Игровое имя:
Кириэллис
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Эльф крови
Народность:
Леса Вечной Песни
Пол:
Женский
Возраст:
109
Особенности внешности:


Киру можно было бы назвать миловидной, если бы не ехидный изгиб темно-алых губ и бесенята во взгляде. У нее овальное лицо, довольно высокий «умный» лоб, длинные уши с красивым изгибом, чутко подергивающиеся, если рядом мжно подслушать какие-то сплетни. Волосы когда-то можно было назвать русыми, но со временем под лучами солнца они выгорели до цвета соломы… и до такой же жесткости. Они редко отрастают ниже плеч – чаще эльфийка их небрежно отстригает ножницами, отчего собранными в хвост они похожи на лохматую кисточку. Слегка раскосые глаза бериллового оттенка под белёсыми тонкими бровями иногда обретают прямо-таки лисий прищур, и это значит, что Кира задумала пакость или очередной гениальный план с таким себе исходом. Небольшой курносый нос придает лицу слегка детский вид, особенно, когда Кира его морщит. Кира бронзово-смуглая из-за любви к прогулкам на свежем воздухе.

В платьях она выглядит даже хорошо — у нее тонкая талия, крутые изгибы бедер и узкие плечи, однако платья Кира зачастую носит закрытые из-за обилия боевых шрамов. Она их не стесняется, просто не всегда у собеседников хватает чувства такта не показывать свой ужас от их количества. И нет, этот рубец на макушке не от клинка, а от падения бабушкиной шкатулки на голову, когда Кира в нежном пятилетнем возрасте пыталась добыть ее с верхней полки шкафа ради красивых пуговиц.

В целом ее внешность трудно назвать запоминающейся – мало ли в королевстве светловолосых эльфиек невысокого роста и хрупкого телосложения. Приметами можно назвать разве что ямочку на левой щеке, которая появляется при улыбке, и «браслет» — шрам, опоясывающий правое запястье. Когда-то неугомонная эльфийка едва не потеряла кисть руки, но видимых неудобств этот след-напоминание ей не доставляет.

Ей идут платья, но Кира их редко носит – из большинства оставшихся выросла, а новыми не обзавелась… Чаще ее можно увидеть либо в следопытском снаряжении, кожаной куртке, плотных штанах, мягких сапогах и укрепленных перчатках, либо в штанах из темной немаркой ткани и белой рубашке простого кроя. Поверх зачастую можно увидеть куцый жилет или куртку в живописных ярких заплатках. Рукава рубашки часто закатаны до локтя для удобства, и можно увидеть, что кисти у Кириэллис скорее костлявые, чем изящные – длинные тонкие пальцы, узкие ладони, на тыльной стороне кистей видно каждую косточку. Ногти подстрижены очень коротко, иной раз можно подумать, что Кира их обгрызает «до мяса».

Двигается эльфийка порывисто, медленно ходить не может – выглядит так, будто всё время куда-то спешит. Изредка из-за резкости порыва может что-то задеть и опрокинуть, однако у нее хватает ловкости поймать опрокинутое.

Особенности характера:

Она общительна, ей не лень улыбаться и знакомиться, расспрашивать о жизни новых знакомых. Зачастую Кира старается следовать туда же, куда и остальные, кто-то назовет это стадным чувством, кто-то посчитает такие проявлениями компанейскими. Она может пошутить, вполне убедительно поинтересоваться тем, как прошел день, даже увлекательно обсудить погоду и недавние новости. Кира обожает сплетни и рассказы об окружающих, она легка на подъем, неусидчива, в меру назойлива, легка в общении. По крайней мере, так можно предположить со стороны.

Кира впечатлительна, и если с собеседником находятся какие-то точки соприкосновения, она легко способна им очароваться. Разочаровывается, впрочем, так же легко и стоит приятелю исчезнуть с горизонта – эльфийка заставит его исчезнуть и из памяти. Она искренне восхищается поначалу и так же искренне презирает спустя время или после определенных событий, вызвавших разочарование. У Киры нет друзей, кроме брата, есть только знакомые, сослуживцы и незнакомцы. Отношения с немногими близкими родственниками основаны на двойственном чувстве болезненной любви и жалости и в то же время желании сбежать от них подальше. Чаще находит проявление второе – одним своим видом родственники слишком часто напоминают о былых проступках, а чувствовать себя виноватой Кира не любит и бежит от этого чувства, как только может.

