Смерть ждет — неизбежный исход, нам не светят ни слава, ни приз. Рядами у стен Кель'Таласа стоят кресты — над адом, что шесть футов вниз...

Игровое имя:
Айола
Статус:
Нежить
Раса:
Нежить
Нестандартная раса:
Сан'лейн
Народность:
Кель'Талас
Пол:
Женский
Возраст:
Сотни лет
Особенности внешности:

«Жизнь полна иронии, дитя. Когда-нибудь ты это поймешь… И чем быстрее — тем лучше. Не повторяй моих ошибок...»

Фигура, скрывающаяся в тенях, движется быстро. Слишком быстро. Перескакивая через преграды и минуя узкие проходы, она выделяется небывалой ловкостью и гибкостью. Подобно пантере, она набрасывается на одного из ничего не подозревающих солдат, перерезая тому глотку и высвобождая столь манящую кровь из плена этого ещё живого тела. Стрела, что переливается в лунном свете, отправляется в глаз второго, успевшего вскочить и панически оглянуться бойца. А удар третьего блокирует сильная рука...
Перед ним была определенно была женщина. Выделяющаяся даже в доспехах грудь, женственные формы и даже лицо. Всё ещё прекрасное, пускай и наделенное шрамами, натянутой кожей, острыми чертами лица и мертвецкой бледностью. В меру длинные седые локоны. Очи её горят хладом самой Ледяной Короны, что промораживал до самых костей неподготовленного человека. Длинные уши и всё те же черты лица определяют принадлежность данной особы к чете детей Кель'Таласа. Пухлые губы искажены ухмылкой, самоуверенной и наглой. Эта дева только что сдержала своим клинком выпад со стороны крупного мужчины и его полуторного меча. Она явно не так проста. И не только внешность это выделяет.
В следующий же миг она резко отводит лезвие орудия, принадлежавшего замешкавшемуся человеку, и, замахнувшись, срубает его голову. Кровь брызгами и даже фонтаном бьет из возникшей дырки… Окропляя доспехи и крепкое тело собой, будто очерчивая их.

Айола присаживается возле костра, разведенного ещё недавно жившими на этом свете мужчинами, и откидывается на дерево. Ухмылка постепенно спадает с её не обделенного ударами жизни и войны лица, уступая место сдержанной улыбке. Она растягивается, прогибаясь в пояснице. Эта особа не просто казалась ловкой и сильной, но и являлась таковой на самом деле, о чем говорили сохранившиеся под доспехами бугорки мышц, что были испещрены, словно на живом теле, заметными венами. И выносливые ноги, что ещё при жизни были тренированы долгими походами и сражениями. В один момент убийца снимает перчатку и вглядывается в линии жизни на своей длани. Они неровные, рваные… Будто ей было суждено продолжать существовать в обличье живого мертвеца. Потираясь подушечками большого и указательного пальца друг о друга, эльфийка чувствует мозоли и невольно отдается воспоминаниям о том, как она стирала в кровь свои длинные пальцы, которые её завистниками и просто шутниками именовались паучьими за длину и тонкость. Её руки не были созданы для военного ремесла, скорее для игры на арфе или лютне, но судьба сложилась именно так.
Улыбка невольно сползла с лика, Айола прикрыла глаза. Сегодня у неё будет возможность впиться своими ярко выраженными эльфийскими клыками в плоть этих бедолаг. И в особенности насытиться кровью последнего павшего. А она в самом деле хотела узнать — какова же на вкус и цвет кровь людской знати?! Как оказалось… Никаких отличий. Это её слегка расстроило, но и заставило усмехнуться, прежде чем облизнуть в меру пухлые губы бледным языком.

— Меч ве-ерный возьми, вытяни руку… В лучах заходящего Со-олнца и рухнет эльфийский король на траву, пронзенный клинком лордеронца.

Именно так решила закончить свой вечер Айола, вспоминая одну из старых погребальных песен, что сочинила сама. Давным-давно…


Особенности характера:

«Будь подобна скале: волны беспрестанно разбиваются о неё, она же стоит недвижимо, и вокруг неё стихают взволнованные воды… Рождая истинную убежденность.»

