Игровое имя:
Норастре
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Шен'дралар
Пол:
Женский
Возраст:
Около 10700 лет
Особенности внешности:


Тысячи лет, проведённые в этом бренном мире, никак не отразились на красоте Нор’Астре. Эльфийка всё так же прекрасна и способна очаровывать своей красотой, что, впрочем, нормально для всех представителей высокорождённых. Её кожа светла, благородна светла, она не похожа на ту, коей обладают представители высших эльфов или людского рода. Кожа Нор’Астре поблёскивает в ночи, отдавая едва лиловым оттенком. Правда, все эти прекрасные переливы и игру света на теле эльфийки могут увидеть лишь избранные, ведь на ней зачастую надеты лишь закрытые одеяния.

Кстати, об одежде. Если вы вдруг увидели калдорай в красном, оранжевом, зелёном, можете быть уверены, это не Нор’Астре. Она предпочитает характерные для своего народа цвета: лиловый, пурпурный, иногда серебряный, цвет инея или светлой мальвы. И пусть почти всю свою жизнь чародейка жила среди величественных каменных колонн и портиков, возвышающихся над всеми жителями крупных эльфийских городов, ей не чужда природа и её мотивы: ей нравятся искусственные перьевые вставки, отделанные металлом, или аккуратные мягкие веточки с листьями оттенка светлой сливы, что можно заметить на её большом деревянном посохе.

Посох Нор’Астре очень старый, но, как она замечает, надёжный. Он не особо характерен для типичных чародеев-высокорождённых. Почему? Посох скорее напоминает большую деревянную трость, перевязанную лентами калдорайского шёлка и чарующими листочками, о которых говорилось выше. На кончике вы не обнаружите кристалла, зато в глаза бросится парочка изогнутых веток, настолько сильно наполненных арканой, что, кажется, они излучают приятный лиловый свет.

Почти всегда на лице Нор’Астре надета красивая маскарадная маска, украшенная небольшим фиолетовым кристаллом посередине. Кому-то она нравится, а кому-то уж очень мешает, но чародейка всегда готова её снять при необходимости. “А что под маской?” Под ней прячется скверное напоминание о случившемся с её вторым домом, Тельдрассилом. Языки пламени настигли Нор’Астре очень быстро, но она успела отделаться ожогом на пол-лица и повреждением левого глаза, что быстро привело к его окончательной слепоте.

Несмотря на принесённые огнём повреждения, лицо чародейки всё так же прекрасно: аккуратный нос, большие глаза, мягкие скулы, пухлые губы, изящная шея, которую она подчеркивает ожерельем с пурпурным кристаллом — всё это выдавало в ней представительницу высокорождённых, для которых изящные лица были более чем характерны. Уши Нор’Астре очень длинные, проверьте сами. Иногда кажется, что она способна ими что-нибудь проткнуть… или кого-нибудь… На них можно заметить аккуратные серьги из стали, что подчёркивают остроту ушей, визуально вытягивая их ещё сильнее.

Волосы чародейки, кажется, лунного оттенка, они так же светятся в ночи и время от времени переливаются. Зачастую Нор’Астре собирает их в небольшие пучки на голове, что закрепляет заколками из того же материала, из которого сделаны её серьги, либо заплетает короткую косу, фиксируя её теми же заколками. Однако, если дело касается какого-то официального приёма, кто знает, что ожидать от эльфийки. В своё время она делала фризуру или другие замысловатые причёски, закалывая их металлическими палочками или другими украшениями для волос.

Особенности характера:

Манеры. Происхождение Нор’Астре даёт о себе знать даже в повседневных разговорах ни о чём. Длительные приветствия, поклоны, иногда бессмысленные вопросы о жизни — всё это характерно для высокорождённых калдорай, однако Нор’Астре слегка отличается от других. Она терпеть не может лицемерия и никогда не скажет чего-то приятного тому, кто ей противен, никогда не улыбнётся и не протянет руку.