Она может мыслить рационально, почти цинично, когда какой-то порыв не уводит ее в очередную авантюру. Из-за того, что с детства Кира чаще была предоставлена сама себе или наставникам, пока родители были заняты решением ежедневных проблем или сварами, она и стремится найти того, кто будет для нее значимым, и боится этого, потому что, скорее всего, будет отвергнута.

Импульсивностью, радикализмом, сменами общительности на отчужденность и наоборот, Кира напоминает подростка. Отчасти это так и есть, несмотря на немалый возраст – познав обрушение доверия к окружающим и миру и не найдя понимания и прощения, эльфийка живет с постоянным ощущением недоверия и ожидания подлости, неважно, от кого.

Она избегает оставаться в одиночестве, потому что наедине с мыслями Кире неуютно. Она слишком привыкла глушить грусть вином, а злость – опасными занятиями, вроде прогулок где попало с риском увечья или смерти. Слишком сильную тоску получается заглушить только порезами или ожогами — так боль внутреннюю эльфийка переводит вовне, чтобы отвлечь себя.

Кира злопамятна и при возможности отомстит. Она умеет улыбаться, мысленно вырезая ленты из спины собеседника. Ей проще ненавидеть, чем симпатизировать, при симпатии она чувствует себя крайне уязвимой – в объятиях легче зарезать.

Достоинства

Упорство — загоревшись интересом к какой-то цели, Кира будет идти к ней, ползти и лежать в ее сторону.

Любопытство — Кире интересно новое, будь то знания, навыки, местность или жизни окружающих.

Общительность — Эльфийка хорошо поддерживает разговор, подбадривая собеседников неожиданными вопросами.

Дипломатичность — Несмотря на импульсивность, Кира знает, когда нужно говорить, а когда стоит и помолчать.

Неприхотливость — Она не капризна в еде и быту, не имеет ничего против вкусной еды, вина и подушек, но не страдает от их отсутствия.

Недостатки

Жесткость — Привыкнув к отвержению от окружающих и заглянув в лицо смерти в войнах, Кира не горит желанием тратить силы на сочувствие к тем, кто имеет наглость жаловаться. Ее саму не жалели — и она не склонна жалеть других.

Радикализм — «Кто не со мной — тот против меня». Эльфийка привыкла думать, что разность во взглядах — хороший повод для вражды.

Упрямство — Киру трудно в чем-то переубеждать. Она может кивать и изображать согласие, но будет гнуть свою линию.

Азартность — Влезая в авантюру, Кире трудно остановиться и повернуть назад, даже если это большой риск.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Охотник
Специализация:
Стрельба
Способности:

Метка — слабый потенциал мага позволяет создать на цели «якорь», к которому будут направляться стрелы охотницы.

Усиленный выстрел — малым магическим усилием Кира увеличивает пробивную способность стрелы, чтобы наверняка добить свою цель.

Град стрел — выпускание за один выстрел двух, а то и трех стрел, чтобы никому из противников не было обидно.

Разоружение — если ситуация позволит, метким выстрелом Кира может нарушить траекторию занесенного оружия, а иногда и выбить его из рук.

Грязный трюк — в любви и на войне все средства хороши, так что горсть песка в глаза, пинок между ног и прочие милые шалости Кира применяет, когда ей явно не нравится короткое расстояние между ней и противником.

Бросок — Когда стрелы заканчиваются, эльфийка может бросить в противника нож, чтобы добить или получить шанс на побег.


Навыки и профессии:

Стрельба из лука (8/10) — эльфийка достаточно меткая и умелая, чтоб подстрелить как противника, так и дичь на охоте.

Ножевой бой (4/10) — Кира недурно наносит удары, но чаще всего избирает тактику обескровливания — нанесения множества мелких порезов, чтоб измотать и обескровить противника.

Портняжное дело (6/10) — сшить вещь с нуля Кире будет трудновато, она не особенно усидчива, однако сделать небольшую вещь, заштопать, сделать заплатку, обработать края и сделать еще какой-нибудь мелкий ремонт она в состоянии.

