Полное имя: Даэргар Авельт

Прозвища: Судьболом

Фракция: Орден Черного Клинка

Игровое имя:
Даэргар
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Лордерон
Пол:
Мужской
Возраст:
24 на момент смерти
Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Лед
Вера:
Нет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Орочий
Род занятий:
Защитник Черного Клинка
Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Родственники:

Внешность:

Давным-давно, когда Лордерон еще процветал, а Даларан стоял на земле, Вы могли увидеть стройного, видного телосложения, мужчину, паладина, судя по по оружию и геральдике Серебряной Длани на его доспехах. Его голову венчали темно-коричневые волосы, практически доходящие до плеча. Лицо же было украшено такой же темной бородкой, а обручи глаз сияли рыже-карием цветом. Обычный паладин-адепт Серебряной Длани, такой же, как и остальные, могли сказать многие, судя книгу по обложке. Но это далеко в прошлом, а прошлое — тлен.

Ныне же перед Вами предстает угрюмый, озлобленный на мир, бледный мертвец, тень того паладина, которым он когда-то был. Темные, гладкие волосы сменились на седые и сухие, бородка так же изменилась в цвете и стала шершавой, ледяная пелена полностью закрыла собой те рыжие очи паладина. Но не только этим были едины изъяны страдающей оболочки слуги Смерти. Мешки под глазами, чуть впадающие темные и сухие щеки, шрам на подбородке, нарушающий целостность бороды, а так же на носу, оставшиеся, видимо от мечей и кинжалов. Но вместе с тем лицо мертвеца обладает ровными овальными чертами, выразительными бровями и относительно острым подбородком. Нос прямой.
Тело так и вовсе было бледно и холодно как снег, что не удивительно для мертвеца. Растительности же на нем нет. Даэргар не растерял свою форму после смерти, пусть шрамов и стало порядком больше. Самый бросающийся в глаза из них — громадный прорез на груди и спине, оставшийся от насквозь пробившего его рунического клинка. Именно этот удар и стал фатальным для паладина. Еще один красуется на правом плече. Величина шрама дает понять, что если бы оставивший его приложил больше усилий, то он смог бы отсечь руку темному всаднику, но этого не произошло, а значит его участь не заставила себя долго ждать.

Как и подобает любому, как правило, ценному бойцу Плети, Даэргар облачен в саронитовый доспех, окованный разного рода черепами. Он представляет собой толстую грудную пластину, держащуюся на многочисленных ремешках в районе грудной клетки, такого же латного пояса с изображением выступающего черепа, холодных «рогатых» наплечников, подбитых снизу шипами и с виднеющейся сверху изображением некоей фигуры, и латными рукавицами с ботинками, так же не обошедшихся без черепов, так горячо любимых кузнецами как Плети, так и Рыцарей Черного Клинка. Между этими пластинами переплетена чашуйчатая, саронитовая кольчуга, полностью закрывающая все оставшиеся открытыми места, кроме рук: их венчают кожаные перчатки.
Помимо доспеха и кольчуги, грудь Даэргара так же скрыта гербовой накидкой Ордена Черного Клинка, в котором он нашел отмщение и цель своего существования. Спину же венчает изорванный, фиолетовый плащ Плети, с одним лишь отличием в том, что тот лишен какой-либо символики Плети: она заменена на импровизированное продолжение узора плаща. Прямо над накидкой, в области ключиц видны узористые заклепки, на которые крепится покров.


Характер:

Злость, безжалостность, отмщение. Каждая из основополагающих элементов сути Короля-Лича отпечаталась в характере Даэргара как и на любом ином темном всаднике Плети. Пусть времена службы Королю Мертвых давно прошли, но эти составляющие не утратили своей силы в сущности рыцаря смерти, пусть и притупились.
Помимо основополагающих элементов к личности рыцаря пришло и осознание того, кто он есть и что натворил, а как следствие к его обыденности присоединилось и чувство вины за все те ужасы, которые Даэргар совершил по приказу Короля-Лича. Рыцарь смерти считал себя чудовищем на протяжении долгого времени и лишь сейчас он начинает пытаться отринуть эти мысли, что дается ему нелегко. В мертвой оболочке еще осталось место для чести и чувства справедливости. Хотя, беспристрастность в своем деле или даже радикальность могут заставить окружающих задуматься о благости его намерений.
Мораль же занимает посредственное место в сознании неживого. Она есть, он имеет представление того, что правильно, а что — нет, но при том он готов с холодом своих чувств выполнить любой, даже самый ужасный приказ Ордена Черного Клинка. Но Даэргар — более не слепая марионетка Плети, он обрел свободу воли, так что он внимательно наблюдает за действиями Ордена. Пока он не давал повода усомниться в благости своих поступков, даже повторный штурм Часовни Последней Надежды не стал тому причиной в глазах рыцаря смерти. Всегда нужно идти на риск, если он оправдан.
Слуга смерти чтит идеалы Ордена и будет сражаться за него до конца, это вне сомнения. Он не из тех, кто готов предать вверенную ему тайну или свое дело. Однако, несмотря на обширное взаимодействие с орденом, он так и не нашел в нем друзей, за исключением одного-двух личностей, с которыми тот едва общается. Даэргар давно разучился поддерживать дружбу.
Что до остальных черт характера — они разделились надвое: положительные и негативные, где первые притупились, а вторые, напротив, — навострились. Однако мертвец все еще помнит то, кем он был при жизни и память об этом он бережно хранит.


