Игровое имя:
Галатрия
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Пол:
Женский
Возраст:
600
Особенности внешности:

Лицо без ярковыраженных скул, с точеным подбородком лицо невольно приковывало к себе взгляд. Особенно глаза — чуть приподнятые уголки глаз, с цветом жемчуга, прозрачные, в оправе синеватых ресниц. На белом, как лепесток магнолии, лбу. Пухлые алые губы имели мягкий изгиб. Ее кожа цвета слоновой кости, отнюдь не белоснежная, была гладкой и нежной. Округлая белая шея, покатые плечи, гибкая фигура. Когда она говорила, ее лицо не меняло своего холодного спокойного выражения, губы оставались надменно изогнутыми. Глаза с их мягкой жемчужной глубиной смотрели спокойно и по-девичьи открыто. Можно было провести плавную линию от пробора в блестящих, цвета луны волосах. Кроме того лицо Галатрии от губы и через всю левую часть щеки проходит неглубокий шрам, что весьма неприятно портил картину, во многом патрицианского лица Галатрии и это не считая неглубоко шрама что проходил через весь правый глаз.

Особенности характера:

Ее характер ковался на протяжении всей ее жизни, из маленькой богобоязливой девочки. Выросла во многом фанатичная и самоотверженная девушка, готовая пойти на все ради своей веры. Но даже в этом скованном заветами и верой девушке имеется и другие черты характера привитые за всю жизнь. От суровой хватки когда дело касалось прибыли полученная во время договоров с представителями номенклатуры Кал'Дораев что никогда не против получит как можно больше прибыли за чужой счет.

Терпении и молчаливость — Которому она научилась на примере своих сестер которым зачастую этого не хватало и она немало от этого страдали.

Фатализм — Первые нотки Фатализма у Галатрии начали проявляться после того как она начала познавать религиозную стезю в своей жизни. Тогда в этом ей помогли не заучивания псалмов назубок или разбивания лба об пол во время чтения молитвы, но беспощадные тренировки матери. Вечные спарринги и ее методы обучения, сперва заставляли испытать ее невероятный страх, затем злобу… а затем отчаяние, в этом отчаянии она особенно усиленно начала зачитываться псалмами и заветами ища для себя ответ на свое мучение. И она сумела найти его для себя… в смирение, в этом ей помогла строчка одного из псалмов “Близка Элуна к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет.” Именно смирение начало ввести ее вперед, в ближайшие годы жизни, и помогали выдержать суровые испытания матери. Следующее проявления Фатализма Галатрии случилось когда она оставалась одна в своем поместье, тогда это был один из самых сложных периодов для нее. Это было подобно испытанию веры, в котором она или сумеет выстоять или падет… продолжая вспахивать землю сломленная духом. И лишь когда ее семья вновь начала появляться в поместье, она сумела вернуть себе расположение духа. Полностью уверившись в грядущей судьбе стража с помощью своей семьи, а ее вера в судьбу задуманную Элуной лишь укрепилась. И последнее возможно самое просто было после ее вступления в стражи, именно в этот момент все опасения Галатрии по поводу возможности иной судьбы были развеяны по ветру, и осталась лишь крепкая вера в незыблемость судьбы.

Стоицизм — Коль все определенно Элуной ей стоит лишь исполнять свой долг игнорируя происходящее в мире.

Деловитость — Такую черту характера, Галатрия умудрилась развить в себе во время своего периода одиночества в поместье, когда она будучи совсем одинокой была вынуждена вести все дела в поместье. Тогда чтобы успешно жить, ей приходилось вечно быть на ногах и бегать чтобы умудриться договориться с нужными арендаторами. Тогда при заключение первых договоров она сделала немало ошибок да и ее не обманывал только ленивый, но она училась, не стеснялась брать советы у умудренных опытом и более добродушно расположенных к ней арендаторов. Даже спрашивала советы в трактирах, хоть они не всегда были полезными… Да и собственные ошибки были не худшим учителем. И время шло, Галатрия продолжала учиться, уже не совершала прежних ошибок новичка, пару раз у нее вышло даже самой обдурить арендаторов, именно в такие моменты и пробуждался ее деловой азарт, когда она была готова или поставить все на шанс победы, или же вовремя отступить. А когда она пошла на службу, то это чувство у нее во многом поутихло. И лишь когда вновь начинался раздел добычи после битвы или же во время отдельных споров, он вновь у нее пробуждался, возвращая ту самую молодую эльфийку что была готова часами спорить за разницу цене в два медяка за акр.
Ласковость — Из-за отсутствия родительского внимания в детстве. Галатрия была слабо привычна к любому проявлению любви по отношению к ней и оградилась от нее стеной молчаливой во многом даже показной суровости, это не позволяло ей сблизиться с сестрами по ордену да и сама стена во многом оказалась для Галатрии тюрьмой и она сама не могла завести нормально сблизится вечно останавливая себя. Однако как неожиданно узнала для самой себя Галатрии, если настойчиво пытаться подружиться с ней, стена окажется весьма тонкой, и Галатрия сумеет показает свои наиболее скрываемые черты характера.

Мировоззрение:
Истинно-нейтральное
Класс:
Страж
Специализация:
Дозорная
Способности:

Скачок — страж перемещается на короткое или дальнее расстояние.

Веер клинков — страж совершает круговое вращение метая множество отравленных клинков тем самым нанося противнику большое количество порезов и колющих ранений.

Сокрытие в тенях — страж маскируется скрываться из виду растворяясь в тенях.

Отравленный нож — страж метает отравленный нож в противника. Противник раненный таким ножом получает значительный мгновенный урон, а потом постепенно теряет боеспособность под действием яда. Скорость его перемещения и боя при этом снижается.

Дух возмездия — Вызов духа Возмездия, собирающего вокруг себя бессмертные души павших воинов, тела которых лежат неподалеку. Души сражаются на стороне духа до тех пор, пока дух Возмездия не будет уничтожен или не окончится сражение

Навыки и профессии:

Обращение с оружием — за время службы, Галатрия обучалась владению многими видами оружия, но излюбленным для неё были есть и будут чакрамы, боевые клинки, глефы. Так же она постигла стезю сражения боевой косой.

