Игровое имя:
Абракас
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Народность:
Штормград
Пол:
Мужской
Возраст:
34
Особенности внешности:

Обычный мужчина ничем не примечательной внешности, коих полно на улицах Штормграда. Мимо него очень легко пройти и не обратить внимания — тому, по большей части, способствует его привычка держаться в тени и при ходьбе не отрывать взгляда от земли. Иссиня-черные волосы мужчины — вьющиеся и непослушные. Тронутая сединой челка то и дело спадает ему на серые, почти прозрачные, глаза, скрывая проявляющийся в них время от времени азартный блеск. Усы, борода и бакенбарды пребывают в идеальном состоянии, чего не скажешь о вечнолохматой копне на голове. Одет Абракас чаще всего в простую одежду сдержанных тонов — белая рубашка, темные брюки, обычные сапоги и любимый коричневый пиджак с отворотом. На его прямом носу надеты очки, которые он носит, скорее, по привычке, чем от большой надобности. Выглядит всегда немного уставшим, но искренняя улыбка на губах выдает его удовлетворение собственной жизнью.

Особенности характера:

Необыкновенно серьезен, сдержан и спокоен — но это только на первый взгляд. При длительном общении мужчина постепенно раскрывается, становится более откровенным и даже пытается шутить, но с его, наполненных сарказмом и тонкой иронией, шуток, почти никогда и никто не смеется. Не любит пустых разговоров ни о чем, и предпочитает тишину библиотеки любой шумной посиделке в таверне. Во всем старается быть ответственным, и ценит это качество в других. Никогда не пройдет мимо совершаемой несправедливости, даже если она ему просто привиделась. Дотошен ровно до той степени, что даже друзья называют его занудой. Честен и искренен с близкими и осторожен с незнакомцами.

Мировоззрение:
Нейтрально-доброе
Класс:
Маг
Специализация:
Тайная магия
Способности:

Абракас — маг, с юношества обучавшийся в Башне магов Штормграда, что позволят ему свободно применять широкий спектр заклинаний, от огненного шара до призматического барьера. Но, все же, у него есть несколько любимых, на совершенствовании которых сосредоточил свои силы и владеет на уровне выше среднего:

Антимагия
Моментально произнесенное контрзаклинание школы отречения, используемое, чтобы прервать процесс создания заклинания, вмешавшись в его структуру. Применимо только когда маг видит и слышит цель. Лучше всего срабатывает это на заклинаниях, которыми владеет сам Абракас.


Чарокрад
Благодаря долгой практике, Абракас может распознавать благотворные и негативные заклинания, наложенные на цель. Некоторые из них, относящиеся к тайной магии, он способен перераспределять, таким образом оставляя вражеского мага без защитных и усиливающих эффектов. Является весьма затратным по мане и может не сработать на экспертах в школе отречения.


Снятие проклятия
Сопутствующий комплекс процедур по обезвреживанию и ликвидации проклятий, опасных магических артефактов и устранение последствий неграмотного использования заклинаний — другими словами, привнесение порядка в хаос. Абракас применяет эти методы настолько часто, что может сотворить необходимые чары используя в качестве проводника лишь одни свои руки.


Зеркальное изображение
Призыв временной, полностью идентичной копии чародея. Полезное заклинание школы иллюзии, работающее одновременно как отвлечение внимания и провокация противника. Абракас старается не создавать больше одного изображения за раз, чтобы не тратить лишнюю энергию на поддержание.


Невидимость
Универсальное, во всех смыслах, заклинание, на которое маг привык полагаться больше, чем на все остальные. Одинаково хорошо владеет как полной невидимостью, так и его менее энергозатратной версией — хамелеоном, работающим в неподвижности.


А так же прочие заклинания школы иллюзии, позволяющие ускользнуть от врага незамеченным. Открытому бою Абракас всегда предпочитает побег, но не потому, что боится вступать в конфликт — особенности работы предполагают частое столкновение с проклятиями, демонами и видениями намного превосходящими мага по силе, и залог успешной операции часто заключается в том, чтобы остаться в живых любыми доступными способами.

Книжный червь
Врожденная способность Абракаса, даровавшая ему крайнюю степень внимательности и усидчивости, а так же умение находить любую необходимую ему информацию в максимально короткий срок.



