Игровое имя:
Киларин
Статус:
Нежить
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Северный Калимдор
Пол:
Женский
Возраст:
4675
Особенности внешности:

Всю свою жизнь она была воином. Часовой, лучницей, даже некоторое время управляла массивной баллистой. А жизнь её, к счастью, довольно велика. Целых четыре тысячелетия она служила Элуне, сражалась, ведомая Верховной Жрицей и Верховным Друидом, Тирандой и Малфурионом. Как много времени она проливала кровь и, конечно, у неё остались шрамы. Следы на теле, которые мало того, что всегда напоминали ей о былом, о горечи, о утрате, о том, что она предпочла бы забыть, так еще и продолжают напоминать про прошлое и после смерти. На её лице множество шрамов. Один из них — это ожог, полученный в Войне Шипов. Тому, как он уродует эльфийское лик, можно только позавидовать, ведь он практически на пол лица. Но и другим, менее страшным шрамам, на её лице найдется место. Удары когтей, следы от стрел, от клинков, кинжалов. Всё это придает свой шарм. Однако что самое страшное, так это то, что после смерти, все её шрамы стали будто бы… больше. Контуры их стали более выраженными, а сами они теперь вовсе не красили её, а скорее уродовали всё больше и больше. Пожалуй, именно по этой причине она ходит в капюшоне почти всегда. Даже если это неудобно, даже если причин тому особых нет — она его носит, ведь не хочет ужасать окружающих своим лицом. Во всяком случае, она не сильно желает привлекать к себе лишние взгляды. Но есть то, что лучше шрамов заставляет на неё смотреть. Что же это? Ответ прост… Ведь это, кроваво-красные глаза. Она получила их при перерождении и с тех самых пор так и не рассталась. Впрочем, никогда расстаться с красными очами у неё не выйдет, ведь теперь они её спутник, а не янтарные, как было прежде. Волосы же её, хоть и вечно скрыты под одежкой, но всё равно порой выглядывают. Волосы у неё совсем коротки. Она и раньше не любила длинные волосы, ведь считала, что они только мешают не только воевать, но и стрелять из лука в частности. Именно поэтому волосы калдорай дальше плеч не заходили никогда. Цвет же у них черный, словно сама ночь! Так же, в глаза, не меньше шрамов и очей, бросается её кожа. Как и подобает ночным эльфам, до Войны Шипов она обладала розоватой кожей, однако теперь… Теперь её кожа словно выцвела. Она бледна, бледна как ничто другое. От неё самой будто веет холод, именно за счет это кожи. В остальном же её лицо нельзя назвать чем-то примечательным. Она такая же калдорай. Во всяком случае, когда-то ей была, и от своего прошлого народа у неё осталось множество особенностей. Так, например, её лицо довольно молодо, однако вопреки этому отдает старостью. Глядя на неё, даже неопытный воитель может запросто сказать, что она уже давно не наивная девочка, бегающая с луком в родных лесах, а побитая жизнью женщина, которая сейчас мало чего хочет, ведь даже её такие яркие и бурные глаза не отдают никакой целью… лишь боль, страх, гнев, ненависть. Но есть еще одно довольно важное отличие от остальных бывших сородичей, во всяком случае, от большинства. Так, от её ушей остались лишь рваные огрызки. Может даже сложиться впечатление, что на неё накинулось два больших волка, а она попросту лежала, ожидая кончины. Однако на деле всё куда проще, ведь данные уши, который в бою являются прекрасной мишенью, ей изорвали враги. Она не раз жалела об этом, вспоминая былую красу своих ушей, однако сейчас же ей по большему счету до этого нет никакого дела. Даже если бы она их вовсе лишилась — явно не сожалела бы. И даже на такой впечатляющей особенности сложно остановиться, ведь дальше следует то, что раз за разом напоминает её о прошлом — её татуировки. Ранее это была просто краска, которую, от случая к случаю, она наносила на лицо. Однако когда её настигла смерть, краска всё же была на её лице и когда ей довелось восстать, то сей рисунок перестал быть краской. Контуры сравнялись с кожей, а сама татуировка будто бы впилась в лицо, поменяв при этом цвет с зеленого, на пурпурный.


