Игровое имя:
Тиэлл
Статус:
Погиб(-ла)
Раса:
Высший эльф
Пол:
Мужской
Возраст:
193 на момент смерти
Особенности внешности:

В жизни

Светлый силуэт стройного и высокого представителя кель'дорай, что когда-то был закован в кольчужное облачение с латными элементами светло-златого, когда-то символ воинского величия королевства вечной осени. Раньше Тиэлл обладал в меру подгоревшим от солнца живым оттенком кожи, его мускулы были закалены упорными тренировками, а реакция испытана множеством ударов, не всегда безопасных для жизни. Его чёрные короткие волосы были зачёсаны назад, дабы не пререкрывать собой обзор во время боя, глаза были ясного лазурного оттенка. Улыбка столь жизнерадостная и дружелюбная, что моментально располагала к себе доверие, а строгие формы лица лишь добавляли надёжности этому доверию, за довольно богатую мимику отвечали выразительные брови, ровные и прилизанные. Эстетично ровный, хоть и не столь маленький как у многих других нос придавал образу некоторую изюминку. Под рукой у эльфа всегда был его двуручный клинок, что, казалось, не терял своей заточки даже при ударе о камень, впрочем, проверять это никто не думал.

В смерти

Однако, то было раньше. Озлобленный и кровожадный оскал заменил собой улыбку, лишь в моменты затишья смыкаясь в безразличии. Глаза засияли леденящим пламенем, а под ними возникли тёмные синяки подчёркивающие тем самым источаемый ими свет и хлад. Кожа потеряла солнечный загар, но мышцы напитавшиеся новой силой приобрели жилистость и слегка выросли в размере, а протяжный шрам больше никогда не сгладится на фоне левой груди. По началу он пользовался всё той же бронёй, что носил при жизни, но вскоре заменил её на более надёжный саронитовый доспех. Эти металлические элементы более не снимались с тела рыцаря, кроме тех случаев, когда требовалось хирургическое вмешательство из-за особо серьёзного ранения. Удивительно, он всегда носил под рукой свой меч с обломанным клинком, хотя у него было собственное руническое оружие. Кто-то бы сослался на сентиментализм, но здесь следовало лишь короткое правило, в котором диктовалось использовать обломок во время критических ситуаций, по типу обезоруживания и эффекта неожиданности.

Особенности характера:

При жизни

Когда-то это был жизнерадостный эльф, что посвятил свою жизнь долгу перед Кель'Таласом. Воин тратил большую часть своего времени на тренировки для более эффективного исполнения своих обязанностей, но также он тратил остальную часть своего времени на то чтобы уделить внимание одной магессе, в которую был тайно влюблён. Также Тиэлл горячо любил свою семью и на каждую проблему всегда старался уделить любой возможный максимум своего внимания, которого всё же зачастую было мало, как он считал. Однако, сколь эльф был добродушен к друзьям, столь и жесток к врагам, пощада для которых, это была сказочная редкость, к которой скорее всего он прибегнул бы не по своей воле.

В смерти

После своего становления рыцарем смерти, Тиэлл потерял тягу к жизни, его доброта и любовь давно увяли, как златой цветок по приближению чумы Плети. Теперь главным мотиватором жить для немёртвого стал долг. Долг перед погибшими, которых не смог защитить, долг перед Чёрным Клинком, в котором он нашёл своё новое пристанище, и долг перед самим собой, погибнуть, наконец-то и долгожданно в бою. После восстания Чёрного Клинка против Короля Лича, эльф, как с цепи сорвавшийся, стал частить с высказыванием своих недовольств, а оных у него было столь предостаточно: Ужасная солнечная погода, малое количество достаточно сильных врагов, вечно тупые приказы сверху, слабость товарища, который дал себе поблажку на пару мгновений замешкаться в бою, глупые жизнерадостные рожи живых, — и это лишь в благоприятном случае. Всё усугубляется эльфийской предрасположенности к магии, что вкупе с бытием рыцаря смерти даёт неприятный эффект: Тиэлла преследуют призраки и тёмные духи, что не позволяют даже на миг вздохнуть спокойно, лишь позже эльф научился игнорировать их, впрочем совсем бесследно их присутствие больше не останется. Единственное, что не сгнило в его душе, так это жестокость. Нет, она не просто выжила, она расцвела в натуральные садизм и кровожадность, которые теперь преследуют всегда. Никакой пощады, а если придётся, то и к союзникам тоже.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Кровь
Способности:

