Судить кого-то, это всегда обращаться к акту высшей совести и объективной оценки ради достижения или блага, или истины. Быть судей — значит обречь себя с одной стороны на благостный, тяжелый и непредвзятый труд. А с другой — стать заложником этой морально-правовой стези, которой невольно прикасаешься.

И интерес твой должен стоять не в том, чтобы заранее не определять проигравшего, или же победившего. А в том интерес, чтобы стоять на службе у истины и объективности.

Так думал и Ферамир Мгновение Вечности, прошедший путь разведчика Сумеречной Стражи, судьи Тал'ашар и ставший в последствии звездочетом. Но быть приверженцем исключительно одной линии — что это, преданность своим идеям, честь, или же не видеть обмана, который вершится рядом с тобой, и поэтому быть в одной роли?
История обо всем обязательно расскажет…

Игровое имя:
Ферамир
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночнорожденный
Пол:
Мужской
Возраст:
Около 1001.
Особенности внешности:

Цвет кожи его походит на скопление мириада далеких звезд, проглядывающихся через пелену космических поясов, отражающихся на полу-ночном небе своим естеством, образуя чудную палитру иссиня фиолетового и лилового цветов. Если он попадает под свет луны, то сам он начинает переливаться блеклым металликом и создается впечатление, что Ферамир светится изнутри. Тело авгура сложено симметричным образом, с выраженной, но в меру, мускулатурой, приобретенной за определенный период прохождения службы. В сочетании с ростом, составляющим чуть более, чем 2 метра, эльф выглядит статно, подтянутым, но в то же время не грузным. Может даже со стороны казаться, что и походка его столь же легка, не грузна, и не выглядит как поступь какого-нибудь гигантского и неуклюжего воина.

Глаза его есть ни что иное, как показатель его внутреннего состояния и мыслей. Когда за тобой тянется шлейф такой трагичной истории, которая поставила ночнорожденных практических за черту выживания, так еще и ты сам определенный период вершил волю той, кого считал правой и ведущей цивилизацию к спасению, то особой легкости во взоре не найдешь. Так уж сложилось, что у этого эльфа превалирует в основном отражение внутренней собранности, концентрации, глубины мысли. Его мерцающие очи одновременно показывают легкую отрешенность, но в то же время стараются незаметно распознать своего собеседника с подчеркнутой остротой взгляда. Однако не так все категорично, как может показаться: ведь если узнать Ферамира получше, навести с ним взаимодействие, беседу, то и смотреть он будет иначе. Ведь ближний познается делом, и доверием важных дел, и поручений. А тот, кто оправдывает подаренное доверие заслуживает не только доброго взгляда, но и к такому можно обернуться тылом и не бояться предательства.

Его снаряжение до сих пор выдает в нем некогда преданно служившего Сумеречной Страже. Комплект его повседневной защиты сложен не только исходя из принципов чародейской защиты, но и с учетом возможности остановить холодное оружие, которое до сих пор еще не вышло из моды современной войны. Лучше иметь, и не нуждаться в критический момент. Однако же есть в этом его облике что-то эстетичное и наполненное незримым на первый взгляд магическим могуществом.

Особенности характера:

«Гибкая трава покорна ветру, Ферамир. Это тебе необходимо для твоего пути, ты ведь это понимаешь?» — наверное постоянно вплетаемая в сознание эльфа подобная мантра в действительности заставила его исходить из этого постулата.

В определенном смысле его действительно можно назвать гибким и если появляется возможность разработать несколько вариантов развития событий, и затем поступить вообще третьим образом, отметая все свои объективные наработки, он так и сделает. Он привык брать от сложных ситуаций то, что ему предлагают, и исходя из оперативного анализа происходящего вокруг, принимать быстрое, хоть и не всегда правильное решение.

Однако же он также не лишен вдумчивости и умения скрупулезно над чем-нибудь подумать, отчего ему периодически приходилось обращаться к медитативной тишине, но находить терпение и внутренние резервы было тяжело, и где-то нужно было искать вдохновения, дабы подпитывать внутренние резервы. И решение вопроса он однажды открыл для себя… в ночном небе. Быть может это тривиально, но именно такая близкая, но в то же время непостижимая Великая Запредельная Тьма и известная метагалактика однажды привлекли его внимание, что даже в какой-то момент его личной истории заставит постичь искусство звездочета.

Здесь открывается и еще одна его сторона — интуитивный поиск. Именно благодаря интуиции или какому-то неощутимому и абстрактному дару, он не часто, но метко находил выход для, казалось бы, неразрешимых ситуаций. Это вовсе не значит, что он знал ответы на все вопросы, но ему удавалось каким-то чудным образом понять, как найти обход там, где это нужно; как выманить соперника так, чтобы завлечь в ловушку; как научиться слиять свое сознание с космическим течением энергий.