Но что же до остальных аспектов её внешнего вида? Само собой, стоит упомянуть и её тело, ведь она, как и подобает солдату, следопыту, бывшей часовой, довольно часто была в горниле сражений. Там ей, естественно, не раз наносили ранения. Одно из таких — это громадная рана, проходящая от плеча вдоль всего туловища. Конечно, никакой раны там нет, зато есть ужасающий шрам. Иногда она даже рада, что его никто не видит. Впрочем, даже если он был бы виден, она не сильно переживала по этому поводу. В остальном же её тело подтянуто и довольно мускулисто, хоть и без лишних мышечных накоплений.

Особенности характера:

О прошлом


Характер… какое прекрасное слово. Многим так кажется, но и сам характер тоже может быть прекрасен. Вот и у неё когда-то был прекрасный характер, затрагивая который, просто невозможно обойти стороной самое начало. Итак, её характер был сформирован в общине, в которой она росла, тренировалась, общалась и занималась всеми остальные прелестями общинной жизни. Тогда её можно было назвать простодушной, наивной, доброй, готовой пожертвовать собой ради собственных сородичей и даже наивной. Не один раз она доказывала существование некоторых черт своего характера, бросаясь спасать раненых пряма во время бушующего вокруг сражения или под стрелами врагов. Во всяком случае, всегда в тех ситуациях ей доводилось выживать. Она могла отдать последнее, что у неё было своим сородичам, даже если от этого зависела её жизнь. Была готова пойти на самые безрассудные поступки, если рядом была братья и сестры? А что же… сейчас ?


О настоящем


В настоящий момент характер её представляет собой вполне стандартный для той, кто потеряла надежду и обрела боль. Она хладнокровна. Если у неё есть приказ, она будет готова убить даже детей, не испытав ни капли сомнения, будь то даже собственные бывшие сородичи. Однако и тут есть исключение. Она была живой очень долго. Так долго она преследовала ценности по защите калдорай, что сейчас, несмотря на всё, она может испытать боль, когда дело доходит до убийства хоть и бывших, но всё-таки братьев и сестер. Не раз сомнение зарождалось у неё в душе, но каждый раз она давила его железным сапогом и выполняла то, ради чего её вообще воскресили. Но так же, можно отметить, что она весьма спокойна. Будь то бой, поединок, в принципе любая ситуация, она спокойно примет её с каменным лицом и лишь небольшим оскалом всё на том же лице. Это связано с разочарованием, которое она испытала еще будучи при смерти, ведь довелось её наблюдать огонь, охвативший её собственный дом. Сотни тел ночных эльфов и угасающую надежду… В её холодном сердце надежда уже давно угасла и ничто не способно разжечь это пламя вновь. Можно сказать, что она безвольная марионетка — лишь выполняет приказы. Само собой, её мучает то, что некогда было жизнью. Буквально грызет изнутри, но она продолжает и продолжает. Убивает и убивает. Служит и служит. Ей нынче даже дела нет до того, что Сильвана — та, по чьей прихоти она умерла, та, кто убила столько ночных эльфов, которых Киларин так рьяно защищала в прошлом, нынче её Тёмная Госпожа. Она без укора служит ей и будет служить до той самой поры, пока не сможет двигаться… или, не произойдет что-то, что сломит её и без того сломанное представление о мире.

Но и вывести её из себя, само собой, вполне возможно. Однако сделать это так трудно, что выходила она из себя последний раз тогда, когда была еще жива, ну, или прямо после возрождения в Тёмного Следопыта. Но если то случится, то может сие действо возыметь самые разные последствия, ведь озлобленный Тёмные Следопыт — непредсказуемый Тёмный Следопыт. Так или иначе, она в любом случае озлоблена на мир. Она безумно злится на Элуну, которая оставила её народ в самый ответственный момент… Просто наблюдала, когда калдорай мало того, что страдали, так еще и отдали все силы, чтобы остановить врага, но… не смоги. Злится она и на Тиранду, которая позволила этому случиться, а после провела опасный ритуал и сейчас убивает всех, в том числе и саму себя. Можно дажесказать, что Киларин противная сама жизнь. Она призирает её, хоть и не может до конца отречься от живой себя. Именно потому, что отречься она совсем не может, вполне можно догадаться, что у неё… будто бы раздвоение личности. Сейчас душа следопыта разделена на две части. На мертвую, которая без сожалений готова исполнить любой приказ и на живую, которая яростно противостоит первой.