Первая помощь (7/10) — живя среди следопытов, это умение нужно было освоить даже раньше, чем боевые навыки. Обработать рану, зашить рану, наложить повязку, присмотреть за больным — это Кира сможет сделать, когда рядом нет жрецов.

Алхимия (3/10) — сделать несложную мазь, травяной отвар эльфийка в состоянии, как и сварганить несложный яд для стрел. Однако в силу службы времени на углубленное изучение алхимии попросту не было.

Кулинария (-1/10) — к кухне Киру лучше не подпускать; относительно внимательная в остальном, готовку эльфийка считает скучным занятием и часто отвлекается, отчего еда нередко подгорает, выкипает или оказывается посолена больше, чем нужно.

Каллиграфия (-1/10) — почерк у Киры, что называется, будто крылобег лапой царапал, причем в панике. Разобрать написанное может только она сама. Однако это можно использовать как шифр… наверно.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Упоминания в речи Вечного Солнца являются скорее привычкой и обозначением себя среди эльфов как «своей». Вера в Свет в душе эльфийки не прижилась.

Знание языков:
  • Наречие троллей
  • Орочий
  • Талассийский
  • Частичный Всеобщий
Пояснение к языкам:

Талассийский Кира знает с детства, говорит на нем, думает и чувствует. В ее понимании нет другого языка, который она могла бы назвать родным. Всеобщий она немного знает от знакомых эльфов, что бывали в королевствах людей, однако в силу недостаточной практики на всеобщем говорит с сильным акцентом. Зандали она понимает частично после присутствия на множественных допросах троллей Амани. Орочий пришлось выучить после присоединения Кель’Таласа к Орде.

Инвентарь:

Лук — полученный на службе лук Кира всегда подгоняет под себя, меняет тетиву и оплетку. Больше о позаимствованном оружии сказать нечего.

Старый нож — Кира не помнит точно, где его добыла, помнит только, что нашла — и рукоятка легла в руку, как влитая. Бритвенно-острое лезвие, желобок для стока крови и небольшой крюк у рукояти, чтобы поддевать чужое оружие — отличное орудие.

Верёвка — моток тонкой, но прочной веревки с добавлением волокон паутины. Подходит как для привязывания к стрелам, так и для пленения незадачливых противников.

Набор отмычек — если нужно вскрыть сундук, шкаф или что угодно, что имеет замок — Кира постарается это вскрыть, пусть даже из чистого азарта.

«Бей-камешки» — три камня, обточенных до формы шара размером со среднее яблоко и с засечками, благодаря которым на камнях крепко держится длинный кожаный шнурок. Если раскрутить бей-камешки за шнурок над головой или сбоку, и метнуть в противника, его можно оглушить ударом по голове или же спутать ноги, не дав сбежать. При должной силе удара увесистые камни способны проломить череп и убить. Идею этого оружия Кира подсмотрела у троллей Амани, прикинув, что для не особо сильной руки такое приспособление будет очень кстати.

Род занятий:
Следопыт
Хронология:

История первая — Детство

До шестнадцати лет Кириэллис жизнь их семьи, которая состояла из отца – Навирэля Огнецвета, матери – Шошанны Огнецвет, самой Киры и ее старшего брата, Геллениума, была безоблачной. Родители были довольно зажиточны, несмотря на неспособность отца семейства к заработку – он был поэтом и художником, который, достаточно было ему польстить, легко расставался со свеженаписанными картинами и стихами. Мать семейства была хозяйкой таверны на луносветском Базаре, и в основном доходы семьи и их распределение были на ее хрупких плечах.

Их дети были всем обеспечены, начиная с одежды и заканчивая наставниками и развлечениями. И брат, и сестра постигали необходимые для жизни умения, вроде чтения, письма, манер, основ магии. Приходящие наставники советовали Шошанне поскорее отдать на обучение в академию Фалтриена именно старшего ребенка – Геллениума, который был способнее и усидчивее неугомонной сестры – той было больше нравилось мелко пакостить, чем учиться. Пакостила Кира с выдумкой: приготовленное для наставника перо запросто могло оказаться приклеенным к чернильнице, а в самих чернилах могло оказаться что угодно – от муравьев до блесток; в переплете учебника по тайной магии оказывалась любая книга, но не учебник, например, ботанический атлас Лордерона. Разве что вредительства, причинявшие боль, вроде кнопок на стуле, Кира не устраивала. Геллениум нередко защищал младшую сестру, так что без прогулок их частенько оставляли обоих.

