая напитывает силой эльфа, позволяя ему улучшить внутренние рефлексы и собственные навыки.

Пленение — навык, позволяющий охотнику сковать противника перед собой в некое подобие темницы из энергии скверны.

А также некоторые другие:

Умение возделывать шкуры, навыки выживания в дикой местности, знание кожевнического ремесла, свежевание туш животных, базовые навыки травничества и алхимии.
Сариан получил эти навыки еще в отрочестве, обучаясь у отца и работая в Аубердине.

Вера:
Нет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Орочий
  • Талассийский
  • Эредан
  • Шалассийский
Пояснение к языкам:


Всеобщий — наречие, на котором Сариан научился говорить после войны, пребывая долгое время в лазарете, отчасти из — за скуки. Перед своим походом к Черному Храму, он уже в достаточной мере освоил язык, даже частично письменность, чтобы успешно коммуницировать с носителями. Примкнув к Альянсу, одной из первичных обязанностей детей звезд стало изучение всеобщего языка, что повсеместно использовался внутри фракции.

Орочий — изучение этого языка стало для Сариана неким подобием испытания. Во времена вторжения Легиона, для лучшей коммуникации, он постоянно совершенствовал это наречие, общаясь с различными народами на территории Расколотых Островов и на Аргусе. Методом проб и ошибок он достиг уровня частичного знания, забыв о письменности.

Талассийский — этот язык Сариан изучил благодаря помощи своих друзей — эльфов крови, что проходили обучение в Черном Храме вместе с ним. Так же помогло и влияние малознакомых син'дорай из числа слуг Кель'таса, что часто пребывали в храме, и иных охотников на демонов. Знает его в достаточной мере, чтобы свободно разговаривать и прибегать к письменности в случае необходимости.

Эредан — использование навыков чернокнижника, требовали базовое знание эредана. Постепенно, это наречие вышло на передний план, учитывая обилие демонических созданий в Молоте Скверны и в рядах армии Иллидари.

Дарнасский — родной язык эльфа, именно на нем произношение Утонувший во тьме, звучит подобно проклятью. Именно по этой причине Сариан предпочел проклятье, дабы не осквернять имя Песни Дождя.

Шалассийский — знает это наречие на базовом уровне, обычной коммуникации. Требовалось это для участия в жизни Сурамара и защиты изгнанных жителей города от демонов и демонопоклонников.

Инвентарь:




К оружию Сариан не был привязан, он менял его будто перчатки, пренебрегая уходом. Его целью было самосовершенствование и он тратил на него почти все свое время, проводя в тренировках и оттачивании боевых навыков. Одежда, схожа с той, что носят его сородичи и коллеги по цеху охотников. Открытая, с редкими защитными пластинами, украшенная костями. Повязки он не носил, предпочитая маску, созданную по подобию черепа без нижней челюсти. С длинными и острыми клыками, она защищала его лик от ударов противника, а также скрывала его личность. Длинные рога венчали его чело, выходя из области, чуть выше лба. С небольшим закруглением, они являлись гордостью охотника и главным отличительным знаком элитных войск Иллидана. Один кожаный наплечник украшал и защищал плечо иллидари, а клыки неизвестных существ служили практически в качестве дополнительной защиты. Как только удар приходился в защищенное плечо, шипы не позволяли лезвию врага слететь на руку, позволив повредить открытый участок кисти. В остальном же, он предпочитал свободную одежду — корсет, что открывал взору его, самолично нанесенные, татуировки скверны. Длинная юбка, закрывающая ноги лишь сзади, наголенники казалось полностью состоят из пластин, что отчетливо напоминали морду гончей скверны. Сапоги оказались той же стилистической выдержки. Тяжелые и крупные, на концах носка виднелись те же шипы, однако предназначались они для более болезненного удара ногой.

Сариан предпочитал путешествовать и охотиться на легке, имея при себе лишь один комплект оружия. одежды, а также фолиант с рукописями. Оный манускрипт содержал личные заметки, что касалось и тренировок, навыков, а также скверномантии. На посеребренной цепи он свисал прямо с пояса эльфа, крепко застегнутый, не в силах мешать сражениям. На поясе несколько мешочков с пайком. На ремне закреплены три полупрозрачных склянки с кровью демонов, для возможных ритуалов в процессе охоты, а так же три куная, которые использовались в качестве инструментов быстрой доступности.






