Игровое имя:
Сешафи
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Вульпера
Народность:
Жаркие пески Вол'Дуна; Караван Азибо
Пол:
Женский
Возраст:
23
Особенности внешности:

«Помни — когда всё поглотит песок, от нас останутся лишь кости»

«Ладно сложенная, крепко сбитая и излишне высокая вульпера» — вот так можно описать Сеши, если не особо ту разглядывать. При более тщательном рассмотрении же можно убедиться — воительница песков действительно уделяет много времени тренировкам своего тела. В постоянной нужде выжить, конечно, речи не идёт о какой-либо «накачке», но Сешафи стоит отдать должное — она делает всё возможное, дабы держать себя в форме и при этом не быть истощённой и уставшей.

Лисью голову, что отдалённо похожа на две сложенных вместе тарелки, венчает, как не удивительно, парочка средней длины ушей с иссиня-чёрными кисточками. На сим с ними можно было бы и закончить, но есть одно НО: правое ухо Сеши жестоко изуродованно особо наглым канюком, и представляет собой просто шмат мохнатых тканей, в который, будто для компенсации, вставлено сразу две серьги. Левое же ушко совершенно здорово и цело, разве что также украшено серёжкой. Следом идёт и сама острая охотничья морда — на лбу у вульперы располагаются два белёсых вкрапления, похожие на крылья, а немного ниже можно обнаружить довольно большие, как и у любой самки, оливкового цвета глаза. Так уж вышло, что под очами Сеши шерсть по окрасу похожа на «кляксы» или синяки — кто-то будто бы стряхнул тёмно-фиолетовую краску с кисти прямо на морду вульперы. Что же до рыла… если смотреть на него в анфас, то сложно обнаружить что-то необычное — такая же вытянутая, как и у других детей песков, с тем же самым чёрным влажным носом. Если же Сешафи поворачивается к кому-то боком, то сразу становится видна ярко-выраженная горбинка и общая кривизна, будто бы в своё время нос был беспощадно кем-то сломан. Табуировано ли это обсуждать? Зависит от настроения — в иной раз воительница песков сама с удовольствием расскажет, где ей сломали нос или, например, выбили один из передних клыков.
У красно-белой вульперы найдутся и другие «поводы для гордости» — шрамы, например. И хоть всяческих мелких порезов на мускулистых руках или же мощных пружинистых ногах наберётся предостаточно, самый заметный рубец кривой горизонтальной линией рассекает мохнатый живот, приковывая к себе взгляд наравне с точёными линиями пресса.

Особенности характера:

«Одинокая вульпера в пустыне — ничто. Всё строится на помощи друг другу»

Можно с уверенностью сказать, что внешность самки неплохо так сочетается с её характером. Дитя песков нагло, упёрто, гордо и знает себе цену. За словом бузотёрка в карман не лезет, но в иных ситуациях с удовольствием извлекает из этого самого кармана кулак, который без зазрений совести может отправить в сторону нерадивого обидчика.

Ноги этих черт характера растут ещё из детства — отец Сеши, Шепре, с удовольствием прививал дочке подобные качества. Вульпера-страж искренне считал, что каждый воин должен уметь постоять за себя не только в физическом плане, но и словесном. Также Шепре рассудил, что они обязательно помогут будущей воительнице на её пути. Сешафи же науськивание со стороны отца восприняла слишком уж буквально — нужно быть сильной и постоянно эту силу доказывать всем вокруг и демонстрировать её. Именно из-за подобных умозаключений вульпера и начала тренироваться, дабы точно соответствовать одним лишь ей известным «стандартам» стражницы. Кроме простых упражнений на силу и выдержку лисица открыла для себя и… танцы. С удивлением для себя Сеши осознала, что это не только весело, но ещё и крайне благотворно влияет на выносливость. Впрочем, «танцами» телодвижения одноухой можно назвать с натяжкой — они скорее похожи на пьяную драку с невидимым соперником, при условии что в удары вкладывается вся сила, что имеется. Раз на раз не приходится, как бы то ни было. В подобный салат смыслов добавился ещё один ингредиент — слова Шамиз, матери вульперки, дескать, «следить нужно не только за соплеменниками, но и за собой». Дело это вылилось в своеобразный ритуал, который Сеши проводит при любом удобном и не особо случаях — дитя песков начинает красоваться своим физическим состоянием. Хоть со стороны это и кажется самым банальным хвастовством, на же деле посыл, что ни на есть, благородный, ведь самка будто бы кричит: «Смотрите, соплеменники, какая я сильная! Я обязательно сделаю всё, чтобы вас защитить!»