Вы не найдете в этой эльфе ярко выраженной ксенофобии, высокомерия, отрешенности, но и не обнаружите сразу яркого дружелюбия. Это обходчивый, заходящий издалека житель Сурамара, для которого удобно одновременно совмещать осторожность, искусство смотреть в корень, и в то же время дистанцированность.

Мировоззрение:
Законопослушно-доброе
Класс:
Маг
Специализация:
Звездочет
Способности:

Хрономантия:
Кладезь знаний, сосредоточенных в культурном центре, носящем название Сурамар, определяет могущество империи ночнорожденных. Благодаря их замкнутости, необычному историческому пути, а также наличию своеобразного реликвария знаний, можно было познать многие грани магического дара Титанов Азероту. Ферамир не упустил такой возможности и в определенном лишь смысле изучил это ремесло, но не являет собой исключительного, могущественного и всеспособного хрономанта.

Ремесло звездочета:
Понимать природу энергий в астральной плоскости, их закономерности и принципы распространения и взаимодействия — это основа его знаний. Ведь Запредельная Тьма — это одно большое энергетическое пространство, где резонирует множество энергий, известных миру, и определять их превозданный характер и направленность — это одна из граней широких возможностей авгура. Систематизация известных планет по фактору их изученности, разрушения внешними силами и выстраивание структурированных знаний об этом — также еще одно направление в деятельности эльфа. Однако же кроме созидательной части, эта плеяда умений раскрывается и в боевом амплуа: формировать так называемые звездные вспышки, создавать выбросы энергии, подобные коронарным выбросам или же формировать взрывы концентрированного источника энергетики, схожей со взрывом сверхновой — этим в той или иной мере владеет Ферамир.

Тайная магия:
Безусловно основа его философии, мировоззрения и овладевания иными созидательными и не очень способностями. Он знает множеством способов манипуляций энергией Порядка, обращая ее с разных сторон. Множество тайных знаний известно ему и в целом багаж его умений и знаний сложно отразить материально, ведь это всегда направление воли, ума в сочетании с поставленными целями не без учета целесообразности.

Навыки и профессии:

Начертание:
Руны — один из способов материализации энергий Порядка. Рунный алфавит хорошо известен Ферамиру и он пользуется им при использовании целого репертуара своих умений, начиная от составления звездных карт, заканчивая каким-нибудь скромным энергетическим взрывом.

Зачарование:
Очаровать не только разговором и своеобразной обходительностью, но и свое оружие или элементы одеяний он вполне себе в силах. Не счесть, сколько возможных вариаций перебрал Ферамир в своем ремесле. Большое количество комбинаторики в зачаровании известно этому эльфу.

Ментальные манипуляции:
Определенным образом эльф способен взывать к состоянию разума разумных существ, дабы оборачивать ход мыслей так, как нужно ему. Хотя его умения в этом также имеют разумные грани, но он не лишен такого умения.

Время:
Время – обыденная «вещь», с которой мы сталкиваемся каждый день. Суть этого явления наглядно и объективно проявляет себя через окружающий нас мир. Наглядность его определена движением всего и вся: движение планет, заход и восход, смена дня и ночи, разрушение и созидание.
Прошлое и будущее — это промежутки времени со своей системой констант, и динамичных переменных, с которыми Ферамир в определенном лишь смысле может манипулировать, не претендуя на мощь, сравнимую с Дозорными Времени или умениями бронзовой стаи в общем, и частности.
Ему под силу в определенном смысле привязать время, словно сковать его цепочкой от карманных часов, ощущая каждый стук временных стрелок, осознавая ценность каждый секунды и необходимость быть в настоящем миге.
Однако не стоит забывать о том, что как бы он не касался такой сложной темы, как хрономантия, но он все-таки не владеет им, а лишь инструментарно воздействует.

Раскрытие маскировки:
Важный навык Сумеречного Стража, без которого сложно раскрыть шпионов, решивших покуситься на безопасность города и запасы виноделен.

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Вера в предназначение и движение своего народа к процветанию.
Ферамиру важно ощущать, что не только он верит в возрождение ночнорожденных в новом свете, но общество его собратьев и сестер. Помимо прочего, эльф испытывает интерес к Пантеону, поскольку будучи авгуром, его устремления направлены в метагалактику, из которой по уверованиям и явились Творцы.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Талассийский
  • Шалассийский
Хронология:

Акт 1. Из чего складывается личность.


Быть рожденным в аристократической семье — значит в большей части быть в этом обществе всегда, даже с малого.
Да и находясь в изолированном на тысячелетия общества без особых возможностей взаимодействовать с окружающим миром, волей-неволей становишься частью того общества, которое замкнулось на себе.