Не секрет, что большинство продолжает думать, что высокорождённые — чистое воплощение гордыни и алчности, и отчасти это действительно так, но Нор’Астре ведёт себя достаточно благородно и понимает, что если не учиться смирению, не подавлять приступы гордыни, то рано или поздно она растеряет всех друзей и вряд ли найдёт новых. Чародейка ведёт себя искренне, открыто, хотя и тщательно выбирает как друзей, так и врагов.

Готова ли она оказать помощь первому встречному? Вряд ли. Нор’Астре помогает только тем, кто вызывает у неё интерес, хотя, это как посмотреть… Она бы точно не прошла мимо какого-нибудь умирающего существа, будь то человек или какое-то животное. Однако, что касается более корыстных вопросов, проблемы которых не откликнулись в душе у чародейки, вероятно, она вежливо откажет. И нет, это не эгоистично, просто Нор’Астре знает себе цену.

Даже будучи выходцем из сословия высокорождённых, чародейка очень любит и ценит свой народ и каждого из детей звёзд по отдельности. Ей никогда не были чужды проблемы народа калдорай, а такие тяжелые раны, как потеря Тельдрассила, оказали на неё серьёзное влияние. “Корона Земли” была для Нор’Астре вторым по счёту домом после Эльдре’таласа. Утрата второго затянулась на долгие века, поэтому откликалась в душе у чародейки постепенно, не нанося существенного урона. А вот бесславная смерть мирового Древа Тельдрассил серьёзно травмировала психику Нор’Астре.

Бежав в Штормград в качестве одной из беженок, эльфийка на долгое время потеряла связь с внешним миром. Она не выходила на улицу, не видела лунного и солнечного света, днями не ела, из-за чего сильно исхудала, ни с кем не обмолвилась словом. Из-за этого продолжительного периода десоциализации мимо Нор’Астре прошло много ключевых событий, что случились за время после сожжения Тельдрассила, что, безусловно, сказалось на её характере. Когда-то, казалось всезнающая высокорождённая, она теперь более походит на потерянную эльфийку, что оказалась в Королестве Штормград будто по случайности.

Если вы увидите Нор’Астре потерянную где-то в Элвиннском лесу, не проходите мимо, не думайте, что каждый из калдорай способен отлично ориентироваться в лесах; возможно, она действительно заплутала в чаще леса, а может её вновь настигли кошмары и видения, что начали преследовать чародейку после жестокой потери дома. Никогда не предлагайте ей отправиться на Тёмные Берега даже в шутку, ведь, возможно, увидев обугленный труп Тельдрассила, Нор’Астре окончательно потеряет недавно начавший восстановление рассудок или вовсе умрёт.

Мировоззрение:
Истинно-нейтральное
Класс:
Чародейка (маг)
Специализация:
Тайная магия (отречение, трансмутация, заклинание, иллюзия)
Способности:

Чародейские стрелы — базовое заклинание в гримуаре Нор’Астре. Это довольно простое и быстрое заклинание, благодаря которому чародейка создаёт чародейские стрелы, что выпускает в своих противников или других опасных недоброжелателей.

Отречение — очень важная для Нор’Астре, как, возможно, и для других чародеев, школа магии. Благодаря ней эльфийка способна создавать различные арканные барьеры и щиты, которые защищают её в бою.


Трансмутация. Превратить неугодного в милую овечку? Для Нор’Астре это не проблема. Хотя, пусть в чародейке и есть толика колкости, обычно она не прибегает к такого рода “забавам”. Намного чаще она использует данную школу магии, для “Скачков” в пространстве на небольшое расстояние.

Чародейский шар — одно из излюбленных заклинаний Нор’Астре. Концентрируя арканические сгустки энергии вокруг себя, эльфийка собирает их в один большой шар, который после выпускает вперёд. Каждый, в кого попадёт этот шар, будет сокрушён. Возможно.