Мастерство и знания:

Даэргар специализируется, по-большей части, на увеличении собственных сил, нежели на призыве прислужников или их усилении, что делает его довольно грозным противником как в поединках, так и на поле боя, из-за его пристрастия к ледяной магии, которая имеет свойство наносить ущерб большому количеству целей.
Его готовность к бою всегда находится на высоте, в виде смертоносных рун на обоюдо остром клинке «Судьболоме» или же ужасающих заклинаний, способных пошатнуть не одного противника. Своего врага он может удивить скоростью своих атак и, в то же время, их смертоносностью.
Несмотря на свои «размашистые» атаки, он способен прижиться и в составе отряда, частично сведя на нет свои силы.


Немертвый:
Будучи рыцарем смерти второго поколения, Даэргар не имеет такого недостатка, как жизнь, а потому ему куда легче принимать удары, ибо чувство боли давно покинуло его бренное тело. Нечестивец обладает нечеловеческой силой, свойственной рыцарям смерти. Огромная же доля некротики в его теле защищает его от гниения, трупных червей, и просто дает ему мощь.

Ледяные ветра:
Рыцарь смерти избрал своей основной стезей — «Лед», и совершенствовал свои навыки в обращении с холодами самого Нордскола. За несколько лет нечестивых завоеваний и практик в Ледяной Короне его навыки ощутимо возросли, не говоря уже о дополнительных практиках у Амал'Тазада. Это делает его довольно опасным противником.

Нечестивость:
Помимо Льда, Даэргар так же изучал нечестивые искусства поднятия мертвецов и использования темной магии. Стезя «Нечестивости» является второстепенной, ибо основные силы ушли в познание иной специализации. Но это не значит, что Даэргар не сможет дать отпор с помощью магии смерти и разложения.

Гравирование рун:
Как и подобает рыцарям смерти, Даэргар знает толк в рунах и дополнительно изучил этот предмет, дабы иметь доступ к более мощным руническим формулам. Вместе с тем рыцарь знаком с кузнечным делом и зачарованием, но со вторым лишь поверхностно, опять же, из-за ведения рунной магии, что позволяет ему, при желании, создавать довольно грозное оружие.


Инвентарь:

Зачастую инвентарь рыцаря смерти практически пуст. Ему попросту нечего там держать. В еде он не нуждается, памятных вещей не осталось, деньги мертвецу ни к чему. Однако, некоторые вещи там все же есть. В сумках Даэргара можно обнаружить: саронитовые ошметки, набор для ухода за доспехом, льдистый, зачарованный кинжал и потускневшая книга из библиотеки Амал'Тазада.
В остальных же местах он содержит лишь двуручный, рунный меч «Судьболом». Клинок представляет собой лезвие, по всей своей длине испещренное рунами и имеющее острые зазубрены для нанесения более тяжёлых увечий. Клинок добротный и за ним явно ухаживают. Гарда и рукоять клинка довольно прочны и способны выдержать практически любой удар обычного оружия. Помимо этого стоит отметить его коня — Вагладор — который имеет возможность носить при себе некоторые вещи, чем пользуется рыцарь смерти, складируя в сумках своего скакуна всяческие ресурсы в виде саронита, набора для ковки и прочих инструментов, которые, на самом деле, не так уж и многочисленны..


