Хмурое небо нависло над землёй. Безмолвную тишину морозного утра прерывал треск костра и лязг металла. Несколько рядовых бойцов решили устроить небольшой спарринг на мечах. Кто-то сидел возле точильного камня и затачивал клинок своего меча, кто-то готовил завтрак для отряда, а я ждал разведчика, который должен был вернуться с минуты на минуту.

— Сержант, сержант! — донёсся крик с противоположного конца лагеря. Запыхавшийся разведчик мчал со всех ног, а лицо его было очень уставшим. — Сержант Авайен, я обнаружил небольшое скопление нежити у предгорья на северо-востоке от нас, примерно в полутора километрах.
— Понятно… Как много нежити там находится? — задумчиво протянул я, уже выстраивая в собственной голове стратегию нападения на лагерь нежити.
— Около дюжины вурдалаков и два некроманта. Не думаю, что они смогут что-либо нам противопоставить, сержант.
— Хорошо. Через пару часов выступаем. — строго сказал я. Мои губы ненароком расплылись в едва заметной улыбке. — Победа в этой кровопролитной войне будет за Альянсом, даю слово.

Дело близилось к полудню. Солдаты были сытые, отдохнувшие и размявшиеся перед грядущей битвой. Уверенность в собственной победе затмевала страх перед нежитью непроглядной пеленой. Бойцы эти были совсем юны и только недавно они попали в армию. Не познавшие ужасов настоящей войны, эти благородные ребята, уверенные в завтрашнем дне, были полны энтузиазма. Пускай они были и очень молоды, но у многих уже была любовь, у кого-то собственная семья и даже дети. У каждого были планы на будущую жизнь, планы на то, как они будут проводить свою старость…

Своим гулким басом мой голос разнёсся по лагерю, заставляя вздрогнуть от неожиданности ушедших в собственные мысли солдат. Собрав бойцов в одну шеренгу, я быстро объяснил, что конкретно и от кого требуется. Закончив инструктаж и дав команду «вольно», солдаты начали собираться. Десяток минут спустя воины стояли в своих полированных и чуть ли не сияющих доспехах с мечами, да щитами наперевес.

Путь сквозь лес был самым коротким. Одиннадцать бравых вояк уверенно шагали сквозь беспросветные заросли деревьев и кустов. Громыхание доспехов и хруст веток с листьями под ногами ребят нарушали устоявшееся спокойствие этой земли. Хоть дорога была довольно близкой, нередко кто-то спрашивал, не заблудились ли они. Не понятно почему, но многим из отряда казалось, что они идут куда дольше, чем нужно. Однако слабый запах гнили, который доносил до носов бойцов холодный ветер, убеждал их правильности пути. С каждым сделанным шагом вонь лишь усиливалась, вызывая отвращение и рвотные позывы у многих ребят.

Спустя полчаса пути, отряд вышел на небольшой холм, с которого было прекрасно видно тот самый лагерь нежити. Приказав своим подопечным ждать на месте, я взобрался на пригорок для осмотра местности. Всё было точно так, как и передал мне разведчик: изуродованные трупы бесцельно слонялись по округе в надежде встретить хоть кого-нибудь, кого можно было бы сожрать; пара некромантов проводили ритуал воскрешения других вурдалаков; стояли небольшие изорванные шатры…

Оценив ситуацию, я вернулся к своим ребятам. Проведя последние приготовления, мы выдвинулись прямиком к лагерю врага. Такое малое количество нежити точно не смогло бы нанести нам существенного вреда.

Как только мы подобрались к лагерю, я отдал приказ к нападению. С громким ором мы ворвались к мертвецам, кромсая их трухлявые тела на куски. Как я и ожидал, сильного сопротивления мы не встретили, однако нескольких моих бойцов довольно сильно ранили.
Добив последние ходячие трупы, мы решили ненадолго занять их лагерь для лечения пострадавших. Я быстро начал осматривать, куда можно было бы положить раненых, но никаких коек в шатрах не нашлось. Благо, у нас было, чем перевязать бедолаг.