Чародейский взрыв. Нор’Астре окружает себя энергией тайной магии, делая выпад вперёд и разводя руки в стороны, она высвобождает эту энергию, создавая чародейский взрыв, что способен нанести серьёзный урон врагам вокруг чародейки, а также оттолкнуть их.

Иллюзии. Если что-то нужно скрыть от чужих глаз на время, сохранив характеристики того или иного предмета или существа, можно смело обращаться к Нор’Астре. Обладая навыками школы иллюзий, калдорай способна на время менять внешние свойства предмета, правда, вероятно, более сильный чародей будет способен развеять эти чары.

Навыки и профессии:

Наложение чар. Нор’Астре обладает неплохим навыком чаротворства, что позволяет ей накладывать временные чары на какой-либо предмет, либо полностью усилить его навсегда. Наделения оружия магической мощью кажется чародейке очень интересным занятием, пусть и ресурсозатратным.

Поэтическая натура. Эльфийке нравится выражать свои мысли на бумаге, особенно в поэзии. Ещё до Великого Раскола она часто посещала сурамарские салоны, в которых любила послушать, что читают другие, или презентовать свои стихотворения.

Кулинария. Высокорождённый — не высокорождённый, если у него нет любви к изысканным блюдам. Именно из-за этой любви у Нор’Астре появилось желание готовить. Но нужно иметь в виду, что кулинария для Нор’Астре — это искусство, а не просто очередной способ набить брюхо!

Вера:
Элуна
Пояснение к верованиям:

Несмотря на то, что многие высокорождённые отреклись от веры в Элуну, Нор’Астре продолжает хранить ей верность. Для неё Богиня — символ веры в лучшее и надежды на спокойное будущее. Чародейка часто обращается к Элуне, когда чувствует себя одиноко или небезопасно. После миграции в Дарнас, Нор’Астре наконец-то почувствовала долгожданный душевный покой, в первый раз за многие века посетив Храм Элуны. В храмах или святилищах своей Богини калдорай ощущает душевное спокойствие, прилив сил и уверенность в себе. Лишь недавно чародейка узнала, что на территории Королевства Штормград есть Храм Элуны, расположенный в Мглистой Роще. Именно по этой причине Нор’Астре можно будет заметить в Роще чаще, чем обычно.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
Пояснение к языкам:

Дарнасский — родной язык Нор’Астре. Несмотря на то, что она говорит и думает на нём всю свою жизнь, чародейка до сих пор восхищается его мелодичностью. Особенно когда слышит песни на этом языке. Эльфийка всегда готова начать обучать кого-то дарнасскому! Хотя, ей бы самой стоило избавиться от архаизмов в своей речи.

Всеобщий — второй язык, которым владеет Нор’Астре. Она начала изучать его, когда стала жить в Дарнасе, ведь нынешние калдорай — часть Альянса. Чародейка довольно быстро освоила язык и теперь говорит на нём без ошибок, хотя вряд ли бы смогла написать стихотворение на всеобщем. Наверное, ей стоит почитать больше художественной литературы на этом наречии людей.

Инвентарь:

Древнее шёлковое одеяние, что Нор’Астре носит очень часто — древний шедевр имперских мастеров и буквально последнее, что осталось у чародейки из её старых платьев. Одеяние полностью покрывает тело, но при этом сохраняет силуэт, оно соткано из шёлка, что ныне называют шалассийским, по сурамарским технологиям шитья. На нём можно заметить изящные перьевые вставки из искусственных металлических перьев, подол платья тоже отделан металлом, из-за чего часто при походке создаётся приятный бренчащий звук. Одеяние сохранилось в настолько хорошем состоянии во многом благодаря мастерству тех, кто его ткал. Кажется, время над ним не властно, впрочем, как и над самой Нор’Астре.