Ни смотря на сложность своего характера, Сешафи прекрасно понимает своё место защитницы и все её словесные перепалки с другими вульперами или подтрунивания над ними никогда не переходили рамок дозволенного, ведь одноухоя истово верит, что любое намеренное причинение вреда собрату, будь то физическое или моральное, страшнейший грех! И всё это благодаря родителям — Шепре и Шамиз хорошо постарались над тем, чтобы донести до неугомонной дочки возведённые в абсолют ценности Пустынного Народа, от чего Сеши, как бы себя не вела, остаётся бесконечно преданной своим соплеменникам. Разумеется, эти постулаты не ограничиваются лишь отношениями с другими — как и любая другая лисица, воительница практична, наблюдательна и в меру хитра. Воин пустыни без особых проблем сумеет приспособить всякий хлам для своих нужд, будь то желание сделать простенький топор из палки, верёвки и острого камня, или же необходимость обладать самой настоящей гантелей, сделанной из обломка металлического шеста и пары ржавых Зандаларских тарелок.


Хоть у самки и есть чёткая позиция по поводу своих собратьев, нигде не обойтись без исключений. Так и здесь — вульперы, что покидают Вол'Дун и оставляют свои караваны ради получения собственной выгоды где-то в землях Альянса не достойны в глазах Сешафи ничего, кроме презрения и проклятий. В случаях пересечения с подобными лисами пустынная вояка совершенно спокойно начнёт клеймить тех «предателями» и «трусами», ведь подобными деяниями они плюют на саму суть лисьего народа — взаимовыручку. Да, в подобных случаях Сеши нарушает свой же запрет на оскорбления, но не видит в этом ничего плохого — предатели не считаются за соплеменников, от того и в оскорблении нет ничего зазорного. Подраться с вульперой-гнидой для одноухой сродни исполнению долга, ибо посудите сами, кто более страшный враг — завролиск или твой соплеменник, что воткнул заточку тебе же под рёбра?


Напоследок следует упомянуть о сильнейшей ненависти к Изгоям, которая вытекает в подсознательную неприязнь к каждому троллю. Так уж вышло, что клыкастые попортили кровь Сешафи и её нескольким сородичам в самый тяжёлый для последних момент, хотя лисицы и просили о помощи. Предательство для Сеши — страшнейний и незабвенный грех. «Дюны видят все поступки и когда придёт время и пески всё поглотят, ответственность за них не заставит себя долго ждать.»

Мировоззрение:
Хаотично-доброе
Класс:
Воительница Дюн
Специализация:
Защитница соплеменников
Навыки и профессии:

«Дюны судят нас по нашим деяниям»

«Рукопашный бой» — лисица не брала никаких уроков владения своими же кулаками. Однако, благодаря оговоренным и частым дракам с соплеменниками, никаких уроков и не потребовалось — Сеши вполне неплохо владеет своими конечностями, вкладывая в удары свою силу и настырность. Хитрость в бою на кулаках это точно не про красноухую!

«Владение клинковым оружием» — настырность, рвение, самоотверженность — отличные качества для воина, что обычно несётся в бой вперёд всех, вооружившись парой из топора и клинка. Смелость вульперы часть играет с ней злую шутку — она может как и отхватить слишком уж сильно, так и подставить под удар своих товарищей, которых она, вроде как, должна защищать.
«Кустарное производство» — как и множество других пустынных лис, Сешафи без труда может найти применение различному хламу — в её случае из всяческого мусора обычно создаётся оружие. Или же приспособления для тренировок. Да-да, именно они — Сеши даже успела сделать себе гантелю из
какого-то металлического обрубка и пары тарелок. Жаль только, что она развалилась...