Кира любила собирать всякие мелочи, вроде красивых пуговиц, пестрых камешков, ракушек и складывать их под куском стекла, прикопанном в саду – то были ее «клады», о которых не всегда знал и Геллениум, главный напарник в играх и пакостях. В детстве Кира не очень понимала ценность вещей, она просто обожала ими любоваться.

Обретённые навыки: чтение, письмо, счет, манеры, начальная магия, пакости.

История вторая — Долги

Шошанна, мать семейства, не хотела рассказывать детям, что именно случилось, но проныра-Кира не терпела недомолвок и, порывшись в домашней корреспонденции, до которой она добралась, вскрыв ящичек с письмами парой шпилек, потом пересказала вычитанное брату, чтоб тот расшифровал непонятные термины. Как оказалось, отец повелся на уговоры одного из своих «друзей», который часто брал у Навирэля картины и сборники стихов даром; Навирэль скупил большое количество зачарованных товаров, причем в долг. Товары эти должны были перевезти кораблем в людские королевства, где их можно было продать с большой наценкой, но тяжело груженый корабль не пережил бурю в пути, и пошел ко дну вместе с командой и товарами.

Спустя два или три дня отец пропал. Его вещи остались дома, и оставалось только гадать, сбежал ли он, или повесился где-то в лесах — поиски ничего не дали. А еще пару дней спустя к подавленной Шошанне начали ходить те, кому задолжал отец. Женщина очень трепетно относилась к своей репутации и изо всех сил пыталась погасить долги. Их семье пришлось переехать из их большого уютного дома на Базаре на самую окраину Луносвета, за городскую стену, где они и снимали комнату. Таверну Шошанна заложила, но всё вкупе это погасило только от силы треть долга. Бывшую хозяйку таверны изводили угрозами и требованиями погасить долги, ее дети это слышали и пару раз пытались избавиться от непрошеных посетителей, спуская с лестницы, но это было слабой отсрочкой – их обоих едва не отвели к стражникам, если бы не мольбы матери.

На обучение Геллениума в академии Фалтриена средств не было, так что Шошанна, как могла, обучала его дома. Кира, и без того не слишком усидчивая, предпочитала сбегать куда-нибудь – нервная и измотанная мать часто бранилась, а то и поднимала руку на подросших детей, которым сровнялось восемнадцать и шестнадцать; она работала на износ в таверне, которая ей уже не принадлежала, и уже не находила время на свои нужды и отдых.

Кириэллис, в основном предоставленная сама себе, чаще проводила время на улице. И у нее появились новые знакомцы, и всё чаще те жили в Переулке душегубов. От них Кира усвоила тезис, что цель оправдывает средства, впечатлительный ум легко поддавался новому влиянию – и девушка начала понемногу воровать, чтобы продать ворованное и принести домой немного денег на пропитание, хотя бы себе и брату – мать такое точно бы не одобрила, как убеждали эльфийку новые знакомые. Зачастую Кира воровала что-то мелкое — гребни, кольца, забытые владельцами в городе, мелкие предметы одежды. В одну из ночей Кира впервые вынесла несколько украшений из дома, который новая компания присмотрела и вскрыла замки. Тогда воришкам повезло – хозяева надолго отбыли из города и сразу их не поймали.

Что касается Шошанны и Геллениума… Брат узнал о новом ремесле сестры от нее самой. Он не одобрял этого, но помалкивал — он стал учеником зачарователя, но зарабатывать сам всё еще не мог. Мать приходила домой поздно, когда-никогда обучая сына и ругаясь от бессилия на дочь, у которой всё явственнее было видно слабый магический талант. Возможно, Шошанна чуяла, что дочь ступила на скользкую дорожку, но не могла точно сказать, что не так, и срывала на Кире раздражение и тревогу пощечинами и руганью.