Посох Нор'Астре. (описано в пункте «Внешность»)


Маскарадная маска.(описано в пункте «Внешность»)



Род занятий:
Исследование магии, хранение артефактов и тайных знаний.
Хронология:

Нор’Астре родилась в столице Империи ночных эльфов, в городе Зин-Азшари. Казалось бы, местами жительства эльфийки были три города: Зин-Азшари, Эльдре’талас и Дарнас. Почему же “дома” только два? Это связано с тем, что сама Нор’Астре никогда не называла столицу, где она была рождена, своим домом. Её родители вели себя довольно деспотично по отношению к своему единственному ребёнку. И да, пусть, с одной стороны, это было неплохо — Нор’Астре выросла отменным чародеем, но почти каждое её действие контролировалось жестокой матерью, а любое неповиновение непременно каралось отцом-тираном. Приближенность её семьи ко двору Королевы Азшары, позволила Нор’Астре развиваться в направлении тайной магии, и уже через какое-то время она была избрана для переезда в Эльдре’талас, в оплот знаний и силы, на службу принцу Тортелдрину, примкнув к тем, кто хранил все тайны Империи и самой Королевы. Это событие было знаменательным для чародейки, ведь она наконец-то оставила свою семью, которую ненавидела и проклинала в глубине души. Ненависть поселилась в сердце эльфийки настолько глубоко, что она даже отреклась от фамилии своих родителей и теперь во всех документах отмечает только своё имя. Впрочем, это экономит чернила. Город поразил и сразу влюбил в себя ещё юную на то время Нор’Астре. Там она продолжила изучение тайной магии среди опытных чародеев, вдали от суматохи столицы и своих родителей.

Шли годы. Империю Азшары захлестунла беда. Война Древних, что привела к Великому Расколу, не оставила Эльдре’талас в стороне. В Палатах Высокорождённых было принято решение оградить город магическим щитом. Это событие знаменовало новый этап в жизни высокорождённых, в том числе и Нор’Астре. Достигать новых высот в искусстве тайной магии, чем так страстно жила чародейка, было сложнее и сложнее с каждым днём, ведь невыносимая магическая жажда всё росла и росла. В городе воцарилась смута, кто-то не мог вынести чародейского голода, а кто-то не мог принять то, что город буквально отрезал своих жителей от всего окружающего мира. Нор’Астре сумела сохранить спокойствие, вероятно, этому поспособствовали десятилетия, проведённые в тираничной семье. Чародейка решила, что столь строгое воспитание действительно может быть полезно в экстремальных условиях, в коих она и оказалась. Вскоре принцем Тортелдрином и его приближёнными был вызван демон Иммол’тар, из которого жители города начали поглощать энергию, что позволило им оставаться бессмертными и поддерживать здоровье. Нор’Астре знала о происхождении нового таинственного источника магии в городе и относилась к нему с большой опаской. Однако, другого выхода у неё не было, нужно было продолжать жить…

Века, проведённые взаперти, заставили Нор’Астре вспомнить о своей прошлой жизни в Зин-Азшари, о той суматохе, по которой она действительно начала скучать, о своих немногочисленных, но очень весёлых поездках в Сурамар. Но, что ж, она не могла уже ничего поделать, лишь смириться с текущим положением дел и плыть по течению. Она оставалась верна своим принципам — не прекращала изучение магии, будто пытаясь что-то доказать кому-то. Возможно, себе, ведь родители постоянно твердили о её слабости, вероятно, пытаясь мотивировать юную эльфийку, но это всё же ранило Нор’Астре. “И кто же действительно слаб?” — думала чародейка. “Вы, вероятно, уже мертвы. А я жива и продолжаю достигать всё новых и новых высот, пока вы забыты даже своей Королевой в пучине…” — мысленно обращаясь к родителям, горделиво молвила про себя чародейка, успокаиваясь.