Навыки и профессии:

Наложение чар
Один из основных навыков Абракаса, который он чаще всего применяет на практике, распыляя чужие (в основном, пагубные) чары и накладывая на предметы собственные, будь то левитация пера или более сложное плетение магического фамильяра.


Начертание
Владеет лишь на уровне распознавания вредоносных символов и подбора контр-начертаний для них.




Чтение рун
Как и в случае с начертанием, применяет этот навык только при крайней необходимости. Знает значение большинства некротических рун, и способы их нейтрализации.



Езда верхом
Мирный навык, приобретенный из-за частой необходимости находиться вдалеке от дома. Порталам, после смерти приемного отца, маг не доверяет совсем, морская болезнь не позволяет ему пользоваться кораблями, а грифоны и прочие живые существа, летающие над землей, вызывают у него откровенный ужас.


Вера:
Святой Свет
Пояснение к верованиям:

Абракас не отличался особой религиозностью ровно до того момента, когда его, едва живого после неудачного «задания» на границе Элвиннского и Сумеречного лесов, не доставили в Собор. Там он провел в нестерпимой агонии почти десять дней, пока жрецы не смогли стабилизировать его состояние и замедлить распространение проклятия. С этих самых пор маг каждый седьмой день недели навещает своих спасителей и возносит единственную, которую знает, молитву Свету.

Знание языков:
  • Всеобщий
Пояснение к языкам:

Не видит смысла в изучении других языков, пока пребывает в состоянии применить заклинание чародея-полиглота.

Инвентарь:

В карманах его пиджака находится только все самое необходимое — механическая зажигалка в форме львиной головы, кошелек, ключ от дома и часы Магического Надзора. На поясе маг носит фолиант, в который вложено удостоверение личности, а на шее — кулон с колдовским рубином на золотой цепочке, который обычно прячет под рубашкой.

Род занятий:
Адепт Магического Надзора
Хронология:

Появился на свет Абракас Вельнер (имя, данное при рождении — Томас Торндайк) за один год до открытия Темного портала, в семье строителя и школьной учительницы, Роберта и Пайпер Торндайк. Семья среднего достатка жила в небольшом доме на территории Луноречья. Детство мальчика, примерно до четырехлетнего возраста, не было омрачено никакими заботами, но в третьем году от открытия Темного портала орочья Орда подобралась практически вплотную к Штормграду, что привело к объявлению военного положения во всем королевстве. Большая часть ресурсов Западного края уходила на военные нужды, и многие простые граждане испытывали острую необходимость в самых простых вещах. Растить ребенка в таких условиях становилось невыносимо. После убийства короля Ллейна ситуация только ухудшилась, и Штормград попал в полноценную осаду, что привело к массовому голоду не только в столице, но и в близлежащих территориях. Примерно через год в лишениях, ситуация стабилизируется вместе с основанием совета Семи королевств, но урон уже нанесен — многие люди погибли, так и не дождавшись просвета в войне, в том числе, и родители Томаса.

С этого момента начинается его жизнь в качестве малолетнего бродяги и попрошайки, что, к счастью, продлилась всего два года. С закрытием Темного портала Кадгаром и сменой приоритетов Ордой со столицы человеческого королевства на другие, прежняя жизнь понемногу начала восстанавливаться. Семилетний Томас, вместе с остальными осиротевшими детьми, по поручению мэра Луноречья отправляется в штормградский приют, заодно пополняя ряды бесплатной рабочей силы, что, по мере возможностей, помогала отстраивать город. За четыре года в сиротском приюте мальчик стал нелюдимым и молчаливым, перенося все тяготы с несвойственной детям серьезностью. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, он впервые начал замечать, что может куда больше, чем его товарищи по несчастью — например, он спокойно мог потушить свечу, не прикасаясь к ней, или движением руки заставить предметы двигаться, как ему угодно. В первые разы его это неимоверно пугало, так как, по большей части, происходило неосознанно, но чем дольше он этим занимался, тем лучше у него выходило себя контролировать.

Вторая война постепенно заканчивается. Жизнь в Штормграде приходит в норму, и сиротский приют все чаще начинают посещать семейные пары. Страшащийся перспектив оказаться в чужой семье, Томас Торндайк предпочитает прятаться каждый раз, когда в приют приходят незнакомцы. Возмущенная его поведением попечительница однажды просто не выдерживает, и, буквально держа за шкирку, заставляет его показаться на глаза своим предположительным будущим родителям, но привело это только к тому, что перепуганный мальчик выпускает ослепляющий сноп искр, а сам сбегает.