Обретённые навыки: воровство, взлом замков, сбыт краденого.

История третья — Следопыт поневоле

Однажды Кире не повезло. Ее запихнули через окно в очередной из домов, где хозяев давно не было, но бдительные соседи позвали стражу. Перепуганная до полусмерти Кира, услышав шум и крики, доносившиеся снаружи, забилась за какой-то шкаф. Дверь вылетела с треском, и Киру, всю в пыли и паутине, вытащили. Ее нынешних приятелей отловили всех разом — полагать чароломов полуслепыми глупцами было наивно.

После недолгого допроса организацию грабежа свалили на Киру. Она, не ожидавшая такой несправедливости, даже не нашлась, что ответить — бывшие товарищи, можно сказать, друзья, банально ее предали. Кира, наслушавшаяся ужасов о тюрьме, до обморока боявшаяся казни, выложила всё, что знала о былых и нынешних преступлениях бывших друзей-воришек. Вызванный из академии Фалтриена маг-прорицатель систематизировал показания всей банды по степени лживости. Большая часть компании отправилась в тюрьму, двое — в шахты близ Транквиллиона, Киру и еще одного такого же недоросля лет шестнадцати приговорили к компенсации украденного и исправительным работам.

Киру привел домой высоченный чаролом, которого она помнила как Ивара. Он едва не упирался макушкой в потолок тесной комнаты, где Кира, Шошанна и Гелл ютились втроем. Шошанна была в отчаянии, Гелл в замешательстве, Кира давилась слезами, чувствуя по атмосфере, что проштрафилась, и не понимая, как исправить происходящее. Сохранял самообладание только чаролом. Он расспрашивал Шошанну о Кире, об их жизни, и от безжизненного голоса матери Кире становилось дурно — ее сжирало чувство вины. Ивар внимательно выслушивал, изредка кивая, о долгах мужа, о заложенном доме и таверне, об отложенном обучении Геллениума… Дальше говорил только чаролом, главным образом с Геллом и Кирой, которые молчали, как пришибленные, и разговор затянулся до поздней ночи.

На исправительные работы Киру сопровождали Ивар и Гелл. Первый — потому что таков был регламент, второй — потому что ему было по пути, даже если зачастую это было неправдой; просто Гелл пытался поддержать сестру, как мог. Видя искреннее раскаяние Киры, Ивар старался разговорить ее, чтобы понять, как ей помочь. Узнав, что единственной бедой Кира считает долги отца, из-за которых их жизнь сильно ухудшилась, Ивар забросил крючок в виде идеи пойти в следопыты. Он успел заметить невысокие магические способности Киры, и предположил, что в Странниках ей будет неплохо. К тому же, будет какое-никакое жалованье, крыша над головой, снаряжение, кормёжка… Кира согласилась не раздумывая, потому что искреннее желание помочь она почти не встречала, главным образом — отторжение и равнодушие со стороны «приличных» граждан. Спустя несколько месяцев подметания улиц, ухода за клумбами и уборки в стойлах крылобегов, Кира отправилась в оплот Странников с письмом от Ивара к одному из офицеров. Кира не слишком-то верила, что ее примут, несмотря на то, что ее никто не попрекал. Ее и не попрекали, просто сторонились – в оплоте быстро разносились новости о новобранцах.

Кира не знала, чем там особенно должно было помочь письмо чаролома — ей было тяжело, потому что непривычное к нагрузкам тело сопротивлялось — болели и рвались мышцы, не всегда получалось то, чего хотели от нее офицеры, стрелы летели куда попало… нередко Кира ревела от усталости и злости на себя. Из когда-то общительной и оживленной она стала угрюмой и замкнутой, и всё, на что она тратила свободное время – это был сон да приведение снаряжения в порядок.

Ивар часто говорил об искуплении вины за прошлые поступки, мол, нужно стараться и терпеть, и когда-нибудь твоё существование будут воспринимать спокойнее. Но Кире, оставшейся в одночасье без поддержки и в равнодушно-враждебном окружении, усвоить эти прописные истины было тяжко. Сталкиваясь с противоречивыми ожиданиями на новом месте, где ее презирали за попытки помочь в чем-то, называя это «выслужиться», и в то же время за глаза высмеивали за нерешительность и неумелость, эльфийка всё больше теряла опору и какое-то доверие к окружающим, всё чаще общаясь просто потому что это принято, и отрабатывая приемы на тренировках по инерции, получая новые замечания, но реагируя на них всё меньше.