Мировоззрение:
Хаотично-злое
Класс:
Тёмный Следопыт
Специализация:
Стрельба из лука
Способности:


«Стрельба из лука» — как и подобает Тёмному Следопыту, а в прошлом и часовой, она умело владеет луком. Так умело, что точности может позавидовать большинство обитателей Азерот. Но и не стоит забывать, что как у Тёмного Следопыта, у неё есть свои особенные способы стрелять из лука. Так, например, она может окутать стрелу некой энергией, делая стрелу тем самым сильнее.

«Тени» — как и любой другой следопыт, она способна взывать к теням. Пользоваться тенями для всяческих приемов и, само собой, скрываться вы них. Одним словом — она их знает достаточно хорошо, чтобы свободно использовать.


«Ближний бой» — при себе она имеет два кинжала, которыми мастерски орудует. Не раз ей доводилось убивать при их помощи и, по всей видимости, еще не раз придется.


Навыки и профессии:



«Умелый Следопыт» — В своих родных лесах она провела не один год. Там она росла, тренировалась, сражалась. Это взрастило в ней определенные умения, которые мало того, что остались у неё после возрождения, так еще словно усилились. Особенно уверена она чувствует себя на землях ночных эльфов, которые знает уж слишком хорошо.

«Яды» — Еще в прошлой жизни она была весьма умела в этом, а сейчас… сейчас же эти навыки остались при ней. Все еще стрелы смазаны ядом, которые довольно сильно влияет на живых. Так сильно, что те даже могут умереть спустя некоторое время. И клинки её тоже покрыты ядом.

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

...«Элуна оставила калдоай», — думает она. Раньше Киларин всей душой и телом верила в Элуну. Служила ей и возносила к ней свои мольбы, но все переменилось тогда, когда грянула Четвертая Война. Она верила, верила, что Элуна не оставит ночных эльфов, что поможет, что остановит безумство Орды… Однако этого не произошло. Созерцая Тельдрассил, окутанный огнем, она обращалась к Элуне. Но не с мольбами, как прежде, а с душевным воплем, виня её во всем. Бросила собственных детей на съедение волкам! Сейчас она ни во что не верит и искренне сочувствует тем, кто продолжает следовать путям надменной Белой Госпожи.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Орочий
Пояснение к языкам:

«Всеобщий» Язык довольно примитивный. Она выучила его еще тогда, когда ей довелось сражаться с чужеземцами на родной земле, в Ясеневом Лесу.

«Дарнасский» — Её родной язык, на котором она говорила с самого раннего детства. Само собой, она знает его досконально.

«Орочий» — Словно всеобщий, но всё-таки в Орде. Она и раньше пыталась его учить, когда была еще живой. Однако тогда она не уделяла этому много времени, но сейчас, когда она сражается не за ночных эльфов, не за Альянс, а на стороне Орды, ей пришлось изучить и этот язык.

Инвентарь:

«Снаряжение часовой» — Лук, капюшон, плащ и клинки. Это всё то, чем когда-то она разило врагов. Так, например, если посмотреть на лук, то станут видны узоры, которые вырисовываются в слова на дарнасском, а те, в свою очередь, переливаются к имена. Там видно несколько имен. Имя самой девушки, имена родителей — Марны и Калиоса, и еще одно, которое стоит рядом с теми. К сожалению, она перечеркнуто и разглядеть его невозможно. Капюшон немного потрепан, но всё же сохраняет первоначальные функции. Плащ же и клинки совершенно в порядке.

«Табард» — небольшой фрагмент табарда, с которым она всё никак не расстается. Конечно, ранее он принадлежал ей, однако сейчас представляет из себя лишь небольшой кусочек, который даже на себя не надеть.

Род занятий:
Охота
Хронология:

Начало.