Убежать далеко ему не дало магическое истощение, настигнувшее юного мага внезапно на столичных улицах. В сознание он пришел спустя несколько дней и в незнакомой обстановке — как оказалось, один из прибывших на место «преступления» чародеев Башни магов Штормграда нашел Томаса по неконтролируемому выплеску маны и вызвался позаботиться о нем. Чародея звали Арчибальд Вельнер, и он, крайне обеспокоенный дальнейшей судьбой мальчика, сперва выплатил полагающийся штраф, а затем оформил полную опеку над ним. Сказать, что юный маг был растерян столь резкой переменой, значило бы не сказать ничего. В его жизни, в один момент изменилось абсолютно все — серые стены общей спальни приюта стали личной комнатой в особняке овдовевшего и бездетного богача, старые, трижды перештопанные вещи — сине-золотым костюмом с белым воротничком, а его имя, с которым он прожил почти двенадцать лет, теперь осталось только у него в памяти, заменившись тем, что выбрал ему его новый отец.

Следующие три года Абракас все больше замыкался в себе, предпочитая обществу нанятых учителей и гувернеров обширную библиотеку своего приемного отца. Первые месяцы он вовсе не откликался на свое имя, и даже несколько раз пытался сбежать, но Арчибальду, специализирующемуся на отлове магов-отступников не составляло большого труда отыскать испуганного мальчишку под мостом где-нибудь в Стоках. С течением времени Абракас понял, что получит гораздо больше пользы для себя, если все-таки примет все те навыки и знания, которым его с таким усердием пытаются обучить.

В пятнадцать юный маг поступает на полноценное обучение в штормградскую Башню магов, где следующие пять лет проводит в постижении магических наук и оттачивании собственных навыков. В это же время он сближается со своим приемным отцом, и начинает видеть в нем кумира. Арчибальд Вельнер, по мере сил и возможностей всегда помогал Абракасу с обучением, постепенно склоняя выбор школ в сторону иллюзии и чаротворства, чтобы вырастить себе достойную замену.

К двадцати годам юноша становится полноценным чародеем, и вступает в ряды корпуса ликвидаторов последствий неграмотного использования заклинаний. Не так много магов согласились бы променять спокойную жизнь в стенах Башни и занятия личными исследованиями на бесконечные слежки и вылазки за предполагаемыми чернокнижниками, незаконно действующими на территории королевства, но кто-то должен был этим заниматься. Вдохновленный примером приемного отца и преисполненный чувством долга перед ставшим родным Штормградом, Абракас становится на путь ликвидатора в качестве напарника Арчибальда. Примерно же в это время происходит еще одно, не менее важное событие в жизни юноши — он без памяти влюбляется в девушку по имени Катарина Лэнгтон, которая, в свою очередь, отвечает ему взаимностью. Разрываемый между новой увлеченностью и работой, маг становится все более рассеянным, днями и ночами проводя время со своей пассией, в конечном итоге, делая опрометчивое предложение выйти за него замуж.

Искренняя влюбленность двух молодых людей приводит к тому, что в свои двадцать лет Абракас становится отцом новорожденного мальчика, которого новоиспеченные родители решают назвать Томасом. Не готовый к такому уровню ответственности Абракас все чаще пропадает вдали от дома, будто специально выбирая командировки как можно опаснее, и, в конечном итоге, невеста ставит его перед вполне очевидным выбором между работой и семьей.

Выбор магу сделать так и не удалось, потому что его приемный отец умирает в тот же год, после долгой и безуспешной борьбы с последствиями перехода через нестабильный портал. Корпус ликвидаторов остался без одного из самых талантливых чародеев, и все его нерешенные дела достались целиком Вельнеру-младшему. Катарина, вместе с ребенком, оставляет его, и Абракасу не остается ничего больше, как с головой уйти в работу.

Последующие года он проводит в полу-депрессивном состоянии, совершая не совсем логичные поступки, продиктованные целиком отвращением к себе и бесконечным чувством вины. Все наследство бездетного вдовца Арчибальда Вельнера, включая особняк в квартале Магов, достались Абракасу, но он физически не мог находиться в этом доме, и почти сразу продал по номинальной цене. Часть золота он до сих пор пересылает своему сыну, а остальное держит в ячейке банка Торгового квартала, не видя никакого смысла тратить его хоть на что-то. Нужды в постоянном месте жительства из-за разъездов у него так же не было, и маг постепенно привык к аскетичному существованию.