Хронология:

Минус четвертый год до открытия Темного Портала, первая половина Зимы.
Вот уже треть суток длились роды у молодой Кристианы. От нее ни на секунду не отходили работники лазарета, ибо случай был тяжелым. Душераздирающие вопли разносились даже за пределы палаты, около которой Дэйвин Авельт, отец новорожденного, нервно ходил кругами и ожидал, когда все это закончится. Так продолжалось еще два часа, пока крики не утихли. Он подошел ко входу в палату и принялся ожидать, когда работницы лазарета позволят ему войти. Изнутри доносился плач ребенка и обеспокоенные бурканья медицинских работников, что наводило на неприятные мысли, которые вояка старательно отбрасывал прочь.

И вот, медработница все-таки вышла из палаты и мимолетно подняла свой помраченный взгляд на счастливого отца, который не сразу понял в чем дело. Почти сразу же та отступилась и пропустила капитана одного из бесчисленных взводов внутрь палатки. Тот же, не медля ни секунды, поспешил внутрь. В первую очередь он обратил внимание на плачущего ребенка, которого ему поспешили вручить в руки. Счастью отца не было бы предела, если бы не гробовая тишина, царившая во круг, если забыть о плаче новорожденного. Все-таки Дэйвин перевел взгляд на свою жену, чье лицо было мертвенно спокойно, а ее глаза были закрыты.

— Она… — Обеспокоенно промолвил Дэйвин.
— Не выдержала родов. — Добавила сестра.

Хватило лишь этих слов, как на Авельта будто обрушилась наковальня. Он едва держал себя в руках, дабы не поддаться эмоциям. Этот день принес не только жизнь сыну Дэйвина, но и смерть его жене. Жизнь и Смерть заключили сделку и совершили обмен: жизнь матери на жизнь новорожденного. На такой грустной ноте началась жизнь Даэргара, с первых минут своей жизни ставшего убийцей.

На семье плохо сказалась смерть Кристианы. Заботливая мать, воспитавшая дочь и хранительница очага больше не могла заниматься своими обязанностями, из-за чего, пока Даэргар, ненавидимый своей сестрой, был маленьким, ее обязанности разделили между собой Мэриан и Дэйвин. Вскоре, конечно, к уходу за жилищем присоединился и Даэргар. Настала череда простых, житейских дней. Года шли один за другим. Отец постоянно уходил на работу, ибо, как-никак, он является капитаном в армии Лордерона. Иногда, если конфликт локальный, он уходил на пару дней-неделю, но если же вспыхивает противостояние где-то в отдаленных уголках Королевства, его, порой, не бывает дома месяцами. Тем временем его разрозненные дочь и сын пытались заработать, дабы прокормиться, ибо не всегда жалования отца, регулярно присылаемого им домой, хватало, а свободное от этого время занимались кто чем, но они довольно редко проводили время вместе. Порой те и вовсе перекидывались оскорблениями и ссорились. Даэргар был чуть менее конфликтным из-за того, что после постоянных упреков в смерти матери он и правда начал винить себя в этом.
Сам по себе он любил свою сестру и старался стремиться к ней, но та его отвергала, стоя на своем, что било в сердце молодому Даэргару. Эта проблема сглаживалась вместе со взрослением детей рода Авельт, но до абсолюта это самое «сглаживание» так и не дошло, хотя ссоры и стали редкостью.

Через несколько лет, помимо домашних обязанностей и подработки, Даэргара начинает тренировать владению щитом и мечом отец, но лишь когда тот не находится на передовой, в остальное же время мальчишка пытается заниматься со своими немногочисленными друзьями и манекеном, который Дэйви смастерил около дома с расчетом на то, что он не сможет постоянно заниматься с сыном. Этого вполне хватало.
Началась Вторая Война и Альянс Лордерона начал стягивать силы в важных стратегических точках. Отец, ожидаемо, ушел на передовую, вновь оставив своих детей без своего присмотра. В это кризисное время жить было слишком проблематично. Лавки, порой, пустовали, ибо все припасы отправлялись на фронт, так и сестра заболела, из-за чего все обязанности по дому и заработку перешли к Даэргару. Благо, недостаток еды нивелировался проживанием близ Андорала, из-за чего было возможно договориться с местными фермерами на задержку у себя части зерна, для собственного приобретения. Но все было сложнее, чем казалось. Подростку пришлось изрядно постараться в выполнении условий фермеров, дабы получить желаемое, ибо, естественно, при таких бешенных сборах на содержание армии, за «просто так» никто не собирался что-то делать.
Из-за заботы о сестре во время ее болезни их беседы стали более частыми, а перепалки более редкими, дошло даже до простых посиделок перед сном и некоторых раскаяний. Наконец-то семейство Авельт сделало еще один шаг к единению, ибо его дети стали более сплоченными. Мэриан запомнила поступок своего брата и смягчила свое отношение к нему. Она задумалась. Может она и правда была не права, и просто детская обида на то, чего мальчишка на самом-то деле не совершал — затмила ее разум?

