Игровое имя:
Тразкат
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Дракон
Народность:
Зеленая/Изумрудная Стая
Пол:
Мужской
Возраст:
62
Особенности внешности:

Саликус в своем истинном облике мог бы вполне слиться с прочими драконами своей стаи, и, признаться честно, долгое время именно так и было. Правда, не то отчасти любопытство, не то бунтарский дух, не то, как говорят смертные, “Шило в одном месте”, позволяют ныне выделить его на фоне прочих даже визуально.
Начать наверное стоит с того, что этот дракон еще очень юн по меркам своей расы, что легко бросается в глаза. Размером с крупную лошадь, Саликус не смеет пока хвастаться излишне грозным видом. Конечно же, у него есть и когти, и зубы, и гребни, и шипы. Но последние еще не столь заметные и едва ли опасны в бою. Но, вот чего-чего, а времени у драконов этой стаи чаще всего весьма и весьма много. Так что, если все в итоге будет идти гладко, все эти небольшие «потешности» смогут превратиться в грозное оружие. Так, шип на голове, похожий немного на рог единорога, поможет провести атаки в ближнем бою. Три шипа на затылке будут уже лучше вместе с чешуей защищать шею. Но, чтобы это стало и вправду оружием, а не намеком на него, должно пройти еще много времени.

Как и всех прочих членов стаи, у этого дракона основной цвет чешуи — зеленый. В нем нет красивой глубины. Наоборот даже то и дело встречается чешуя чуть более светлого, отчасти желтовато-белесого оттенка. Она весьма прочная и о ее края можно даже порезаться. Чешуя же песочно-желтого цвета покрывает брюхо и шею дракона, и вот она более крупная, и оттого мягкая и эластичная. Брюхо — более уязвимая часть, а потому его Саликус не привык показывать ее лишний раз. Чуть более защищенные — верхняя часть шеи и условная “поясница”. Там пресутсвуют уже наросты из крупной и жесткой чешуи. От макушки до лопаток идет плотный гребень. Наросты же на пояснице больше походят на черепаший панцирь.

У этого дракона отчасти тонкие и немного изящные лапы. В них не чувствуется силы, так как в основном он не ходит, а летает (да и учитывая особенности стаи — спит). Однако, в них достаточно силы для того, чтобы кого-то поднять, а остроты черных крупных когтей хватит для того, чтобы порвать добычу. Хвост Саликуса, почти такой же длинный, как и его тело, заканчивается подобием булавы, отчего удар им может быть весьма болезненным.

Если же говорить о морде, то она выглядит примерно так же, как и у прочих. Вытянутая, несколько приплюснутая у ноздрей, с глубоко посаженными янтарными глазами, что то и дело лишь полуоткрыты. Хотя, даже так они все еще пока что горят каким-то огоньком любопытства. Несмотря на общую безобидность и миролюбивость этой стаи, пасть Саликуса так же усеяна острыми зубами, часть из которых виднеется даже когда она прикрыта. Зубы пока не столь желтого цвета, что так же говорит о возрасте этого дракона.

Что же можно сказать о крыльях? Они весьма большие и широкие, что наделяет дракона возможностью парить и держать свое тяжелое тело в воздухе. Перепонки крыльев желтоватого цвета, а на “запястьях” имеются небольшие черные когти. Так же небольшие коготки есть в конце “пальцев”. Но все эти черты весьма типичны для драконов. Тогда что именно может бросаться в глаза, выделяя его?

Украшения. Хоть это звучит странно и необычно, но у Саликуса есть пока отчасти странная и непонятная для других членов стаи любовь украшать себя. Так на лапах дракона можно подметить небольшие браслеты, а на одном из щипов есть золотое кольцо. Сделанные из лоз, кожи и золота, они просто есть и толком не несут в себе никакого смысла. Просто ему так нравится. Как и нравится чередовать столь привычную для стаи сонливость с “приступами” подвижности и жажды деятельности. Голос его пока что немного по юношески звонок даже в облике дракона.