Она крепла телесно, но разрушалась духовно. Ей было тошно, но нужно было слать домой бодрые письма. Все кругом были правы — она одна была виновата. Однажды Кира, пытаясь развлечь собеседников, рассказала им историю, как пыталась добыть с высокого комода шкатулку с пуговицами, и та упала ей, пятилетней, на голову… но стало только хуже. Окружающие, зная подноготную Киры, предпочли уверовать, что она была склонна к воровству уже с детства.

Обретённые навыки: уход за цветами, уход за крылобегами, стрельба из лука, маскировка, ножевой бой.

История четвертая — Войны

Жизнь шла своим чередом. Кира всё так же служила в Странниках, изредка бывая дома и стараясь отправлять матери большую часть жалованья, несмотря на ее уговоры. Однако жизнь их небольшого семейства понемногу менялась. Вначале Кира услышала от Геллениума, что он всё же поступил учиться в академию Фалтриена — средства на обучение дал Ивар. Еще спустя несколько лет чаролом уговорил Шошанну оставить домик на окраине Геллу и Кире, и переехать к нему — в скромный дом у моря, севернее Луносвета. Чаролом ухаживал за бывшей хозяйкой таверны долго, по подсчетам Киры и Гелла — лет десять, не меньше, так что с их точки зрения, ему можно было доверять.

Учась в академии, Гелл расцвел — у него появились новые знакомые, и о части тревог можно было хоть на время забыть, ведь Шошанну от кредиторов надежно защищал Ивар, а Кира, служившая в Странниках, не слишком охотно посвящала брата в свои дела. Он искренне огорчался, слыша рассказы сестры о том, что ей одиноко, и соратники к ней относятся равнодушно-презрительно, и Кира, скрепя сердце, стала притворяться бодрой и беззаботной и перед братом – ей не хотелось омрачать его нынешнюю вполне благополучную жизнь.

Войн на долю Киры и Гелла досталось поровну — они участвовали во Второй и Третьей войне как полноценные солдаты, и ожесточились примерно одинаково. Ивар, что к тому времени стал уже их отчимом, нешуточно переживал за обоих, как и мать.

Приход нежити во главе с падшим людским принцем изменил многое. Эльфы понесли большие жертвы, юг королевства стал непригоден для жизни – светлые прекрасные леса сгнили, а животные болели и умирали, живучее всех оказались разве что пауки. Огромным уродливым шрамом тянулась через весь Кель'Талас Тропа Мертвых, усеянная костями.

Кира никому и никогда не говорила, что в малой степени, но приход Плети облегчил жизнь эльфийке. Бытие в оплоте Странников было безрадостным во многом из-за того, что старожилы тщательно передавали новичкам сведения о Кире, чтоб наверняка оградить «приличных» эльфов от общения с отщепенкой. В битвах на юге, куда перемещали все силы, что могли, полегли почти все офицеры и старшие Странники, которые так пеклись о нравственной чистоте новичков. Оставшиеся были поглощены командованием и попытками выжить в боях. У Киры появилось несколько знакомых, с которыми она могла относительно спокойно общаться, не посвящая их слишком уж сильно в особенности своей биографии – эльфийка усвоила, что всё сказанное с легкостью обернут против нее, и доверяться не собиралась никому.

Что было после войны? Выживание на руинах, бесконечные стычки с нежитью… Кира и Гелл не отправились в Лордерон вслед за принцем Кель'тасом, и остались с частью войск, подчиненной Лор'темару Терону: Гелл был слишком изранен после недавнего противостояния нежити, а Кира не хотела оставлять мать, брата и отчима, и упросила оставить ее среди тех, кто охранял беженцев.