Род занятий:
Охотник на демонов
Хронология:


Детство: 85 год до ОТП (13 лет)


Сариан помнил где родился и как вырос. Хоть жажда крови демонов, порой, затмевала его разум, а новая жизнь тесно вросла в рассудок эльфа, такое забыть невозможно. То светлое и счастливое время, врезалось в память охотника навсегда, напоминая лишь о ошибках прошлого. Каждую ночь ему снился Аубердин, те же эмоции и те же детские переживания.
Те годы он проводил вместе с родителями и младшей сестрой. Алию он любил больше чем связанную с ним кровным родством эльфийку. Его любовь то и дело перерастала в ненависть, затмевая иные чувства, но лишь на мгновение. Оставшееся время его заполняло тепло и искреннее чувство заботы о сестре. Темные берега не лучшее место для детства, однако радоваться мелочам Сариан научился еще тогда, еще не огрубев от силы и жажды ненависти. К тому же семья Песни Дождя, благодаря усилиям матери Сариана, оставалась дружной вопреки всему и позволяла нормально взрослеть детям. За детство, Сариан так же научился и жертвенности, пониманию собственной ответственности и потихоньку осознавал жестокость мира. Сильно запомнился случай из прошлого — охоты, где на кону стояла жизнь Сариана и Алии, или же напавшей хищницы и ее детенышей.


Подростковый период: (78 год до ОТП — 20 год после ОТП)


Смирившись со своим происхождением, сын кожевника, подобно своему отцу, упорно оттачивал свои навыки охоты и разделки шкур, а так же обработки кожи и меха, пока сестра лишь начинала свой путь жрицы Элуны под покровительством Тиранды Шелест Ветра. Та выступала наставницей для всех жриц, хоть и являлась правительницей Детей Звезд. Напрямую у Тиранды Алия хоть и не училась, однако преуспевала в жречестве и преисполнялась верой в Богиню.

Все сильнее брат с сестрой отдалялись друг от друга. Постоянные тренировки заставляли Алию надолго уходить из родного дома, а свободное время она предпочитала проводить в храме своей Богини. Каждый день, стена между родными детьми Песни Дождя росла. Каждый раз, когда сестра возвращалась, Сариан, от безысходности срывался на нее, обвиняя в безразличии к нему и к семье. Еще горячая подростковая кровь пылала в жилах эльфа и чувство горечи, сильнее перевешивало понимание к сестре. Сопереживание угасало каждый раз, когда он видел ее лицо или нечто новое в ее жизни, порой перерастая в зависть. Почему Он — старший сын семьи, продолжает работать ремесленником, когда его сестра — гордость родителей, сильно преуспевает на пути жречества. Очевидно, жрецы почитались больше, нежели обычные рабочие и это казалось еще юному эльфу несправедливым.
Весь подростковый период Сариан старался угодить отцу — стать полноценным наследником семьи, что с давних пор, промышляла ремеслом отделки кожи. Однако всему помешала, наступившая после инициации (обряда, знаменующего переход во взрослую жизнь), Третья Война. Ознаменовались последующие события вторжением орков на юг Ясеневого Леса и вырубкой лесов. Весть о вторжении оскверненных легионом существах распространилась по всей части северных лесов Калимдора. Скверна, что текла в жилах иноземцев, свидетельствовала о порче Легиона, который десять тысяч лет назад чуть не уничтожил Азерот. Всех событий Третей Войны Сариан не видел, в отличии от его сестры, которая участвовала в боевых действиях в качестве боевой жрицы. Большую часть войны, Сариан, подобно отцу с матерью, трудился на благо Калдорай, помогая в изготовлении доспехов и собирая все возможные крупицы материалов, необходимых для создания кожаной брони, заклепок, рукояток луков и глеф или иных изделий из кожи и меха. Только в битве за Хиджал, Сариана перебросили ближе к фронту. Его навыки обычного охотника могли пригодиться в обороне подходов к Зимним Ключам, тем более, по слухам, брата Верховного Друида — Иллидана Ярость Бури, освободили из заточения и он мог принести больше проблем, нежели пользы. Требовался каждый лук, способный попадать в цель.
Задача казалось простой, защищать подходы к Роще Шелеста Ветра с возвышения. Дорога просматривалась с высокого уступа почти полностью, скрыться от стрел правосудия казалось невозможным, однако враг оказался не глуп и в последствии прорвал оборону. Защитили Сариана лишь Элуна и вовремя подоспевший к израненному лучнику Предатель. Первая благословлением своим направляла его, второй же защитил эльфа от подоспевших к нему демонов. Едва ли они успели расправиться с Сарианом, когда Иллидан нанес им смертельные удары. Удивленный навыкам Сариана и его способности убить гончую скверны голыми руками, он предложил юноше присоединиться к нему, однако тот уже потерял сознание. Все ощущалось лишь кошмарным сном.