Если же описывать смертный облик этого дракона, то Траз’Кат так же отчасти перекликается с его сутью. Это с виду весьма молодой тролль зандалар, в голубых глазах коего живет огонек отчасти детского любопытства, а уши постоянно дергаются, к чему-то прислушиваясь. У него зеленоватая кожа с более темными наростами, что разбросаны по телу. Отчасти заметно, что он пока еще немного не пропорционален. Его руки словно кажутся чуть длиннее, чем они должны быть, но, того гляди год и другой, и он вытянется, становясь уже “нормальным”. Правда, подобная “неказистость” волнует тролля мало. С его губ редко сходит улыбка, а от прущей доброжелательность тои дело может стать отчасти не по себе. Черты лица зандалара немного острее, чем у прочих, однако это даже дает ему некую… фактурность. Клыки крупные и даже кажется, красивые по меркам зандаларов. Но в последнем дракон не так еще уверен.

Тело тролля часто покрыто небольшими ссадинами, что быстро “заживают”, уши почти вечно подраны, а в волосах сине-зеленого цвета часто находятся какие-то ветки или цветы. Сама же прическа его тоже отчасти чудная. Ежик волос после переходит в длинный ирокез, который Трак’Кат зачесывает то на правую, то на левую сторону. Из украшений у него можно выделить кольцо в носу, а так же огромное количество браслет, которые часто меняются, но обязательно есть что на руках, что на ногах.

Несмотря на привычку бродить по лесам (при том не самым безопасным), Траз’Кат носит весьма открытую одежду и редко когда его можно увидеть с оружием в руках. Правда, от внимательного взора порой не мог ускользнуть редкие чешуйки, что то и дело видны на некоторых участках тела. Все же, изумрудный пока лишь только учиться, но быстро исправляется.

Особенности характера:

Если описывать Саликуса одним словом, не зная его достаточно хорошо, то он все еще словно… подросток. Порой импульсивный и резковатый, порой меланхолично задумчивый и разумный, порой до жути наивный и словно… добрый. Однако это первый взгляд, под которым скрывается нечто иное.

Лишь начиная знакомство с этим драконом, можно увидеть то, сколь он пока не похож на членов своей стаи. Слишком активный, слишком живой, слишком… по своему “смертный” для представителя тех, кто по наследию титанов должен многое время проводить в Изумрудном Сне. Конечно же, Саликус гораздо больше внимания уделяет природе, нежели прочим проблемам. Может даже сложиться впечатление, что сохранение какого-то деревца для него будет стоять выше, чем сохранение жизни представителя младшей расы. Только это далеко не так. Возможно в силу возраста, он сейчас думает, что восстановление Азерот осуществимо исключительно с помощью взаимодействия со смертными. Скорее всего, его мнение еще поменяется, причем достаточно сильно, но а ныне, в отличие даже от некоторых сверстников, этот дракон чаще находится в мире материальном, стремясь лучше понять то взаимодействие, что идет между Природой и Младшими Расами. Или… здесь речь не только об этом?

Заглядывая дальше, можно понять, что то дружелюбие, доброжелательность и некая “шумность”, что порой почти прут из Саликуса… отчасти напускные. В те мгновения, когда рядом с ним нет наблюдателей, на его что морде, что лице может проскакивает странная и немного непонятная грусть и тоска. Можно порой заметить, как тот вздрагивает, слыша определенные звуки, и напрягается, скалясь, ощущая присутствие скверны. Он об этом не скажет, однако опытный глаз сможет заметить, что дракон словно от чего-то бежит. И в этом весьма смелом предположении наблюдатель будет чертовски прав. После смерти Изеры, кою Саликус прочувствовал каждой клеткой своего тела, внутри него словно появилась пустота, в которой столь комфортно для себя стали разрастаться Боль и Страх. События Легиона ударили по этой стаи сильнее, чем по прочим. Возможно это — бич судьбы, ведь Изумрудные драконы слишком долгое время оставались в стороне от многих бед, что затронули прочие стаи.