Вскипание крови — В случаях, когда противник упорно в бою старается держать расстояние, чтобы не попасть под удар рунического меча, или же сам Тиэлл поддастся ярости, он, манипулируя кровью во вражеских жилах, заставляет её закипеть. Боль, которая последует вслед за этим, ещё долго будет вспоминаться выжившему везунчику.
«Не пытайся, тебе же хуже.»

Удар крови — Активировав руны на своём клинке, рыцарь смерти вонзает его в незащищённую точку своего врага, вытягивая из него кровь и вместе с ней жизненную силу. Во время боевого ража, этот удар может пробить и самый прочный доспех.
«Твоей кровью я и напитаюсь...»

Кровавый щит — Используя кровь убитого врага, рыцарь смерти способен окружить себя алым куполом смягчающий любой направленный в него удар, а при должной удаче — вовсе направить в сторону. Проблема лишь в том, что щит не будет стоять долго и потому, полагаться на него полностью будет опрометчиво.
«Твои потуги просто ничтожны!»

Навыки и профессии:

Крепость — Некротическая энергия полнится в Скованном, из-за чего тот чуть вырос вверх, а его мышцы стали в разы крепче чем при жизни. Теперь его тело — это и есть надёжная броня, готовая вытерпеть ровно столько вражеских атак, сколько приказано. Вкупе с маниакальной манией убивать и идти в бой первым, это позволяет Тиэллу брать весь удар на себя.
«Что ж, попытайся меня убить… Твоё отчаяние лишь облегчит мне задачу.»

Гравирование рун — Практически один из тех навыков, которые обязан знать каждый, кому «посчастливилось» стать рыцарем смерти. Тиэлл на достаточном уровне овладел этим навыком, чтобы при случае потери собственного оружия, или же появлении более достойного экземпляра, приковать тот тёмными рунами. Быть может Скованный и не является непревзойдённым мастером в данном деле, однако это ему и не нужно. То, что он умеет ему предостаточно.

Вера:
Нет
Инвентарь:

[Рунический клинок души] — Название говорит само за себя. Это двуручное оружие, является продолжением руки рыцаря и без него он — ничто. Когда-то Тиэлл называл свой рунический клинок «Кровопийцей», что было вполне справедливо, ведь каждая убитая этим оружием жертва подпитывает желание рыцаря убивать в ещё больших количествах. Но, вскоре, после освобождения, эльф перестал называть свой меч по имени, лишь со злобой в душе вспоминая, что он им успел сделать и сделает в будущем. Для него это теперь просто оружие, жизненно важное для него, но всё ещё оружие.

[Зарам'Дора, Доблестный Клинок] — Двуручный меч с обломанным клинком, когда-то верное оружие эльфа и символ его доблести. Теперь это лишь вспомогательное оружие, которое эльф использует для подлых и как правило довольно кровавых выпадов, в тех случаях, когда ярость ещё не затуманила рассудок, но и ситуация требует максимальной отдачи. Кто-то бы сказал, что Тиэлл носит данное оружие в качестве напоминания о своём прошлом, но вплоть до освобождения оно имело сугубо практическую роль. Это сейчас, иногда, глядя на своё отражение в обломанном лезвии, эльф придаётся воспоминаниям...

Саронитовый доспех

Этот упрощенный вариант саронитового доспеха закрывает собой практически всё тело рыцаря, исключая те самые места, подвижность которых должна быть обеспечена в первую очередь, то: внутренние стороны локтей и колен, подмышки и так далее. Эти места защищены чешуйчатой бронёй. Доспех рыцаря смерти выглядит вполне скромно, по меркам его собратьев по цеху. Также, обмундирование рыцаря менее громоздкое и позволяет более свободно перемещаться в бою. Ран Тиэлл не боится, ведь на каждую атаку противника, он ответит ещё более болезненной контратакой, которой и восстановит собственные ранения.