21 год после ОТП (119 лет)


После Третьей Войны, Сариан пролежал у целителей оставшиеся 2 месяца, его сильно задело при падении инфернала и в битве с гончей. Считать дезертиром его никто не стал, к счастью. Прежде чем его нашли жрицы, он несколько дней провалялся в отключке рядом с телами убитых врагов. Чудом, бессознательное тело не тронула ни нежить, ни демоны. В те злополучные дни ему громадно повезло. Почти весь его отряд умер сразу после падения инферналов, однако защитить ныне Оскверненный лес не удалось. Вся жизнь семьи Песни Дождя колоссально изменилась за последний год. Теперь Аубердин стал портовым городом, необходимым для связи нововыращенного древа Тельдрассил с материком, там все чаще появлялись иные расы, а Калдорай, впоследствии присоединились к Альянсу. Малфурион — Верховный друид, пропал после событий, завершивших Третью Войну, лидерство над друидами ночных эльфов принял Фэндрал Олений Шлем — один из лучших учеников Ярости Бури. Первые месяца в лазарете, его посещала сестра, Сариан как никогда был рад ее видеть в целости. Кроме семьи, у него не осталось никого. Большинство друзей приобретенных до войны, погибли от лап демонов, малочисленные остатки разъехались по материкам или же пропали без вести. Алия вскоре присоединилась к стражам, начав под руководством Майев, отлавливать предателей народа и сбежавшего Иллидана. Потому, последние две недели Сариан пролежал в одиночестве.

Пройдя полное лечение и реабилитацию, Сариан вернулся домой, где его настигла дурная весть о смерти родителей. Провожая караван, кожевники планировали найти лучшее место для жизни, у них были деньги, охрана и настроены они были решительно. Не сообщив ничего Сариану, они думали обрадовать старшего сына столь светлой новостью, однако судьба не позволила этому случиться. Скрывавшиеся после войны сатиры, группой напали на караван, сначала убив охрану, а потом и владельцев, ограбив весь обоз и скрывшись в лесах. Узнав об этом, Сариан впал в отчаянье на более чем полгода. Находясь в Аубердине, на него напали воспоминания о словах Иллидана. Терзала вина за слабость, трусость, отсутствие и предательство. Испытывая горечь утраты, он долго думал о том, чтобы сбежать, не сказав ни слова сестре, которая презирала Предателя. Сказать о том, что случилось у Рощи Шелеста Ветра он не решался. Написав прощальную записку, собрав снаряжение с деньгами и никого не уведомив, Сариан отправился искать удовлетворения своей жажды мести. К счастью, он знал где искать Иллидана из новостей от своей сестры и слухов, разносившихся из дверей «Последнего Приюта» — таверны в Аубердине. Черный храм, Запределье, погибший мир орков. Именно там его ждет сила, которая больше не позволит взять слабости верх.