Выживая после уничтожения Солнечного колодца, Кира охотилась — магический голод она ощущала, но охотиться могла, потому в группе с несколькими следопытами добывала дичь для пропитания. Изредка ей удавалось найти у разоренных домов зачарованную безделушку, что могла восполнить магическую энергию… Добыча была скудной – распуганные нежитью и возмущениями магического фона животные ушли далеко к лесам; на руинах, оставшихся вместо жилых домов, всё чаще можно было встретить презренных, лишившихся рассудка от манамора, и готовых разорвать на части из-за зачарованного колечка или фолианта. Добытое в руинах добро Кира приносила брату, а тот уже изощрялся во вранье, чтоб мать и отчим приняли эти крохи для восполнения своих сил. Ивар был немолод, а Кира не хотела, чтоб мать горевала из-за потери избранника.

С приходом магистра Роммата с частью армии принца Кель'Таса и ядовито-зелеными кристаллами, что содержали в себе жизненную энергию, произошел раскол среди эльфов. Кира отстранённо наблюдала за конфликтами и трагедиями, что разворачивались при возникших разногласиях. Поглощать жизненную энергию демонов из кристаллов Кира согласилась легко. Ей это было даже любопытно. Ее родственники восприняли новый способ подпитки стоически. Часть эльфов, что отказались от нового источника жизненных сил, стража изгнала из королевства. Друзей Киры среди них не было — на то время она продолжала считать единственным другом брата и никого больше. О знакомых и сослуживцах она не горевала.

После войны и разрухи богатые обеднели, а небогатые обнищали. Долги отца, как оказалось, никуда не делись, несмотря на то, что большая часть кредиторов погибла. Канцелярия Луносвета бережно сохранила все расписки и вексели, так что долг всё так же висел над головами Шошанны, Киры, Гелла… и теперь уже чаролома, поскольку после войны бывшая хозяйка таверны всё же согласилась с ним обручиться.

История пятая — Невозвращение

Кириэллис проводила месяцы и годы довольно однообразно: патрули, отстрел нежити, еще слонявшейся на юге и на Тропе Мертвых, охота, редкие визиты к родственникам. Иногда следопытов переводили с севера на юг. Многие важные новости доходили до Киры с изрядным опозданием — погруженная в ежедневные заботы и раздумья, где добыть денег на погашение долга, она не слишком вникала в политику.

Вместе с братом эльфийка изредка пропадала в сомнительного рода экспедициях, откуда они приезжали с новыми ранами, экзотическими болезнями и неизвестными им артефактами. Увы, чаще их успех не стоил затраченных усилий, и не сказать, чтобы это радовало Огнецветов. Кире всё реже хотелось посещать старших родственников — тем для бесед было немного, и разговор неизменно сворачивал на поучения и напоминания Кире о былых прегрешениях. Ровно один раз Кира вспылила — и получила пощечину от матери. Ивар, не наблюдавший такого за супругой, был неприятно удивлен. Кира в тот вечер просто ушла из дома супругов на побережье. Она хорошо знала окрестности, так что смогла уйти очень далеко — до самого оплота Странников на севере королевства, и вышла на службу раньше окончания отпуска.

Несколько дней спустя Кира выбросила все письма, которые пришли от отчима и матери после того случая, набралась храбрости и подала прошение о переводе в натиск Похитителей Солнца. Она решила, что помогать с погашением долга можно и на расстоянии, тем более, что у матери уже есть один удачный ребенок, и ей будет достаточно Геллениума.

Обретённые навыки: эффективное убийство, слежение, сбор трофеев.

Фракции:

Орда — Равнодушие.

Кира не сильна в политике, она понимает только, что Кель'Талас состоит в Орде не от большого счастья, тех, с кем раньше воевали (орков и троллей) убивать уже нельзя, как бы противны они ни были. Тролли что Амани, что ордынские из племени Черного Копья для нее на одно лицо, мерзкое и клыкастое Нейтрально она относится, пожалуй, к тауренам (ровно по той причине, что они редко показываются и еще реже бывают в Луносвете) да к отрекшимся, потому что нет лучше людей, чем мёртвые люди. Кира исправно прикрывает союзников Орды в бою, однако делает это точно не по зову сердца.

Альянс — Презрение.