Нор’Астре знала, что наглое высасывание энергии из демона не могло закончиться хорошо. И вот, город вновь погрузился в смуту. Принц Тортелдрин стал невероятно жестоким, многих из жителей города он начал считать недостойными магии Иммол’тара, из-за чего было принято решение сокращать насление города. С одной стороны, это было оправдано, ведь магические пилоны, что держали демона взаперти, ослабевали, но цена оказалась слишком велика. Нор’Астре было очень больно смотреть на происходящее, и, возможно, она хотела бы помочь, но в одиночку противостоять принцу было невозможно. К тому же, она сама относилась к ревнителям Шен’дралар. Она старалась использовать всё меньше и меньше магии, чтобы не привлекать к себе особого внимания, а также молча, склонив голову, принимала все события как данность, оставаясь быть верной Тортелдрину. По ночам она взывала к Элуне и тихо плакала — это всё, что она могла сделать.

Проживая под абсолютным контролем то со стороны родителей, то со стороны принца, казалось, Нор’Астре не сделала за свою жизнь ни одного серьёзного решения. Что ж, время пришло. Побег. Эльфийка забрала с собой свой посох, какие-то драгоценности, что она планировала использовать в качестве валюты, одеяния и парочку кристаллов маны, которые хранила на самый-самый чёрный день. Поддерживать тиранию Тортелдрина было невозможно, и, на свой страх и риск, Нор’Астре впопыхах покинула когда-то любимый Эльдре’талас, впрочем, как и другие высокорождённые Шен’дралар. <...>

<...> Чудо! Тиранда и Малфурион позволили оставшимся высокорождённым прибыть в Дарнас. Эта новость поразила чародейку и стала для неё последним лучиком надежды, за который она, всё же, зацепилась. Эльфийка с первых секунд влюбилась в Тельдрассил, в его величие, в его флору и фауну, в шелест листвы и даже в суматоху новой столицы. В Дарнасе Нор’Астре достаточно быстро осела, ей удалось адаптироваться к изменённому эльфийскому обществу. Впервые за долгие годы она наконец-то посетила Храм Элуны, отчего ненароком расплакалась… Чародейка вновь стала полноценным членом эльфийского общества, но ей ещё предстояло познакомиться с Альянсом, с его расами, со всеобщим языком. К сожалению, она не покидала пределы Дарнаса, возможно, из-за того, что привыкла веками жить в одном и том же месте, и поэтому изучала культуру других рас по книгам. Нор’Астре была поражена тем, как изменился мир, и всё же, ей ещё многое предстоит узнать… Эльфийка была преисполнена радостью, находясь среди огромных ветвей Мирового Древа, в спокойной и безопасной столице. Там она начала обучать юных чародеев-калдорай тайной магии, что у неё отлично получалось!..

И так шли годы. Нор’Астре зарекомендовала себя как отличный учитель тайной магии. Она вела оседлый и спокойный образ жизни, многие события проходили мимо неё. Можно сказать, она потерялась во времени, но её это устраивало. Однако, когда началось новое вторжение Пылающего Легиона, чародейка впала в глубокую депрессию и почти каждый день проводила в мольбах Элуне. <...>
И вот — Пылающий Легион повержен. Казалось, вновь пришли светлые времена. Узнав, что Сурамар — ещё полноценный живой город, Нор’Астре начала планировать свою поездку туда, в надежде встретить старых друзей.


Война Шипов. Нор’Астре не могла и предположить, что битвы между Альянсом и Ордой придут так скоро. Безусловно, она отчаялась, но не опустила руки, начав готовить своих учеников к серьёзным схваткам, в которых им придётся принять участие. Чародейка понимала, что если её ученики погибнут, это будет её вина, ведь это она их не доучила, она не дала нужные наставления… Тельдрассил… Место, где Нор’Астре наконец-то нашла гармонию с собой, охватило пламя. Большинство калдорай винит во всём Орду, ведь, будем честны, виновата именно она. Но чародейка почему-то винила себя… Ей больно вспоминать о произошедшем. Нор’Астре была погружена в привычный для неё глубокий, но беспокойный сон, как вдруг левую сторону лица что-то опалило. Эльфийка пробудилась и, открыв глаза, увидела, что весь её дом охвачен огнём, за окном слышны крики, плач женщин и яростные вопли тех, кто пытался защищать мирных жителей, одной из которых и была Нор’Астре.