Жизненный путь ночнорожденных буквально пестрит ролью тайной магии в их мировоззрении и жизни в целом. Находясь под пеленой ночи, скрываясь в своем мире под защитным куполом, они каждый день множили, структурировали знания о магии.
Чем вообще могли заниматься ночнорожденные, находясь в относительной безопасности? Продолжать безмятежно и стремительно развивать свою культуру, нести службу в рядах Сумеречной Стражи, или пребывать в обществе аристократичных умов, наслаждаясь беззаботным бытием высоких обществ.

Семья Ферамира была одной из многих ячеек, выбравших путь науки и службы. Мать Ферамира занималась обучением звездочетов, и ведением научных библиотек в Сурамаре, где формировались разнообразные магические каталоги.
Отец звездочета был служащим штаба Сумеречной Стражи и большую часть времени проводил на северо-западе столицы — Центральном (Большом) Променаде, где находился центр воинского формирования, где он проходил службу.

Бытность Ферамира проходило в относительно беззаботном времени, позволяя ему любоваться плавным течением времени в изолированном обществе ночнорожденных, подарившем ему доступ к знаниям, становление себя в том образе, в котором его видели родные.

Конечно, ему в юношестве в основном хотелось стремиться к какой-то максималистической свободе: хотя это в определенном смысле ирония — обрести свободу в закрытом городе, где все возможные линии судьбы имеют ограниченный путь реализации, однако юноша не оставлял попыток совать свой шалдорайский нос в различные дела. Ему одновременно нравилось проверять местных стражников на внимательность и прозорливость, стараясь промышгнуть со своими друзьями незамеченным по улочкам Сурамара в те районы, куда не стоило заходить. Конечно чаще всего их ловили, но в те редкие моменты, когда ему удавалось провести бдительных постовых, он испытывал какой-то внутренний эмоциональный подъем, полагая, что он в этот момент времени всех сильнее, всех умнее. Но конечно это было далеко не так, но что еще нужно разуму юноши в определенный период его развития, кроме шалостей, дел озорных и постоянной свободы, пусть даже и под куполом?

Но всему свое время, и когда-то легкомысленный образ жизни нужно было прекращать. И переход к относительно взрослой жизни начался у Ферамира сперва с долгого обучения магическому делу, которое ему давалось достаточно легко, особенно его интересовали труды авгуров, среди которых были энциклопедии печально известного Этрея.
Листая магические фолианты и жадно впитывая информацию, Ферамир открывал в себе устремления познавать все больше и больше. Его прыть заметили те, кто знакомил эльфа с этими знаниями, посему впоследствии любопытного ученика стали знакомить с такой сложной сферой науки, как хрономантия.

Изучение времени, что называется, было похоже на путь через тернии, к звездам. Требовались высокие умственные способности, определенная концентрация и направленность своей воли, чтобы «нащупать» временные струны и настраивать их на свой манер. Далось это Ферамиру определенно не за год, и не за два, и даже не за одно десятилетие. Познать правила временного пространства — это, быть может, путь длиною в жизнь, отмеренной теми самыми секундами и мгновениями, измеряемыми беспощадным временем.
Постепенно из легкомысленного юноши стал вырисовываться перспективный чародей-звездочет. Но ведь это не все? Не все...


Акт 2. «Среди мнений нет одинаковых… но твое, Ферамир, всегда должно быть решающим.»


Принимать ключевые решения на определенном этапе жизни — сфера далекая, и наивному молодому разуму кажется, что всегда будет безмятежность, легкость и обманчивая простота, окружающая нас. Полагать, что вечность мы будем проводить, не получая в руки штурвал от нашего жизненного корабля, уверенно летящего в неизвестность — значит глубоко заблуждаться.

Ферамира старались учить важным жизненным постулатам, складывать его самостоятельный характер и выводить эльфа на самостоятельный путь принятия решений. Можно даже сказать, что в определенном смысле его семья была консервативной и родители взращены в лучших традициях сочетания строгости и одновременной аристократичной свободы. Но только свобода эта была чаще всего эфемерной.

Подрастающему авгуру по своему внутреннему убеждению хотелось стать кем-то другим. Прогуливаясь в ночи по Променаду и обращаясь своими зенками к защитному куполу, переливающемуся лилово-пурпурными энергиями, ему хотелось увидеть то, что сокрыто за ним. Его внутренние энергии заставляли формировать различные теории в уме, которые просто будоражили фантазию и разум. Хотя в обществе ночнорожденных было принято верить, что внешний мир уничтожен, Ферамиру хотелось однажды хоть на миг лицезреть тот недостижимый внешний мир, пусть он даже будет представлен пылающими руинами.

Его некую бунтарность и энергичность удалось в определенном смысле обуздать в рядах Сумеречной Стражи, где ежедневные и даже в чем-то суровые воинские будни неизбежно складывают отпечаток на личности того, кто решил носить регалии элитного воинского отряда. Сначала эльфу казалось неприятной эта атмосфера и идея исполнять приказы, тем более, когда одним из его наставников выступал сам отец. Последний же преследовал на самом деле благую цель — научить Ферамира не слепому подчинению, а познать тот непростой путь к чести, службе. Показать своему сыну военную сторону общества — это не значит закрепостить его. Это означало показать ему оборотную сторону медали, с которой был социум статных, собранных, верных, способных воителей. И надо сказать, со временем отцу удалось убедить Ферамира остаться в стане Стражи и постепенно складывать себя как офицера.