Вера:
Элуна
Пояснение к верованиям:

Галатрия родилась в семье стражей где в роду так же были и жрецы, потому она часто проводила время за чтение Псалмов, изучением орденских заветов и раздумыванием о сущности веры в Элуну, что сильно повлияло на ее веру сделав из нее ультрарелигиозную Эльфийку.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Талассийский
Пояснение к языкам:

Дарнасский — родной язык Галатрия. Она владеет им в идеале и знает некоторые обороты из древних наречий.

Всеобщий — язык, который понимают большинство цивилизованных рас Азерота, а потому был изучен Галатрией весьма быстро для лучшего взаимодействия с иными расами.

Талассийский — Был выучен Галатрией за время охоты в запределье, изначально зная только некоторые матерные ругательства из допросов и разговоров с пленными она сумела немного научится читать на Талласийском и хорошо освоила разговрную часть языка.

Инвентарь:

Доспех «Смирение»

Доспех полученные Галатрией после вступления в дозор, сделанный из чистого элунита. Полностью отполированные и подогнанные прямо под Галатрию дабы не доставлять ей никаких неудобств при ношении.

Коса «Благочестие»

Полученный в подарок от бабушки после вступления в дозор, на косе расчерчены различные руны. И хоть Галатрия давно обучилась с ней сражаться и успела уже обагрить эту косу кровью она все равно скучает по своей старой глефе.

Род занятий:
Дозорная-Страж
Хронология:

-567: Девочка родилась в три часа утра в скромном, но
добротном доме на окраинах темного берега, где остановилась ее мать чтобы у нее
приняли роды. Не считая этой остановки рождение ее было ничем не
примечательным. Она даже не была первенцем: Айриель и Алекрост уже имели
первенца Вербену. По обычаю на пятый день, девочку крестили в храме и нарекли
ей имя Галатрия.
Ее матушка Айриель Клинок Луны
была из тех, кого называли стражами, и кто всем своим обликом отличался от
придворных вельмож и живущих на широкую ногу. Эти Эльфы — стражи — появились в
Империи Калдораев после войны древних. Они вели себя странно: они редко пили
вино, не божились, не плясали в праздники на улицах, не играли в различные
азартные игры; лица их выражали сосредоточенность и благочестие. Многие из них
были сухи в обращении и скупы на слова; речь их постоянно пересыпалась
религиозными выражениями и орденскими заветами.

По внешнему виду стражи тоже резко выделялись среди пестрой толпы: Их одеяния в повседневной жизни вне службы
выглядели иначе, чёрные закрытые платья с металлическими вставками давали
понять что эта женщина боевая, острые клинки на конце платья были предназначены
не столько для красоты сколько для обороны в случае непредвиденного нападения,
лицо же их было открыто, однако самые радикальные из стражей могли укрыть его
за маской совы тем самым оправдывая выражение «Правосудие не имеет
лица», да и сами платья были без кружев и иных украшений. Они не терпели
веселья, танцев, смеха, пения (кроме пения орденских псалмов); не посещали
театров, не участвовали в спортивных играх, которые расценивали как сплошной
грех, легкомыслие, демоническое наваждение. Они очень много и прилежно
работали; много и усердно молились. Таким последовательным стражем и считала
себя Айриель. Губы ее были всегда сжаты, лицо серьезно. Оно носило печать
заботы и сосредоточенности. Такой эльф постоянно чувствует свою ответственность
перед семьей, перед своим делом, перед Элуной.
Отец Алекрост Стальной Коготь
был из Друидов, высокий и статный мужчина с небольшой, но ухоженной бородкой и
длинными спадающими до лопаток волосами, чья шелковистость и нежность могла
дать фору волосам Айриель. А историю их знакомство можно назвать даже
романтичной особенно для ордена стражей. Будучи старыми соратниками в делах
ратных, Алекрост за все это долгое время наконец набрался решимости и смелости,
пригласить ее на природе, а там соскребав последние остатки смелости признаться
ей в любви, на что Айриель не смогла сразу ответить, и попросила немного
времени на раздумья, потому-то сама она была удивлена этим предложением и не
могла его резво обдумать и скрепя сердце Алекрост дал ей время, и не прогадал
ведь она была согласна. С тех пор они начали встречаться, а через несколько лет
устроили свадьбу и первую брачную ночь после которой появилась ее старшая
сестра Вербена, а через 170 лет появилась и Галатрия.


-561: Галатрия вместе со всей семьей переселяется в
родовое поместье Клинка Луны. Само поместье в самом облике своем имел нечто
отдающее орденом стражей. Старый темный дом с островерхими крышами вытянулся
вдоль длинной будто недавно проложенной дороги, уходившей в бескрайнюю, кое-где
слегка всхолмленную равнину. Сразу за домом начиналась роща. За околицей рощи
чередовались с лугами и чавкающими торфяниками, среди которых тек полноводный
Уз, всегда мутный, с илистым дном. Солнце заходило в тумане, часто шли дожди,
болотные тростники шумели под ветром.
В этом поместье мать наставляла ее по заветам ордена.
Вечерами семья собиралась у камина, и маленькая шестилетняя девчуля, сидя на
низенькой скамеечке у отцовских колен, слушал поразительные истории и строгие
поучения из толстой книги — где были записаны все заветы ордена вперемешку с
отрывками из храмовых книг. Некоторые места особенно врезались в ее память.
«Бойся, дочь моя, Элуну Белую Госпожу, — читала мать. — Даже в мыслях твоих не
злословь ее, ибо сова небесная может перенести слово твое, и крылатая —
пересказать речь твою». Книга учила быть справедливым и тому, что само
правосудие слепо еще и смутно кому-то угрожала. Пламя камина завораживало взор,
глаза сладко слипались; малышка все теснее приваливалась к коленям отца. В ушах
звенели, бессознательно запоминаясь, слова: «Открывай уста твои для правосудия
и для дела бедного и нищего… Любите справедливость, право мыслите о Элуне и в
простоте сердца ищите ее…» Голос матери звучал все громче, все напряжённое:
«Горе тебе, опустошитель, который не был опустошаем, и грабитель, которого не
грабили! Когда кончишь опустошение, будешь опустошен и ты; когда прекратишь
грабительства, разграбят и тебя… Ибо наказание для такого давно уже устроено;
оно приготовлено и для всякого злодея, глубок и широк; в костре его много огня
и дров; дуновение господа, как поток серы, зажжет его…».«Какое такое
наказание?» — встрепенувшись, спрашивала девочка. И узнавала, что во время
войны древних были такие места, куда жители свозили нечистоты и тела умерших
высокорожденных, недостойных погребения. Там их сжигали, и пламень тот был
подобен огню демонов.
Понятно, что после таких чтений девочка спала плохо,
видела тревожные сны. Физически она была крепким ребенком, любила бегать,
возиться с сестрой, но характер имела неровный, слезы часто набегали на глаза,
впечатлительность была необычайной. По ночам, в сумраке детской ей могла
померещиться гигантская фигура, которая, подобно древним жрицам, могла предречь
ей как славу, так и забвение.