Из рассказов эльфов постарше Кира знает, что именно эльфы обучили людей магии, и что принц Кель'тас приводил лучших эльфов на помощь людям в борьбе с нежитью, и что люди в ответ, отправив эльфов на смерть против полчищ нежити (отчего войску принца пришлось заручиться поддержкой наг), едва не казнили принца вместе с его армией. Более того, Альянс принял отщепенцев, которые принялись изучать Бездну.

К персонам, которые склонны к так называемому нейтралитету, Кира привыкла относиться как к гоблинам – кто больше заплатит, тому и послужат.

Прозвища, звания, титулы:

Цвет или Цветик — детское прозвище, что произошло от родового имени. Сейчас Киру так называет только брат.

Места пребывания:

Кель'Талас, Тернистая Долина, Калимдор

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Навирэль Огнецвет и Шошанна Огнецвет (в девичестве — Песнь Зари) — отец и мать. Художник, поэт и песнописец, который совершенно не умел зарабатывать на творчестве, и хозяйка таверны, которая пыталась наставлять супруга в этом нелегком деле. Характеры у них были слишком разные — мягкий и незлобивый, почти бесхребетный Навирэль, который нередко отдавал стихи и картины даром, и практичная, но вспыльчивая и властная Шошанна уживались плохо, хотя и умудрились прижить двоих детей.

Геллениум Огнецвет — старший брат. Он старше Киры от силы на пару лет, хотя из-за его мягкого отношения к сестре старшей нередко считают ее, а не его.

Питомцы:

Питомцев Кира давно не заводит. Для нее они — те единственные, кто может любить безоглядно и беззаветно в ответ на заботу. У нее были крылобег Сирин и рысь Элес, умершие естественной смертью — от старости. Похоронив с этими безгласными и любящими существами по куску души, больше Кира не заводит новых питомцев, зная, что они в любом случае умрут раньше хозяйки.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Привет, это Сатурн.
Ваша анкета была рассмотрена. Получила вердикт "Одобрено". Оценка — "10".

Начиная объяснять вердикт, я хочу первым делом сказать, что любая оценка любого творчества, производимая человеком, является субъективной. Как бы проверяющий в моём лице ни пытался быть приближен к какому-то своему значению объективности, мы всё равно приходим к тому, что и объективность у каждого в какой-то степени своя. Кстати говоря, я уже оправдал то, что напишу дальше. Во-первых, хочется отметить готовность автора прислушиваться к чужому мнению: все острые моменты чарлиста были исправлены, согласно примечаниям рецензентов. Более того, было действительно приятно работать с автором, приходя к компромиссу по ряду вопросов. Стоит добавить, что я увидел абсолютный минимум грамматических ошибок. Тем не менее, к сути. Внешность прописана чётко и детально. При этом сохранён баланс меж информацией, которую подать приятно и необходимо, и теми чертами, которые сложно увидеть на первый взгляд. Но, что важно, образ персонажа собирается. Характер воспринимается как нечто комплексное и, в общем-то говоря, живое. Позитивно оцениваю ещё и то, что развитие характера прослеживается в хронологии, прописанной богато и органично. Говоря об истории персонажа, отдельно повторю, что я, как проверяющий, нахожу её возможной и допустимой. И захватывающей. Откровенно говоря, тронуло. И ко всему вышеперечисленному, качественная реализация и описание навыков и способностей.

Анкета вышла качественной. Без лишней воды, подробно и качественно. Персонажа раскрывает в полной мере, к тому же, отсутствие грамматических ошибок, чёткая структура текста и интересный язык, не пестреющий перегружающими текст оборотами и вывертами. Повторяю вердикт — "Одобрено". Оценка — "10". Награду выдать персонажу "Кириэллис".

Если у вас остались вопросы, обращайтесь в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/5721) или в Discord: Сатурн#2346. Приятной игры.

Проверил(а):
Сатурн
Выдача (Опыт):
Да
+13
18:44
01:20
443
17:08
+1
Очень славная Кириэллиса. Представляется живой и, в целом, хорошей, насколько это применимо к следопыту поневоле из числа син'дорай.
Спасибо на добром слове)
19:26
+2
Отличная анкета! Жаль, что мы будем по разные стороны охоты)
Жаль, но таковы реалии. Спасибо)