Однако на этом все не заканчивалось и наверняка было бы слишком просто остаться исключительно в роли Сумеречного Стража.

Однажды, проверяя режимность патрулей и занимаясь расстановкой чародейских големов ночнорожденных, взору эльфа предстала толпа жителей Сурамара, окруживших неприметную часть Променада, представлявшую собой восточное крыло с площадкой, на которой что-то обсуждали три эльфа: выглядели они все величаво, искусно общались между собой и всем своим видом показывали абсолютное превосходство друг пере другом. Казалось, их высокомерие множилось в бесконечной прогрессии и не знало стоп-слова. Ферамир же подошел ближе, и узрел то, о чем он долгое время лишь слышал — Тал'Ашар, или поединок чести.

Когда затрагивается престиж определенного Дома или оскорбляется честь аристократа, то можно это решить достаточно элегантным способом — достойно сразиться. Можно выставить представителя, который будет воевать за оскорбленного аристократа, тут уж дело вкуса и личной смелости. Однако те, кто сегодня бросили вызов друг другу, решили обойтись без представителей.

Между сторонами конфликта был арбитр, что судил поединок и проводил строгие контроль за процедурой, дабы вынести в последствии свой конечный и вечный вердикт, который или оправдает кого-то или закрепит клеймо оскорбленного.
Бой завязался яркий, могущественный. Способности эльфов, разящих друг друга мощью тайной магии, не были малыми, и они не уступали друг другу, однако же в последствии оборона одного из аристократов была сломлена и тот получил мощнейший разряд стрелы в тело, отчего и наступила мгновенная погибель.

Наблюдая за битвой, и одновременно созерцая безмятежность арбитра, Ферамир находил интересным и завораживающим это действо. Но больше всего в этом магическом мордобое его привлекла роль судьи. Вся его грация, аура, и выражение лица, такт, говорили о том, что это лицо исключительной справедливости, чести, и объективности, которое не знает слабости, а сталь его характера готова выстоять под любым гнетом.

Увиденное впервые и вживую зрелище оставило у эльфа неизгладимое впечатление и в последствии, изъявив желание, он и сам становился арбитром в поединках. Однако на время пришлось оставить службу в Сумеречной Страже, поскольку к тому времени его прогресс остановился на должности руководителя дозорными, отвечающими за безопасность Центра Променада, и ему казалось, что далее его служба не принесет ему личностного и интеллектуального развития.

И так Мгновение Вечности становится судьей… но получит-ли он то, за чем пошел на этот непростой путь? Кто знает… кто знает...


Акт 3. Осуждение невинных — есть осуждение самих судей.


Шло время. Общество развивалось. Зарождались и угасали Дома ночнорожденных. Но среди всего этот цикла перманентно продолжал нести свой пост Ферамир. Ему нравился новоприобретенный жизненный путь и, похоже, здесь он ощущал себя как никогда нужным. Эльф полагал, что его пост позволяет судить честно, беспристрастно и исключить любое влияние со стороны. И действительно, за его спиной сложился весьма богатый список поединков, на которых старались ставить арбитром в основном его. Его слог и железная воля могли убедить практического любого подлеца в том, что подкупить или обмануть самого Ферамира или хоть кого-либо из участников просто не получится. Конечно осуществлялись попытки подкупа, но тогда нарушитель попросту отправлялся к Сумеречным Стражам и пополнял ряды тех, кто навсегда получил негативное клеймо и уже вряд-ли чем-то мог его исправить. Дни шли привычным образом.

Но настал особенный день… не похожий на другие. Что-то определенно ощущалось уже с самого начала подачи клича о поединке. Ферамир снова столкнулся с этой необъяснимой активностью своей интуиции, которая сигнализировала ему: что-то выходит из под контроля. Все не то, чем кажется. То, что он полагает явным — это все несущественно.

И правда открылась, когда одним из участников поединка заявился давний соперник семейства Ферамира. Это был влиятельный аристократ, но порядком неумелый магический воитель. Его происки всегда заключались в закулисных интригах и ведении тайных дел, не имеющих ничего общего с честностью. Такие эльфы, как Фарис Буря Пламени, не умели выступать с честью и достоинством, и посему он предпринял попытку повлиять на Ферамира еще до момента наступления Тал'Ашар.

Разговор был томным и долгим. Напряженная атмосфера переливалась с магическим эхом города, переливающимся к громкие разговоры эльфов, которые, казалось, резонировали от такого же напряжения. Фарис был тем врагом семьи Ферамира, о котором ему мало чего было известно и отец лишь изредка касался этой личности в беседах. И вот теперь все стало на свои места.