-560: Когда прошло уже семь лет с ее появления на свет, ее жизнь кардинально изменилась, матушка, что раньше хоть и была суровой но любящей женщиной иногда позволяющая себе побаловать дочь небольшой лаской, кардинально изменилась в те годы для нее она превратилась в самого страшного монстра. Как и всему женскому потомству рода Клинка Луны ей было суждено стать стражем и потому мать приняла Соломоново решение и начала готовить ее заранее, начиная обучать ее базовым дисциплинам что ей понадобится еще когда она станет послушницей в ордене. С того момента, ломание ей пальцев при обучении письменности за неправильно или коряво написанное слово стали обыденностью, частые избиения и унижения на тренировках где мать обучала ее базису ближнего боя, иногда она давала краткие лекции по ориентированию на местности, а затем в качестве проверки того как тщательно ее слушала дочь просто выкидывала ее в лес и проверяла через сколько она сумеет найти путь до дома… что выходило не всегда, бывали даже случаи когда до дому ее приводили эльфы что случайно повстречались Галатрии за время ее лесных похождений, за что она бывала даже бита. Отец же, наученный тяжким опытом еще своей старшей дочери Вербены, не вмешивался в обучение матери и лишь сумел себе выбить право читать книги вместе с дочерью. Вместе с ним она читала псалмы, катехизисы, молитвенники. Он даже в тайне начал обучать ее риторике. Но самым любимым ее временем было когда приходила ее бабушка Тасариель Клинок Луны, высокая и статная женщина вечно носящая свой доспех тюремщицы лишь изредка позволяющая себе снять хотя бы шлем перед родной семьей. Для Галатрии дни ее прихода были всегда самыми желанными ведь матушка на те моменты временно прекращала тренировки давая тем самым Галатрии самые ценные минуты отдыха, а когда один раз ее бабушка решила продемонстрировать внучки свои навыки во время спарринга с матушкой чуть ли не кидая ее по всему полю и измазывая в грязи, любовь и почтение Галатрии к Тасариель начала расти в геометрической прогрессии “Ведь как же мало того что когда она приходит можно отдохнуть от тренировок так еще и главного тирана семьи может швырять как котенка”


-553: Время шло маленькая Галатрия все росла, а страх перед матерью уже давно сменился ненавистью пред ней, лишь утешения от отца и сестры позволяют ей до сих пор держаться на ногах и именно в эти года Галатрия с трепетом начинала постигать, то что Элуна — как она раньше думала не надмирная далекая сила, скрытая в небесах за облаками и ждущая смерти эльфа, чтобы свершить над ним свой суд.

Элуна по мнению Галатарии, стала наоборот, со
страстью и интересом следила за каждым поступком эльфов, за каждым движением их
духа и совести; чуть что, она тут же вмешивался в их жизнь, поощряя
благочестивых, сурово карая злых и жестоких. Она помогал воюющим армиям,
сокрушала троны недостойных правителей и незримо участвовала в самых
повседневных событиях жизни каждого эльфа. Именно это озарение начала и менять
ее отношение к матери, с ненависти к тиранической и жестокой женщины что
когда-то любила свою дочь, она сменила к смирению с ней, ведь это она делала
для нее и хоть она не смогла простить свою мать, но она начала понемногу
понимать ее.


-550: И вот шли годы, хоть Галатрия все еще не научилась защищаться от избиения матушки, но вот как лучше пережить любой из полученных ударов, она уже усвоила на отлично, да и по родному лесу научилась прекрасно ориентироваться, познакомившись со всеми его обитателями и запомнив каждый куст.

Отец уже давно не читал с ней псалмов и иных книг, ведь она сама
давно заучила многие из них наизусть еще и распевая их, а новые прочитывает
быстрее чем отец успевал открыть книгу, потому он уже давно перестал читать их
вместе с ней лишь иногда слушая ее чтение или распевы. Матушка так же позволяла
ей отдыхать во время распева и чтения молитв и заветов, потому учила она их
столь же тщательно на сколько потом получала по шее от матушки, а получала она
много и очень больно… даже слишком.


-530: но вот чем больше взрослела Галатрия, тем реже
она начинала видеть свою семью. Отец и мать сидели в казематах, а сестра сама
становилась стражам постигая эту нелегкую науку в чине послушницы. Так что
Галатрия оказалась в поместье предоставлена сама себе… буквально во всем, но
девушка не растерялась и даже обрадовалась предоставленной свободе. Но
счастливой девушке с того момента не пристало сидеть сложа руки: с появлением
столь долгожданной свободы забот лишь прибавилось.
Нанять управляющего для поместья Галатрия не могла — не позволяли средства, ранее управлением поместья занимался отец а теперь Галатрии никогда не занимающийся этим приходилось самой договариваться с рабочими, выслушивать жалобы арендаторов, следить за тем, чтобы весной вовремя сеяли зерно, чтобы скот был ухожен и накормлен, — да мало ли еще каких дел найдется у рачительной девушки, ныне владеющей двумя акрами пастбищ, четырьмя акрами лугов и еще пахотным наделом в придачу. И спозаранок, в простой
деревенской одежде, она вскакивала на саблезуба и мчалась в тумане по чавкающим
болотам — проведать амбары, посмотреть стада на дальнем выгоне, заключить новый
контракт об аренде. Даже уделяла время тренировкам и очень немалую часть, все же
даже так будто бы матушки реял над ней вечно заставляя ее продолжать
изнемогающие тренировки, и она сама уже успела давно смирится с мыслью
становления стражем и даже постаралась для себя поставить это становление целью
на ближайшее время.
Ну Времена шли тугие. Цены на зерно и мясо упали. Два
подряд неурожайных года заметно снизили ренту. Приходилось на деле исполнять
заветы Ордена в мирской жизни: трезвиться, довольствоваться малым, считать
каждый медяк.
Сама Галатрия заметно выросла за это время. Роста она
была скорее высокого нежели среднего, но даже так ей было далеко до своей
матери и бабушки, всегда следила за собой стараясь поддерживать свою красоту,
переданную ей скорее от бабушки нежели от матушки. Здоровая жизнь в поместье с
утра заряжала ее буйной энергией: крутясь по хозяйству, она успевал и охоты
затевать многодневные, травя зайцев и лис или гоняясь за болотной птицей с
совами, которых очень любила. По вечерам в таверне она играла в карты. Она
могла и всласть повеселиться с появившимися друзьями, и тут была неистощима на
выдумки, да на всякие озорные проделки. И хотя пила она немного — в основном
слабое домашнее вино, — веселье ее подчас бывало диковатым, чрезмерным. Грубые
деревенские шутки, фиглярничанье даже, пристрастие к соленым словечкам —
наедине с собой она краснела, вспоминая некоторые свои выходки. И, стремясь к
очищению, шла в Храм принести покаяние. Все чаще глубокая внутренняя
неудовлетворенность охватывала ее.