Чародейка не успела вытащить ничего из дома, благо, она жила одна. Посох, одеяния, маскарадная маска и небольшой шёлковый мешочек для денег — всё, что удалось сохранить эльфийке. Она выбежала из дома, замерла в ужасе и отчаянии — огонь беспощадно овладевал кроной Тельдрассила, быстро перебегая на торговые постройки и дома простых жителей. “Неужели?..” — произнесла Нор’Астре с огромной тоской в голосе, — “Неужели смерть настигнет и меня?” Чародейке было так больно в сердце, она не могла представить, что кто-то способен сжечь Мировое Древо, она не понимала, что могло двигать теми, кто считает, что может покушаться на святыню целого народа? Мысли затуманили её разум, у неё была лишь одна мысль — выжить, всем назло, но остаться живой.

Вдалеке она увидела, как кто-то из чародеев-калдорай открывает портал! Она бежала туда сквозь горящие здания, сверху падали искры, а иногда и обугленные ветви деревьев, но ей было всё равно, её цель — портал. Она бежала к нему, думая лишь о том, чтобы спасти себя, но как только чародейка оказалась на пороге, взяв свою волю в кулак, она встала рядом с чародеем, который, видимо, поддерживал эти чародейские врата на последнем издыхании. Устремив взгляд в небо, эльфийка собрала вокруг себя множество арканных сгустков, направив этот поток энергии к порталу, тем самым подпитывая его, чтобы спасающиеся жители смогли выжить. Это продолжалось длительное время, но всему приходит конец. Одна из большущих ветвей самого Тельдрассила рухнула прямо перед порталом, задавив собой какое-то количество мирных эльфов. Эта картина навсегда отпечаталась в памяти Нор’Астре, она могла их спасти, но не смогла. Она начала винить себя за то, что не участвовала в Войне Шипов напрямую, винила себя за все смерти сразу… Слёзы, покатившиеся по её щекам, сразу высыхали на коже от сумасшедшего жара огня. “Элуна…” — это было последним словом Нор’Астре, перед тем, как она буквально упала в портал, оказавшись без сознания на каменной кладке штормградской улицы перед Крепостью.

Нор’Астре очнулась, но сама не понимала где. В помещении было светло, пахло сыростью, а голова чародейки была перебинтована. Впрочем, её это не волновало. Перед ней каждые несколько минут всплывали страшные картины горящих домов, падающих обугленных ветвей. Эльфийку преследовали слуховые галлюцинации — она часто слышала женский плач и дикие крики тех, кто отдал свою жизнь за выживание оставшихся калдорай. Ей нужно было пройти тяжёлый путь принятия. Всё время, что Нор’Астре провела в этом помещении, она не знала, где именно она находится. К ней приходили какие-то существа, то ли ночные эльфы, то ли люди, но все они были для чародейки будто размыты. Она не слышала их голоса, не могла разобрать геометрию их лиц. Новый период десоциализации? Определённо.