«Резьба по костям»- Шамиз, будучи мастерицей в изготовлении различных амулетов, украшений и фетишей из костей, с удовольствием работала при щенке и рассказывала о всяческих тонкостях в резьбе. Хоть Сешафи и не сумела освоить это дело на должном уровне, самые посредственные умения у неё имеются.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

«Лишь отдавая жизнь во славу сородичей и песков мы показываем истинную приверженность Дюнам»

Если отец обучал красную премудростям ремесла защитника, то вот мать, помимо всего прочего, отчаянно вдалбливала в её голову свою религию — «Дюны». Суть её была в том, что Дюны это истинные божества Вол'Дуна, и по их воле происходит всё в пустыне, будь то чьи-то смерти, или служение народа вульпер Отступникам. По итогу можно смело сказать, что подобное мировоззрение это палка о двух концах — с одной стороны, любое событие можно сослать на волю Дюн, или же уповать на них в момент нужды. С другой же стороны эмоциональная вовлеченность в какое-либо событие может быть потуплена из-за самого просто ответа — «Пути Дюн неисповедимы».

Как бы то ни было, хоть в бой вульпера бежит именно ради сородичей, с уст её срываются мольбы Дюнам и желание принести тем больше жертв, ведь каждый убиенный враг пустынных лиц выказывает уважение песчаным божествам. Подобное рвение нашло отражение и в резьбе — если раньше для создания украшений Сеши использовала кости простых зверей, то сейчас к ним добавились и неупокоенные останки сородичей. Лисица считает, что подобным образом она может уважить погибших и в посмертии.

Знание языков:
  • Орочий
Пояснение к языкам:

«Лишь дети песков достойны говорить с Дюнами»

Из-за того, что Азибо согласился перевозить грузы для Орды, знание орочьего для коммуникации стало необходимым. Знание же вульперского в комментариях не нуждается.

Инвентарь:

«Дюны поглотят всё — и материальное, и духовное»

«Ожерелье с трофеями» — после жестокой расправы над троллями Сешафи положила начало своей коллекции трофеев. У особо достойных жертв она изымает клыки и вешает на шею.


Род занятий:
Страж каравана
Хронология:

«Время идёт стремительно, словно песок через сито, а Дюны остаются неизменными»

Палящие солнце, словно какой-то надзиратель, бдит за всем происходящим в пустыне. Каких-то двадцать два три года назад взору Паноптикума предстал караван — вереница из нескольких повозок, что усердно прокладывает себе путь сквозь жестокую пустыню. За собой пустынных лис вёл Азибо — опытная престарелая вульпера, которому хватало смелости вести своих сородичей счерез пески даже тогда, когда большая часть детей песков была в рабстве у Отступников. Небольшой размер каравана имел как преимущества, так и недостатки — с одной стороны, его было проще обеспечивать продовольствием и необходимыми вещами, а с другой же это требовало куда большей отдачи от каждого члена каравана, будь то охотники, собиратели хлама, стражи, а также всяческих ремесслеников и скотоводов.

В этом небольшом сообществе Сешафи и родилась. Как упомяналось ранее, отец решил судьбу щенка за неё — та должна была стать воином, защитницей своих сородичей. Надежды Шепре оправдывались с каждым годом, ведь с взрослением у красной вульперы всё сильнее проявлялся её «бойцовый» характер и упорство, что по обыкновению, идёт с ним за руку. Неугомонная лисица рвалась в бой уже с мало-мальски сознательного возраста, но, разумеется, никто не был заинтересован в отправлении молодняка на убой, оттого Сеши и приходилось заниматься чем-то более… приземлённым. Впрочем, рано возмужавшая самка стала желанным «гостем» в рядах стражей каравана и на всяческих охотах — тренировки дали свои плоды.