«Долгий путь» (22 — 23 год после ОТП)


Путь до Запределья, оказался более трудным, чем казалось Сариану изначально. По дороге в Черный Храм, неподалеку от Руки Гул'дана, он успел познакомиться с братом и сестрой Син'дорай. Те, вопреки опасениям, оказались дружелюбными, хоть встретили его и не особенно приветливо. Измотанному эльфу, подобная неожиданность оказала неоценимую помощь, к тому моменту он был истощен долгим путешествием, жаждой и голодом. Из — за этого Сариану удалось остаться живым и в дальнейшем преодолеть порог Черного Храма. Дальнейшая его судьба была тесно связана с этой парочкой. Достигнув порога нужного места, их встретили лишь косые взгляды стражников из числа оскверненных орков. Невысокий, сутулый сломленный, оказавшийся встречающим, проводил их в казармы, где Сариан впервые познакомился с Асадоном, который оказался крупным эльфом, высокого роста, складно сложенным с буграми мышц на теле. Вопреки внешности, это был добрейшей души эльф, что первое время помогал освоиться новоприбывшим, включая и двух эльфов крови, следовавших за Сарианом. До начала испытания, они все время проводили вчетвером, лучше узнавая друг друга и откровенно делясь переживаниями о грядущем. Именно в этот момент у Сариана зародилась влюбленность в сердце, он искренне переживал этой девушке, а внешность ее и голос, завораживали душу.
Черный храм и обучение:


Несколько недель первичного обучения и пребывания в затхлых и сырых казармах, дали свои плоды: в конечном итоге он прошел испытание и пережил преображение, не без последствий, но пережил. Его дружба и чувства по отношению к брату и сестре Вечных Странников укреплялись. С каждым днем совместного обучения они становились все ближе, а сам Сариан все сильнее и вместе с этим черствее. Он получил то, что искал, своим упорством ночной эльф достигал все новых вершин. Понимание того, что в дальнейшем эти знания и навыки могут спасти кому то жизнь, сделать Сариана действительно полезным, заставляло продолжать и продолжать тренировки, даже если сил не осталось буквально на то, чтобы пошевелить конечностями. Множество спаррингов позволяло оценивать вершины, к которым стоит стремиться, а так же дух соперничества усиливал эффективность тренировок. В черном храме он узнал множество фактов о скверномантии, оттачивал на практике некоторые заклинания, ритуалы, способности своего тела и духа. Между этим, навыки боя не стояли на месте, за все время, Сариан превосходно научился обращаться с парным оружием, в том числе и с боевыми клинками, которые предпочитали Иллидари.

Спустя время упорного оттачивания своих навыков, перед охотниками впервые возникла серьезная задача. Владыка Иллидан узнал способ, проникнуть в один из дальних миров Легиона — Натрезу. Детали плана раскрылись лишь незадолго до начала выполнения. Поймав стражниц во главе Майев, благодаря предательству Акамы, они сумели заполучить достаточно душ, дабы открыть портал, ведущий в проклятый мир Повелителей Ужаса. Там они столкнулись с агрессивным сопротивлением демонов. Охотники были вынуждены продвигаться вперед, пока Иллидан не закончит то, за чем он пришел — некий диск, в котором хранились важнейшие знания и который мог помочь в борьбе против демонов. Сариан являлся рядовым охотником, возле него гибло множество соратников, уцелевших после посвящения и обучения, большинство он не знал, однако это зрелище все сильнее влияло на рассудок эльфа, заставляя того огрубеть. В одной из стычек, он едва не погиб, отделавшись лишь ожогом на пол лица. Асадон был рядом с ним, кромсал демонов пока на то были силы. Сдерживая новые подкрепления тварей, стоя спиной к спине, даже когда Сариан чуть было не терял сознание от ран. Именно он спас его из того злосчастного мира, когда Владыка Иллидан поспешил выбираться, выполнив свою цель. Ухватив Сариана за плечо, он выволок его через портал, обратно в Запределье, тем самым спасая жизнь ночному эльфу.
Вернувшись из проклятого мира живым, Сариан продолжил тренировки вплоть до падения Черного Храма. В перерывах занимаясь повседневными делами, досугом, предпочитая компанию Анисы собственному одиночеству. Оставаясь наедине, они говорили без умолку, часами, наблюдая за течением волн энергии пустоты, звездами и вращающимися планетами вдалеке. Все это сближало их, и он лучше узнавал девушку, поддаваясь своим чувствам.

