Игровое имя:
Батеас
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Элун'дрис
Пол:
Мужской
Возраст:
Древний
Особенности внешности:

Высокий, сутулый и немного покачивающийся эльф появился в дверях одного из домиков близ фронта. Его грузное тело прошло ещё пару шагов вглубь дома с перепуганными людьми, от столь неожиданного визита. Босые ноги мерно сложились, заставляя эльфа преклониться, почти упав. Тело было худощавым, без ярко выраженной мышечной массы. Над тощим поясом было видно стекающую кровь с подстреленного бока. Стрела, что была уже сломана пополам, впивалась тому ровно под рёбра, едва не достигая лёгких. Завалившись на другой бок, эльф медленно дышал, смотря с просьбой в перепуганные глаза хозяев. Уложив оного на обеденный стол и приводя эльфа в чувства, хозяева заметили необычное строение рук. Они были необычайно сильны, относительно тела, а кисти оканчивались длинными пальцами, на конце которых красовались сливающиеся с пальцами — когти. Вернее они даже походили полностью на птичьи лапы по виду и структуре, разве что по форме можно было определить эльфийскую руку. Чуть выше запястья была видна грубоватая кожа, как у птиц на их лапах, идущая почти до локтя, где мерно перетекала обратно до обычной эльфийской кожи. Местами были видны перья, что обрамляли руки. Обработав рану и перевязав корпус, хозяева всё рассматривали того кто к ним попал. На тонкой шее красовалось вытянутое лицо, густо покрытое естественной растительностью, в том числе и сильно длинными бровями. На множестве мест кожи были видны как мелкие, так и толстые шрамы. На утро, эльф смог подняться, убедившись, что ничего ему не мешает. Проведя опасной лапой по лицу, он с улыбкой кивнул хозяйке дома, будто бы успокаивая её. Выпрямившись в спине, эльф предстал во всей красе своего тощего тела. По спине текли реки свободных и едва ли ухоженных волос, что дополняли естественный капюшон из растительности на лице. Не смотря на недавнюю боль, он продолжал одарять всех хозяев дома своей лёгкой, но уставшей, улыбкой. Но, он сказал, что с заходом солнца уйдёт. Друид начал облачаться в свои одеяния. Они были крайне свободны и много где виднелись перья. Перчатки были открыты, а обувь представляла из себя несколько обмоток вокруг щиколоток. Плотный и широкий плащ тёмных тонов, почти мог помогать по дому, подметая всё своими полами, но чуть чуть не доставал. Сверху же он оканчивался на длинном и закрывающим большую часть лица капюшоне с острым элементом на конце. Не смотря на столь закрытый капюшон из под него всё равно легко просматривалась добродушная улыбка. Взяв у камина посох, характерный для многих друидов его стези и был готов уходить, почти весь день смотря в окно, ожидая первых знамений луны.

Особенности характера:

Прежде чем к нему пришла луна, к нему стеклись дети и сама хозяйка дома, расспрашивая о том кто же пред ними. Стянув с головы капюшон, добродушный и усталый друид начал свою молву. В его рассказе отчётливо показывались все его мотивы и черты. Время от времени он поглаживал по голове детишек, что лезли к острому посоху и покачивал пальцем, что лучше им этого не делать. Один из детишек всё же умудрился порезаться, но друид с улыбкой, хоть и укоризненной, взял ребёнка за руку, заставляя рану на руке затянуться. Конечно, монотонного нравоучения избежать не удалось. Его взгляд мерно танцевал с собеседников на окно, пытаясь что-то высмотреть в глубине леса. По сосредоточенности, казалось, что он будто сможет рассмотреть каждого жучка под кустом в миле от дома. Ушами он шевелил ровно настолько же часто, вслушиваясь в песни ветра по дымоходу и различая его ноты. Очень часто он прерывался в рассказе, будто бы вспоминая или переживая всё произошедшее с ним в тот момент истории. Его когтистый палец иногда рисовал на столе то о чём он описывает. От него в целом несло каким-то спокойствием и силой, не смотря на его хилое тело. Поднявшись, когда луна взошла над лесом, он поблагодарил хозяев дома, с сожалением заявив, что он ничем не может оным оплатить сейчас, но обязательно вернётся, дабы всё было по справедливости. Учитывая позднюю ночь, за окном было уже весьма прохладно, от чего друид затянул плащ на шее потуже и обратил взор на другую сторону единственной комнатушки. Хозяин дома пытался тщетно разветси огонь, дабы хоть немного прогреть дом, но деревяшки не желали разгораться. Мерно кивнув не прощание, друид вышел и закрыл за собой дверь. Спустя мгновение прозвучал хлопок, не сильный, но слышимый, а следом и из дымохода полился поток ветра, не задувший, а наоборот — заставивший огонь разгореться.