Фарим Буря Пламени имел высокое влияние в обществе Сурамара, благодаря которому он мог решать вопросы стратегических масштабов. Продавливать свое решение через свои ресурсы, лояльных ему эльфов и политические группы, купленные определенными способами, было для него привычным инструментов решения проблем. Также он попытался «купить» и Ферамира, объясняя тому возможные последствия отказа: отец эльфа мог потерять навсегда службу и быть изгнанным из города. Мать могла столкнуться с трудностями в научной деятельности и быть обвиненной в уничтожении библиотечных каталогов. Манипулятивные ходы были разными и в основном гнусными. Конечной угрозой стало смещение Ферамира с поста арбитра и пожизненный запрет на эту деятельность.

Перед эльфом встал действительно сложный вопрос: осуществить честный суд, без какого-либо шанса на подсуживание, показать себя как служителя букве закона и чести и тогда обречь свою семью на беду ради минутной справедливости; или же позволить беззаконию восторжествовать и дать Фарису путь к реализации своих помыслов, при этом запятнав свою честь, навести тень на свой дом и свою репутацию.

Через тяжбы, и внутренние переживания, граничащие с отчаянием, Ферамир принял для себя тяжелое решение… он согласился. Фарис злостно улыбнулся, показывая победный оскал, только не понимая, на что именно согласился Ферамир.

Они вышли на Променад и вот-вот должен был случиться бой, но перед самым сражением Мгновение Вечности заявил, что снимает с себя в этот миг полномочия арбитра и выступает с вызовом к Фарису, при этом публично обвиняя его во лжи, провокации, заговорах и тайных интригах. Такой поворот событий вызвал шквал негатива с одной стороны, и леденящий ужас с другой.

За боем наблюдали близкие друзья Ферамира из Стражи, и его родители, однако никто из них не ожидал увидеть сегодня его самого в качества сражающегося. Да, его пытались остановить, но ведь выбор сделан, а отказаться от публичного призыва на бой — означает навсегда запятнать себя, что обеспечило бы забвение в обществе шал'дорай.
Эльфы быстро нашли нового арбитра из представителей Стражи. В воздухе повисло напряжение. Бой начался.

Вспышки магических сфер, словно взрыв сверхновых, освещал Променад, переливаясь в пугающих шлейфах энергий, которые должны служить Порядку, но явно не хаосу и несправедливости… Магические вихри обуревали двух сражающихся, но Фарис заметно уступал, поскольку сам не был способным магом… и в какой-то момент Ферамир даже стал подбираться к своему противнику, и уже был готов нанести решающий удар, но внезапно, подобравшись к своему противнику вплотную, ощутил какой-то резкий упадок сил и нахлынувшую слабость… такого не могло быть без внешнего вмешательства. Кто-то неизвестный из толпы воздействовал извне на эльфа и лишил его сил и энергии, что не позволило завершить поединок своей победой. Толпа тут же загоготала и новоназначенный арбитр сразу же был поглощен толпой, которая требовала разобраться, однако же тот ничего не мог высказать и объяснить свою позицию… Бой закончился тем, что Фарис, скрипя и хрипя, поднялся с земли, высокомерно подошел к Ферамиру и почти что привнес поражение тому, но бой был остановлен. На поле сражения вышли высокопоставленные аристократы, которым было невыгодно видеть виток острого конфликта в обществе эльфов, посему нужно было решить проблему на месте и замять ее.

И так и случилось. Тайное решение было принято… победители, и проигравшие в тот день не определились… а всем присутствующим было предложено по-хорошему признать, что поединка чести вовсе и не было, а произошедшее на улице явилось лишь нарушением общественного порядка. Никакого расследования проведено не было, равно как и попыток найти того, кто воздействовал из тени на самого Ферамира. Но сам эльф был уверен, что рано или поздно найдет своего обидчика, и призовет его к ответственности.

В последствии эльф больше не принимал участия в подобных мероприятиях в качестве судьи. Он вернулся в ряды Сумеречной Стражи, где и продолжал свою деятельность, но только служил-ли он с той же прытью и ответственностью, что и ранее? Вряд-ли. В его уме и душе к тому моменту уже постепенно складывались негативные настроения и нигилистические идеи.



Акт 4. «Этот мир ты хотел увидеть за куполом, Ферамир? Тьму беспросветную, бездну бездонную?»



Война захлестнула Азерот и происки демонические вовсю крушили тот мир, что сложился на поверхности спящей души Титана. Старые-новые враги не миновали и Сурамар, ступая тяжелой и губительной поступью по столице империи ночнорожденных, выбирая этот города как новый плацдарм для своих целей и планов.

Казалось, общество эльфов было на той грани, после которой уже некому будет считать, сколько лет миновало, как остыло ядро общества шал'дорай. И летопись их будет вот-вот окончена, когда Гул'дан со слугами Легиона достигнут своих целей и затем планомерно уничтожат эльфийское общество или превратят их в своих слуг.