Осмысляя так же и произошедшее, в его сердце зарождались сомнения, касательно своего лидера. С тех пор как охотники совершили вылазку, Предатель более не объявлялся с новыми поручениями, а сам Сариан не слышал о решительных действиях с его стороны, ради истребления демонов. Они слишком долго отдыхали, бездействовали, в то время когда Легион набирал силы и продолжал уничтожать миры. Не ослаб ли их предводитель, не размяк ли, не стал ли жертвой оскверненной энергии, одержим силой? Эти вопросы терзали разум Сариана, без вмешательства внутреннего демона.


Вскоре наступил переломный период, когда смертные вторглись в разрушенный мир, неся свою «справедливость». Сариан не участвовал в захвате Темного Портала и не помогал прибывшим из Азерота войскам Орды и Альянса, лишь наблюдая издалека, вместе с Килсеном.



Захват Черного храма. (26 год после ОТП.)


Наблюдая за падением столь величественной крепости. Сариан откликнулся на зов Владыки Иллидана и прибыл, для получением указаний. Цель состояла в получении Саргеритового ключа в мире демонов, известном как Мардрум. Самостоятельно, без руководства Предателя, иллидари продвигались все глубже, пока не захватили «Молот Скверны». Впервые за долгое время, стратегическое мышление Сариана сыграло свою роль, помогая всем отрядам получить преимущество в основных сражениях. Он перебил достаточно демонов, чтобы на него наконец обратили внимание. Столько времени усердных тренировок не прошло даром, однако даже похвала тамошних руководителей не смогла до конца искоренить его ощущение бесполезности.
Килсен, Аниса и Асадон были там и вместе с Сарианом они проследовали на задание по истреблению Инквизитора, что захватил в плен несколько воинов Иллидари. Там группа охотников познала все прелести работы вместе, увидев друг друга под призмой боя. Именно тогда, в этот момент, Сариан ощущал, что находится там, где действительно нужен. Казалось, нн перестал быть обузой для себя и своих близких, для своего долга и вот — вот нашел свое призвание в жизни. После успешной операции, они направились на захват «Молота Скверны», прежде поглотив душу инквизитора и расправившись с его подручными.

Вместе с остальными иллидари Сариан провел достаточно много времени на корабле. После потери связи с Владыкой Иллиданом, он лишь ожидающе наблюдал за Азеротом издалека. Вплоть до последнего вторжения Легиона на Азерот, никто не предпринимал радикальных действий, Сариан в том числе не изъявлял неповиновения. Однако его сомнения набирали силу за это время, оставаясь в разуме до самого конца Легиона. Он лишь терпел, оправдывая все происходящее мудростью Владыки.


Легион и последующие события. (32 год после ОТП.)


Став элитарным охотником на демонов, после боевых заслуг в Мардруме, он стремился оставаться полезным, даже в условиях заточения в Молоте Скверны. Все это время он или тренировался или помогал в навигации. Память о расположении некоторых звезд, а также быстрое восприятие новой информации, помогало обращаться с технологиями легиона, или же иной скверномантией.
В последствии, Сариан участвовал в сражениях на побережье Азсуны, после возвращения плененных Иллидари, содержащихся у Стражей. В освобождении Сурамара, Крутогорье и даже присутствовал во вторжении смертных на Аргус. Пребывая в Азсуне, он мимолетом встретил свою сестру. Кое — как узнав в оскверненном иллидари своего брата, она сошлась с ним в поединке, желая восстановить честь, что утратил ее младший брат, последовав за предателем. Ей было проще думать, что ее родственник погиб, пропав без вести. Эмоции вылились в удары оружия и скрежет металла. В конечном итоге, не в силах завершить поединок, Алия попросту отреклась от брата, оставив его в одиночестве осмыслять произошедшее. Во время осады Цитадели Ночи он потерял первого своего близкого друга — Килсена. Он не решился убить юную чародейку, скверноподанную из рода Шал'дорай. В последний момент, посчитав великодушие эльфа крови за слабость. Она поразила охотника мощным заклятием, расколов его физическую оболочку на несколько крупных частей. В тот же момент, она последовала и за Вечным Странником, Сариан без сожаления обезглавил ее, бросившись к усопшему другу. Он впервые чуть не заплакал, однако маска не дала эмоциям вырваться дальше звуков, что растворялись в шуме осады.