Прошло несколько месяцев. Нор’Астре впервые заговорила с теми, кто к ней приходил. Это были служители Собора Света, что в Штормграде. Она была безмерна им благодарна, хоть и не могла высказать это напрямую. На её лице нельзя было увидеть ни ярости, ни тоски, ни улыбки, чародейка была словно каменная. И вот, в одну ночь, будто сама Элуна прошептала эльфийке, что так продолжаться не может, что она смогла преодолеть такие сложные периоды уже не раз, и с этим она тоже справится. Нор’Астре проснулась, ей казалось, что на неё вдруг нашло озарение. Она взглянула на себя в зеркало, рассмотрела свой ужасный шрам, что ныне служит напоминанием о том, что случилось на Древе, узнала, что слепа на один глаз. Чародейка заплакала, но тут же улыбнулась, она снова смогла чувствовать эмоции! Она сняла с себя непонятное холщовое платье, умылась, привела себя в порядок, как в старые добрые времена. Открыв шкаф, Нор’Астре увидела то самое платье, в котором она впервые прибыла в Эльдре’талас. Это пробудило её дух с ещё большим порывом. Она надела его, взяла посох, что лежал под кроватью, стукнула им по полу, и он вновь заискрился пурпурным сиянием. “Я смогу.” — прошептала Нор’Астре и пошла к выходу из Собора…

Безусловно, чародейке предстоит ещё долгий путь восстановления рассудка, своих чародейских способностей, но у неё точно всё получится, без сомнений.

Фракции:


Альянс. Нор’Астре ещё не чувствует себя полноценным членом Альянса, хотя он её очень интересует. Она будет рада пообщаться с каждым представителем этой фракции и узнать побольше о культуре всех рас. Чародейка рада, что ночные эльфы смогли найти своё место в этом опасном, но всё же чарующем мире.

Шал'дорай. Нор’Астре очень заинтересована в общении с ночнорождёнными, ведь, как-никак, это её сородичи. С Сурамаром у чародейки связаны только лишь приятные воспоминания. Возможно, она ещё когда-нибудь сможет постетить этот прекрасный город и пообщаться с его жителями.

Прозвища, звания, титулы:

«Хранительница знаний». Нор’Астре была одной из ревнителей Шен’дралар, что были избраны королевой Азшарой для хранения тайных знаний её Величества. Что ж, это звание закрепилось за чародейкой даже после падения не только всей Империи, но и Эльдре’таласа, ведь, проживая в Дарнасе, эльфийка стала хорошей наставницей для многих калдорай, изъявивших желание обучаться искусством тайной магии.

Высокорождённая. Нор’Астре была рождена в семье чародеев-аристократов из высшего сословия ночных эльфов, поэтому и титул имеет соответствующий.

Семейное положение:
Нет
Родственники:

Жестокая и алчная семья, от которой Нор'Астре отреклась после прибытия в Эльдре'талас, погибла во время Войны Древних.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.


Спасибо большое за то, что вы потратили время и прочли мою анкету.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Привет, это Сатурн.
Ваша анкета была рассмотрена. Получила вердикт "Одобрено".

Говоря об анкете подробнее: в целом, неплохая работа. Но со своими неточностями, ошибками и вопросами, которые, впрочем, мы решили в личной беседе. Добавить стоит лишь про грамматические ошибки, которые нет-нет да встречаются в вашем тексте, мелкие опечатки и странно сформулированные некоторые предложения. К тому же, внешность содержит описание одежды и посоха, что было бы логичнее переместить в инвентарь, а характер содержит информацию, несущую малую смысловую ценность в плане раскрытия персонажа. Дело не в том, что это плохо, а в том, что вы не просто связываете характер и историей, — что, к слову говоря, хорошо, — а частично историю цитируете. История же, несмотря на кажущийся объём текста, не так хорошо раскрывает некоторые интересующие меня, как читателя, моменты. Основные же вопросы мы с вами обсудили.

Исходя из этого, повторяю вердикт: "Одобрено". Награда следующая:

Норастре 5

Помните, что при наличии жалоб или сомнений к качеству вашего отыгрыша и при несоответствии описанного вами в этой работе образа персонажа с отыгрываемым, ваша анкета может быть пересмотрена.

Если у вас остались вопросы, обращайтесь в Discord: Сатурн#2346.

Проверил(а):
Сатурн
Выдача (Опыт):
Да
+12
23:41
06:36
1119