События, что произошли в Валь’Шаре оставили глубокие, но незримые шрамы на сердце и душе Саликуса. Видя, как сильнейшие из его вида пали пред Кошмаром, даже после его уничтожения, в кое тот не верит, он именно что Боится погружаться в Изумрудный Сон.
Несмотря на то, что многие отмечали его талант, ныне он прикладывает очень много усилий для того, чтобы не прикасаться толком к этому измерению. Правда, этот страх вкупе с его живым умом и тем же талантом, позволяют то и дело придумывать новые способы взаимодействия с потоками Жизни. Он словно из разу в раз пытается заново придумать “колесо”, что порой кривовато, но все же выходит. Может показаться, что здесь говорят его попытки “выделиться”. Но за всем этим просто напросто стоит Страх, что он не выберется, пав перед Кошмаром, в уход которого, как уже было сказано, он не верит. Правда, эти страх и боль смогли по своему открыть перед тем новые горизонты.

Убегая от Сна и даже своей Стаи, Саликус сильнее сближаться с младшими расами. Его мысли о балансе и мирном сосуществовании невольно заставляют того сильнее погружаться в изучение их культуры, обычаев, быта, особенностей. И до всех тех событий, что произошли на Расколотых островах, дракон часто сбегал в мир материальный и в особенности на Зандалар, что отчего-то полюбился ему. Ныне же, словно прячась ото всех, он и вовсе мало тот покидает. К тому же, оправдывая своей побег, Саликус поставил перед собой задачу, справиться с которой в одиночку вполне возможно не смогли бы даже взрослые представители Изумрудной Стаи. Вполне возможно этот порыв можно назвать Юношеским Максимализмом. Вполне возможно это он и есть. Но ныне дракон, который для многих может казаться не больше, чем не окрепшим “селезнем”, пытается понять суть Порчи, что почти что сжирает Назмир. Саликус пытается доказать хотя бы самому себе, что стоит хоть чего-то, но с каждым днем лишь больше чувствует свое бессилие. Правда… некая упертость, что присутствует в нем, и страх заставляют не сходить с выбранного пути. Только вот именно эти качества порой могут играть с ним плохую шутку. Общающийся до этого больше с Ночными эльфами и Тауренами, он все еще не привык ждать ударов от младших рас. Если только от них, конечно же, не несет Скверной. Вполне возможно то, что прочие назовут наивностью, является не более чем неопытностью в общении с прочими. Саликус молод. Не столь силен и он… порой устает. И в это своей усталости он совершенно спокойно может поверить “не тому человеку”. Причем, вполне возможно, из-за своей ограниченности в силах и отстраненности от прочих, он не сможет выпутаться из той истории самостоятельно. Ведь своей Стае он просто сказал “Я буду на Зандаларе”. Не более.

Подводя некий итог, можно сказать, что Саликус по своему… побитый жизнью и потерянный дракон. Правда, именно эти его черты можно разглядеть не сразу. Для всех он скрывает эту боль и страх за улыбкой, весельем, дружелюбием и странным желанием всех рассмешить. И в эту маску он и сам стремится поверит настолько, что не готов признаться уже и самому себе, что просто-напросто… боится. Боится весьма многого.


Если же говорить о Траз’Кате, то эта личина фактически и есть та самая маска, за которой тот скрывает свои раны и страхи. Веселость, импульсивность, наивность и шумность. Этот зандалар весьма улыбчив и болтлив, а в погоне за зарисовками того или иного цветочка или зверушки способен и вовсе забраться туда, куда не надо. Он порой весьма искренне удивляется рассказам других, являясь неплохим слушателем. Правда, получив возможность, может порой не затыкаясь часами с улыбкой рассказывать о самых разных природных явлениях, флоре и фауне. Лишь в моменты, когда рядом никого нет Траз’Кат порой становится очень серьезным и вместе с тем грустным. Некоторые могут начать видеть в нем хоть и молодого, но по своему начинающего сходить с ума отшельника. Некоторые увидят славного малого, который, если потерпеть его монологи, сможет даже помочь и поделиться едой. И лишь те, кто начнут лучше понимать его, наблюдать и расспрашивать, смогут понять, что что-то здесь не так. Слишком много боли во взгляде. Слишком явные попытки перевести тему, если дело начинает казаться прошлого. Со слишком громкими криками тот порой вскакивает от кошмаров, о которых никому не говорит.