На Аргусе он потерял возлюбленную, что была обманута и убита Эредаром. Демон заманил ее в ловушку, а после заточил в клетку, будто зверя. Вытянув из ее тела душу демона, он обрек ее на великие мучения, которые впоследствии и лишили ее жизни. Занятый фронтом, Сариан не сумел вовремя заметить пропажу своей возлюбленной и потому, опомнившись, он нашел лишь ее изувеченное тело. Скорбь ночного эльфа была велика, но именно она обратилась в праведную ярость. Отомстив убийце за эльфийку крови, жажда осталась неутолимой, как и горечь, что сжигает его и по сей день. С каждым днем, он казалось становится все более маниакально — жестоким. Ему приносило удовольствие издеваться над демонами, тем самым реализуя своеобразное правосудие. Он предпочитал, прежде чем умертвить или же поглотить душу исчадья, насладиться вытеканием глазниц жертвы, просьб пощадить или неуместными речами о слабости иллидари. Восторг окутывал его разум, и он продолжал издеваться, скверной выжигая из них остатки рассудка.

Асадон, вскоре после поражения Легиона — пропал, как и многие другие охотники. Последний раз когда Сариан виделся с ним, «Скала» выражал желание отправиться после войны обратно на родину — Оскверненный лес, где он мог продолжать охотиться. Более, Утонувший во тьме его не видел. Сариан считал что принес жертву во время посвящения, но нет, он принес жертву во время войны, однако не жалел о своем выборе. Теперь он лишил их дома и уберег смертных от посягательств разрушителей миров. Его миссия выполнена, но для чего он живет?


После войны, Сариан отделился от остальных иллидари, потеряв во время вторжения все цепи и нити, что удерживали его на Молоте Скверны, позволив сомнениям взять над ним верх. Потеря друзей, отречение сестры, а так же неразделенные взгляды лидеров заставили его выбрать Азерот в качестве остановки. Дабы выполнить главную цель, ради чего он когда то и ушел из Аубердина — защищать свой народ и Азерот в целом, охотник отправился в Калимдор, где все и началось. Год он провел в одиночестве, скитаясь по материку, выслеживая и убивая мятежных демонов. Одного за другим, он лишал их жизни, впитывая сущность и силу поверженных. Сариан выживал, боролся и теперь остановился на Расколотом береге, сюда его привел след могущественного демона, что тянулся еще из Пустошей. Он пожертвовал всем ради охоты и он будет наслаждаться ей, нести свой груз до последнего вдоха.

Прозвища, звания, титулы:




Утонувший во тьме

Прозвище? Имя? Нет, это было действительностью. Приняв дар Иллидана он действительно погряз в пучине собственных кошмаров. Его тело лишь отражало опороченную суть души. Теперь охотник носит это вместе со своим именем как напоминание его истины. Как повод усмирить свое чувство вины и обрести первозданную ярость, разящую его врагов и приближающую его к цели.



Семейное положение:
Нет
Родственники:

Алия Песнь Дождя:

Статус: Жива.


Сестра Сариана, отвергнувшая его. Это единственное оставшееся напоминание его прошлого. Других близких у него не осталось. По иронии судьбы, она обучена чтобы ловить таких как он. Возможно вскоре они снова встретятся, но на сей раз, со смертельным исходом для кого то из них.




Килсен Вечный Странник

Статус: Мертв



Друг Сариана, который спас его от смерти в безжизненных пустошах запределья. Вместе с ним и его сестрой он прошел испытание и выжил.







Аниса Вечная Странница

Статус: Мертва


Возлюбленная Сариана. Вместе с ним прошла испытание, но так и не дожила до счастливого будущего и поражения Легиона.



Асадон «Скала»

Статус: Пропал


Близкий друг Сариана. Вместе с ним остался на Молоте Скверны. Пропал без вести после падения Легиона, по видимому, оставшись на Аргусе.


Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонажу необходима пара
Дополнительно:

Прошу одобрить морф метаморфозы
Displayid — 68671

ru.wowhead.com/npc=104712/метаморфоза



Давно уже готовился выложить конкретно готовую анкету, но так и не хватило терпения дописать квенту, для полноты содержания.

За оформление благодарю автора: тык

По всем вопросам и пожеланиям: tr1pboy#4073 — дискорд.





Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Привет, это Сатурн.
Ваша анкета получила вердикт "Одобрено". Оценка — "9".

Говоря об анкете подробнее: хорошая работа. Подробно, качественно, детально. Особенно порадовало описание внешности персонажа в детстве и до становления охотником на демонов. В общем и целом, у меня не было причин не давать вам заслуженную максимальную оценку, но в богатой хронологии нашёл следующие моменты, которые вызвали у меня некоторое сомнение:

— Ориентированность истории на вашего персонажа. Нет, речь не о том, что в истории вашего персонажа много вашего персонажа, это как раз хорошо, но о том, что он кажется слишком значимым для истории мира. Как пример, то, что лично Иллидан был удивлён его поведением. что мелочь, или то, что именно стратегическое мышление вашего героя помогло всем отрядам Иллидари в Мардуме;

— Никак не описан способ попадания вашего персонажа в Запределье. Насколько мне известно, Тёмный Портал после Второй войны был закрыт. На открытие порталов иных необходимы маги и заклинатели разного рода. Этот момент считаю важным, и в анкете он, к сожалению, не раскрыт.

Тем не менее, анкета хороша. Повторяю вердикт — "Одобрено". Оценка — "9". Награду выдать персонажу "Сариан".

Использование игровой модели с DisplayID "68671" одобрено.

Если у вас остались вопросы, обращайтесь в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/5721) или в Discord: Сатурн#2346. Приятной игры.

Проверил(а):
Сатурн
Выдача (Опыт):
Да
+6
14:04
08:38
676
01:26
+5
Нет блин, всплывший в свете
нет блин… А даже добавить нечего nutjustice
09:50
0
У тебя в расах хуман стоит pepemelt
12:29
+3
ПЕРВЫЙ ХУМАН-ДХ ПОГЧУМПЕ
20:06
+1
метаморфознулся в хумана
ля, забыл, спасибо yvojenie
01:43
0
Довольно интересная анкета. Некоторые моменты пришлось читать вскользь из-за наличия воды, однако сама история оказалась довольно интересной.
Грустно читать в хронологии лишь предысторию до Расколотых Островов и Аргуса. Эти два этапа стали немаловажными для каждого охотника на демонов и показали их как самую элитарную силу против Пылающего Легиона не только на Азероте, но и во всей Круговерти Пустоты. Столько можно было бы приплести здесь…
Хотелось бы отметить, что глефы, особенно те, которые использовались ДХ на Мардуме, являются отдельно зачарованными и специальным оружием. Каждая пара боевых клинков по-своему уникальна и чуть не являлась второй половинкой охотника. Были случаи, когда клинки заменялись другим оружием, но то было куда мощнее и полезнее, вроде косы у Алари. Это значительный момент, который выбивает персонажа из образа.
А так респект!!!
Ну для начала хотелось бы заметить, что все еще дополняется квента, где раскрыты детали хронологии. Анкетная же лишь вскользь упоминает ключевые события. Это мое упущение, потому как я не могу заранее продумать подробности именно главы с становлением охотника в легионе, чтобы потом их не редактировать. Причина тому — колоссальный (для меня) объем раскрытия моментов не только Сариана, но и других второстепенных персонажей. Именно поэтому не упоминается подробность смерти его возлюбленной и тд. Касательно оружия, назовем это индивидуальной чертой, обоснованной желанием постоянно развиваться, буквально образ построен на том, что он меняет оружие как перчатки, практикуя последовательно разные виды оружия. Само желание развиваться обоснованно предыдущими комплексами о своей же бесполезности. Не думаю что это действительно является упущением, которое выбивает из образа. В остальном согласен и если успею, отредактирую моменты. Спасибо yvojenie