Хронология:

«Когда-то у меня была фамилия, а имя не было столь коротким...
… Впрочем, это было давно.»

Свои ранние годы Тиэлл провёл в кругу семьи, неподалёку от Транквиллиона. Его неприметное и незначительное происхождение сыграли свою роль, он не знал лишений, но и не знал откровенной беспечности. Однако, проживание в южных землях Кель'Таласа было не сказать что благоприятным, ведь неподалёку находился древний Зул'Аман. Лесные тролли никогда нее прекращали свои потуги отбить свои земли у кель'дорай, даже не глядя на то, что это была заведомо проигрышная идея, но дело сглаживали гордые следопыты, что бдительно наблюдали за врагом и доблестно защищали спокойствие королевства. Это вызывало неподдельное восхищение у Тиэлла, а ещё детское представление о мироустройстве всячески романтизировало боевые стычки с зелёной угрозой.

Когда Тиэлл подрос, его отец стал обучать его фехтованию и грамоте, мать же передавала ему свои знания о владении луком и базовых заклинаниях. Как вышло, юнец был более умел в воинском искусстве, в то время как мастерство дальнего боя и чародейство отходили на второй план. Вместе с обучением, мальчишка заводил знакомства, находил себе товарищей по интересам и просто приятно проводил своё беззаботное детство. И случилось так, что когда он с отцом приехал в Луносвет по некоему делу, о котором юнца не просветили, ведь тот все-равно ничего не понял бы должным образом, Тиэл на балконе одного из зданий увидел эльфийку примерно своего возраста. Её длинные светлые волосы развивались на лёгком ветру, пока она глядела скучающим взглядом куда-то вниз. Выждав момент, когда его предок отлучится по делу, пацан сразу же прибежал к тому балкону, крича девчонке свои не столь скромные вопросы, главным из которых был «А как тебя зовут?». Когда же, пришло время расстаться, Тиэлл лишь обещал приехать вновь, а после удалился вместе со своим отцом.

«Слабого духом легко запугать тактическим превосходством…
… Но слабого телом проще попросту убить.»

Наконец перейдя порог юношества, парень внезапно изъявил своё желание поступить в армию Кель'Таласа, но и тут его постигли трудности. Чрезвычайно частые тренировки стали изнурять, а после закалять тело молодого эльфа. Каждый неудавшийся выпад и блок дрессировали реакцию, а боль в мышцах сдерживал обретающий свою силу дух. Чтение книг с военной историей высших эльфов и трактаты по фехтованию стали его частым предметом досуга, ведь непозволительно было бы потратить драгоценное свободное от тренировок время в пустую. Однако, одно не выходило с головы черновласого эльфа, это возможность встретиться с его давней знакомой и сдержать собственное обещание.

Шли дни и вот однажды, когда молодой эльф заработал себе увольнение, тот отправился к небольшому озеру, расположившемуся подле Луносвета, там у берега он заметил неприметную особу, чьи длинные волосы были завиты в косу, возложенную на плечо. Девушка, одетая в тёмно-синее одеяние усердно старалась что-то проделать с элементалем воды, которого видимо сама же и призвала. Пронаблюдав за ней немного, парень всё никак не решался подойти, но и уйти он не мог, пытаясь понять, где же он её до этого мог видеть. Как вдруг, элементаль стал увеличиваться в размерах перед чародейкой, пока та медленно пятилась. Что-то пошло не так и Тиэлл быстро ринулся на помощь, но опоздал. Сотворённое существо мощным потоком воды отбросило эльфийку, пока само же распадалось прямо в озеро, оставляя после себя лишь браслеты. Когда парень наконец добрался до чародейки, та недовольно ворчала под нос, проклиная свой неудавшийся замысел и лишь позднее замечая подошедшего.
— Мы уже… — Недоговорил он, так внезапно и прямо решив вопросить, позабыв даже о приличии.
— … Виделись? — Но закончила она, прищурившись в его сторону.
С тех пор двоица пользовалась каждым выпавшим случаем, чтобы встретиться на том самом месте, к сожалению для Тиэлла, будь он бесстрашным и доблестным в бою, но с той девушкой он просто терял себя. Омрачало ситуацию и то, что девушка была не в меру благородна по крови, а её семья из поколения в поколение растила сильных и гордых волшебников, в то время как эльф был не сказать что умел в чародействе, в сравнении с другими магами. Однако, появление в жизни столь важной персоны для парня стало серьёзным мотивом совершенствоваться в воинском искусстве и стать кем-то значимым.