Мировоззрение:
Нейтрально-доброе
Класс:
Друид
Специализация:
Птичий Коготь
Способности:

Смерч — Ведомый силой Авианы, друид вздымает обеими руками вверх, вызывая смерч, соразмерный тому, сколько он вложил в него сил. Это может быть как простой смерч, что раскидает всё по команте, а быть может и тот, что будет раскидывать врагов.

Ураган — Как и смерч, используется друидом для защиты, а не нападения. Мощным потоком воздуха, Батеас раздувает, вернее отталкивает всех от себя, создавая себе свободное окно для обращения в облик птицы и побега. Друид не хотел войны и не хочет до сих пор, а потому не в состоянии кого-то добить из разумных существ.


Разряд — Плотность, направленность и структура ветра проходит чрез лапы друида, позволяя тому ими манипулировать. Не подумайте, с его когтей не срываются потоки молний, разряды и шаровые молнии, нет. Он просто подталкивает на это имеющийся ветер в округе, кой помогает ему наэлекризовать воздух. Чаще используется в слабых, нелетальных пропорциях

Облик — прекрасный облик совы, тёмных тонов, кой позволяет друиду преодолевать большие расстояния в мгновение ока и оставаться незамеченным. Наверное, самый важный навык для эльфа его стязи. В принципе, из-за этого самого благословения, друид и способен влиять своей силой на ветер.

Восстановление — один из самых первых навыков, который раньше даровался ученикам, дабы те могли и себя восстановить в ходе неудачной тренировки, но и помочь всем страждущим вокруг.

Быть Ночным эльфом — не то, чтобы способность, нежели особенность всей расы. Элуна, что покровительсвует сему народу, бережно уберегает их от возможных напастей в чащобах леса и где бы не коснулась длань её света. Посему этого друида, что в облике эльфа, что совы — едва разглядишь под покровом ночи, ежели он сам не провоцирует на себя внимание.

Вера:
Древние
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Орочий
  • Талассийский
Род занятий:
Разведчик
Хронология:

Друид начал свой рассказ семье с того, что его жизнь не была такой дикой в самом начале. Вымощенные улочки города, красивые дома, еда приготовленная не на костре, повсюду украшения и культурные клумбы. Град был замечателен, про который он рассказывал, иногда будто бы представляя себя идущим по нему. Единственное, что омрачало весь город — растущее напряжение меж двумя сторонами конфликта идущих по пути природы и магии. Он был одним из соглядатаев в аппарате решения междоусобиц. По сути его задачей было вынесения вердикта в вопросах, которые как раз и касались сего конфликта. Сейчас люди зовут это судами. Он никогда не жаловался на холодные ночи и пустой желудок, как и никогда не вкушал роскоши, что подаётся ежедневно на королевском столе. Он просто выполнял свои задачи внутри государства, изредка получая награды, которые через пару десятков лет не будут стоить и гроша. Его заслуги потеряются среди затопленного города давно пропавшего королевства. До определённого момента он видел, что чётко справляется со своей работой и выполняет всё согласно холодному расчёту и твёрдо стоя на тонком балансе меж двумя категорично разными взглядами на мир. Но ещё до того как мир изменился, он начал видеть как меняется его взгляд под грузом всех дел. Он видел как начинает делать поблажки или выступать отчётливо за одну сторону по личным предубеждениям или каким-то иным причинам. Но окончательно это прекратить это не успел. Когда он хотел подать в отставку — произошло то, что произошло. Мир разразило на куски и подвергло всех живущих пытаться справиться с новой угрозой. И она была куда сильнее чем загнанные в угол племена троллей. Эти были прочнее, обладали более смертоносной магией и отказывались умирать от простого удара клинком в живот.