Быстро перебинтовав раны рядовых, я приказал сжечь этот лагерь дотла. Мало ли, чем тут занимались эти упыри… Я в стороне тоже не остался и помогал своим парням уничтожить это место, сжигая палатки и уничтожая оборудование, на котором точно производили что-то нехорошее. Это была одна из самых лёгких битв на моей памяти, как мне тогда казалось. Даже странно как-то, что здесь расположился такой маленький отряд Плети. Меня начали мучать сомнения по поводу того, точно ли мы уничтожили всю их группу. Может, это лишь небольшая часть от основной группы, а остальные скоро вернутся?

Отринув от себя дурные мысли, я уже хотел начать собираться обратно в наш лагерь, как вдруг почувствовал сильный мороз. Это был не тот утренний мороз, от которого мы прозябали утром. Это был промораживающий до костей холод, от которого конечности начинали трястись, точно руки у старого алкоголика. Я съёжился и не понимал, почему этот холод веет со всех сторон. Мне стало не по себе, и я поспешил к пепелищу, от которого ещё исходило тепло. Немного погревшись, я почувствовал себя чуть лучше, но этот холодный ветер и не думал утихать.
Вскоре я увидел приближающегося человека впереди. Он был облачён в чёрные, как смола, доспехи, инкрустированные маленькими черепками, и сжимал в руке длинный меч, клинок которого был покрыт льдом. Я сразу понял, кто это такой. Это был один из тех рыцарей смерти. Машина для истребления всего живого, которой чуждо сострадание и жалость. Верные слуги Короля-Лича, которые сеяли страх и ужас одним лишь своим присутствием…

Я испугался. Испугался, как никогда прежде. Я ожидал чего угодно и кого угодно, но только не рыцаря смерти. У нас не было и шанса против него. Меня охватила паника. Я не знал, что мне делать и как быть. Приказать своим бойцам атаковать его, а самому слинять под шумок? Нет, я не мог обречь на верную смерть своих ребят. Я не хотел сражаться, я не хотел умирать…
Пока я стоял, пытаясь прийти в себя, он уже подошёл к нам вплотную. Он молча кинулся на нескольких моих ребят, срубая им головы… Настолько молниеносно, они даже глазом не успели моргнуть… Схватив оружие, парни бросились на рыцаря. Я замешкался… Я не мог решить, что для меня важнее – честь или собственная жизнь. Кажется, не я один задавался таким вопросом – Рейлан Гивенс, один из рядовых, стоял рядом со мной. Его лицо, точно как и моё, источало неподдельный страх. По левую сторону от меня стоял ещё один парень, имя которого я забыл… Ему было страшно куда больше нашего. Это была его первая битва в жизни. Немудрено, что он сдрейфил, бросил оружие и сбежал. Я его не осуждаю, не каждый смог бы выдержать такое зрелище. Может, хоть кто-то из моего отряда уцелеет…

Я стоял и смотрел, как остатки моего отряда пытаются убить рыцаря. Даже если бы я и хотел напасть, я бы не смог этого сделать – мои ребята облепили его со всех сторон и места втиснуться попросту не было. Оставалось только ждать, пока не останется либо тот воин, либо мои парни. Конечно же я знал, кто в итоге победит. Что сможет сделать кучка пацанов, которые и оружие толком в руках держать не могут?

Наблюдая, как куски замороженной плоти летят по сторонам и льются реки крови, я потерял всякую надежду на выживание. Я мог бы просто сбежать, оставив свой отряд, но вместо этого я стою и смотрю, как этот же отряд убивает один кровожадный убийца. Я перестал задаваться вопросом, почему я предпочёл остаться среди своих бойцов и умереть вместе с ними. Я не смог бы жить дальше с чистой совестью, осознавая, что отдал на растерзание тех, за кого я был в ответе. В любом случае, теперь остались только я и юнец Рейлан.

Я смирился с неминуемой смертью, но я должен был попытаться хотя бы ранить рыцаря смерти. Переглянувшись с Гивенсом, я кивнул, как бы отдавая приказ атаковать. Я до сих пор помню его взгляд в тот момент. В нём была абсолютная пустота. Слёзы его лились сами по себе. Никто из нас не хотел умирать в тот день, но судьба распорядилась иначе.