Мировоззрение:
Нейтрально-доброе
Класс:
Сноходец
Специализация:
"посланник" Стаи
Способности:


Дракон. Несмотря на все то миролюбие, коем наделен Саликус, не стоит забывать о том, что он остается драконом. Весьма крупным летающим ящером, что способен постоять за себя. В его арсенале есть острые когти и клыки. Хвост булава, удар которого может оглушить или даже ранить цель. Мощные крылья, что позволяют резкими взмахами чуть отбросить от себя цель. Чуткий нюх, весьма острые слух и зрение. Однако это далеко не самое главное его оружие.


Дыхание Зеленой Стаи. Дракон все еще юн, но то не мешает ему в моменты нужды пустить в ход особое дыхание. Не похожее на привычное в понимании многих пламя, это дыхание отчасти походит на зеленоватый пар, что может наносить урон, разъедая. Словно кислота. Однако, будучи хранителями природы и отчасти жизни, зеленые драконы этим пламенем способны и исцелять.


Изумрудный Сон. “Измерение”, что Саликусу даже ближе, чем Азерот. Мир, в коем природа была не отравлена катаклизмами и разумными расами. Связь с ним столь крепка, что без особого труда дракон видит окружающий его мир что здесь, что во Сне. Будучи все еще весьма юным, изумрудный пока не умеет быстро перемещаться между этими мирами, но все же шагнуть в Изумрудный Сон, что отчасти чужд прочим, для него дело плевое. Вернее, было раньше плевым, ведь ныне из-за страхов он не всегда может туда отправиться.

Друидизм. Зеленой стае титаны, покидая этот мир, отдали бремя блюсти баланс с природой. И Дар титанов поныне живет в каждом члене стаи. Нельзя все же сказать, что его силы — это друидизм в привычном понимании, однако Саликус способен управлять силами Жизни.


Смена облика. Изучив достаточно какую либо расу, дракон способен научиться принимать смертный облик, скрывая себя среди прочих. Несмотря на то, что обычно стая выбирает своим обликом ночных эльфов, для лучшего выполнения своей “миссии”, именно эта особь научилась принимать облик зандалара.

Сон. Сосредоточившись, Саликус способен погрузить свою цель в короткий сон, что дает ему небольшую фору. Правда, если его напугать, то эти чары он может наслать и случайно

Навыки и профессии:

Саликус обучен чтению, письму, счету на всех известных для него языках. Конечно же, нельзя сказать, что на некоторых он пишет без ошибок, однако несколько лет и капелька усердия помогут исправить это “недоразумение”.

Природа;. Нельзя сказать, что он является “ученым-биологом”, но без труда сможет по голосу узнать самых разных птиц, по следам определить животных, а, смотря на растения, понять для чего они нужны и можно ли их использовать. Из него бы мог выйти отличный охотник, но то “не его предназначение”. Так же, он неплохо может ладить с другими живыми существами. Нельзя сказать, что он их понимает и ими управляет, но многие повадки считывает лучше прочих, предсказывая примерно что произойдет после

Верховая езда. В ней он… на удивление плох. То ли звери в нем кого-то все еще чуют, то ли то вовсе не его. Но чаще Саликус перемещается по этому миру пешком.

Ловкость. На удивление ловок и прыток в каждом из своих обликов.

Рисование. Несмотря на то, что пока что рисует он откровенно плохо, это не мешает ему пытаться и учиться. “В этом деле решает опыт”.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:


Наверное, здесь стоит сказать о том, что долгое время Саликус верил даже не в божество в привычном понимании, но “личность”. Потеря Изеры ударила больно по каждому из них, и ныне дракон пребывает в некоей… потерянности. Вполне возможно, он еще найдет себе ориентиры. А пока же здесь стоит говорить о потерянности.

Знание языков:
  • Дарнасский
  • Наречие троллей
  • Таур-ахэ
  • Драконий
Пояснение к языкам:

Драконий. Родной язык Саликуса, который он знает уже в совершенстве. Несколько грубоватый и рычащий, он все же по своему красивый и завораживающий.

Дарнасский. Первый из языков младших рас, который дракон выучил. Ночные эльфы и Зеленые драконы уже не одну тысячу лет весьма тесно сотрудничают друг с другом, и оттого то, наверное, такой исход вряд ли бы кого-то смог удивить. На этом языке Саликус может разговаривать почти так же свободно, как и на своем родном.