Магистр Элисанда приняла неоднозначное решение, о котором еще долго будут говорить в мире. Однако все эти обсуждения словно шуршание листвы, ничего не значили и просто были фоном, который рано или поздно исчезнет.

Элисанда погрузила свой чудесный город под одеяло тьмы, и сам Сурамар, казалось, засыпал практически вечным сном, не имя возможности уже проснуться. Видя то, что творится здесь, видя разруху и хаос, который вихрем проходился по городу, многих настиг холодный ужас и страх парализовал многих эльфов. Со временем невозможно было уже отличить сторонника идей службы Легиону, от истинного борца, потому что идеи борьбы за свою свободу просто померкли под натиском и гнетом политики как Элисанды, так и ее лоялистов, направляемых Легионом.

В это время семья Ферамира невольно, как и все, попала под гнет слуг Саргераса, и под угрозой погибели, так или иначе исполняли волю тех, кто сегодня управлял городом. Новым владыкам нужно было обеспечить свои порядки, под которыми подразумевалось жесткое подавление любых протестных настроений, и ведение по сути своей кровавого террора внутри города в отношении любых несогласных.

Определенную угрозу стали представлять как Сумеречный Стражи, так и скверноподданные. Последние были представлены группой эльфов, которые мгновенно приняли сторону Легиона и возжелали всяческим образом угодить своим новым хозяевам. Для этого они учиняли карательные похождения вместе со Стражниками. Выявляли несогласных. Обеспечивали поддержание террора на улицах Сурамара, дабы страх изливался бесконечным источников и заполнял буквально каждый дом порабощенного города, не позволяя выбраться и вдохнуть хоть немного свободы.

В это время Ферамир служил все там же, но уже в должности надзирателя за гаванью, где он должен был обеспечивать бесперебойную работу водного канала, по которому сновали корабли Легиона с демонами и пленниками на борту. Каждый день он видел трагедию своего народа, погибель всего того, что было ему дорого. Город, по которому он когда-то бегал мальчишкой, теперь терял свои краски и постепенно превращался в оскверненную цитадель, которая вот-вот и окончательно потухнет, словно остывшая звезда.

Эльф видел вольготность и тщеславие тех, кто вчера еще был близком к нему, и его семье, а сегодня слепо следовал указаниям слуг Легиона. Он видел в этом очередное предательство, с которым столкнулся не так давно, и все это не могло оставить его неравнодушным.
Катализатором для его внутренних переубеждений стала одна из ночей, когда его родителей в ходе внезапного ночного рейда насильно вытащили из поместья, арестовали и увели в неизвестном направлении. Ферамир узнал об этом лишь спустя несколько дней, поскольку его заставляли находиться круглосуточно в Гавани, и не позволяли хоть какой-то свободы, даже несмотря на то, что он играл на публику роль служащего Легиону. Однако Повелители Скверны и натрезим, приглядывающий за стратегическим портовым местом, не давали эльфу возможности передвигаться по городу.

Весть о пропаже родных дошла до него случайно, когда он встретился с одним из своих друзей, который разделял вместе с ним эти трагичные чувства и мысли о скорейшем восстании, хотя оно казалось им таким далеким, как звезды, которые находились незримо далеко, и являли собой мгновение, застывшее в этой вечности, и можно было только протянуть руку, но никак не коснуться этого. Также было и с их идеями о сопротивлении Легиону, хотя до них доносились отдельные слухи о том, что за городом были силы под предводительством Талисры.

Гнев стал произрастать в душе эльфа, не позволяя тому смириться с положением дел и судьбой своего дома, ведь произошедшее никак нельзя было оставлять на самотек.

В один из дней ему поручили проведение рейда на одну из виноделен, которая подозревалась в содействии Повстанцам. Им наказали проверить информацию о причастности одного из ботаников к содействию силам Талисры. В составе четырех чародеев: Ферамир, его близкий друг — Вексис и еще двое эльфов нагрянули на одну из виноделен, где как-раз работала группа хрономантов и ботаников, настраивая производственную линию вина. Ферамир и Вексис наказали другим Стражникам остаться на улице, а сами зашли внутрь и под видом проверки режима, тайно завязали разговор с теми, кто был на винодельне дабы получить хоть какую-то информацию о том, каковы успехи у сил Сопротивления. Разговор шел размеренно, но один из ботаников показался Ферамиру странным и он как-будто наблюдал за ними с помыслом убежать с места, и доложить другим стражникам о происходящем здесь. И так и случилось — резкий рывок к выходу и эльф почти что оказался на выходе, и уже был готов закричать, как его настигла чародейская стрела Вексиса, не давшая тому возможности произнести хоть звук. Убийство привлекло внимание других стражников, которые ворвались внутрь и первой их реакцией стала попытка парализовать и других работников участка винодельни, однако те были убеждены Ферамиром в том, что погибший — агент Сопротивления и он хотел выдать им какую-то информацию. К счастью Стражники не ведали истинного положения дел и по первой поверили.