«Воин готов к войне всегда. Но закончить её дано не каждому.»

Вторая Война. У многих это время характеризуется с годами лишений и бедствий, и лишь у некоторых во время неё начинается рассвет их боевой славы. Очередная атака лесных троллей на Кель'Талас для Тиэлла не была чем-то неожиданным, но появление среди массы захватчиков иных зеленокожих созданий, неких орков, средь которых имелись индивидуумы владевшие некой тёмной магией. Впрочем, новый враг не пугал эльфа, ведь тот всю жизнь готовился к сражениям за королевство, в котором он вырос и жил, а уж тем более, если вторженцы станут угрозой для его семьи и дорогой пассии.

Марш орков и троллей был неодолим. С кровавой жестокостью они стремились уничтожить Кель'Талас, не различая солдат и мирных и беззащитных жителей. В такое тёмное время, Тиэлл показал себя как отъявленного бойца и воина, способного на самопожертвование и чрезвычайную исполнительность приказов. Если требовалось сдержать напор очередного отряда зеленокожих, эльф вместе с соратниками в обязательном порядке старался исполнить задуманное, либо же погибнуть пытаясь. Однако, своевременная помощь Альянса, а также разногласия внутри самой орочей Орды позволили рассеять врага и подавить натиск. На этой войне Тиэлл видел, как его товарищи гибнут под атаками зеленокожих, сам бывало был на грани смерти, но выживал. За проявленную храбрость, отвагу и доблесть Тиэлл таки сумел дослужиться до капитана.

Своё становление капитаном Тиэлл воспринимал как безоговорочный приказ, быть лучшим и командовать безукоризненно. После того, как война окончилась, эльф продолжал совершенствоваться, из-за чего он всё меньше виделся с семьёй, всё меньше виделся со своей подругой, которой так и не признался в чувствах.

«Отчаяние и гибель.»

Ничему не дано длиться вечно. И вот в очередной раз королевству высших эльфов грозит враг, теперь более ужасный чем были до этого. Плеть решительно продвигалась вглубь Кель'Таласа, а эльфийские защитники падали один за другим, поднимаясь в качестве нежити. Даже усилия Сильваны Ветрокрылой лишь слегка затормаживали толпы умертвий и это приводило парня в неописуемую праведную злобу, он хотел лично вырваться вместе со своими подчинёнными в бой, но вместо этого ему пришлось прикрывать спасающихся беженцев. Но каждым разом, всё становилось только хуже и вскоре даже прикрывать стало некого. Тогда Тиэлла обязали обеспечить поддержку в обороне Луносвета, на что он всенепременно пошёл...

Быть может, он и погиб бы прямо там, но до него дошла весть о том, что его возлюбленная эльфийка на тот момент находилась неподалёку от Восточного Святилища, чтобы оборонять его! «Тупица!» Подумал Тиэлл. Эльфийку всенепременно ждала гибель, ведь Святилище находилось прямо на пути толп нежити, в одиночку он мало что смог бы сделать, ему требовалось взять с собой свой отряд, но он не мог ослушаться приказа! Позади стоял Луносвет, где укрылись его жители, среди которых были также и родители Тиэлла. Оглядываясь назад, он колебался, ведь не мог оставаться на месте. Но вскоре, эльф решился и подписал себе и своим подчинённым смертный приговор, убедив себя в том, что если он успеет, что если им удастся отразить первую волну нежити, он сумеет отступить обратно, прихватив с собой свою пассию. Жаркими речами капитан зажёг сердца своих воинов и вместе они отправились к Восточному Святилищу… Прямиком на смерть...