Война окончилась победой сил Альянса и дальнейшим заключением орков в специальных лагерях. Все начало налаживаться, ситуация в Королевстве стала более спокойной. Отец взял долгожданный отпуск и вернулся домой. Дэйвин посвятил себя своим детям и занялся тренировкой Даэргара и переустройвом дочери на другую работу в силу некоторых конфликтов с начальством.
Дэйвин решил готовить сына к службе Лордерону, ибо он считал эту профессию самой подходящей для него из-за относительного спокойствия в Королевстве, рекомендаций на него, которые тот может ему выписать и прочего. При должном усердии можно жить припеваюче — полагал Дэйвин.

Жизнь вновь вернулась в размеренное русло. Все шло своим чередом, но вскоре Даэргар, как военнообязанный, начал проходить подготовку к службе Лордерону под руководством своего отца, которого закрепили за Западным Лордероном, по его же просьбе. Даэргар официально вступил в состав армии Лордерона. Хотел ли он этого? Скорее нет, чем да. Его не особо тянуло к этому, но навязчивость отца, обещанные перспективы и просто необходимость заставили его связать свою жизнь именно с этим.
Через четыре-пять лет Даэргар получает рекомендательный документ и все-таки пробивается в Орден Серебряной Длани, куда, из-за престижа организации, пытается пролезть каждый второй. Это несколько сгладило осадок с «неверно» выбранной професси, да и кто не хочет быть героем-паладином? О Серебряной Длани трещат на каждом шагу, так что отказываться было бы попросту глупо.

И вот молодой пехотинец, несколько раз отличившийся в борьбе с восставшими орками, стоит, преклонив колено в Часовне Алонсия, готовясь дать присягу паладина. Этот момент будоражил разум Даэргара. Он ощущал, будто что-то неуловимое наблюдает за процессией, что-то возвышенное и недосягаемое. Тело мужчины трепетно подрагивало и покрывалось мурашками от подобного ощущения. Казалось, что сам Свет снизошел, дабы проследить за появлением своего нового защитника. Но во время церемонии это чувство усилилось. Свет вот-вот должен был коснуться молодого паладина и он был готов к этому. Он подбирался к нему все ближе и ближе, но как только он настиг Даэргара, тогда остановился в своем продвижении и… ушел, пропал. Неужели он недостоин? Может он недостаточно благочестив? Молодого паладина начали раздирать сомнения и отчаянье, но, как оказалось, через это проходит каждый паладин. Свет слишком возвышен для человеческого существа, а потому его неуловимое и благодатное прикосновение нужно заслужить. Но осадок остался.
Это заставило Даэргара весь оставшийся день раздумывать о правильности своего пути и благодетелях. Произошедшее в этот день подтолкнуло его на пути праведности, к осознанию того, что мало просто называться паладином, ибо лишь от деяний человека зависит то, кто он есть.

Прошло около года, началась Третья Война, которая ознаменовалась нашествием на Лордерон чумы, а затем и армии Плети. Мужчины семейства Авельт метались от передовой до передовой по всему Лордерону, пока Мэриан пыталась жить в условиях паники местных. Бешенные деньки продолжались до тех пор, пока не случилась трагедия, заставившая все Королевство пошатнутся. По приказу принца Артаса был уничтожен Стратхольм. Утер Светоносный отказался выполнять приказ принца, из-за чего Орден Серебряной Длани был расформирован, на месте, прямо на глазах Даэргара. Рыцари разбрелись кто куда, большая часть ушла с Утером, но Авельт поспешил к себе домой, дабы переночевать там, а на утро что-то предпринять.
Но на этом неприятности не заканчивались, они только росли. Мэриан рассказала, что отец был отправлен в Нордскол с силами Артаса. Ситуация была и правда хуже некуда. Брат и сестра решили, что стоит подготовиться к худшему, а потому мужчина начал помогать в работе местным, дабы выручить сколько-то денег, в то время, как Мэриан продолжала работать на своей работе и собирать пожитки, мало-ли.