Как и подобает большинству калдорай, девушка родилась в общине, что на тот момент находилась на Тёмных Берегах. Там ей представилась потрясающая возможности расти, развиваться, а в будущем и тренировать. К слову о тренировках. Они не заставили себя долго ждать и как только она смогла осознанно мыслить и уверенно стоять на ногах, её начали учить быть самостоятельной, в меру возможностей самой девушки, обучая её не только фехтованию, но и знаменитой стрельбе из лука, которая в будущем для неё станет скорее хобби, ведь получается это у неё просто отлично. Отчасти в таком быстром взрослении виноваты родители девушки, ведь они были военными. Её мать так вообще застала Войну Древних еще будучи наивной девчонкой. Но что же до остального? В целом… её жизнь протекала неспешно, аккуратно, размеренно, как и подобает жизни эльфийки. Однако всё же были в этом и свои минусы. Так сильно общинная идиллия забила её голову, что она позабыла совсем о существовании омерзительных и ужасных вещей. Первым, что напомнило ей о существовании такого — было падение Андрассила, о котором она, само собой, знала. И то, что ночным эльфам пришлось срубить дерево, которое, можно даже сказать, свои функции выполняло даже слишком хорошо, её удручало. Во всяком случае, для этого были веские причины. С этого дня она начала мыслить немного по другому, старалась стать рассудительной и всё более и более взрослой. Однако… Конечно, никто не делся юношеская наивность и пылкость. К слову про эти качества её характера. Именно они привлекли к ней супруга, с которым она была готова существовать бок о бок хоть всю её тогда еще бессмертную жизнь. И так она и сделала… однако..



Первая Война Зыбучих Песков.

Первая Война Зыбучих Песков… Пожалуй, именно ей было суждено стать первым военным конфликтом, на котором девушке удалось поучаствовать. Хоть ей тогда и было уже более трёх тысячелетий, но в девушке, что выросла в мирное время, даже за такое количество времени, просто не могло сформироваться навыков, которые соотносили бы её со словом «воин». Однако она была прекрасно подготовлена. В купе с природной эльфийской ловкостью да меткой стрельбой из лука, она могла посоперничать с многими братьями и сестрами. Однако война… Эту войну она встретила в первых рядах, как и подобает настоящей часовой. Девушка сражалась отважно, не раз бросалась навстречу опасным противникам, но и более того, не один раз из-под огня спасала раненых. Тогда состоялся её первый настоящий бой, что был подобен посвящению. Тогда она вышла живой, но крайне сильно раненой, но даже несмотря на раны, она испытывала гордость за свой народ — настоящий патриот. Встали на бой, начали побеждать. Конечно, потери среди не только часовых, но и в целом среди эльфов были так велики, что заходили далеко за тысячи. И всё же ночные эльфы стали побеждать в этой войне, чему стала свидетелем и Киларин, однако то было лишь первое впечатление. Вскоре жуткие враги одним ударов обескровили войско ночных эльфов, заставив тех отступать всё дальше и дальше. И только на окраине Силитуса, когда из-за наглости жуков, в битву вступили драконы, это отступление удалось отступить, такой ценой, что даже первые дни войны нельзя поставить в сравнение. Однако вскоре те были побеждены. Хоть и не окончательно, из всё-таки заперли, оставив томиться в глубинах своей жалкой крепости. Но что же до Киларин? Да, это была её первая война, был её первый настоящий опыт и она, как никто другой, вынесла из это войны большой опыт. Опыт, который ей пригодится и не раз в её тернистом пути, однако и это глава её истории была всё же лишь предисловием.



Небольшое отступление/Промежуток истории между Первой Войной Зыбучих Песков и Третьей Войной.