Таур-ахэ. Этому языку он обучился общаясь с тауренами, которые также, как эльфы, были частыми гостями Изумрудного сна и Лунной поляны. Правда уровень знания дотягивает до разговорного.

Наречие троллей. Зандали. На удивление сложный, а оттого весьма и весьма интересный для изучения язык. Дракон и ныне пока что лишь постигает все тонкости этого языка, из-за чего то и дело может некоторое время раздумывать, подбирая слова.

Инвентарь:

Из тех вещей, что могут оказаться у него стоит наверное вначале упомянуть часто меняющиеся украшения.

Из более же «серьезных вещей», стоит наверное выделить альбом для записей, с которым Траз'Кат не расстается кажется вовсе. Какие-то пока нелепые рисунки, заметки, гербарии. Но это все так же лишь блажь, отчасти бесполезная в бою.


Род занятий:
"посланник" Стаи
Хронология:

Наверное, эта история покажется отчасти слишком похожей на истории, что расскажут и другие драконы этой Стаи. Но все же какие-то особенности и нюансы в ней есть. Хотя, возможно, чем-то “особенным” это все равно никому не покажется.

Саликусу повезло вылупиться в весьма мирное и спокойное время. Гнездо в тенях Нордрассила было долгое время ему домом. Именно там он учился летать, охотиться, использовать силы, что были дарованы ему предками и Титанами. Изумрудный Сон и то, как Азерот выглядела там, удивляли и манили Саликуса, заставляя быть весьма прилежным учеником. Его упертость и живой ум стали отличным подспорьем к таланту, который стали отмечать Наставники. Вполне возможно слыша столько похвалы дракончик бы мог возгордиться. Однако… что-то с ранних лет тянуло его к младшим расам и, видя чего смогли добиться те, он понимал, что ему еще предстоит очень многому научиться и еще большее — понять. Слушая вначале наставников драконов, Саликус после все же прибегал и прилетал к тем же друидам на Лунную поляну, тихонько сидя в стороне, наблюдая и слушая. Ему нравилась некая самобытность друидов, с которыми их связывал древний договор, заключенный между Изерой и Малфурионом. И, приловчившись, он даже даже то и дело сбегал из гнезда ближе к тому же Дарнасу, наблюдая за жизнью простых ночных эльфов, или же осторожно стремясь подобраться ближе к Тауренам в Мулгоре. Те места казались ему спокойными и понятными. Однако… свой дом он нашел в ином месте.


Впервые на Зандалар он попал, чуть заплутав во время перемещения по Изумрудному Сну. Вначале напуганный, он пытался как можно скорее понять, как вернуться на Хиджал. и то свое приключение подумывал забыть, как страшный сон. Но… что-то заставило его уже после осознанно совершить вылазку туда. И те картины, что он увидел там, заставили его влюбиться в те земли. Потрясающие виды, удивительные растения и животные, порой кружащие голову запахи. Природа тех мест заставляла его снова и снова возвращаться туда, вначале наблюдая лишь издали, а после уже и ближе, ведь Саликус научился принимать облик зандалара. Жизнь там казалась ему вечным карнавалом и буйством красок и запахов. Тогда же он, словно сорока, стал тянуться к блестящим и не только украшениям, навешивая те на себя что в истинном облике, что в “смертном”. Но, желая лучше понять те места, он стал быстро понимать, что все не так… красочно. И речь даже не о тех конфликтах, что терзали народ троллей. Все еще оставаясь драконом Изумрудной стаи, он, сосредоточенный больше на природе, очень остро стал чувствовать, сколь пагубно действия неких “троллей крови” сказывали на Назмире. Не вникая вначале в проблемы мирские, Саликус пытался лучше разобраться, что именно заставляет почти на глазах увядать тот край и его обитателей. Уже тогда он стал впервые осторожно просить старших и Наставников уделить чуть большее внимание тем землям. Но… кажется, мирно время кончилось для всей Азерот и всех стая.