Но вот уже через пару недель кровопринц с треском вернулся в Лордерон, ознаменовав свой приезд убийством Короля Теренаса и распадом Королевства Лордерон. Паника охватила как мирное население, так и армию, из-за чего та едва была способна противостоять растущей мощи Плети. Началась полномасштабная кампания по очищению Лордерона от живых. Даэргар и Мэриан уже были готовы к этому. Подготовив вещи и пару вьючных лошадей они собрались бежать из Лордерона через проход в Предгорьях Хилсбрада и до Болотины, откуда уже можно было бы попасть в Штормград, но они были вынуждены остановиться. До детей Авельт дошло письмо от одного из дизертировавших пехотинцев, старого приятеля Даэргара, что одним из командиров Плети является никто иной, как его отец — Дэйвин, отрекшегося от своего старого имени и более известного как «Судьболом».
Взвесив все «за» и «против», Даэргар пошел на безумный поступок: он решил остаться, дабы подарить своему отцу вечный, настоящий покой, ибо он был обязан ему за всю ту доброту, которой он одарил его. Мужчина отправил свою сестру с еще парой беженцев на юг, а сам поспешил к Андоралу.

Даэргара охотно приняли в свои ряды. Пусть он и учился всего год, но он — паладин, а воин Света в столь темный час — весьма полезное приобретение. Но защита Андорала была обречена на провал. Главной задачей солдат было — задержать наступающие орды мертвецов, дабы беженцы смогли сгруппироваться и покинуть опасную область. Один за другим укрепления уничтожались, а герои погибали, впоследствии пополняя ряды Плети. Мужчина понимал, что идет на смерть, а потому сражался безжалостно, до тех пор, пока ему не был дан приказ отступать и защищать караван с беженцами. Вот оно — чудо. Ему повезло быть не убитым в тот день.
Прошло несколько недель. Раскиданные по некогда существовавшему Королевству Лодерон остатки сопротивления медленно сбивались в кучки, дабы перегруппироваться и решить, что делать дальше. Даэргару повезло довести беженцев до одной из таковых и вступить в ее ряды. Но Плеть не дремала. Своим ужасающим маршем они прошли по Восточным Чумным Землям и отправились в Кель'Талас, королевство эльфов, а вместе с тем Даэргар выведал у разведчиков информацию о Судьболоме, который остался в Чумных Землях, дабы очищать его формирующихся отрядов сопротивления, что сыграло на руку паладину.

В течении следующих дней Даэргар с группой из трех-четырех сослуживцев начали находить и уничтожать отставших от основных сил мертвецов, тем самым нанося удары в спину неодолимой армии. Но основной их задачей, естественно, было не уничтожение кучек безмозглых зомби или даже некромантов, а выманивание местного офицера.
После многократно устроенной для Плети западни и имитации погони за силами Плети прямиком в Кель'Талас, Судьболом решил лично разобраться с наглыми Лордеронцами. Он прибыл со своим отрядом прямо на то место, где был в последний раз замечены бойцы Лордерона, так и не поняв их замысла. Раздались звуки выпуска снарядов. Несколько балист, трухлявых, но все еще работоспособных, дали залп по мертвецам, скосив его большую часть, из-за чего наступление воинов Света было обречено на успех.
Вурдалаки и могильщики перебиты, рыцарь смерти окружен. Завязывается сражение. Генри вонзает свое копье в ногу нечестивца, пока Хадвар умирает от направленного в него лика смерти. Даэргар хватает Аллона за руку, помогает ему подняться и… она отрубается чем-то острым и пролетевшим на огромной скорости. Некое подобие проволовки, запущенное чем-то. Мужчина повернул свой взор и увидел, как громадная армада Плети, видимо, взявшая Кель'Талас всего за десять дней, возвращается и на огромной скорости окружает их. Генри лишается головы, а последнего оставшегося Альвина утаскивают и сжирают заживо только что прибывшие вурдалаки.
Даэргар, с дрожью в руках блокировал атаки рыцаря своим мечом, пока мертвецы не выстроились в кольцо, никак не вмешиваясь в битву. Смерть пришла, и паладин это понимал. Не оставалось ничего, кроме как крепче сжать рукоять меча и дать отпор нечестивой мрази. Саронитовый воин наносил удары один за другим, от которых Авельт едва успевал защищаться. Круг крови замкнулся.