Благополучная жизнь, хозяйственные заботы,
немудреные сельские развлечения — изо дня в день, из года в год… до смерти?
Неужели именно эта жизнь — ее долг, так определено ее Элуной, и она, как
трудолюбивый червь, будет без конца взрывать родную землю, добросовестно
хлопотать о возделывании полей, уборке урожая, аренде… Во имя чего? Может быть,
эта жизнь и есть проклятие, то извечное проклятие, на которое обречен она? Но
что тогда спасение? И как узнать, спасена она или проклята? Зачем вообще ее
готовили к судьбе становления стражем если сейчас она сидит здесь и занимается
поместьем.


-527: Периоды бесшабашной веселости чередуются теперь
с днями мрачного уединения. Тревожа Галатрию, она запирается в комнате, снова и
снова углубляется в Орденские заветы. Мучительные раздумья о спасении
становятся вдруг ее страстью, ее болезнью. По ночам ее терзают предчувствия
ужасных мук — и Наказание, страшное и отвратительное наказание, памятное с
детства, встает перед ее взором. Она чувствует себя величайшим грешником, она
проваливается в бездну, она умирает… В холодном поту она вскакивает с постели,
кричит, падает… До смерти перепуганная.
В другой раз в полночь ей мерещится огромная луна,
возвышающаяся над поместьем, и эта луна начинала плакать кровью, а затем
наводит такой ужас, что снова приходится просыпаться в холодном поту бежать со
всех ног в храм и пить успокоительный отвар.


-517: Огонь в камине весело плясал, разгоняя тьму
ненастного вечера. Пламя оплывающих свечей поблескивало на вычищенных медных
подсвечниках, на оловянных кубках. За ужином сидела практически вся семья… за
исключением матери. Отец не переставал нахваливать дочь за проявленной ею
хватку и резвость с которой она принялась за работу и лишь поинтересовался
почему она не воспользовалась деньгами из его шкатулки дабы нанять управленца,
как он обычно делал перед долгим уходом на службу, на что поперхнувшееся от
столь неожиданного открытия Галатрия лишь быстро взяла себя в руки и гордо(по
крайней мере она пыталась так показать) ответила что хотела проверить себя, на
что отец лишь рассмеялся.

Старшая сестра время от времени подначивала Галатрию
подшучивая над ней, но даже так в ее голосе слышалось одобрение и гордость
проделанную Галатрией работу. И лишь бабушка молча озаряла всех своим взглядом,
даже не притрагиваясь к еде, она лишь изредка задавала вопросы Галатрии по
поводу хозяйства и то, как она жила без надзора родителей и выдавала скупую
похвалу если ответ Галатрии ее устраивал.


-500: С того момента как ее семья вновь начала
посещать родное поместье, кошмары Галатрии начали идти на спад, она уже не
просыпалась в холодном поту посреди ночи от того, что видела кровавую луну,
возвышающуюся над поместьем или еще что похуже.
Тренировками теперь занимался отец и бабушка, и если
отец чуть ли не постоянно что-то объяснял ей во время тренировок, то бабушка
лишь приходила проверяла ее технику, валяла по земле как тряпичную куклу, затем
залечивала серьезные повреждения если она их нанесла и объясняла что Галатрии
стоит исправить, что убрать и добавить а затем вновь пропадала. С тех пор
Галатрия вовсе забыла про свои развлечения, она вернула все деньги, которые
выиграла карты в таверне ведь они были получены с помощью “Греха”. Вместо этого она все больше времени уделяла молитвам и заветам ордена, хотя она и так уже давно запомнила их наизусть она не переставала искать ответы для себя, ведь с каждым днем вопросов все больше, а ответов на эти вопросы все меньше…


-457: Время неумолимо шло все дальше, часть вопросов
Галатрии испарились после того, как она совместным пинком отца и бабушки была
отправлена в далекие дали, а именно в орден стражей в который так долго
готовила ее мать. И это действительно отодвину все ее вопросы о судьбе куда
подальше, вместо этого уже сама Галатрия в чине послушницы начала постигать
науку бытия стража в полной мере, однако к удивлению самой Галатрии изначально
это не вызвало у нее особых сложностей, конечно от этого моментально в
спаррингах она не побеждала любого, даже так были те кто в легкую мог скрутить
ее меньше чем за секунду, но даже так она представляла из себя подающего
множество надежд неофита ордена. Когда же дело доходило до заветов, Галатрия
сумела проявить себя в лучшем свете ведь она давно помнила их все уже наизусть,
цитируя их себе перед сном и потому она сумела показать себя достойно в этом
плане.


-450: Тренировки Галатрии продолжались, по большей части
они никак не менялись и лишь доводили рефлексы Галатрии до автомата, бывало
такое что на нее посреди ночи нападали и ей приходилось отбиваться не думая и
тогда опять же к удивлению самой Галатрии сражалась она не хуже а может даже и
лучше чем когда она выспалась и как она узнала позже причиной этому был тот
факт что сам ее разум не дает ее рефлексам войти в полную силу, но вот когда
спарринг случился посреди ночи Галатрия ничего не оставалось кроме как
положиться на рефлексы.

И таким способом ее научили полагаться не только на
разум, но в случае чего и уметь положиться на свои рефлексы.
Кроме того, к тренировкам физическим добавились и
тренировки духовные. Покаяния, распевание псалмов и молитв, соблюдение поста и
коленопреклонство, стали обыденностью в жизни Галатрии и это даже помогало в
духовном здоровье Галатрии, ведь она могла задать любые вопросы которые терзали
ее ум и обязательно получит на этот вопрос ответ, даже если он будет не самым
приятным.