«Выживание» шло своим чередом — собиратели побирались среди руин, охотники снабжали караван продовольствием, а скотоводы следили за альпаками и гиенами. Потом же… началось восстание. И Азибо с небывалой решимостью повёл своих на помощь остальным — и среди этих «своих» была и Сешафи, мировоззрение которой уже достаточно сформировалось, как, впрочем, и тело. Разумеется, всё это делалось не с целью нажиться или получить возможность побряцать титулом «спасителя вульпер» — многие воспринимали это как само собой разумеещееся. Как долг, который необходимо выполнить. И его выполнили! Вульперы оказались освобождены, и в истории лисьего народа началась новая глава. Некоторые караваны, как бы в благодарность Орде за помощь, принялись перевозить для них грузы, и накликали на себя беду — Альянс. Азибо также согласился на подобные условия, и за это поплатился, как и все его сородичи.


Произошедшее далее и является одним из главных событий в жизни красноухой: Был чудесный для охоты день, и какой охоты! Недалеко обнаружили одинокого мясистого завролиска, и охотники, к которым в отряд вклинилась и Сеши. Лисы и не подозревали, что за ними следили разведчики Синих, что готовили облаву на Ордынский караван. К вульперскому счастью охота увенчалась успешной — завролиск пал замертво и все остались целы, только вот на горизонте запышел дым — и гарь эта не сулила ничего хорошего. Охотничья команда сразу метнулась обратно, и вскоре осознала — некто ждал, пока они уйдут, чтобы напасть. Впрочем, оставшиеся стражи дали Альянсовцам достойный отпор — среди горящих повозок и снующих повсюду альпак можно было выцепить взглядом пару трупов в синих тряпках. Горевать и вопить от горя времени не было — подошедшие лисы моментально ринулись в бой, защищая оставшихся собратьев. С трудом детям песков удалось отбиться, но… спасать уже было толком нечего. В живых осталась лишь пара стражей, скотовод и отряд охотников — остальные сгорели вместе с повозками или были убиты. Среди мохнатых тел можно было обнаружить и родителей Сешафи, и Азибо. Хоть это и был повод сломаться и горевать, но этого не случилось — красноухой помогло две вещи. Первое — учения о том, что «Неисповедимы пути Дюн.» Второе — Сеши понимала, что нужна своим живым сородичам, а не мёртвым, кем бы те ни были.


Кое-как зализав раны и собрав оставшийся провиант и изловив пару альпак, лисы двинулись вглубь пустыни. Для кого-то это было бы просто самоубийством, но дети песков не зря так называются. К сожалению, путь пережили не все — тело знахаря осталось лежать вместе со всеми, и трое из отряда погибли от полученных ран. Трупы пришлось оставить на милость песков и двинуться дальше. Через какое-то время скитаний, под ночь, вульперы набрели на лагерь Изгоев. Тролли заинтересовались предложением об обмене — лисы просили лишь крова и отдыха в обмен на весь хлам, что те насобирали. Дети песков были в отчаянии, от чего и вынуждены были принимать любые условия. Хоть тролли и согласились, но все понимали — добром оно не кончится. И действительно, Изгои рассудили — а почему они должны делиться едой, если могут банально прирезать лисиц и альпак, забрать всё их добро а трупы… съесть? И вот, вульперы расположились в одной палатке. Тролли же, с голодовки, ошиблись, решив начать с альпак. Животинки так разорались, что ясно дали детям Дюн понять — «Надо бежать!» Дружно подорвавшись, лисицы выбежали из палатки, но и Изгои спохватились, от чего ещё один страж был запорот копьём. Сешафи же повезло побольше — ей в морду прилетала трёхпалая нога, ломая ту и выбивая передний клык. Впрочем, даже и такую боль можно было стерпеть, что по итогу привело к самой настоящей драке двух обезумевших от голода и усталости групп. Лисы, как бы оно ни было, не собирались драться насмерть, и, кое-как отогнав от себя троллей, бежали в пустыню. Хоть красная и отделалась одной сломанной мордой, оставшимся в живых охотникам повезло меньше. Обессиленные лисы рухнули спать прямо посреди бархана — лапы их боле не держали. Обнявшись, дабы не продрогнуть ночью, дети песков уснули втроём...