— Отец! — Крикнул Даэргар. Судьболом не отозвался.
— Ты не один из них! — Продолжил сын.
— Я — часть Плети. — Отозвался рыцарь смерти, прежде чем нанести очередной удар.
— Ты — не бездумный убийца, остановись!
— Я. Лишь. СРЕДСТВО! — В ярости выкрикнул Авельт. Его ледяные глаза запылали отражением мощи, данной ему от самого Короля-Лича. Он занес свой клинок и со всей силой, вложив в удар всю свою ярость, направил его на шею своего бывшего сына.
Удар, вспышка, треск доспеха. Судьболом был прижат к сыну его второй дланью, тело нечестивца насквозь пробито освященным клинком, мертвец издавал последние вздохи, а Даэргар молился Свету за его душу, но его молитва прервалась злобным ревом и пронзающим насквозь его грудную клетку, с ужасающей силой, рунным клинком, переломавшим на своем пути кости праведника. Мужчина издал истошный крик.
— Теперь это твое бремя… Сын. — Прошептал на ухо паладину нечестивец, прежде чем они оба пали на землю.
Даэргар не знал, что сказать, не знал, что делать. В его голове замедленно мелькали разные мысли: «Почему так произошло?», «Почему я не отправился с сестрой?», «Почему она так не любила меня в детстве?», «Что со мной будет?», но ни на один из них он не мог дать ответа. Он лишь судорожно, захлебываясь собственной кровью, продолжал произносить молитву за упокоение души своего отца, что прекратилось, когда он издал свой последний вздох.

Тьма и больше ничего. Даэргар видел перед собой пустоту и серые очертания места своей смерти, вокруг которой сгущались слуги Плети. Видение медленно пропало, а сам он, пытаясь осознать, что произошло, столбом стоял на месте. Появился столп света из которого к нему направилось, паря на своих крыльях, ангелоподобное существо с печальной улыбкой. Даэргар не знал, что происходит, но стоял на месте. Что-то ему подсказывало, что так и должно быть. Оно подлетало все ближе и ближе к паладину, но вот она уже стоит перед ним и протягивает ему свою длань. Мужчина только неуверенно потянул свою ладонь к эфемерному, казалось, божественному созданию, как его сковала ужасающая, нестерпимая боль. Ангелоподобное существо скривилось в ужасе, недоуменно наблюдая за тем, как Даэргара вытягивают из мира Мертвых.


Даэргар открыл свои глаза. Он без единого промедления поднялся, ибо таков был приказ его нового повелителя — Короля-Лича, чей голос он теперь будет постоянно слышать в своей голове. Теперь он — Его меч, безвольная марионетка, способная лишь исполнять приказы. Он огляделся. Новоиспеченный рыцарь смерти находился в каком-то помещении, закованный в темный саронитовый доспех, всюду испещренный черепами и помеченный символикой Плети. Перед ним парил Лич и стоял послушник, который протягивал ему рунный клинок, похожий на тот, которым он был убит. Ничего не сказав, рыцарь взял оружие и двинулся за Личом, который жестом указал ему идти за собой. Лич поведал молодому рыцарю смерти о его обязанностях и единственной цели, которую он обязан выполнять во имя Короля-Лича — очищать Азерот от живых. Даэргар по указке немертвого взобрался на своего коня смерти, уже связанного с ним и покинул один из многочисленных бастионов Плети, дабы нагнать основные силы и вместе с ними присоединиться к осаде Даларана.

Военная машина Плети в очередной раз показала свое могущество, сокрушив три Королевства менее чем за год. К атаке мертвецов, да и в таких масштабах — не был готов никто. Что до Даэргара? Он был всего-лишь пешкой в большой игре, ибо не обладал свободой воли. Хватка Нер'Зула была слишком несгибаемой, чтобы рыцарь мог освободиться.

Некоторое время спустя молодой рыцарь вернулся в земли Лордерона и продолжил там службу Плети, очищая земли павшего Королевства от живых. Даэргар не имел осознания того, что он был простой пешкой, орудием в руках Короля-Лича, ибо его воля уже давно ему не принадлежала. Так и продолжалось. Рыцарь смерти слепо убивал одного беженца за другим, невзирая на то, кто стоял перед ним: женщины, мужчины, старики, дети, — все они станут слугами Короля Мертвых. Сопротивление едва имело возможность продохнуть от постоянного натиска мертвецов.
Но в один миг все будто рухнуло: натрезимы взяли под контроль части армии Плети и чуть было не убили принца Артаса в Подгороде. Все войско начало перегруппировку, а рыцари смерти в срочном порядке отправились к своему владыке — Артасу, дабы оказать ему необходимую помощь. Даэргар не стал исключением. Он явился на зов своего господина. Пусть прорядевшая, но все еще неодолимая армада отправилась в Нордскол.