-447: 10 лет прошло со вступления Галатрии в орден, она
уже перестала быть той девицей что вечно задавала вопросы появляющейся у нее
из-за книги заветов, ныне она сама может найти эти ответы для себя чуть ли не
сразу. Конечно, если вопрос слишком каверзный или философский, она все так же
может сесть, где нибудь у камня и пялясь в стену задумываться о житие, хотя
теперь ей хватает самообладания чтобы самой отойти от такой задумчивости.
Кошмары когда-то мучившее ее перестали напоминать о себе вовсе, как и вещие
знаки, которые раньше, как казалось, Галатрии вечно окружали ее. Более того она
наконец сумела стать стражем, приняв присягу. Для этого за день до принятия
клятвы и получения доспеха, она была обязана выкупаться в воде со священными
маслами, одеть на себя черную рубашку с зеленым Сюрко, черные Шоссы и отправится
на обряд ночного бодрствования. Накануне посвящения, вечером, девушка должен
был отправиться к алтарю при казематах и провести у алтаря всю ночь. Она должна
была бодрствовать и молиться. На рассвете ночное бодрствование кончалось, и
место у алтаря наполнялась сестрами по ордену. Девушка должна была выстоять
мессу, исповедоваться, причаститься, затем возложить свое оружие на алтарь и
опуститься на колени перед старшей сестрой по ордену, которая благословляла
оружие и затем, с молитвой, вручала его обратно. Благословляя оружие, она
внушала мысль, что Галатрия должна быть ныне защитником правосудия каким бы это
правосудие не было. Затем происходила светская часть: опоясывание,
«подзатыльник», а затем передача доспеха и надевая ее Галатрия должна была
постоянно читать молитву и клясться в своей верности к ордену. Именно после
этого она перестала быть червым что лишь вскапывал родную землю, но стала
орудием Элуны, защитницей правосудия в руках богини, как и все ее сестры по
ордену.


-400: Первое полноценное участие Галатрии в охоте, где
она в составе сводного отряда таких же сестер, была отправлена на предателей
ордена, что примечательно такие предатели зачастую могли даже не предавать
орден, но вечная служба белой охотнице и бытие оружием правосудия в ее руках,
могли подточить их разум от чего они постепенно сходили с ума и увидеть понятия
правосудия по своему, из-за чего и начать сеять смуту и наводить суету в
округе, что было никак недопустимо ведь это и порочит имя ордена, потому
сводный отряд выдвинулся за одной из них, где Галатрия особо никак себя не
проявила.


22: Галатрия в этот момент считала, что в этой в жизни
ей было дано все — Любящая хоть и не самая сплоченная семья семья, верная
служба, где она была окружена верными своему делу и ставшими ей как второй
семьей сестрами. К тому момента Галатрию уже можно было и посчитать хоть и с
натяжкой но эльфийкой уже умудренной каким никаким но жизныннем опытом, а потом
она умела довольствоваться тем что Элуна ей давала, тем более что и Элуна
полагала Галатрию эльфийкой достойной, которому можно дать куда больше чем
многим и многим другим за верную веру и службу(по крайней мере иногда такие
мысли у Галатрии проскакивали). Оттого Галатрия была в жизни веселой, а в
общении легкой, и службу свою держала, верно. И только три вещи могли испортить
ей ее всегдашнее хорошее настроение.
Первая
вещь, которая ее удивительно раздражала, это Жара. Особенно жаркий ветер,
обжигающий кожу песок, вечно просачивающийся через доспехи. Мерзкий фен
приходящий каждый раз стоило им пройти возле гор, обжигающий от жары руки и
секущую камешками лицевую часть шлема от того вечно издавая малоприятные и уже
порядком надоевшие звуки. И сейчас Галатрия брела по пустыне, в буре такой
сильной, что храмовое знамя отряда в центре их небольшой колоны, которые были
от нее всего в полусотне шагов, то и дело скрывались в мутной пелене песка. Галатрия потела
и раздражалась.
Вторая
вещь, которая ее расстраивала одним своим существованием, были все живые
существа в запределен. Особенно Син’Дорайские и орочьи рейдеры. И чем ближе
были они, тем паршивее становилось на душе Галатрии. И сейчас она, вместе с
остальными, пробиралась скользким вытоптанной тропинкой из трупов местных
обитателей опустошителей что были кем-то передавлены, и она была по колено в
этом мясе, да еще и в бурю, прямо к огромной куче Син'дорай. И это делало ее
несчастной
Третья
вещь, которая приводила ее в бешенство, заставляя шипеть как масло на сковороде
— постоянное нытьё Мифизеи, нет службу она держала исправна и дисциплину не
нарушала, но здешние места плохо повлияли на нее, и она будучи и так весьма
говорливой, в здешних местах начала говорить еще больше, используя это как
способ моральной разрядки. И сейчас Мифизея была рядом, и не затыкалась не на
миг, жалуясь на ветер, жару, Предателей и трусов, на свою глефу, Глефу
Галатрии, и весь мир в целом.
Длиннющую Глефу Галатрия удерживал двумя руками с превеликим трудом — ветер так и норовил
вырвать её из рук Галатрии, и уронить в месиво из полусгнившего мяса,
сдавленных костей и крови. Пару раз это почти произошло. Галатрия скрипела
зубами, и только горячий и сухой ветер мешал ей ругаться в голос. В том что им
дали такие длинные глефы, а им именно что дали потому как оказалась половина
глефа стражей оказались слишком коротки для здешних сражений, а тактику
сражений здесь приходилось менять и сражаться им приходилось не как подобает
стражем а скорее наоборот их собирали в кучу выстраивая или в колону или в
квадрат и заставляли так сражаться ибо стоило им хоть немного разойтись как те
же опустошители массой разделяли сестер и уничтожали их по одному, а единый
строй позволял не допускать такого хоть стал и велик шанс быть раздавленным
скверноботом.