Сам же Батеас понимал всю тяжесть содеянного преступления магов пред миром, но так же и понимал смягчающие обстоятельства того, что никто не знал с чем связался и пошёл на поводу обмана. Он уже не был судьёй и не мог вынести приговор, тем более тем кто умер. Решение судьбы тех кто решил не отвергать магию — уже лежало не на его плечах. Учитывая его не приверженность к магам до раскола, его путь лёг в сторону тех кто связывал свои судьбы с постижением природы и жизни. Из-за своих физических качеств, а может ещё трусости на тот момент, он не выбрал путь сражений и изначально помогал израненным и страждущим. Но в переломный момент, понимая, что даже среди таких же как он — часть уходит, укладывая бинты и магию исцеления на дальнюю полку, зато ухватываясь за древко копья и лук, избирая пути войны — он понимал, что однажды он останется тут один и лечить уже некого будет. Уйдя с поста, он не хотел отходить от своих идеалов, а потому не желал вступать в прямую конфронтацию, но и не желал видеть новых изувеченных и умерших у него на руках. Посему он ушёл в дальнюю общину, что известна своими друидами, кои не стараются убить, а стараются — предотвратить. Они тайные соглядатаи, что вымеряют каждый шаг и своих и чужих и выносят решение. Разведчики, шпионы и по своему естеству — судьи. Неверное донесение — убийство целого отряда. Верное — спасение им жизни. Шествуя к ним, по относительно безопасным территориям, он уже начал чувствовать, что на него обращено внимание. Это давление только росло по мере приближения к общине, но по прежнему — никого не видно. Было слышно лишь краткое ухуканье сов и хлопки крыльев. Спустя часы блуждания, он принял очевидный факт — заблудился. Взглянув назад, он увидел долгий, пусть и метафоричный путь, проделанный им в его голове. Именно его решения вывели его на тропу. Идти обратно — было совсем неправильным, к тому же он заметил, что птиц за ним — нет. А спереди — всё ещё постоянное наблюдение от сов. Тогда на его лице разразилась слабая улыбка, что осталась с ним до самого конца, что ещё не настал. Кивнув одной из сов, смотря ей прямо в глаза с минуту, он увидел, что сова кивнула в ответ и спустилась к его ногам, обращаясь в эльфийку, которая объяснила причину блуждания. Община находиться действительно там где он ходил, но она не на земле, а прямо в кроне дерева. Эльфийка, обратившись обратно, повела Батеаса в сторону древа, заставив того предстать пред громадным древом, не столь большим как мировые, но всё же. С его кроны сбросилась лестница, свистящая от набранной скорости и упавшая у ног эльфа.

Оказавшись на верхушке, эльф увидел глаза тех кто уже состоял в общине друидов птичьего когтя. Он увидел острые, расчётливые, мерные и грузные глаза, увидевшие слишком много и сделавших слишком много решений, не все из которых завершились хорошо. Но не смотря на это, они стараются жить спокойную и отчуждённую жизнь, готовясь к следующему вылету. Первое время, выполняя всё те же функции, что и в другой общине, он наблюдал за бытом этой группы друидов. Как бы это не казалось смешно, но их быт — ветренный. Но не смотря на это — он был душевным. Тёплым, можно сказать. Друиды часто собирались, чтобы обсудить наблюдение каждого и поделиться сведениями для других общин, смотря кто куда полетит после встречи. Но как только кончались темы о войне, братия принялась уплетать заготовленный ужин и обсуждать что-то мирское. О том как в каком-то поселении приток друидов, как где-то состоялись большие игрища, интересные и красивые места куда можно было слетать и тому подобное. Однажды, сии разговоры дошли и до ушей и уст Батеаса, ведь он уже являлся, можно так сказать, птенцом среди них. Его навыки в обращении были ещё слабы, но учитывая его прежний опыт, к нему иногда обращались с советом что и как сделать. Что правильней, а что нет. Уже будучи “птенцом”, он увидел, что демоны и сатиры — знают, что не все птицы так просты, а потому стали к оным присматриваться. А если вести себя слишком вызывающе — они сразу поймут кто ты и начнут охоту. Кто-то скажет, что это плохой итог, но Батеас начал выманивать собой противника на укрепления или засады часовых. Данные, что он умудрялся собирать, усаживаясь на удобную ветку или притворившись мёртвым после разрухи одной из деревень, он старался доносить в кратчайшие сроки, нередко оказываясь “ощипанным”. Благо на кроне древа с таким уже привыкли справляться и латали шальные стрелы весьма умело. Шло время, менялись наставники, в виду их смерти, менялись ученики, в виду новоприбывших, но война шла как она идёт.

Дальнейший рассказ эльфа был наполнен сумбурной перипетии событий, что будто бы мешались у него у самого в голове и менялись местами. Он часто пропадал в самого себя, пытаясь осознать и вспомнить кем он был и что чувствовал тогда. Он упомянул все разы когда пытались уничтожить мировые древа и упомянул каждое из тех, что ныне мертво. Он говорил, что таких как он сейчас по прежнему много, хотя их и редко замечают, что им и на руку. Ведь если их не заметили — значит всё делают верно. Его последние слова про всё произошедшее с ним срывались с уст очень монотонно и спокойно, с его улыбающихся губ. А в глазах, горел огонь. Не тот огонь, что горит у юнцов или бешеных псов, а догорающий огонь отчаяния. Он ведал всем кто был в доме, запереться на ближайшую неделю, их дом был слишком близко к фронту.