Силы Плети прибыли на промерзший север и огнем и мечом проложили себе путь до Ледяной Короны, — ложа своего повелителя. Войска полудемона Иллидана с треском были разбиты силами мертвецов, а Артас стал новым Королем-Личом, погрузившись в долгий сон.
Пока Король Мертвых набирался сил. Даэргар, как и многие рыцари смерти, совершенствовал свои навыки, дальше углубляясь в изучение Пути Льда и рунной магии. Он набрался ценного опыта за эти года и был готов в любой момент вернуться на земли живых и продолжить свой смертоносный поход.
Возвращение в Лордерон же ознаменовалось полномасштабной атакой на Новый Авалон и судьбоносным событием для рыцаря смерти.

Темная цитадель, носящая имя «Акерус», прибыла в Чумные Земли. Активность нежити возросла, а Даэргар с остальными рыцарями смерти двинулись всеуничтожающим маршом на Новый Авалон, уничтожать Алых Крестоносцев. Творилась настоящая бойня: радикальные праведники и мирное население дохли под натиском бесчисленных когтей и рунных клинков один за другим, пока их силы не были на голову разбиты. Плеть восторжествовала, но на этом мрачный поход не окончился. Незавершенным оставалось последнее дело — сломить оборону Часовни Последней надежды, оплота Света в этих мрачных землях.
Под предводительством Могрейна войска были брошены в кровопролитное сражение. Но враг был сильнее. Армия Плети рассыпалась прямо на глазах, а рыцари падали один за другим, что ознаменовало собой невозможное — поражение армии Тьмы, одно из немногих, но одно из самых сокрушительных в ее истории. Даэргар был измазан в собственной и чужой крови. От множественных ран, оставленных на нем освященными клинками праведников, чудовище пало на колени, выронив Судьболом, свой рунический меч. Душелом открыл свой лик будто крови, капающей с небес и вслушался. Они проиграли.
Всеобщее напряжение нарастало. Сдавшиеся рыцари, наблюдающие за предательством Короля-Лича, поддались сомнениям. Мир будто содрогнулся. Здесь, ожидая свою участь, палач почувствовал нечто, такое неуловимо знакомое… А затем он осознал, что его разум… свободен? Да, спустя столько лет покорства, его воля снова пренадлежала ему, пусть и отрывочно, не до конца. Он все еще чувствовал влияние того, кому пренадлежит его душа. Но настало время сделать выбор: продолжить сулжбу неодолимой армии, которая уже показывала свою мощь всему жалкому Азероту или воспрянуть, восстать, взбунтоваться против воли Короля-Лича. Пока был шанс, Даэргар сделал свой выбор. Взяв разрозненные остатки своего разума в кулак, он разбил оковы Тьмы, что слабели на Святой земле и восстал. Отныне он свободен, отныне он — не покорная игрушка в руках садиста, но инструмент возмездия. Он сбросил с себя оковы Тьмы и пожелал продолжить свое дело, которому он был верен при жизни — очистить Лордерон от нежити и низложить Короля-Лича.

Битва за Часовню Последней Надежды окончилась освобождением темного воинства Акеруса из-под власти Короля-Лича и образованием Ордена Рыцарей Черного Клинка, в который Даэргар вступил не раздумывая. Он не пожелал присоединяться к какой-либо фракции, будто бы забыв о них, будто все это уже перестало быть важным для него.
Началась кампания по низложению Короля-Лича. В составе Ордена он двинулся на далекий север и принял участие в сражении с ордами плети. С огромным энтузиазмом он продвигался в самую глубь владений Короля Мертвых, при том не раз показав свою отвагу и гибкость мышления на поле боя, чем тот привлек внимание его высокопоставленных лиц и стал уважаемым членом Черного Клинка.
Лишь после свержения Короля Мертвых его пыл угас, ибо что он есть без гнева и жажды мести? Ничего, пустое место. Рыцарь и правда задумался над этим вопросом, неустанно ища ответ на него и подлавливая себя на месть, что он — лишь орудие, средство. Только служба Черному Клинку в защите Азерота давала ему цель и надежду.

После окончания кампании Нордскола, рыцарь остался в составе Черного Клинка, принявшись следить за активностью Плети с разных точек Нордскола, оставив это дело лишь во время третьего вторжения Пылающего Легиона. Будучи призванным в Акерус, он прошел путь от Расколотого Берега до самого Аргуса. Рыцарь смерти мог на равных сражаться с демонической мразью, а его обширнейший опыт и умения, обретенные с годами, делали его незаменимым бойцом на поле боя.
Времена хаоса прошли и Даэргар вновь вернулся к страже Нордскола. В последний раз его видели где-то в Мрачном Своде, но правда ли это или пустые слухи?