Ну а в том, что все же в руках Галатрии была длинная глефа была
целиком и полностью вина Мифизеи. Мифизея решила, что обычно молчаливая
Галатрия, которая в отличии от других сестер, терпит ее общество, ей друг. И
демон бы с ней, Галатрия и не думала ее разубеждать. Но эта дура, при
планирования мало того что надо говорила себе на новые латы для рук ибо ее были
оказались уже неспособны к защите, от того их приходилось снимать с умерших
сестер и раздавать живым, а так же часть нагрудного доспеха и даже набородник к
ней, у всех кого смог, так еще и уговорила сестру Ярнае дать Галатрии кирасу. И
теперь, вместо того чтобы, как обычно, идти в своем изрядно помятом доспехи в
середине строя, Галатрия торчала как дура с краю. Как дура с глефою. Галатрия
решила — в следующий раз она спилит у глефы как минимум три фута, и пусть ее за
это выпорют перед строем, если поймают, но оно того стоит — руки от усталости
уже горели огнем.
Внезапно, сквозь бурю раздался громкий рык боевого горна син’дорай. Звук был похож на
“Крик Феникса”, но в их кое как образованной баталии следовало слушаться
сигналов. Галатрия взглянула на знамена — наклоненные в направлении движения во
время марша, сейчас они стояли ровно. Видимо, буря исказила голос знаменитого
боевого горна.
— В ежа! В ежа! Я сказал в ежа, ляжки Элуны, тупые коровы! — заорала сестра Содрия
, что отвечала за их баталию.
Содрия вне службы была милой и дружелюбной девушкой приятной в общении и милым
увлечением по сбору гербария, но Майев не прогадала назначив отвечать ее за
баталию, ведь как оказалось у нее отлично был разработан голос и от того что ее
низкий и даже чем от отдаваюший звериным крик быстро заставлял уставших стражей
построиться для обороны, и в любом другом разе Галатрия и Мифизея не упустили
бы случая поставить сестру на место за ее слова о Элуне, и проследить за тем,
чтобы это место было из не самых приятных. Но сейчас они молча подчинились.
Галатрия оглянулась вокруг, и поняла, что сестры вокруг нее сплотились,
отступив к самым знаменам. Она последовала их примеру, попятившис назад,
подперев спиной сестер, и только после этого, привычно, с хеканьем, с силой воткнула
нижний конец глефы в чавкающую плоть на земле. После чего начала опускать
острие в сторону бури, и сереющих сквозь неё кустарников. И увидела, что
Мифизея опустил пику ровно там, где ее застигла команда, и сейчас стояла шагах
в пяти впереди строя. Мифизея напряженно всматривалась в метель, и по своему
обыкновению, что-то говорила. Галатрия окликнула ее, но за шипением ветра и
шумом строящейся в “ежа” баталии Мифизея ничего не услышала. А потом Галатрия
почуяла ногами как колеблется земля. Она стояла первой в строю, и поэтому
опустилась на колено, и направила глефу примерно так, чтобы пронзить шею или
грудь наступающего. И тут она поняла, что баталия перед боем не успела встать
на колени и помолиться.
— Плохо! Очень плохо! — забормотала Галатрия, и хотела помолиться сама, но слова
завета вылетели из головы.
А из оранжевой занавеси ветра и песка уже слышались железный лязг доспехов, глухие
крики и топот копыт. Сотен копыт. Галатрия опустила голову как в поклоне,
закрывая полями шапели лицевую часть шлема, не дожидаясь сухих щелчков
выстрела. А потом пелена бури разорвалась, и в них врезались эльфийские рыцари
крови. Глефа Галатрии нашла свою цель. Галатрия не видела куда она угодила, но
ее мотнуло, как мокрую тряпку на швабре, повозило по крови и мясу что стелилась
на пустыной земле, и она выпустила из рук древко. Стоя на четвереньках, она
осмотрелась вокруг, ища спасительный строй, к которому можно прижаться, и
увидел лежащего рядом рыцаря в саладе, но без закрывающего шею и подбородок
бивора. рыцарь явно знатно приложился при падении, но уже пришел в себя, и
пытался встать, опираясь на меч, который так и не выпустил из руки. Галатрия
выдернула кинжал из ножен на животе, и схватившись левой рукой за назатыльник
салада, резко дернула всадника на себя. Тот рухнул вперед, пропахав
растоптанную плоть опустошителей рожей, и задергался, пытаясь выбраться из-под
навалившегося на него Галатрии, но Галатрия уже втыкала в ублюдка свой кинжал.
Прямо в шею. Раз, и еще, и еще. Теплая кровь приятно грела руки протекая через доспех,
но Галатрия знала, что скоро она превратиться в липкую корку. Она вытерла руки
о красно желтое сюрко все еще хрипящего Синдорая, и встала на одно колено.
Выпрямилась, на секунду забыв о битве. Прямо перед ним, в десяти шагах,
проезжавший мимо Лучник выстрелил прямо в грудь Галатрии. Галатрию мотнуло, как
тогда, когда ее лягнула “кошка” Дельтии. Галатрия упала на спину. Ее тут же
схватили за плечи сильные руки и втащили в строй. Галатрия посмотрела на свою
грудь. В доспехе прочно засела стрела. Стрела вошла на три пальца, явно пробив
кольчужное плетение под доспехом, но застряв в одежде. Рядом кто-то страшно
хрипел. Галатрия повернула голову и увидела старушку Телинну, старушкой ее
называли в шутку хотя возраст у нее действительно был уже немалый, а сама она
была лучшим мастером по шитью в казематах. Но обитый шелком сюкро над
доспехом никак не могли помочь, а лишь сделали ее еще более хорошей целью.
Прямо из Телинны, как оглобля из стога сена, торчал обломок кавалерийского
копья. Теллина пыталась что-то сказать Галатрии, и даже схватилась руками за ее
плечо. Но из горла Телинны шли только неприятные булькающие звуки и кровь.
Прямо как у того оленя, которого Галатрия и Мифизея резали раненной сестре что
не могла нормально есть, но олень вырвался и еще два часа истекал кровью из
недорезанной до конца шеи. Кстати, где Мифизея?! Галатрия с кряхтением
поднялась. Стрела сумела промять доспех, но все же, не так сильно чтобы мешать
дышать и двигаться. Прямо перед лицом Галатрия появилась израненное лицо Содрии
— Ранена? — сухо каркнула она в лицо Галатрии
Галатрия ухватилась за стрелу, и подергала ее в стороны. Доспех сидел слишком свободно,
и ездил по телу, как горшок на заборном столбе. Тут надо бы подтянуть ремни. Но
боли Галатрия не чувствовала. Она посмотрела на Содрию и отрицательно помотала
головой. Содрия кивнула, подняла глефу старушки Теллины, сунула её в руки
Галатрии, и так же молча показала куда надо встать.
Они стояли крепко. Как и всегда. Рыцари пытались прорваться, грызли их строй как
крысы бочку с медом, но каждый раз откатывались, оставляя пятна лошадиных и
эльфийских трупов. Легкие всадники Синдо вертелись вокруг строя постреливая из
луков, но и баталия не осталась в долгу, огрызаясь ответными выстрелами и метая
ножи. Наконец благородные всадники выдохлись. Поорали угрозы, и скрылись в
песочной кутерьме. Тут закричали с другой стороны строя — видать туда ударила
другая рота рыцарей.
Галатрия протолкалась вперед. Не сразу, но она нашел то место, где начался бой. Походила
вокруг, осматривая трупы, и настороженно поглядывая в сторону, куда скрылись
рыцари, и стараясь не терять из виду баталию. Сначала она нашла красивый
охотничий лук на седле мертвой лошади. Это решало проблему с подарком старшей
сестре. Потом он нашел расколотый ударом шлем с золотой насечкой. Шлем
отправился в заплечный мешок. И только потом нашлась Мифизея.
Она привалилась спиной к трупу лошади, и отбивалась от бегающего вокруг него
молоденького эльфийского оруженосца. Мифизея, против обыкновения молча,
принимала удары на правую латную руку, а левой неуклюже тыкала в Синдо обломком
своей Глефы.
Глефа слегка скользила в ладонях из-за крови, поэтому Галатрия не стала колоть, а
перехватив за самый конец обмотанного кожей древка, широко размахнулся в косом,
секущем ударе. Синдо увидел Галатрию слишком поздно, чтобы отскочить, и принял
стойку, пытаясь закрыться мечом, удерживая для надежности его двумя руками.
Галатрия довернула удар, и рубанула по ногам. Лезвие с хрустом врезалось в ногу
Синдо, срубив её чуть ниже колена. Глефа была хорошей стали, и разрезала плоть
и кости легко, как кухонный нож кровяную колбаску. Галатрию повело за глефой.
Она попыталась удержаться, но под скользнулась и упала, прямо рядом с синдо.
Галатрия обнаружила, что она опять выпустила древко из рук, и лихорадочно
потянулась к кинжалу, но руки нащупали только пустые ножны. Между тем Синдо,
которому на вид было лет меньше сотни, внимательно посмотрел на свою
отрубленную ногу, потом на кровоточащую культю, потом завизжал как девка при
виде мыши, бросил меч и на удивление быстро побежал на трех конечностях в
метель, оставляя на истоптанном песку дорожку из крови.
— Ты постоянно валяешься! Как не приду к тебе келью, ты лежишь! Приду в зал, вы
лежите всем залом, пошла с тобой сражаться, и что ты делаешь на поле битвы?
Лежишь! Имей же понимание о месте и времени для того, чтобы лежать! — заворчала
Мифизея — Встань и помоги мне, у меня нога сломана! Эти ублюдки скакали по мне
полдня! Нет, ты посмотри, мне даже доспех погнули! А этот мелкий говнюк
умудрился отсечь мне два пальца, пока ты неизвестно, где шаталась! И, между
прочим, это указательный и безымянный пальцы правой руки! — продолжала ругаться
Мифизея, пока Галатрия тащила его к баталии, опираясь на Глефу. — Невелика
потеря, думаешь ты, но я тебе отвечу так — только не для моего мужа! Для него
это мои любимые пальцы, и тебе придется трудно, объясняя, как так вышло, что
синдо отрубили мне именно их.
— Да заткнись уже! — не выдержала Галатрия— Ненавижу, когда ты ноешь! Был бы повод!
Если бы тебе срубили башку, я бы набрала оленьих потрохов в мешок, пришил на
место к твоей шее, и никто бы не заметил разницы! Разве что, ты бы стала умнее!
Какого демона ты оказалась вне строя?
— О, началось. — хмыкнула Мифизея, и заткнулась. Но Галатрия уже разошлась не на
шутку. Ее гневная отповедь прервалась лишь на то время, пока гулкий звук горна
командовал баталии поднять глефы и продолжить движение. Они ковыляли за
баталией и дальше, но так и не догнали её, до самого лагеря Синдо. Зато они
нашли себе новые кинжалы — вместо потерянного Галатрией, и изрубленного у
Мифизеи. А главное, они нашли прекрасный, покрытый тонким узором котел, на
трупе лошади одного из Рыцарей. Не иначе тот побоялся оставлять такое ценное
добро в обозе. Они решили, как вернуться продать котелок, и поделить деньги
поровну, чтобы не поссориться. Но как только они возвратились все равно
поссорились, потому что прямо перед продажей каждая решил а подарить свою долю
другой. Но это уже другая история...