Вернувшись к дому через месяц, улыбающийся друид, дабы вернуть должок, который он обещал. Подлетая к месту дома, он приземлился на близстоящее дерево, ведь он не мог опуститься прямо перед дверью. Вернее мог бы, если бы не одно но. Он отчётливо помнил где стоял дом, но не мог найти его. Спустившись на землю, он развёл рукой пред собой, позволяя ветру разойтись по округе, донося до его ушей новую музыку ветра. Разогнанный ветер смог показать почему картина местности отличалась. Листья, упавшие ветки, песок и всё то, что налетело за месяц — развеялось, показывая золу на полу и небольшие крепления, что ранее удерживали люк. От самого люка остались лишь петли и внешняя рамка. Оставшийся дом представлял из себя кучу золы, разбитой слюды и прочего мусора из дома. Брёвна либо догорели либо были использованы на нужды тех кто тут прошёлся. Поправив плащ и капюшон, он медленно спустился вниз, просто спрыгнув, потому как и лестница сгорела. В углу он увидел лишь двух, прежних жителей, что неимоверно отдавали запахом горелой плоти. Не промолвив и слова, он устало улыбнулся на них и покачал головой. Развернув котомку, которую он принёс, он показал что пришёл отдавать долг, но увы — уже некому. Взяв с полки недогоревший кусок ткани, он укрыл оба тела, прочитывая молитву, дабы их страдания унесло ветром. Подгоняемый ветрами, друид выпорхнул из подвала, попутно сдувая все ветки и мусор обратно, обратно замуровывая тот. Проводя руками дальше, друид поддул на место где был люк — два огромных бревна-валежника. Мерно кивнув на своеобразную могилу, друид в поправил свои одеяния и взявшись за посох, обратился в птицу, устремившись ввысь, продолжая свой надзор.

Что в далёком прошлом, что в быстротечном настоящем, средь густых чащоб и просторных полей, в дни перемирий и радости, что дарят ему настоящую улыбку, что в кровопролитные ночи, дарующие ему краткую и ятжёлую улыбку, Батеас видел одно и то же. С высоты всегда лучше видно. Он и такие же как он — видят полную картину снизу, изредка принимая в ней участие. Хаос, гулянки, беззаботость, разруха — настоящее сумасшествие творящееся вокруг этих наблюдателей. Иногда, Батеас задаётся вопросом, что происходит от чего? Является ли он лишь наблюдателем или непосредственым участником? Твориться ли все эти года хаос под его крыльями, или он творится с ним самим? Но эти мысли быстро уносятся встречным ветрам, освежая взгляд и разум, заставляя вернуться к наблюдению. Вернуться к поставленым задачам им же самим.

Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Для отыгровки прошу выдать морф и возможность запрашивать полёт на персонажа.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день. Анкета, как по мне, очень хороша своей идеей. Здесь можно выделить один минус - очень мало, практически полное отсутствие конкретики по событиям. Сомнительным моментом являются подобные суды между арканистами и жрецами, поскольку до определенного момента это были разрозненные общества. Как подобные мероприятия проходили и где - загадка. И я мог бы однозначно зачесть это за недостаток, если бы не подача текста.

Так как все, что читаем мы рассказывается персонажем - картина сразу обретает иной оборот. Все рассказы становятся образными, показывают рост персонажа со стороны того, как он помнит картину. Не даром по содержанию говориться о том, что он блуждал и путался в некоторых моментах. Это не удивительно, с учетом того, сколько лет прошло. Это, наверное, первые персонаж, у которого отыгрывается забывчивость столь древних моментов, что несомненно огромный плюс образу.

Концовка кажется интересной, но вместе с этим я не думаю, что понял ее так, Как задумывалось. Вопросы в конце задаются в большей степени персонажу и дают понимание о векторе вашей игры в дальнейшем. Сама сцена с погребением и улыбкой кажется примером принятия баланса жизни и смерти? По крайней мере, до этого мне пришлось изрядно додумывать. Не хватает какой-то завершенности, выводов и переживаний (хотя последнее под вопросом). В целом история очень правдивая, демонстрирует вашего персонажа со всех необходимый сторон. И пусть история спорная, она показывает суть и душевное состояние эльфа. Описательная часть достойна. Характер тривиален, но хорошо раскрыт в истории, внешность необычна, но оправдана, разве что не хватает описания тех самых одеяний.

Награда:

Батеас 7.5

Другое:

Морф птицы - https://www.wowhead.com/npc=89391/cursefeather-owl

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Выдача (Опыт):
Да
+6
19:16
15:43
505
16:19
0
Ищу круг, не Кенария, а для игры. Друид птичьего когтя. Северное королевство Калимдора — не предлагать.