Хоть она и была жительницей Калимдора, как любого уже взрослого эльфа, её просто не могло не интересовать то, что происходило на другой части Азерот. Само собой, она буквально впитывала в себя любые сведения, который оттуда приходили. С небывалым интересом она наблюдала за тем, как тролли пытаются убить эльфов, даже слышала о том, что некоторые калдорай отправлялись помогать бывшим сородичам. После этого она следила становлением человеческий Империи, а затем и её падением. За очередной войной с троллями она тоже наблюдала, а спустя некоторое время и вполне удачно слышала о том, что тролли из джунглей хотели захватить Штормград, как и слышала про их ошеломляющее поражение. Новости с другого материка её определенно интересовали, но так сильно, как это делала её жизнь на Калимдоре, ведь к тому моменту у неё уже была маленькая дочь, о которой приходилось заботиться. Во всяком случае, Первая и Вторая Войны тоже привлекли её внимание, хоть и не так сильно. Конечно, она понимала безразличие своего народа по отношению к тому, что происходил за морем, но вскоре и тому было суждено поменяться.



Третья Война.

Большой конфликт, хоть и всё равно повлиял на жизнь Киларин лишь финал сей войны, что был весьма удручающим. Так, Легион Вновь попытался вступить на земли Азерот, отправив Архимонда разобраться с этим, использовав силу Второго Источника Вечности. Этого нельзя было допустить, но и помешать этому было почти нельзя. Именно поэтому все защитники Хиджала, что стояли на защите сей горы в тот день, понимали, что скорее всего, мало кто из них вернется домой. А если и вернутся, то уже совсем другими. Фактически все понимали, что их просят умереть, лишь бы выиграть время. Это поиграла и Киларин, которая тогда уже не была наивной. Семейная жизнь взрастила в её ту саму рассудительность, которой ей не хватало в юношеском возрасти. И тогда, как и подобает матери, она сделала всё, чтобы её собственная дочь не участвовала в этой битве, что у неё хоть и с трудом, но удалось. Как оказалось позже — не зря. Бой начался стремительно и сразу склон горы окропился эльфийской тёмной кровью. Но и чудища Легиона умирали в не меньших количествах, всё-таки сражаться против армии с большим опытом было сложно даже для Пылающего Легиона, хоть и справедливости ради стоит отметить, что то была жалкая горстка, а не весь Легион. И вот… Первые жертвы. Среди них оказался и возлюбленный Киларин, о потери которого она узнает уже тогда, когда всё закончится и Малфурион, пожертвовав силой вечности, что была заключена в Нордрассиле, оставил Архимонда, изничтожив того полностью. Действительно большая цена за эту победу. Но самое страшное то, что цена необходимая. Теперь эльфам придется жить по другому, а Киларин будет суждено смириться со смертью супруга.


Вторая Война Зыбучих Песков, Зарождение плети как врага.

Двадцать пятый год от открытия Тёмного Портала ознаменовал собой возвращение к истокам лично для Киларин. Так, ей довелось вспомнить про давних врагов, который жуть не подвели ночных эльфов некогда к поражению. Однако что же сейчас? А сейчас она представляют угрозу даже больше, чем раньше. Именно поэтому в бой против них вступили не только ночные эльфы, но и Орда с Альянсом, вместе они победили восставших насекомых, на этот раз окончательно. Бои в этой войне были довольно тяжки, можно даже сказать, что ничем не уступали сражения древних времен. Киларин же была одной из тех, кто вступила в крепость и… выжила! В этот момент Плеть начала свою активность и часовая просто не могла на это не отреагировать. К этому моменту своей жизни она окончательно стала рассудительной женщиной. Теперь даже желания бросаться в горнило битвы, стремясь помочь сородичу, у неё было меньше прежнего.


Король-Лич.

Только закончилось одно испытание, как тут же началось другое. На сей раз мертвые окончательно собрались с силами и уже было начали свой поход, вот только объединившиеся Орда и Альянс направились в Нордрскол, дабы одолеть врага. Туда же, подобно многим своим братьям и сестрам, направилась и Киларин. Сказать, что это было страшно — ничего не сказать. Однако тогда уже весьма опытная часовая, страх свой явно контролировала и даже преодолевала, вставая на бой раз за разом. Правда, теперь ранений она получала куда больше и даже целебная сила Элуны, которой время от времени одаривали жрицы, что были вместе с армией, не была способна до конца устранить те шрамы, что она получила. Однако и это всё-таки закончилось победой, которая не заставила себя ждать очень долго.


Катаклизм/Гаррош.