Сжав покрепче свой меч, я кинулся на нашего врага. Я наносил удары куда только можно, но каждый раз этот урод их блокировал. Пока он был занят мной, Гивенс всё-таки смог рубануть его по рёбрам… Но это не сработало. Доспехи, в которые этот рыцарь был облачён, были непробиваемы для нашего оружия. Однако в тот момент мне было плевать. Мой страх смешался с яростью и безнадёжностью. Отступать уже точно было некуда. Мы продолжали так биться несколько минут, получая всё больше и больше ран. Его меч с лёгкостью прорезал нашу броню, оставляя сильные увечья, не говоря уже о лютом морозе, который исходил прямо от этого рыцаря.

Кажется, он лишь игрался с нами, только блокируя и слабо контратакуя. Но в один момент ему надоело. Мёртвый воин закинул меч за спину и нанёс сильнейший удар по Рейлану, разрубая его голову и торс напополам. В этот момент я неожиданно для самого себя вскрикнул. Пока тот вынимал свой меч из тела бойца, я вонзил меч в межрёберное сочленение его доспехов. Он припал на одно колено, явно не ожидая такого подлого удара… Я собрался ударить по открывшейся шее, но сильнейший удар рунным мечом по моей ноге не дал мне добить врага. Я завалился на спину, измазываясь в крови солдат, что были живы пару-тройку минут назад… Встать я уже не мог – рана была слишком глубокой и, кажется, кость была раскрошена от удара. Я и не знал, что теперь делать. На одной ноге сражаться я не могу, а лёжа… нет шансов. Всё же я попытался бить по ногам, но всё было тщетно. Он немедля подошёл ко мне и без лишних промедлений вонзил меч прямо мне в сердце. В это мгновение я ощутил, как лёд внутри меня разрастается, выжигая холодом оставшиеся крупицы жизни.

Я провалился в пучину бездонной тьмы. Она окутала меня и мой разум. Я погрузился в полную безмятежность. Такого умиротворения я не чувствовал никогда прежде. Все мысли исчезли, и я наслаждался заслуженной тишиной и покоем, что безмолвным авангардом стояли в глубине моего сознания.

В голове начали прорезаться какие-то странные звуки. Я чувствовал, как что-то буквально вытягивает меня из этой темноты, разрушая спокойствие, которое длилось так долго, словно минуло несколько тысяч лет…

Я открыл глаза и глубоко вдохнул, но не почувствовал воздуха в своих лёгких. Сделав ещё несколько вдохов, я понял, что дышать мне теперь не нужно. Осмотревшись по сторонам, я увидел большую комнату, стены которой были возведены из уродливой каменной кладки. Вокруг меня стояло несколько обезображенных… людей? Сложно было сказать, к какой расе они принадлежали. Я поднялся, всё ещё слабо представляя, что случилось. Однако я помнил свою смерть. В любом случае, в этот момент мне было абсолютно плевать, что со мной было до.

После моего воскрешения меня начали обучать самым азам, будто только вступившего в армию рекрута. Хотя, сказать по правде, так оно и было. Можно сказать, что момент моей смерти был вступлением в армию Короля-Лича, хоть и против моей воли. Мне дали на выбор три ветви обучения, одна из которых станет моим оружием. Нечестивость, лёд или кровь… Вспоминая свою смерть, тот холод и мрак, который чуть ли не сводил с ума живых, я заведомо знал, чему отдам предпочтение.

Не знаю, сколько точно проходило обучение, но не очень долго. Закончив постигать лёд, я получил доспехи рыцаря Акеруса и собственный рунный меч, вскоре прозванный «Хладомор». Я стал одним из тех, кого при жизни желал истребить. Я сам стал машиной для уничтожения всего живого… И мне было плевать. Мой разум был под властью Короля-Лича. Я был движим лишь одним желанием – желанием убивать.

Время шло, а я убивал тех, кого поклялся защищать. В те моменты мне не было жаль погибших, наоборот, я хотел убивать ещё больше. Я не особо выделялся на фоне остальных рыцарей смерти. Я был среднестатистическим воином при жизни и после неё. С каждой отрубленной головой, с каждой лужей крови, вытекающей из тёплого тела, я становился всё более кровожаднее… Так и проходило время.