Войны, вторжения, нашествия нежити и демонов. На глазах Саликуса мир, таким, каким он его знал, рушился и уходил словно песок сквозь когти. Несмотря на то, что Изумрудные драконы толком не вмешивались в большинство событий, что сотрясали Азерот, порой он чувствовал боль, ведь… все они все же были связаны. Когда беды коснулись Красной Стаи, Саликус порывался помочь тем хоть как-то, но не смел вмешиваться без указаний Наставников. Не справляясь с этой злобой и жаждой деятельности, он все чаще стал сбегать на столь полюбившийся ему Зандалар, невольно глубже погружаясь не только в проблемы природы, но и в бытие троллей. Но, видя, что там происходит, словно лишь больше начинал разочаровываться, понимая, что у него толком не хватает ни на что сил. Начиная лишь прилежнее учиться, Саликус стал так же стремиться лучше понять зандаларов, подумывая, что корень проблем можно искать здесь. Теперь из “гостя на карнавале” он стал то и дело пытаться быть обычным жителем того мира. Мелькая то тут то там, “Траз’Кат” стал пытаться лучше понять быт этой расы. И стал невольно проникаться любовью не только к природе этого края, но и к зандаларам. И эта любовь словно дала разгореться юношескому пламени и максимализму, заставляя его осторожно ставить перед собой целью разобраться в терзаниях Назмира и исцелить те земли. Что Саликус, что его наставники понимали, что он не сможет сделать то один. Но… ничто не мешало же ему просто исследовать, намечая точки, с которых после уже не один он, но и Стая смогут начать, когда разберутся с прочими проблемами. Верно? Но позже.

Слишком долго. Слишком долго они были в стороне от почти всего, что происходило в этом мире. Слишком часто даже сам дракон слышал это “позже”. Вторжение Легиона и то, что Кошмар вырвался наружу, оставили, наверное, незаживающий шрам на сердце и душе дракона. Кажется, та боль, что он ощутил, почувствовав смерть Изеры, и ныне то и дело заставляет его с воем вскакивать в ночи. Боль. Пустота. Ненависть. Столь необычные и нечастые эмоции в тот миг почти переполняли его, заставляя вступить в борьбу в рядах Ткачей Снов. И все же, пряча их, он пытался веселить прочих. Пытался смешить их. Пытался улыбаться. Но с каждым днем лишь меньше верил в то, что у них выйдет хоть что-то. Он видел, как сильнейшие из его Стаи пали пред Кошмаром. Он видел, что творят Демоны. Он был свидетелм… Нет. ЕМУ приходилось вступать то и дело в схватки с теми, с кем он еще какие-то смешные 10-20 лет назад соревновался в полете и трюках. С теми, кого он пытался смешить и кому он пытался понравиться. В той Пустоте стал рождаться Страх. Кошмар был Побежден. Но семена сомнения, порожденные Страхом, заставляли Саликуса сомневаться в этом. Они отталкивали его от Изумрудного сна. Боль же потерь от Войны отдаляла от Стаи.

Надеясь найти покой на Зандаларе, дракон заставлял себя вначале видеть лишь свет. Не желая даже смотреть вначале в сторону Назмира, он стал незаметно для себя создавать маску веселой и шумной непринужденности, кою натянул на себя и стал почти срастаться с ней. Убегая от своих страхов, он снова вначале стал жить Карнавалом, что привлек его в свое время в эти земли. Но, взглянув лишь раз на Назмир… дракон ужаснулся. Однако, это же подарило ему цель. Цель, что вырисовывалась вначале где-то там в прошлом, и крепчала ныне. Саликус поклялся самому себе все же понять причины порчи Назмира и исцелить те земли. Правда… начал он эту борьбу отчасти трусливо.