33: было принято решение
перевести Галатрию на фронт Темного берега в Сестринство Клинка Луны.

Фракции:

Альянс — Союзная фракция, правда союзников этих никогда не видела а потому они ее мало волнуют лишь бы не топтали священную землю.

Кал'Дораи — Братья и Сестры по вере, которых Галатрия готова защищать ценою своей жизни как бы они к ней не относились… Правда покуда они верят в Элуну.

Прозвища, звания, титулы:

Маленькая Сова

Места пребывания:

Азсуна- Казематы стражей

Отношение:

Альянс — Покуда они не ступают на священную землю ей на них без разницы

Орда — Осквернители святой земли, достойные уничтожения.

Тасариель Клинок Луны — Любимая Бабушка, почитаемая внучкой как пример хорошего стража, но пример не самого удачного семьянина.

Айриель Клинок Луны — Не самая любимая мать, но Галатрия сумела понять ее стремление в ее обучение в раннем детстве, хоть она так и не сумела простить ее.

Алекрост Стальной Коготь — Почитаемый отец, для Галатрия он был примером настоящего мужчины на которого можно положиться, самым первым другом.

Вербена Клинок Луны- Сестра, из-за решения судьбы, Вербена и Галатрия никогда не были особо близки, но тем не менее Галатрия все еще хранит теплые сестринские чувства к Вербене.

Мифизея — Самая близка подруга, была самой первой и близкой подругой в ордене, как бы они не ругали и не кричали друг на друга, Галатрия всегда была готова прийти ей на выручку несмотря ни на что и тащить ее на своем горбу в случае чего, а потому после ее перевода на фронт Темного Берега, Галатрии пришлось практически разорвать с ней связь за исключением нескольких писем, а потому она до сих пор сильно скучает по близкой боевой подруге и желает с ней встретится.