Однако ситуация была критическая и нужно было что-то делать, ибо вскоре помыслы Ферамира и Вексиса могли раскрыть.
Еще какое-то время они продолжали работу в городе по наведению своей агентуры, и формирования собственных ячеек лояльных Сопротивлению, дабы стать «спящими агентами», и выступить в тот миг, когда освободители вошли бы в город. Но только в их планы были внесены коррективы...

Планы Ферамиры были раскрыты таким уже привычным предательством его соратника, который сообщил другим офицерам о содержании их разговоров. Это не заставило долго ждать реакции, и эльфов заточили в темницу, дабы через неделю переправить их в расположение Генератора Душ Легиона, чтобы переродить их сущность душ в кристаллы для подпитки этого Генератора, расположенного в Оплоте Оскверненной Души.

Однако судьба распорядилась иначе: Ферамира и Вексиса решили освободить, дабы использовать втемную. Суть заключалась в том, чтобы изобразить их прощение и оправдание, и под этим предлогом отправить эльфов в составе боевой группы на рейд против сил Повстанцев, где нужно было нанести как можно больше ущерба самим силам Талисры и на месте убить самого Ферамира и Вексиса.

Скорее всего задней мыслью Ферамир понимал, по какой причине их отпустили, ведь так практически не поступали слуги Легиона, и даже вчерашних стражников не гнушались убивать, а здесь такая честь… и он решился перехитрить захватчиков. Заранее он договорился с Вексисом о том, что они выступят с отрядом, вступят в бой, но в один миг переломят битву так, что начнут атаковать тех, кто пойдут с ними.
Но только к тому моменту марш на Сурамар уже был в самом разгаре, и наступление внезапно обратилось в своей активной фазе и силы освободителей.

Талисра и ее сопротивление в конечном счете готовились напасть на сам город Сурамар. В этом им помогали эльфийские войска Альянса и Орды во главе с Тирандой Шелест Ветра (родной дочерью города Сурамар) и Леди Лиадрин, прибывшей с войском, чтобы осадить город. Тиранда помнила, что народ Талисры прятался под щитом Сурамара во время Войны Древних, и была осторожна, если она предаст их и станет правителем, как Азшара или Элисанда, но все же согласилась помочь им сражаться с Легионом. Лиадрин была более благосклонна к ним, проводя параллели с пристрастием ее собственного народа к магии и Легиону и также оскверненному лидеру много лет назад.

Отряд Ферамира как-раз столкнулся с силами освободителей в районе Святилища Порядка, и ввиду определенного сумбура наступила временная неразбериха и хаос.
Мгновение Вечности старался балансировать на грани битвы против освободителей, и при этом мешать сторонникам Элисанды: причина заключалась в том, что примкнуть к Повстанцам сразу было невозможно, по той причине, что сражение было в самом разгаре. Однако в переломный момент, когда Стражников оставалось не так много, Ферамир и Вексис нанесли удар по остаткам Сумеречных дозорных, чем и обеспечили возможность остановить эту локальную битву и встать на сторону армии Талисры. По началу их приняли с подозрением, и даже жестоко пленили, поскольку среди боя принимать кого-то на свою сторону — дело или уникальное, или опрометчивое. Однако им удалось доказать свою верность идеям движимого Талисрой и иными освободителями сопротивления и примкнуть к осаждающим группам.

Освобождение пронеслось вихрем событий, и тяжелых потерь со всех сторон, однако вскоре город общими усилиями был освобожден. Но только победа не казалась неизгладимо лучезарной и радостной, ведь гражданская война, ударившая молнией в общество эльфов, навсегда изменит их образ жизни и отношение друг к другу, и вместе с тем откроет им путь в новый, дивный ли, гнусный ли, но новый мир.


Послесловие.


Ферамир остался в рядах Сумеречной Стражи, но уже под предводительством нового режима. Всю свою жизнь звездочет шел к понятиям чести, борьбы за справедливость и отстаивание безопасности и интересов своего общества.

И это в какой-то мере удалось ему осуществить. Пусть эльф и представлял свою роль в ином ключе, даже и не мысля о возможной войне, но произошедшее дало ему возможность наконец-то увидеть тот самый мир, который он когда-то пытался представить себе за незримым куполом лилово-пурпурных энергий...

Зависимость от магии также не обошла его стороной, и покуда он был притворным лоялистом, то получил определенные порции манавина, которые, как он потом рассказывал, в определенных количествах передавал силам Талисры, даже иногда действуя себе во вред, поскольку надеялся, что Лилия однажды произрастет и даст новую жизнь в этом городе.

… повествование обрывается...