Родственники и друзья:

Дэйвин Авельт и Кристиана Авельт:

Любящие мать с отцом. Первая умерла еще при родах, а второй погиб от несшего освобождение клинка своего сына.
Дэйвин старался обеспечить своим детям достойную жизнь, пусть это и не совсем получалось. Он безмерно любил Даэргара и Мэриану, оберегая и того и другую, но в силу своей работы не мог длительное время находиться дома, уезжая в командировки и, порой, оставляя тех на едине друг с другом месяцами.

Мэриана:

Сестра Даэргара, которая в детстве винила своего брата в смерти матери. С ней у того были натянутые отношения и не редкими были словесные перепалки, однако, со временем пожар вражды начал затихать. Пусть он и не потух полностью, но этого оказалось достаточно, чтобы Даэргар смог таки общаться с ней более-менее нормально.
Где находится ныне — неизвестно.

Вагладор:

Верный, связанный духом и эмоциями со своим хозяином, конь смерти рыцаря. Как и подобает всем коням смерти, эта тварь представляет собой на боле боя — единое целое вместе с Даэргаром, коего та понимает мысленно. Жестокая и беспощадная машина для убийств стоит наравне по кровожадности со своим владельцем.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Ваша анкета была внимательно рассмотрена, по таким критериям, как содержательность, грамотность, логичность, и каноничность. И, на данный момент, получает вердикт одобрено. Далее я подробным образом распишу, какое впечатление на меня произвела прочитанная анкета, дабы обосновать принятое решение.

1. Содержательность. Рыцари смерти, наравне с охотниками на демонов, считаются на нашем сервере героическими классами. И к написанию анкет на подобных персонажей традиционно предъявляются повышенные требования. И хочу отметить то, что вы просто блестяще справились с написание анкеты на рыцаря смерти по повышенным требованиям! У меня не возникло никаких претензий к содержательности Вашей творческой работы. Даже малейших. Вы блестяще раскрыли характер и внешний облик своего рыцаря смерти. Отразили то, как разительно поменялись эти важнейшие критерии существования после обретения проклятого дара не жизни. А Хронология! Я давно уже не читал столь интересной Хронологии. Настоящей квенты. Притом написанной очень качественным литературным языком.

2. Грамотность. После тщательного изучения текста Вашей творческой работы, у меня не возникло претензий к её грамотности. Текст анкеты не пестрит большим количеством орфографических, пунктуационных, и смысловых ошибок. Даже опечаток практически нет! И это говорит о том, что вы действительно подошли к написанию анкеты на рыцаря смерти с огромной ответственностью. И подобный подход непременно должен быть поощрен со стороны проверяющего рецензента. Подобное поощрение мной и было осуществлено начислением персонажу дополнительных уровней в качестве награды.

3. Логичность. У меня не возникло никаких претензий к логичности написанной Вами творческой работы. Вы, уважаемый автор, потрудились на славу и сумели избежать малейших логических противоречий. Исключительная логичность анкеты стала дополнительным аргументом в пользу её одобрения. И максимального поощрения Вас за проделанные труды.

4. Каноничность. Существование Вашего персонажа никоим образом не нарушает священных канонов нашей любимой Вселенной. Ваш рыцарь смерти действительно один из множества. Но это никоим образом не делает его плохим. Персонаж максимально раскрыт, и в то же время великолепно вписывается в каноны. Нашему серверу нужны такие рыцари смерти, как Ваш. Говорю это без тени лести.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались какие либо вопросы, касательно вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#0927. Приятной игры на нашем сервере. И да прибудет с Вами вдохновение! Всегда. Что же касается награды за проделанную Вами работу. Она выглядит следующим образом...

Уровни:


Даэргар 10

Другое:


- Персонаж с игромеханическим классом "Даэргар" получает право на использование игрового класса "рыцарь смерти".

Бывают такие анкеты, которые, после прочтения, запоминаются на долгие месяцы. А возможно, и навсегда. Эта анкета именно из таких. Её, вне всяких сомнений, можно сделать эталоном. Пусть новенькие игроки нашего сервера читают её и учатся писать анкеты на представителей героических классов. Возможно, кто то назовёт мои слова лестью. Возможно, кто то назовёт мои слова попыткой поднять собственную значимость в глазах игрового сообщества. Это не важно. Важно лишь то - что мои слова идут от души. Удачи Вам в дальнейших начинаниях, дорогой автор.

Проверил(а):
Фалкрам
Выдача (Опыт):
Да
+4
19:21
18:48
403
Нет комментариев. Ваш будет первым!