За долгие годы работы Абракас успел насолить множеству чернокнижников, магов-отступников и даже целым культам. Его остервенелое стремление к справедливости не оставило безнаказанным ни одного выслеженного им лично темного колдуна, а те, кому повезло от него улизнуть, рано или поздно возвращались с планами мести, но, чаще всего, не особо в этом преуспевали. Но одному чернокнижнику почти удалось совершить задуманное, и практически убить Вельнера.

Первая их встреча произошла примерно через год после событий Катаклизма. У чернокнижника по имени Рудольф Бирховт появилась поистине гениальная идея — попытаться вылечить диких воргенов Сумеречного леса при помощи магии скверны. Интерес к этому у колдуна был, в том числе, и личный, так как он сам являлся воргеном, но проклят был во время падения стены Седогрива. Его темные эксперименты привлекли сперва внимание Ночного Дозора, которые, почти сразу, обратились за помощью в Башню магов Штормграда. Абракас, в составе небольшой группы из трех человек, прибыл на место предполагаемых опытов, и по свежим следам, что оставлял не самый опытный на тот момент чернокнижник, вычислил место, где он скрывается. Битва была короткой, но разрушительной — все записи и образцы крови диких воргенов были уничтожены объединенными усилиями троих магов, которым Бирховт не мог ничего противопоставить. Поймать же колдуна не удалось — он сбежал, обрушив на головы ликвидаторам потолок крипты, и тяжело ранив одного из напарников Абракаса. Второй вызвался помогать ему, а Вельнер преследовал воргена до самой границы королевства с Тернистой Долиной, где потерял его из виду, и, после нескольких дней неудачных попыток снова взять след, вернулся обратно в столицу.

С тех пор прошло три года, и маг постепенно забыл об этом случае, выместив воспоминание более насущными делами. Но Рудольф Бирховт не забыл — ни того, как маг выглядел, ни того, что он сделал. Все эти три года чернокнижник собирал всю доступную ему информацию о Вельнере, в попытке узнать, с какой стороны к нему подступиться, чтобы совершить свою грандиозную месть. Времени хватило, чтобы продумать все до мельчайших деталей, и когда момент настал, чернокнижник упивался чужими страданиями на полную. План был прост — найти единственных оставшихся близких Вельнеру людей, и не похищать их, нет — это бы привлекло внимание стражи, а лишний шум раньше времени колдуну был ни к чему. Достаточно было создать иллюзию настолько мощную, что даже специализирующийся в этой школе Вельнер не увидел бы разницы, и проглотил наживку, не подавившись. Место Бирховт подготовил заранее, купив необходимую недвижимость и ингредиенты для поддержания своей идеальной ловушки, в том числе, озаботился наложением чужими руками долгосрочных чар на амулет с рубином, что должен был придать ему другой облик.

Все началось с письма, в котором Катарина Лэнгтон, бывшая невеста Абракаса, пригласила его встретиться. Не подозревающий подвоха маг немедленно согласился, и прибыл по указанному адресу и в нужное время на границу Элвиннского и Сумеречного лесов, верхом на своем вороном жеребце Данате. Как оказалось, из стойл за ним увязался еще и его пес, что, позднее, спасло Вельнеру жизнь. Рудольф, под воздействием иллюзии с зачарованного амулета, в облике Катарины, вовсю изгалялся над магом, играя на его прежних чувствах, и чужие душевные муки приносили ему плохо скрываемое удовольствие. Морально подавленный Абракас, едва ли не на коленях, умолял, как он думал, свою бывшую невесту, простить его за все то, что он совершил в молодости, но чернокнижник лишь смеялся над ним, продолжая свою пытку. Когда же Бирховту надоел этот спектакль, он решил нанести смертельный удар стрелой хаоса, что превратил бы последние секунды жизни мага в приступ непрекращающейся агонии. Но вовремя подоспевший пес Грей успел вгрызться в руку воргена, не прерывая, но меняя курс направления мощнейшего колдовства, чем дал время оправившемуся от первоначального шока магу подготовить ответное заклинание чародейского шара.