И вот, битва за Часовню Последней Надежды, последний рубеж обороны Серебряного Рассвета. Десять тысяч воинов Плети против трёх сотен паладинов. Я был в средних рядах, когда мы начали атаку. Всё продвигалось более, чем успешно – наши войска вырезали треть паладинов, и, казалось бы, победа близка, но… Мы стали испытывать трудности в продвижении, когда прибыл Тирион Фордринг. Сила его была очень велика… многие из нас были уничтожены Светом. Получив от Дариона Могрейна приказ оставшимся войскам выйти из боя, мы так и поступили. То, что случилось далее, я не мог даже и представить… Сам Артас появился на поле боя. То, что я услышал, повергло меня в небольшой шок – все мы были лишь приманкой и должны были выманить Тириона… Никто из рыцарей смерти Акеруса не мог представить, что сам Король-Лич предал нас. Могрейн отдал Фордрингу Испепелитель, которым он и ранил Артаса. Вскоре после этого наш повелитель сбежал.

Я упал на колени, осознав, что я натворил. Столько загубленных жизней… Жизней тех, кого я обязался защитить любой ценой… Я сломался. Во мне будто что-то переклинило. Я хотел зарыдать, но у меня не получалось. Король-Лич виноват во всём этом, и его ждёт воздаяние за всё, что он натворил. Я был одержим его убийством, я был готов на всё, лишь бы увидеть его смерть. Я бы убил кого угодно, чтобы насладиться последними секундами его жизни… Нет, так я стану не лучше него. Не знаю, сколько я просидел в раздумьях, но нужно было возвращаться в Акерус. Сжав свой клинок, я был готов отомстить.

Игровое имя:
Делмар
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Лордерон
Пол:
Мужской
Возраст:
51
Особенности внешности:

Высокорослый мужчина, у которого только-только начали седеть длинные чёрные волосы на голове. Густые брови, точно мех, расположились на его лице. В его глубоких голубых глазах, похожих на пару сапфиров, читалась доблесть и честь, присущая многим воинам. Большой нос с горбинкой придавал его виду некую суровость, так хорошо вяжущуюся с его родом деятельности. Тонкие губы, квадратная челюсть и острый подбородок делали лицо Делмара похожим на стереотипного рыцаря из Альянса. Чистый и непорочный взгляд всегда сопровождал его, где бы он ни был. Его лицо вызывало доверие у окружающих, как у человека, на которого можно положиться.

Тело Авайена было сложено очень хорошо. Родился он очень крупным и довольно тяжёлым карапузом. Когда мальчик подрос, отец направил его природную силу в долгие и изнуряющие тренировки. Прививая ему любовь к спорту, отец Делмара хотел сделать из него достойного воина, который достигнет куда больших высот, чем его папаша. К юношеству мускулистое тело будущего солдата вызывало лишь восторженные возгласы от сверстников и даже от старших поколений. Большой рост вкупе с огромной мышечной массой делали из Делмара идеального кандидата в ряды армии Альянса.

Годы шли, а сила Авайена всё росла и росла. Каждодневные тренировки лишь укрепляли тело солдата, который и не думал прекращать занятия. Его часто ставили в пример другим бойцам, указывая на непреодолимую тягу к развитию тела и духа.

После своей смерти и воскрешения в виде рыцаря смерти, вся тяга к развитию тела сошла на нет. Нежити теперь не нужно нагружать мёртвые мышцы, дабы они становились сильнее и больше. Острый взор голубых глаз сменился безучастным и пустым взглядом, сверлящим оппонента насквозь. Загорелая грубоватая кожа сменила цвет на мертвенно-бледный. Некогда красивая пышная черная, словно смоль, шевелюра полностью выцвела, становясь почти что белоснежными волосами, мёртво лежащими на плечах Делмара. На груди его остался большой шрам, напоминающий о дне своей смерти.

Облачённый в чёрный саронитовый доспех, полученный за заслуги в боях, Авайен очень редко расстаётся с ним. Только если его нужно подлатать или улучшить, но не более. Свою броню он считает своей неприступной крепостью, которая хранит в себе остатки прошлого Делмара.