Фракции:

Орда и Альянс:
Политические и военные интриги двух политических гегемонов неведомы в полной мере звездочету, однако он вынужден был погрузиться в изучение их исторических перепутий, чем и занимается поныне.
Их конфликтность и перемирия кажутся эльфу чем-то цикличным и даже, порой, навязанным. Сейчас он более увлечен изучением культуры и истории тех, с кем ночнорожденные сблизились больше всего — син'дорай.
Однако Ферамир надеется, что место в Орде, любезно предоставленное ночнорожденным, будет не новым водоворотом, который затянет шал'дорай в трагичную череду событий, а позволит им наоборот найти новых союзников, открыться этому миру и продолжить развиваться и строить свою империю, но уже не в одиночестве.



Легион:
Исключительное презрение и враждебность. Как можно иначе относиться к тем, по чьим помыслам была захвачена родина? А ведь те же захватчики Легиона помимо всеобщей беды, учинили личную трагедию Ферамира, пленив его родителей и отправив в неизвестном направлении. Их он до сих пор так и не нашел.


Отношение:

Наенриэль:
Чудесная представительница син'дорай. Именно со знакомства с ней эльф начал сближение с культурой эльфов крови. Беседы с этой девой давались ему легко, и он видел в ней исключительную и необъяснимую близость идей, и триединство духа, целей, и взглядов на жизнь.



Ласерта Мрак Ночи:
Авгур, прожившая ни много, ни мало, десять тысяч лет в этом городе. С ней плотно сотрудничала его семья, а сам эльф получал у эльфийки уроки по ремеслу авгуров. Она представляется ему исключительно строгой, глубинной, однако в какой-то степени потерявшейся в себе личностью. Ныне она пропала и ее местонахождение эльфу неизвестно.

Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Итак, приветствую вас, дорогой игрок! Ваше творчество было проверено в соответствии с пунктом правил 1.14.

Пройдясь по нему, могу сказать, что оно удивило меня, посему присваиваю ему статус "Одобрено”. Оценка творчества – “4


Однако, давайте пройдёмся немного по пунктам анкеты, которые я хотел бы обсудить:

1. Грамотность

Первый пункт и самый главный. Прочитывая творчество, могу сказать, что у вас довольно сложный в некоторых местах слог, от чего текст казался перегруженным. Частично в некоторых моментах есть неправильные окончания, а где-то запятой не хватает, но это всё мелочи. Сам текст написан по большей части грамотно и в какой-то мере красиво.

2. Внешность

Итак, вот оно представление вашего персонажа. Со стороны он может казаться таким…идеальным. В меру мускулистый и подтянутый, в виду своего бывшего места назначения в
Сумеречной Страже. В целом, внешность не сильно отличает его от других Ночнорождённых, однако смею заверить, что мне понравился момент с описанием его глаз, вернее то, что в них передаётся – действительно неплохой ход, но как-то хотелось бы, чтобы вы получше описали внешность вашего эльфа.

3. Характер

Читая характер вашего персонажа, хочется отметить, что вы делаете упор на его умении дедукции, как лично я понял. Что в целом довольно неплохо, однако с другой стороны не сильно раскрывает его черт, каких-либо больше особенностей. Лишь в конце вы немного рассказали про его, так сказать, баланс. Он и не душа компании, но в тоже время и не аскет общества. Хотелось бы также узнать ещё какие-либо особенности этого эльфа, потому что выглядит всё очень скрытым со смыслом на продолжение, которого нет.

4. Хронология

Честно признаться, история вашего персонажа действительно была насыщенной, яркой на события, от чего читать в некоторых моментах было довольно интересно. Единственное, что меня смущает, так это то, что вы очень мало рассказали про Хрономантию в своей истории и второе, что меня разочаровало – это характер вашего перса. Почему вы не могли частицу перенести в сами “Особенности”? Потому что, видя особенности, и хронологию – лишь в последнем вы очень неплохо показали своего перса.


В завершение хочется сказать, что у вас получилось, более-менее раскрыть персонажа, однако большой простор у вас в целом ещё остаётся, который хорошо было бы закрыть. Все выше перечисленные пункты – действительно стоит учесть. Удачи вам в Мире Военного Ремесла.


Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/8584), в Discord (Diaz#4874) для получения ответов на них.

Проверил(а):
Diaz
Выдача (Опыт):
Нет
21:40
21:28
294
02:43
+5
Скоро будет новый поединок с Азлагором...

Подписывайтесь на канал Ферамира, там будут стримы из Сурамара
Написал, что Ласерта поехавшая kappa
03:01
0
Потеряться в себе — это еще не поехать кукухой pepesad
11:06
+2
Когда новый сезон твоего сериала?
13:23
0
Скоро… собираем донаты с летсплеев...
12:46
+1
Йольф (за курсор лайк)
16:00
+1
Меч из Майнкрафта, как бы намекает, КАКОЙ Фирамир.
АХХАХАХХАА