Резонация между тайной магией и магией скверны, привела к взрыву разрушительной силы. Оказавшиеся в самом эпицентре маг и чернокнижник выжили только благодаря усилиям Рудольфа Бирховта — в попытке защитить самого себя, он сосредоточился на вытягивании души из Вельнера, надеясь выжить за ее счет, даже не подозревая, что своим незаконченным заклинанием прочно связывает их двоих. Питомцам Абракаса повезло куда меньше, и они погибают на месте, а ослабевший колдун снова пускается в бега, не удосужившись проверить, выжил ли его соперник.

Подоспевшие на место взрыва члены Ночного Дозора в срочном порядке доставляют мага в Штормград, где жрецы Собора Святого Света больше недели боролись за его жизнь. И первым же, что сделал Абракас, придя в сознание — в приступе неконтролируемой из-за темного колдовства ярости напал на одного из жрецов. Общими усилиями его удалось на время усмирить, уже точно определяя его состояние как попавшего под проклятие чернокнижника человека. Ему посоветовали на время забыть о работе, так как его истощенное после вытягивания души тело не способно было творить заклинания на прежнем уровне. Упрямый Вельнер был не согласен со своей новой участью, и попытался вернуться в ряды ликвидаторов, но обеспокоенные его состоянием коллеги общими усилиями отговорили его от этой затеи.

Время шло, но никакой надежды на самостоятельное избавление от проклятия у мага так и не появилось. Постепенно его физическое состояние начало ухудшаться — он заметно осунулся, посадил себе голос непрекращающимся кашлем и начал периодически чувствовать непреодолимую слабость. Спустя два месяца стало ясно, что ни о каком продолжении работы в качестве ликвидатора не может идти и речи. Чтобы не увольнять человека с огромным опытом из Башни совсем, глава корпуса ликвидаторов пошел на крайнюю меру, и подал прошение о переводе Абракаса с его прежней должности на роль неофита Магического Надзора. По мнению главы, это должно было оставить Вельнера в рядах штормградских магов, при этом исключая из его каждодневной рутины сложные и опасные задания. Сам же Вельнер принял подобную меру как попытку от себя избавиться, и привыкает к своему новому подразделению с огромным трудом, являясь неофитом лишь на бумаге, а не по уровню осведомленности и боевой подготовки. Но его мнение, после пережитых приключений в корпусе, постепенно изменилось. Спустя месяц, его переводят в звание адепта, принимая в расчет его прежний опыт и заслуги в качестве ликвидатора, и маг, пребывая не в самой своей лучшей форме, продолжает помогать своим товарищам, делясь приобретенными за долгие годы работы знаниями о тайной магии.



Фракции:


Башня магов Штормграда — выпускник.

Корпус ликвидаторов Башни магов — бывший штатный сотрудник.

Магический Надзор — адепт.

Места пребывания:

Королевство Штормград
В последнее время практически не покидает территории столицы, иногда позволяя себе непродолжительную прогулку до Златоземья, чтобы хотя бы немного развеяться от тягостных мыслей.


Отношение:

Альянс
Преданность полностью разделяемым идеалам. Считает себя сознательным гражданином королевства, и стремится поддерживать порядок вне рабочих будней по мере своих возможностей.



Орда
Ненависть патриотичного представителя Штормграда. Маг прекрасно знаком с историей, и ему было бы достаточно одного того факта, что именно орки распространили по Азероту чернокнижие, но к этому еще добавляется осада орочьей Ордой столицы королевства, повлекшей за собой смерть его родителей, чего Вельнер точно никогда не простит.

Семейное положение:
Есть пара
Родственники:

Роберт и Пайпер Торндайк — родители. Погибли в год осады Штормграда орочьей Ордой.

Арчибальд Вельнер — приемный отец. Умер от расщепительной болезни вследствие использования нестабильного портала.

Катарина Лэнгтон — бывшая невеста. Жива, проживает на территории Элвиннского леса. Работает кухаркой в таверне «Гордость Льва».

Томас Лэнгтон — сын. Пятнадцатилетний юноша без какого-либо магического таланта, работает подмастерьем кузнеца в Златоземье.

Питомцы:

Грей — серая гилнеасская гончая, которого он еще щенком купил у разводчика боевых псов в Штормграде. Он часто помогал Вельнеру в работе, когда преступники не оставляли после себя никаких магических следов. Погиб.