Не успела она вернуться назад и вдоволь насладиться остатками мирной семейной жизни, как тут пробудился Смертокрыл. Она знала о нём, ведь не раз слышала истории о Войне Древних и помнила, что он сделал тогда. Однако по какой-то причине, она не так сильно беспокоилась счет оскверненного аспекта, ведь перед ней встала другая задача: очередная Битва за Хиджал. На сей раз наступали на Нордрассил сектанты, культисты и прочий сброд, против которого та храбро встала. И до поры до времени, до самого поражения Смертокрыла, стояла на страже священной горы, за которую сложили головы не одно поколение ночных эльфов. Всё же и тут ей удалось выжить, а вместе с тем и обрести победу.

Далее последовал менее важный, но всё же конфликт против Орды, ведь к власти там пришел Гаррош Адский Крик. Всё время она была в Ясеневом Лесу, сражаясь за свои земли, а после даже поучаствовала в осаде Оргриммара, да и увидела заточение бывшего вождя Орды. Само собой, дальше его судьба не сильно её интересовала.


Пылающий Легион.

Как бы и кто чего не говорил, но именно ночные эльфы знали еще с времен Войны Древних, что рано или поздно Пылающий Легион придется на Азерот, обрушив не только на спящего титана, но и на её жителей всю мощь похода, которая затеял Саргерас. Конечно, как ночной эльф, да и не только по этому причине, ей довелось поучаствовать в этой войне. Из неё она тоже вынесла определенный опыт, но в целом, ничего важного или интересного, словно столь важное событие, как вторжение Легиона на Азерот, в жизни тогда еще часовой было лишь затишьем перед настоящей бурей, которая охватит всю её жизнь с различных сторон и во всех смыслах разорвет на кусочки… дабы после кое-как собрать. Однако и эта война всё же закончилась. Живые оправдали надежду, возложенную на них Драконами по защите Азерот, а теперь надо было думать как жить дальше… И Орда надумала.


Четвертая Война.

Конфликт с Пылающим Легионом только закончился. Только остановился пылающий поход. И не все еще успели вдоволь оплакать пылающие сердца павших героев этой войны, как началась другая. Тогда Киларин служила часовой в гарнизоне Ясеневого Леса и когда началась война… она застала её врасплох. Находясь в Приюте Серебряного Ветра, на них неожиданно обрушилась атака Орды. Они не щадили никого, убивали как мирных жителей, так и часовых, некоторые из которых толком мыслями собраться не успевали, как уже им приходилось расставаться с жизнью. Однако опытная Киларин и тут умудрилась выжить, забрав несколько жизней воинов Орды. Однако после она получила приказ от Деларин, которая стала командующей гарнизоном после того, как прошлого командира подлейшим образом убил отрекшийся. Тогда, подобно остальным, она выступила к реке Фальфаррен, где храбро держала оборону против превосходящих войск Орды. Им повезло, что высокорожденные оказали им поддержку и уничтожили все мосты через реку, которые вели в основную часть Ясеневого Леса. Однако и тут есть одно, но огромное но. В какой-то момент она заметила, что все чародеи лежат замертво, очевидно — их кто-то убил, и убил весьма умелый. А что же до часовых? Их силы начали истощаться и тогда, лишенный боевого духа, они приступили стягиваться к Астранаару, где им суждено было собраться воедино. И лишь то, что Малфурион должен был прийти на помощь, внушало ей какую-то надежду на успех, на победу. И, конечно же, флот, который не меньше Верховного Друида мог переломить ситуацию в пользу ночных эльфов. А что же до Астранаара? Держась столь крупный город остатками гарнизона, само собой, возможным не представлялось. Именно поэтому калдорай пустили их внутрь города, а сами заняли выжидательную позицию вне города. Там она стала свидетелей дуэли Саурфанга и Малфуриона, там она стала свидетелем появившейся надежды, и казалось такой реальной, а после буквально разбитой в пух и прах. Всё дошло до той степени, что, ведомая приказов Великого шан'до, Деларин повела часовых на Тёмные Берега — последний рубеж обороны. Малфурион остался сражаться дальше, а на флот полагаться уже не приходилось. И только там, на самом верху Тёмных Берегов, захлёбывая собственной кровью, лежа в телах своих сородичей, смотря на то, как горит Тельдрассил и как страдают калдорай, она поняла, что вся её жизнь, ведь её путь, все её восхваления Матери-Луны были напрасны… Элуна оставила своих детей и сейчас Киларин могла лишь винить её в этом, умирая… Умирая, чтобы после Восстать Тёмных Следопытом без всякой надежды.