Понимание собственного эгоизма угнетало воина на пути, ведь он не просто ослушался приказа, так ещё и повёл за собой соратников, что доверились ему, своему командиру! Марш-бросок был быстр и впереди находился Тиэлл, что чуть ли не обгонял своих товарищей, торопясь не опоздать. И вот они добрались до назначенного места… Поздно. Нежить уже пожирала трупы убитых эльфов, а над всей этой сворой мертвецов возвышалась тёмная фигура на немёртвом скакуне, облачённая в чёрные доспехи и вооружённая руническим клинком. Парень встал в ступор, в его груди вдруг остановилось дыхание от увиденного, он пытался найти взглядом среди тел умерших и восставших свою возлюбленную. Нет, скорее, хотел удостовериться, что её там нет, хотя бы утешить самого себя. Увы, за толпой нежити он всё же сумел увидеть, сумел различить её призрачный силуэт, та стала банши и теперь несла за собой лишь гибель и плач высших эльфов.
— Капитан, мы ждём ваш приказ! — Произнёс ещё более молодой кель'дорай, недоумённо глядя на Тиэлла.
— Уничтожить… Их всех! — Было ему ответом.
Здравомыслие явно покинуло капитана, на смену ему пришла лишь ярость и жажда возмездия. Скомандовав своим соратникам наступать, Тиэлл через свой затуманенный рассудок сумел лишь приказать им построиться клином, а после вырвался вперёд всех, вершить свою месть. Каждая убитая нежить на его пути лишь подогревала его злобу, Тиэлл собирался прорубиться к тёмной фигуре, возвышающейся перед ним и это выходило. Мастерство былого столетия, горячая ярость и жажда мести позволили капитану пробиться к своей цели, но тот был слишком самоуверенным. Всадник оказался куда более искусен, так ещё и имел банальное превосходство в движении! Заслышался лязг ударов металла о металл, и тут славный двуручный меч Зарам'Дора раскололся напополам, а после грудь эльфа была пронзена неимоверно холодным оружием. Жизнь стремительно покидала его тело, в глазах темнело и последнее что мог видеть Тиэлл, это как его соратников давит толпа вурдалаков и некроарахнидов. Он подвёл свою девушку, подвёл товарищей, ослушался приказа… А вслед за горечью последовала лишь тьма...

«Как во сне… Нет, в кошмаре...»

Волей тёмного замысла, Тиэлл вернулся в этот мир в качестве рыцаря смерти. Отныне его более не волновали его прошлые ошибки. Теперь эльф знал лишь две вещи, — его повелитель и его приказы и ничто более. Рыцарь смерти отличался чрезвычайно кровожадным нравом, но вместе с этим внезапно покорным и депрессивным характером, словно его предсмертные ярость и отчаяние продолжали сопровождать его и после смерти, не давая очнуться. А на поясе немёртвого всегда висел обломанный меч, рукоять которого была обвита цепью, он никогда не стеснялся использовать обломок для подлого удара в бою, а вскоре рыцарь смрти заработал себе говорящее за себя прозвище «Скованный». Но ни смотря на это, свой долг перед королём мёртвых Тиэлл выполнял исправно и не мало живых душ было принесено в жертву Плети...

«Пришло время очнуться...»

Крики беспомощных жителей, мольбы о пощаде, рыцари в красного оттенка броне и с белыми табардами, властный голос Короля Лича, приказывающий убивать, часовня… Всё это за мгновение прокатилось в голове эльфа, а вместе с этим стали возникать иные, более далёкие фантомные воспоминания бесчинств Тиэлла. Всё это заставило пасть рыцаря смерти на колени и схватиться за голову от бессилия! Но, вдруг он осознал что власть повелителя ослабела, он способен самостоятельно решать свои действия, мыслить, исходя из своих идей. Наконец Скованный обратил внимание на процессию представшую перед ним. Верховный Лорд давал обет победить Артаса, а Дарион же заявил, что рыцари Чёрного Клинка отныне преследуют ровно ту же цель...