Особенности характера:

Характер Делмара сложен как у настоящего солдата, готового отдать жизнь ради защиты своих близких. Строгость, доблесть и мужество – черты, привитые ему своим отцом. С ранних лет Авайена держали в ежовых рукавицах, закаляя тело, дух и характер. Он был крайне строгим и очень рассудительным, но когда было время отдохнуть, он любил собраться со своими сослуживцами, потравить байки, выпить кружку-другую эля. Делмар поддерживал со всеми хорошие отношения и не любил ссор на пустом месте, а тем более драк. У людей есть враги, которые готовы убить их при любой удобной возможности, так зачем же делать это за них?

Но ближе к середине прожитой жизни многое в его характере поменялось. Пережив несколько войн, Делмар стал черстветь. Самый большой шрам на душе оставила Третья война, в которой от рук Плети погибла его жена. Видя всю жестокость нежити, он не мог поверить глазам. Никогда ещё он не видел такой кровожадности, таких зверств и не испытывал такого ужаса. Стойкость духа помогла ему не сломаться, но что-то внутри всё же пошатнулось. Будучи уже сержантом, Авайен замкнулся в себе. Больше не было весёлых посиделок у костра с друзьями, не было посиделок в кабаке за кружкой пива. Не было прошлого Делмара. Лишь изредка на его лице могла проблеснуть улыбка, и то ненадолго. Ненависть и страх к Плети только росли, чуть ли не затмевая пока еще здравый рассудок.

После освобождения от хватки Короля-Лича, Делмар был на грани безумия. Каждая загубленная жизнь эхом отдавалась в его сознании, оставляя неизгладимый след в его рассудке. С огромнейшим трудом он выдержал это, переборов бушующую внутри себя ярость и вину за содеянное, став незыблемым, словно глыба льда. Отринув старые воспоминания, он присягнул на верность Чёрному Клинку, желая искупить свои грехи. Годы, проведённые в Чёрном Клинке определённо пошли на пользу Делмару. Избавившись от терзающего чувства вины, он стал чувствовать себя чуточку лучше. Однако он всё так же остался замкнутым в себе рыцарем, который видит в каждом встречном потенциального предателя.

Мировоззрение:
Законопослушно-злое
Класс:
Рыцарь смерти
Специализация:
Третье поколение
Способности:

Лёд – главная специализация Делмара. Предпочитая изучение одного направления нескольким, рыцарь смерти преуспел. В его арсенале множество разных приёмов, начиная от обычного усиления своего клинка и брони, до призыва страшной ледяной стужи, которая чуть ли не превращает в ледышки врагов.

Гравирование – за долгое время проведённое в Акерусе, Делмар научился собственноручно гравировать оружие, усиливая его свойства, которые определённо могут помочь в бою.

Обращение с двуручным оружием – Делмар всегда предпочитал использовать двуручные мечи, с укором смотря на солдат, которые прячутся за щитами. Считая, что большой двуручный меч – это выбор настоящего воина, он не раз в бою доказывал своё мастерство владения этим оружием.

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Отец Делмара был крайне религиозен и прививал любовь к Святому Свету своему сыну. Немудрено, что Делмар перестал верить в Свет, будучи нежитью. Верность Свету сменилась цепкой хваткой Короля-Лича, которому рыцарь смерти и стал повиноваться. Вскоре после освобождения из под власти Артаса, в теперешней жизни Авайена не нашлось места для какой-либо веры.

Знание языков:
  • Всеобщий
Инвентарь:

«Хладомор» — рунический меч, полученный Делмаром после обучения в Акерусе. Долгие годы это оружие служило своему хозяину верой и правдой, отнимая жизни каждого неугодного. Можно заметить, как клинок этого меча извечно покрыт инеем, а на гарде его висят заледеневшие сосульки.

Саронитовые латы– доспехи, полученные Делмаром за его боевые заслуги перед Плетью. Чёрная, словно сама тьма, доспехи, прочнее любых лат, созданных людьми. Настоящий авангард, защищающий своего носителя от мощнейших ударов и магии.

Фракции:

Альянс – те, к кому принадлежал Делмар. Те, кого он поклялся защитить и нарушил клятву не по своей воле. Убийца своего народа, своих союзников… Авайен искренне желает искупить свою вину перед Альянсом.

Орда – прежняя ненависть к этим дикарям сменилась нейтралитетом. Раньше, когда Делмар был сержантом в армии Альянса, он всей душой и телом ненавидел представителей Орды, но спустя столько времени в не-жизни, ему они стали безразличны.