А проснулась лишь одна Сеши. Полученные сородичами раны не позволили тем дожить до утра, да и у самой красной времени было не много — из-за травмы морды дышать было всё тяжелее и тяжелее. Выбора не было — нужно было двигаться дальше. И Сешафи пошла, по итогу… обнаружив ещё один караван. В этот же раз горю вульперы не было предела — она осталась в живых совершенно одна, а ведь спасенье было так близко… но и здесь помогла мысль о «Планах Дюн.» Знахарь сумел помочь стражнице, и та, отдохнув, рассказала о лагере Изгоев, которым можно отомстить и забрать то, что принадлежало лисам по праву. Именно это и случилось — месть детей песков была страшной и кровавой. Как рассудила сама Сеши, Дюны получили достойную жертву в ту ночь. Как оказалось, клык воительницы песков стал трофеем одного из троллей. Громче него не вопил никто. После подобного, вульпера забрала свой же клык и… повесила себе на шею, словно трофей. А дальше не самая юная воительница присоединилась к каравану своих спасителей, не забывая о том, что «не исповедимы пути Дюн»...

Прозвища, звания, титулы:

«Не забывай о том, что мы всего лишь песчинки»

«Сеши» — сокращение от имени. Просто и понятно.

«Крепкая Лапа» — прозвище, которое в полной мере отражает и нрав лисицы, и её внешность.

Семейное положение:
Нет
Родственники:

«Лишь единое целое сможет выжить в песках. Иного Дюны не потерпят»

Для Сешафи любой вульпера — родной, даже если тот предал свой род. Разумеется, значимости биологических родителей это не умаляет.

Шепре — отец; погиб при облаве Альянса на караван Азибо.

Шамиз — мать; погибла при облаве Альянса на караван Азибо.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:



Здравствуйте!
Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в пункте правил 1.14, система боя и развития.


Рецензия будет не шибко большой, но содержательной в своих основных тезисах. Отдельной благодарности заслуживает концепт, созданный автором. Поскольку персонаж прост в своих измышлениях и начинаниях, стандартный в своих целях - это, по правде сказать, очень даже здорово. Классический путь, по которому следует столь милое ушастое создание, выдает в ней истинного представителя своего народа. Довольно необычная в своем повествовании анкета на лисицу, в которой переплетена история становления той, кем она стала. Общая содержательность творчества на высоком, хорошем уровне. В творчестве прослеживается и объясняется боевой нрав милой лисьей мордашки, в том числе через путь, который Сешафи прошла, тернистый и сложный, но объясняющий её цели и возникшие стремления.

Общие разделы передают полновесную информацию о том, кем является персонаж, само название творчества творит аналогичное. Образ детализирован и объяснен; внешний облик указывает нам на сильную, мускулистую лисичку, способную, с учетом её физических возможностей, на очень многое дерзкие поступки. Одним из, наверное, недочётов (хотя отсылка понятна) - это аллюзия с глазами. Позволю себе дать цитату: <...> немного ниже можно обнаружить довольно большие, как и у любой самки, оливкового цвета глаза. <....> Выглядит подобное комично, поскольку отсылает нас далеко не к глазам, ведь не у все они столь большие, объёмные и выразительные, да ещё и цвета оливок! Но общая мысль, проскользнувшая в голове, вполне себе понятна. В общем да целом грамотность, что присуща этой анкете, на хорошем уровне, но некритичные недочеты местами встречаются. Отдельным упоминанием стоит обособить стилистику повествования - местами литературный единый стиль рушится.

Тем не менее, исходя из всего вышенаписанного, персонаж выглядит живым и понятным.

Уровни:
Сешафи 7

С уважением,

Проверил(а):
AnyTweetAny
Выдача (Опыт):
Да
+13
00:51
18:44
489
00:53
0
Простецкая небольшая анкета, так сказать, для души pepemelt
02:03
+2
Вот так вот Deathwatch Keeper'ы становятся фурри варами. До слез… pepesad
08:14
0
«Fury War» это 3/2 топор за 2 маны из ХС'а. Тут так, йифф вар nutjustice
10:18
+1
Ворн! Ты должен был бороться со злом а не примкнуть к нему!
02:49
+1
Краткость — сестра таланта? pepemelt
06:47
+2
С такой девушкой не страшно по пустыням бродить!
09:22
+1
Интересная анкета
14:02
+3
Жена Шамиля
15:15
0
Баба-бой