Ничто более так не интересовало Скованного в тот момент, как месть Плети за всё, что ему пришлось пережить. Имя Тиэлла было лишено чести им же ещё при жизни, его возлюбленная погибла давным давно, его родные наверняка были мертвы, доверенные ему воины теперь лишь такие же слуги Плети. Рыцарь смерти подвёл всех и в поисках искупления он отправился с Чёрным Клинком на войну против Короля Лича. Когда же и Артас оказался низложен, Скованный видел в своей нежизни лишь один смысл — Орден Рыцарей Чёрного Клинка и как всегда, он будет крайне исполнительно выполнять приказы и убивать всех, на кого ему укажут.

Фракции:

Рыцари Чёрного Клинка — Единственное, что теперь имеет смысл для Тиэлла, это приверженность ордену. Хоть ввиду своей отчуждённости эльф и не смог приобщиться с кем-либо оттуда, но без Чёрного Клинка от Скованного останется лишь пустая оболочка, жаждущая убийствами заглушить тяжкие воспоминания и собственный голод.

Места пребывания:

Скованный всегда так, где ему приказано быть. Нигде более. Даже если Тиэллу прикажут отправиться на Аргус, чтобы там добраться до Анторуса и добыть оттуда какую-нибудь безделушку, он добудет эту самую безделушку, либо же умрёт, пытаясь. Хотя, стоит отметить, что в последний раз этого рыцаря видели в Мрачном Своде. Кто знает, быть может… Он всё ещё там?

Отношение:

Расы и фракции


Культ Проклятых и другие некроманты-фанатики
— К подобным индивидам Скованный относится довольно однозначно. Если Тиэл повстречает на своём пути адепта смерти, который не будет причислен к Ордену рыцарей Чёрного Клинка, а также прибывает вне юрисдикции Альянса или Орды, то несомненно убьёт сектанта без промедления и жалости. Исключением являются лишь те случаи, когда приказано доставить адепта некромантии живьём...

Прочие расы, фракции, а также всевозможные инфернальные сущности — Ко всем рыцарь относится безразлично. Ему нет дела до того, кто и зачем стоит перед ним. Если возможный некто не представляет опасности для Скованного, тот лишь проигнорирует незнакомца. Исключением приходятся демоны, создания бездны и прочие потенциально опасные твари, прилюдное безразличие к которым может повлечь за собой проблемы.

Отдельные личности

Лиранийя. Упорная, но недостаточно умелая волшебница. Когда-то давно, ещё будучи живым, Тиэлл был тайно в неё влюблён, выдавая свои тёплые искренние проявления своих чувств за дружеские, не всегда умело, однако напрямую признаться ей он так и не смог. С упорностью, этой эльфийке была присуща и необдуманность, удивительно, ведь она была чародеем! И именно необдуманность стала последним гвоздём в крышке её гроба. В последний раз она была найдена Скованным в качестве банши. Её образ пугал и наводил тоску. В послесмертии Тиэллу так и не удалось встретить её, с чего он сделал краткий вывод — девушка нашла своё упокоение.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Отец Ормалион Солнечное Пламя. В свои лучшие годы этот высший эльф был превосходным бойцом, превозносящим в первую очередь воинское мастерство и сплочённость соратников. Увы, но как отец он был не из лучших и обращался со своим сыном скорее как с очередным рекрутом. Нет, не сказать, что из-за этого Тиэллу не досталось отцовского внимания, но своего отца он и не знал по другому, как «командир Солнечное Пламя». Скованный лишь потом осознал, что собственными руками погубил его. Ормалион же, исходя из воспоминаний даже не думал давать своему немёртвому сыну фору, но это его не спасло.