Плеть – будучи под властью Короля-Лича, Делмар покорно выполнял свой долг рыцаря смерти, убивая всё живое. Но после того, как власть над разумом сошла на нет, он переосмыслил своё отношение к Плети, сменяя прежнее хорошее отношение на чистую ненависть.

Рыцари Чёрного Клинка – новое прибежище для Делмара. Место, где он обрёл новый дом, с такими же как он. Относится к членам Ордена с большим уважением. Активно участвует в деятельности этой организации, с гордостью выполняя каждое поручение.

Прозвища, звания, титулы:

Сержант– воинское звание, которого Делмар достиг, будучи в армии Альянса. Командуя отрядами, он показывал неплохое стратегическое мышление, которое и привело его к многим победам.

Места пребывания:

Акерус — огромный некрополь, принадлежащий Рыцарям Чёрного Клинка. Является основным местом пребывания Делмара.

Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Родственники:

Эллиот Авайен– отец Делмара, бывший стражник. Именно он занимался воспитанием Делмара, делая из него настоящего солдата. Ныне Эллиоту пошёл восьмой десяток. Время его не пощадило. Сейчас он лишь худощавый старик, который заботится о дочери Делмара.

София Авайен – мать Делмара. Умерла при родах. Делмар знает о ней лишь с рассказов своего отца. Она была простой домохозяйкой и у неё был необычайно добрый нрав, который как раз и привлёк внимание Эллиота.

Мелани Авайен – дочь Делмара. Чудом уцелевший во время Третьей войны ребёнок, воспитанием которого занимается отец Делмара.

Элизабет Авайен – любимая жена Делмара, погибшая от рук нежити во время Третьей войны. Её смерть стала настоящей трагедией для Делмара, после чего он начал постепенно закрываться в себе.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонаж ищет наставника
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Так-с… Моя первая анкета на героический класс. Прошу, собственно, указать на все недостатки и ошибки, которые я допустил при написании.

Ксс пока что нет, но когда будет — он будет.

За любезно предоставленный CSS выражаю отдельную благодарность гильдии Могильный Ветер.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, уважаемый игрок проекта!

Ваше творчество было рассмотрено и получает вердикт - Одобрено.


Знаете, читая Вашу анкету у меня возникла легкая улыбка от прочтения одной только предыстории, в которой описана битва с безымянным Рыцарем Смерти. Прямо-таки чувствуется, что к делу подошли основательно, а не "Лишь-бы одобрили".

Внешность так-же описана неплохо, даже более чем. Конечно, можно было-бы и побольше написать, но нынешний объем довольно-таки полно описывает внешний вид Делмара.

Характер так-же весьма удовлетворителен. Видно, как постепенно меняется мировоззрение персонажа, как он постепенно черствеет из жизнерадостного солдафона в сурового вояку, а затем, претерпев столь серьезный излом, как становление одним из Рыцарей Смерти, превращается в образцового "ледяного" воителя не-живого рыцарского воинства.

Хронология... Точнее, не хронология, а история. Заполненная в Шапку. Ну да не суть. Как было сказано выше, написано "с чувством, с толком, с расстановкой", весьма полноценно раскрывает важные для персонажа моменты, хотя и хотелось-бы узнать из нее чего-нибудь из более раннего периода жизни Делмара. Тем не менее, в основном, написано более чем удовлетворительно.

Ну и последнее, на что я хотел-бы обратить внимание... Не умершие родители. Вау. Правда, для меня персонаж, у которого родня не погибла на корню в любом случае вызывает довольную улыбку.

Грамматика и пунктуация так-же не вызывают дискомфорта при прочтении.


Для первой анкеты на героический класс вышло крайне достойное творение. И оно оценивается следующей наградой:

Уровни:

Делмар 6


Персонажу Делмар одобрен механический класс "Рыцарь Смерти"


Если у Вас остались вопросы, касательно вердикта, или вам нужно что-то уточнить - добро пожаловать в мои Личные Сообщения Дискорда - Лось#1478.

Проверил(а):
Лось
Выдача (Опыт):
Да
+2
22:15
21:10
526
Нет комментариев. Ваш будет первым!