В тот миг, когда те земли сотрясали войны, борьба с троллями крови и, как оказалось, Древними Богами, дракон затаился, наблюдая за всем со стороны. Не зажившие еще пока раны после даже не войны, а, в его понимании, бойни в Валь’Шаре, заставляли быть в стороне. Лишь издали он мелькал то тут то там. Вновь отдаляясь от проблем смертных, Саликус пытался вернуться к своим давним наработкам. Он пытался вновь начать осторожно пользоваться Сном, из которого из разу в раз пугливо сбегал, как только чувствовал, что что-то идет не так. И лишь сейчас, когда глобальные события перестали сотрясать этот край, дракон стал чуть активнее совать свой нос. Порой туда, куда не надо. Пытался изучать, пытаться что-то делать. Наличие цели и, почти мечты, помогали ему забыться и забить пустоту внутри. Маска “улыбчивого малого” глушили Боль и Страх. Однако, начиная глубже погружаться в терзания края, Саликус лишь больше понимал то, что не сможет справиться со всем этим Сам. Вполне возможно, даже изначальный план с разведкой будет не столь выполним. Но проснувшийся “юношеский максимализм” гонит прочь мысль звать на помощь. Он должен справиться сам и потому лишь раз мельком кинул стае весточку о том, что Жив и находится на Зандаларе. Он должен доказать самому себе, что хоть что-то может и хоть чего-то стоит. И нет, он вовсе не пытается скрыть за всем этим свое нежелание видеть членов стаи. Он вовсе не бежит от боли, ведь, смотря на собратьев невольно вспоминает стычки, в коих был вынужден биться со своими. Нет, просто сейчас у Саликуса испытание, которое он придумал для самого себя и, пройдя через которое, он докажет всем, что все еще остается тем самым способным драконом, каким его помнили Наставники. И он будет улыбаться, смеясь даже над глупостями, порой отпуская не менее глупые и наивные шутки, глуша шепоты сомнений.


Что же говорить о Траз’Кате… то его история ныне лишь начинается. Он лишь один из зандаларов, что потянулся в Назмир, когда тот был очищен от угрозы со стороны троллей крови. Безобидный и доброжелательный чудик, что изучает отчасти ни на что не похожую природу того края. Тот, кто ходит тропами, которыми не ходят даже некоторые отряды и который каким-то образом возвращается целым из странных и жутковатых мест. Этот юнец… просто чудик. Но безобидный и до жути улыбчивый, отчего то и дело может быть гостем у костров на заставах, ведь с собой он приносит порой полезные припасы, немного кривые заметки и красивые гербарии. А из-за своей открытости и эмоциональности становиться отличным слушателем, отчего уже успел за короткий срок полюбиться некоторым стражам. Траз’Кат не особо любит говорить о себе, переводя темы на птиц и цветы. Но… у чудиков же свои странности, верно? К тому же у этого даже оружия нет. Просто… в глазах порой мелькает что-то, отчего по коже идет холодок.

Фракции:

Изумрудная Стая. Это не фракция. Это Семья, к которой Саликус причисляет себя во-первых. Вполне возможно, называть это именно что фракцией не столь верно. Но, такое уж решение для себя принял дракон.

Ткачи снов. В этой фракции он пребывал во время сражения с Легионом и, когда война закончилась, покинул ее. Он старается забыть то время как страшный сон и оттого не особо к ней привязывается.

Прозвища, звания, титулы:

На данный момент званий и титулов не имеет.
Наставники часто называли его Ранней Птицей.

Кажется, среди некоторых зандаларов становится известен как «Чудик»

Места пребывания:

Изумрудный Сон — не столь частое, но возможное место пребывания.

Хиджал — Дом, куда дороги изредко его приводят

Зандалар (Назмир) — ныне это место почти что его дом, который покидать он не особо стремиться.

Отношение:

Изумрудная стая.
Это моя семья и те, рядом с кем я могу быть спокоен

Ткачи снов.
Это прошлое, от которого я… бегу, не признаваясь самому себе. Слишком много боли, несет в себя та память.

Круг Кенария.
Самые близкие и понятные для меня смертные. Друзья и союзники

Лун'алай.
Те, в ком прочие видят отступников. Но мне кажется… они смогут мне помочь.


Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Диемера Видящая Сны — мать. Жива
Зарикус Ядовитая Лоза — отец. Жив.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонаж ищет наставника
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Прошу выдать морф 106809 ( ru.wowhead.com/npc=106809/изумрудный-дракон ), выставив параметрами 0.5


Чтож… Это моя первая проба в написании анкеты на Дракона. И, признаться честно, я понимаю, что самым слабым местом тут будет хронология…

Дорогой Рецензент, я прошу прощения, если что-то напутал и заставлю вас бить себе фейспалмы. Надеюсь, это будет не столь страшно, Благодарю Вас за уделенное время и обещаю исправиться)
Дорогой читатель, печенек и низкий поклон за то, что уделили скромному труду свое время


Так же хочу высказать огромную благодарность таким людям как rolevik dima и Артак. Вы очень помогли мне!