Данат — вороной жеребец, на котором Абракас проехал практически все королевство, и считал настоящим другом и боевым товарищем. Погиб.





Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Ваша анкета была внимательно рассмотрена по таким пунктам, как содержательность, грамотность, логичность и каноничность. И, к сожалению, на данный момент получает вердикт “отказано”. Далее я подробным образом распишу, что именно мне не понравилось в Вашем творчестве, дабы Вы смогли избавиться от указанных проблемных мест, и получили право на отыгрыш персонажа на сервере.

1. Содержательность. Хочу Вас немного порадовать, уважаемый автор! У меня практически не возникло никаких претензий к содержательности Вашей творческой работы, после тщательного её изучения. Несмотря на краткость описаний, Вы сумели на должном уровне раскрыть перед читателями внешний облик и характер своего персонажа. Не стали, к сожалению, вдаваться в подробности, но если бы я к этому придрался, то поступил бы несправедливо. Некоторую, незначительную скудность описания характера и внешности чародея Вы дополнили великолепной Хронологией. Читать оную было очень интересно. Положа руку на сердце могу с чистой совестью заявить о том, что мне очень редко попадаются на проверку анкеты персонажей со столь продуманной предысторией. Если бы мы, рецензенты, оценивали творческие работы лишь по такому критерию, как содержательность, я бы не задумываясь одобрил Вашу. Увы, всё несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

2. Грамотность. И снова у меня для Вас хорошие новости, уважаемый автор! Текст Вашей творческой работы не пестрит большим количеством орфографических, пунктуационных, и смысловых ошибок. Даже надоедливые, вездесущие опечатки практически отсутствуют. Благодаря высокому общему уровню грамотности, читать Вашу анкету было очень приятно. А те смыслы, которые вы вкладывали в витиеватую перевязь слов и предложений, усваивались с первого раза. Вы владеете литературным языком - и это просто здорово. Я надеюсь, что в процессе редактирования анкеты, либо написания квенты, Вы не уроните поднятую планку грамотности. И, судя по тому, что увидел, действительно могу на это рассчитывать.

3. Логичность. Логичность, вне всяких сомнений, является ахиллесовой пятой Вашей творческой работы. В чём именно проблема? Её можно разделить на две составляющие. Во - первых, как мальчик, который никогда не обучался аркане, мог прибегнуть к использованию полиморфа - одного из сложнейших заклинаний? Во - вторых, почему несмотря на внушительные, обширные чародейские знания, Ваш персонаж является всего лишь неофитом Магического Надзора? То бишь стоит наравне с желторотыми учениками? Указанные мной логические провалы следует ликвидировать. Каким образом? Убрать из истории использование полиморфа в юном возрасте, и повысить Абракаса в звании до адепта Магического Надзора.

4. Каноничность. И снова у меня для Вас очень хорошие новости. Разработанная и изложенная Вами концепция не противоречит священным канонам нашей любимой ролевой Вселенной. Действительно, почему бы не существовать магически одарённому сироте? Подобное вполне возможно. Мальчик, потерявший родителей, мог бы запросто попасть под крыло к опытному магу и впоследствии сделать неплохую карьеру: изучать тайны тайной магии, бороться с культистами. Коль Вы устраните указанные мной недочеты, я не стану накладывать вето на Ваш отыгрыш. И даже справедливо награжу за проделанную работу, ибо заметно, что Вы очень ответственно подошли к созданию своего персонажа. И желаете действительно отыгрывать свою роль на нашем ролевом проекте, а не рофлить, как некоторые не слишком добросовестные игроки.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались какие либо вопросы, касающиеся вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#0927. Да прибудет с Вами вдохновение! Всегда.


Я рад, что Вы устранили указанные мной логические провалы, уважаемый автор! С учётом этого Ваша анкета получает долгожданный вердикт одобрено.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались какие либо вопросы, касательно вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (
https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#0927. Приятной игры на нашем ролевом проекте. И да прибудет с Вами вдохновение! Всегда. Что же касается награды за проделанную Вами работу, она выглядит следующим образом...

Уровни:

Абракас 6.5


Проверил(а):
Фалкрам
Уровни выданы:
Да
08:11
17:31
288
17:37
+2
Моя первая анкета, не судите строго
18:11
0
Ты блин солнышко, она чудесно вышла wow
03:29
0
Молодец!
00:58
+1
Архимаг 11 лет кастую полиморф nice