Фракции:

Орда… Сколько ненависти в этом слове! Раньше она всем сердцем не понимала Орду. Когда она умирала, недопонимание превратилось в ненависть, а теперь… Теперь ей просто нет до этого дела. Она просто служит и выполняет свою работу.


Альянс. Она против него воюет, сражаясь за идеалы Банши. Однако несмотря на это, она не испытывает ненависти к этой фракции. Скорее, некую благодарность, которую, само собой, никак и никогда не выражала.

Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Родственники:

Марна Летняя Заря


Мать девушки. Когда-то они была не разлей вода. Вместе охотились, готовили, даже убивали. Она была той, с кем Киларин действительно могла обсудить всё, что хочет, начиная самым обыденными темами, и заканчивая серьезным жизненным выбором. Однако жить матери Киларин оборвала война, Война Шипов. Она погибла там же, где и погибла сама Киларин.



Калиос Летняя Заря


Отец некогда часовой. Вопреки всему, он такой же воин, каким была его дочь и собственная жена. Однако в отличие от остальных, ему довелось пережить жуткую бойню первых дней войны и теперь он служит в армии ночных эльфов, где прибывает и по сей день.



Лоранэр Зыбучий Песок


Её возлюбленный и тот, кто был спутником её жизни на протяжении долгих лет. К сожалению, нынче он мертв, ибо погиб еще в далекой Битве за Хиджал, в которой участвовала и сама Киларин, но в отличие от своего супруга — выжила.



Ланналиель


Её дочь, которая все еще жива. Не раз Киларин думала о ней даже тогда, когда уже была мертва. И всё же ничего хорошего от их встречи, если она произойдет, она не ожидает.


Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

<Некоторые части анкеты будут позже дополняться>





Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, уважаемый игрок проекта.

Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в системе боя и развития (пункт правил 1.14). Оно было одобрено. Перейдем же к нюансам:


Ваша анкета показалась мне крайне занимательной. Неплохой концепт относительно простого в рамках выбранной вами роли. Хорошее описание внешности, не самое худшее описание характера. Описание, что крайне важно, подробное, в меру насыщенное описанием и "разбавлено водой". В целом, хотелось бы в положительном ключе отметить разделение на характер до жизни и после. Это позволяет увидеть изменения, которые произошли с персонажем и как на нём отразилось то, что он вынужденно пережил.

Хотелось бы отметить хронологию. Вы выбрали отдельные моменты истории и аккуратно добавили туда своего персонажа. Неплохо добавили, что также заслуживает похвалы. Касаемо остальных пунктов мало что можно сказать. Чем-то особым они не отличаются, поэтому как я уже сказал чуть выше, мало что про них можно написать. Подводя итог, я увидел неплохую анкету, по качеству и описанию чуть выше среднего. Персонаж был раскрыт, в истории хотелось бы видеть чуть больше подробностей вне основных событий. Переходя к награде:


Киларин 7


Остались вопросы касаемо вердикта? Вы можете задать их мне в личные сообщения на форуме(https://rp-wow.ru/users/1995) или в дискорде Hawk#7658. Приятной игры на проекте!

Проверил(а):
Hawk
Выдача (Опыт):
Да
+6
23:40
23:10
546
23:47
+1
Осуждаю
12:05
+1
Одобряю
12:35
0
Под конец БФА создавать ТСку, ну хз
12:39
0
Да. nice
18:44
0
Нормально, только сначало подумал что очередной НЭ а оказалось следопыт…
Насколько статус Жива подвержен?

Перечетал, Оказалось Это НЭ ставший Следопытом
22:50
0
Исправил! Не заметил этого >_> Теперь нежить
15:17
+2
О, мой ксс
20:53
0