P.S
В тексте будут правки, так как я часто нахожу описки излишне поздно… Да и оформление то и дело буду править


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день.

Стоит сказать, что анкета заметно выделяется на фоне других. Вы сделали достаточно смелый шаг и пошли не по формату, не желая брать облик ночного эльфа и играть на Калимдоре. С другой стороны, здесь открывается и слабое место анкеты - мысль о том, почему дракону все же интересен Зандалар раскрыта, как мне кажется, не до конца. Вы напрочь игнорируете то, с какой жестокостью Зандалары относились к другим племенам троллей, вы игнорируете бесчеловечную кастовую систему, которая там присутствует. И ладно бы это был действительно молодой тролль, но дракон очевидные проблемы этого общества должен понимать и явно к ним как-то относится. В данный момент анкета не вызывает доверия тому, что персонажу очень нравится Зандалар и он не замечает его очевидных недостатков.

Из явных плюсов замечу интерес к украшениям. Интересная особенность, которую я среди драконов встречал очень редко, более того, объяснено это хорошо. Если бы персонажу скорее нравились те самые ярмарки на Зандаларе, нежели сам архипелаг, первый вопрос бы снялся, однако речь идет о любви к расе, а не о быте. Также странно то, что за шестьдесят лет жизни дракон создает облик, в котором проскакивают чешуйки. Это один из первых навыков, которые осваивают драконы, такая особенность вызывает вопрос, конечно если он не делает этого специально.

Характер и все пункты ниже него описаны достойно. Повсеместно встречаются лишние слова с большой буквы, много повторений, излишняя эмоциональность в тексте. Читать и понимать содержание особо не мешает, но текст можно было бы оптимизировать.

Дальше идет хронология, и с учетом реакции персонажа на различные события в окружении, у меня складываются ощущения, что я читаю анкету на дракончика. Оправдать такой детский настрой к жизни можно разве что одиночеством, быть может? Так или иначе, удивляет и не объясняется, почему дракон постоянно убегает и запирается в себе. Здесь можно взглянуть на вопрос по другому, если он так боится кошмара и видел, как от него гибнут другие драконы, то почему он не останется и не будет "защищать" своих наставников? Почему не позовет с собой. История игнорирует те события, которые произошли с Зандаларом во время пребывания там Орды и Альянса. В целом анкета создает положительное впечатление. Образ предельно понятен, но насколько он хорошо объяснен и смотрится в теле зеленого дракона - узнаем уже по ходу игры. Сюжет, предоставленный коллегии интересный и необычный, более того, позволяет вам развернуть масштабную игру с одобрения куратора полигона. Посмотрим ,как у вас выйдет.

Как и любому дракону, вашему персонажу назначается испытательный срок в 1 месяц. С 23.10.21 до 23.11.21. До 24.11.21 вам необходимо предоставить отчетность по отыгрышу в виде скриншотов, логов и отчетов на события. До 26.11.21 эта строчка должна быть вычеркнута из сюжета, что будет знаменовать прохождение ИС.

Анкете на персонажа "Тразкат" присваивается оценка 7.

Другое:

Морф: DisplayID 25853 - проверено в игре!

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
Коллегия рецензентов. Опубликовал rolevik dima
Выдача (Опыт):
Да
+14
02:32
11:48
513
18:55
+2
Да уж… Да простят меня знатоки за детище сие
22:12
+1
Молодец Лайткар! Хороший персонаж.
«хейтерс гона хейт»
20:06
0
Кринж
22:17
+1
Буду рад выслушать критику!) Можете писать в лс. Печеньки и на вас найдутся.
*Драконий зеленый лайк*
22:17
+1
Спасибо вам за отзыв!)
18:36
+2
Он такой душечка, я просто не могу
21:31
+1
О, Лоа Милоты. Спасибо за слова сии)))))