Элрина Солнечное Пламя, когда-то дорогая сердцу мать, ныне же лишь воспоминание прошлой жизни. Будучи следопытом, эта женщина была до ужаса строгой матерью, требующей от своего сына порядочность и дисциплину. От неё редко можно было услышать похвалу и любовь в словах, но в деле же она упорно старалась устроить эльфа в жизни и дать ему цель. Когда Тиэлл избрал путь своего отца, женщина даже не воспрепятствовала. Элрина одна из первых встала на защиту Луносвета, но… По некой причине, Скованный не помнит, чтобы та попалась ему на клинок. Также, как он и не нашёл никаких, даже косвенных новостей о её смерти. Быть может, она выжила, но Скованному на это теперь откровенно без разницы.

Питомцы:

Страдалец — История этого коня довольно драматична. Когда-то он был славным скакуном одного из рыцарей Лордерона. Зверь не ведал страха и был чертовски предан своему хозяину, но в очередной бой им не повезло встретиться с Скованным и бредущей за ним сворой нежити. Рыцарь и его скакун сражались храбро, но вскоре животное было стреножено ледяными оковами, и тогда Тиэлл безжалостно прикончил их обоих. Скакун вернулся к жизни, или верней было сказать «нежизни», и был подчинён рыцарем смерти. Имя «Страдалец» тот обрёл из-за своей неуёмной тоски по своему бывшему хозяину и участи носить на себе его убийцу.

Активность:
Отыгрыш завершен
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Ваша анкета была внимательно рассмотрена, по таким критериям, как содержательность, грамотность, логичность, и каноничность. И, на данный момент, получает вердикт одобрено. Далее я подробным образом распишу, какое впечатление на меня произвела прочитанная анкета, дабы обосновать принятое решение.

1. Содержательность. После тщательного изучения текста Вашей творческой работы, у меня не возникло никаких претензий к её содержательности. Вы не поскупились на слова, и сумели раскрыть внешний облик своего персонажа. Особо мне понравилось то, что вы расписали, каким Тиэлл был при жизни, и каким стал в посмертии. Это очень правильный ход при написании анкеты на рыцаря смерти. Характер персонажа тоже был проработан Вами самым тщательным образом. Вы представили на суд читателей то, как принятие не - жизни навсегда переменило характер жизнерадостного высшего эльфа. И не в лучшую сторону. Хронология же вообще заслуживает всяческих похвал. Вы выбрали очень интересный, оригинальный способ подачи информации. Сумели превратить Хронологию в настоящее подобие квенты. Разве имел я право не поощрить Вас за проделанную работу выдачей персонажу дополнительных уровней? Не имел.

2. Грамотность. Спешу Вас обрадовать, уважаемый автор. Вы сумели поднять планку грамотности на достойную высоту. Текст вашей анкеты не пестрит орфографическими, смысловыми, и пунктуационными ошибками. Опечатки, конечно, имеются. Но их далеко не так много, как могло бы быть. Если однажды возьметесь за написание квенты - уделите внимание проверке текста на наличие опечаток перед публикацией. Чем меньше их - тем приятнее и читателям, и рецензентам погружаться в суть Вашего творчества.

3. Логичность. У меня не возникло никаких претензий к логичности Вашей творческой работы. И это послужило основанием для выдачи дополнительных уровней в качестве награды.

4. Каноничность. Существование Вашего персонажа никоим образом не противоречит канонам нашей любимой Вселенной World of Warcraft. Действительно, почему бы не существовать высшему эльфу, отдавшему жизнь за свой народ, и впоследствии нашедшему пристанище среди рыцарей смерти? Концепция не выглядит оригинальной и эпатажной, но в том и её ценность. Иногда отыгрывать каноничного персонажа даже куда интереснее, чем выбивающегося за рамки канонов, и балансирующего на грани между бытием и небытием. Такие персонажи как Ваш, уважаемый автор, очень нужны нашему серверу.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались какие либо вопросы, касающиеся вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#0927. Приятной игры на нашем сервере. И да прибудет с Вами вдохновение. Всегда. Что же касается награды за проделанную Вами работу, она выглядит следующим образом:

Уровни:

Тиэлл 9

Другое:


- Персонаж с игромеханическим ником "Тиэлл" получает право на использование класса "Рыцарь смерти".



Проверил(а):
Фалкрам
Выдача (Опыт):
Да
+5
14:37
19:50
363
Нет комментариев. Ваш будет первым!