Делестнея Острое Крыло — Первая сестра с которой она сумела сдружится на фронте темного берега, пройдя его с ней от начала и до конца Галатрия считает ее близкой подругой.

Таиша Звездный Свет — Вторая сестра с которой она сдружится на фронте темного берега, именно с ней она проводила авантюрные вылазки на территории враги которые не всегда оканчивались удачно...

Юнара Острое Крыло — Из-за того что Юнара была послушницей Делестнеи, Галатрия сумела познакомиться с Юнарой и достаточно быстро сдружится с ней, иногда шутя а иногда наказывая ее когда Делестнеи не было рядом.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Тасариель Клинок Луны — Жива

Айриель Клинок Луны — Жива

Вербена Клинок Луны — Жива

Алекрост Стальной Коготь — Мертв

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Это любимый персонаж автора
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Ваша анкета была внимательно рассмотрена по таким пунктам, как содержательность, грамотность, логичность и каноничность. И, к сожалению, на данный момент получает вердикт “отказано”. Далее я подробным образом распишу, что именно мне не понравилось в Вашем творчестве, дабы Вы смогли избавиться от указанных проблемных мест, и получили право на отыгрыш персонажа на сервере.

1. Содержательность. Вы написали много, уважаемый автор, но даже несмотря на это, у меня возникли некоторые претензии к содержательности Вашей творческой работы. Как и указал один из комментаторов, увы, на мой взгляд в абсолютно неприемлемой форме, Вам не удалось на должном уровне раскрыть внешний облик и характер своего персонажа. Обратите на это внимание при редактировании анкеты. По сути дела, перед Вами огромный простор для творчества. Придумайте такие черты внешности, которые отличали бы Вашу героиню от других стражей. Может быть, у неё особо длинный нос? Ямочки на щеках? Полученные в боях шрамы и увечья? Быть может, на левой руке вообще не хватает одного пальца? Не бойтесь при помощи эпитетов и метафор придавать оригинальности внешности Галатрии. Что же касается характера. Ваша ночная эльфийка действительно прожила на свете очень долго. И, несмотря на довольно суровый быт стражей, наверняка приобрела какие то специфические черты характера, верно? Вы указали, что Галатрия фаталист по взглядам на жизнь. Постарайтесь раскрыть это более подробно. Показать читателям, как именно сформировалась у женщины подобная черта характера. Можете даже поэкспериментировать, и придать характеру своей героини некую двойственность. Сделать так, чтоб под толстым слоем стали скрывалась чуткая душа. Не обязательно превращать Галатрию в бесстрашную и эмоционально холодную машину для истребления врагов Детей Звёзд. Поверьте мне, это будет очень интересный ход.

2. Грамотность. Спешу Вас немного порадовать, уважаемый автор! Текст Вашей анкеты не пестрит большим количеством орфографических, пунктуационных, или смысловых ошибок Но оные всё же имеются. Прогоните текст своей анкеты после редактирования через текстовый редактор. Это поможет.. Кроме того, как Вам и указал один из комментаторов, цвет заднего фона сливается с цветом текста. Из - за этого знакомиться с ним довольно проблематично. Я надеюсь, что при редактировании анкеты Вы избавитесь от указанных мной проблем. Читатели за подобное лишь спасибо скажут. Совсем не помешает и, к слову, разбить текст Хронологии на абзацы.
3. Логичность. Не буду греха таить. Вы слабовато раскрыли внешность и характер персонажа, потому и оценивать логичность Вашей творческой работы было не просто. К счастью, серьёзных смысловых провалов я не обнаружил даже в Хронологии. Однако, настоятельно рекомендую Вам исправить вопиющий промах. Ваша героиня родилась на свет так давно, что является куда более древней, чем Тельдрассил и Дарнас.
4. Каноничность. Существование Вашего персонажа не противоречит священным канонам нашей любимой Вселенной. Поработайте над указанными мной проблемными местами - и персонаж будет допущен к отыгрышу.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались какие либо вопросы, касательно вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#0927.



Я с удовольствием отметил, что Вы, уважаемый автор, провели хорошую работу над ошибками. И это позволило мне, наконец, допустить Вашего персонажа к отыгрышу на нашем ролевом проекте. Ваше творчество, наконец, получает вердикт одобрено. Что же касается награды за проделанную Вами работу. Она выглядит следующим образом..

Уровни:

Галатрия 6.5

Другое:



- Персонаж с игромеханическим ником "Галатрия" получает право на использование морфа
20628(1).


Верши справедливость во имя Элуны, воительница...

Проверил(а):
Фалкрам
Выдача (Опыт):
Да
+7
22:32
14:03
2035
23:27
0
А можно… цвет текста другой?
00:07
+5
Приношу огромную благодарность автору за просто нереальный понос в виде хронологии, который даже не хочется читать. Таким параметрам, как особенности внешности и характера не выделено даже пары минут, из-за чего мы знаем, что это… ну, эльфийка. Ну, крутая эльфийка.

А теперь, если серьёзно: внешность, как и характер, прописаны нереально кратко. И самое смешное, что если смотреть на вашу хронологию, которой было отдано всё с потрохами, выходит ситуация, что ваш персонаж за столь долгую и бурную жизнь даже не приобрёл никаких качеств. Я понимаю, конечно, что Стражи, а Стражи это «Мы злые, мы мощные, а ещё мы молчаливые», но для приличия можно посмотреть анкету вашей родственницы — Тасариель.
И всё также серьёзно подпишу, что ваша хронология — это буквально понос текста. Ничего не оформлено, миллиарды ошибок, всё криво, ничего не понятно. Пафосно, непонятно. Будь я сейчас старшим рецензентом, так отдал бы эту анкету человеку, который максимально ленится, чтобы страдал.
00:48
0
всегда пожалуйста
07:09
0
Спасибо за конструктивную критику.
08:43
+6
-567: Девочка родилась в три часа утра в скромном, но добротном доме на окраине Дарнаса, что на острове Тельдрассиле

А Дарнаса с Тельдрассилом тогда не было…
Обманка для приманки, вот ты и попался на этом Д*алыч
21:11
+2
Los
09:56
0
Где-то я это название уже видел…
12:05
+1
Я искренне желаю автору текста всю жизнь читать такой текст на таком фоне nice
06:12
0
Я искренне желаю автору текста всю жизнь читать такой текст на таком фоне nice