Айола — это бушующей страсти огонь. Она скора на решение и из всех вариантов выберет тот, что даст наиболее приближенный к идеалу. Эта порывистость часто приносит проблемы не только эльфийке, но и её соратникам. От того же она и не желает брать на себя бразды руководства, не желая подвергать иных опасности. И просто из-за своей неустойчивости. Однако, несмотря на это, данную сан'лейн нельзя назвать безответственной. Ведомая своим собственным извращенным пониманием чести, она отдаст лишь себя на суд, коль её вина будет абсолютной, но не станет отвечать наравне с остальными в случае коллективной повинности в чем-либо.
Тяга к приключениям и нежелание сидеть на месте проявились у следопыта ещё при жизни. Это привело её на Вторую войну, в армию Альянса. Это же привело её на фронт войны с кланом Драконьей Пасти. И заставило пуститься в долгое путешествие по Восточным Королевствам, вынудившем её примерять разные роли. Она была солдатом, караванщиком, мореплавателем и даже главой небольшой общины еретиков, живших высоко в горах, а также многими другими. И каждая профессия привнесла что-то своё в характер прожженного солдата армии Кель'Таласа, что был покорежен войнами и сводящими с ума кошмарами, что повергали в ужас многих ветеранов Второй войны. Она стала терпимее к религиям и философским взглядам других, что не мешало никогда ей дискутировать касательно оных. Жизнь рядом с еретиками, веровавшими в очищение Светом всей вселенной, и руководство их общиной оставило в её разуме отпечаток фатализма. Айола верит — где-то там есть конец и суд, на котором уже будет ясно, какой она была. Плохой или хорошей? Однако её жизненные устои не позволяют плыть по течению, полностью отдавшись в руки судьбе. Ей известно, что окончательный покой может поджидать за каждым углом, но ведь это не причина не заглянуть за этот угол?
Айола — это стоик. Она будет стоять на своём до конца, к чему бы это упорство не привело. В своих убеждениях она предпочитает постигать всё самостоятельно, при помощи изучения своим или же чужим разумом действительности жизни и смерти. Из этого вытекает её любознательность, даже излишняя, и стремление познать как можно больше. В этом стремлении сан'лейн даже после воскрешения не уступает людям, кои были наделены коротким веком, но небывалой энергичностью. Это касается не только знаний, но и магических практик. В течение всего своего существования она училась, постигая таинства и даже изредка касаясь запретного. И если при жизни эльфийку могло оттолкнуть порочность тайных знаний, то в посмертии она касается всего. Смерть даровала ей свободу от моральных скреп бывшего народа, наделив ещё большими увечьями бедного сознания при этом. Оба этих момента создали в глубине души Айолы принцип — всё, что помогает достигнуть цели, требуется использовать. Несмотря ни на что. Но помимо познания ей не чуждо и привнесение чего-то своего. Книги о магии крови, некромантии и теории, касающиеся тайной магии, а также художественная проза и стихи… Всё это как-то умещается в истерзанном сознании омраченной, создавая порой нечто пугающее или очаровательное.
Айола — это хищник, что каждый раз с охотничьим азартом загоняет новую жертву. Являясь сан'лейн, следопыт не лишена присущей им жажды. Муки, страдания и кровь… Каждый раз переступая через пробуждающуюся звериную ярость, являющуюся при долгом голодании, Айола пытается подходить даже к употреблению «пищи» с присущей творческой натуре креативностью. Среди сборищ братьев она всегда давала идеи, как же можно интереснее поймать добычу и в какой атмосфере провести трапезу, если иные подходы уже порядком наскучили.



Мировоззрение:
Хаотично-злое
Класс:
Охотник
Специализация:
Следопыт
Способности:

Оружие — дальнего и ближнего боя. За время странствий Айоле довелось в совершенстве освоить немало орудий дальнего боя. Во время службы на корабле она обучилась стрельбе из мушкета и обращению с пушками. Во время бытия караванщиком ей не раз приходилось пользоваться ружьем и арбалетом. Но настоящим другом этой девушки и при жизни, и после смерти был и остается лук. С ним она способна творить настоящие чудеса, выпуская стрелу за стрелой довольно быстро и умея даже отражать удары, а также и наносить их. Она не способна соревноваться с признанными мастерами, вроде Сильваны Ветрокрылой, но, как и многие другие следопыты, считает себя достойной в обращении с данным орудием. Из холодного же оружия деве предпочтительны мечи: полуторные и более короткие. Помимо сего, будучи, в первую очередь, стрелком, Айола не забывает и о столь полезных кинжалах, коими можно подрезать сухожилия противника или же которые можно вогнать меж сочленений доспехов.

Магия крови. Как и многие другие сан'лейн, если не все, Айола имеет немалые познания в данной темной стезе. Однако она редко обращается к данной силе, пользуясь по большей части нейтральной тайной магией или же, на крайний случай, чистой некромантией. Неизведанные таинства этой притягательной силы дева предпочтет оставить за закрытыми дверями, нежели отдать их на растерзание недостойным умам.

Тайная магия. Это всемогущая сила, кою Айола не сумела постичь до сих пор полностью, имея века за плечами. Но даже эта фактическая невозможность изведать всё не останавливает её. Сан'лейн способна творить иллюзии, призывать и подчинять элементалей, создавать фамильяров и многое другое. Пускай она и ослабла, лишившись многих сил после столкновения с праведниками Света, но знания никуда не делись.

Некромантия. Вторая сила, которую Айола применяет довольно часто. Она не может назвать себя экспертом, однако при помощи оной способна восстанавливать увечья, нанесенные нежити, и воскрешать низшую бездумную прислугу. По крайней мере, из-за ограниченности в силах всё так. Однако её стремление познать теорию, обширные знания и экспериментировать с полученными знаниями, быть может, принесет успех...

Помимо вышеперечисленного, Айола имеет поверхностные теоретические познания в обращении со Скверной, но никогда их не применяла, предпочитая более стабильную тайную магию.


Навыки и профессии:

Рунное начертание. Айола, имея немало познаний в магических искусствах, способна наносить некротические руны или же символы тайной магии как на предметы, так и на живую плоть. Или же мертвую, для сан'лейн нет особой разницы. Ей известно множество знаков: как защитных, так и направляющих, так и ловушек. Нельзя забывать и о тех вязах, что позволяют быстро применить заготовленное заклинание, воздействуя на них энергией. Начертание само по себе является, по мнению Айолы, неотъемлемой частью магического ремесла, которое должен иметь у себя в памяти каждый уважающий себя заклинатель.

Кулинария. Знания об этом жизненно-важном для смертных, в чьих жилах всё ещё теплится столь желанная Айолой кровь, ремесле всё ещё сохранились в покореженном разуме. Эльфийка, обошедшая множество земель, впитывала, вместе с самой пищей, её рецепты. Дворфийская, человечья иль эльфийская кухни — все они сыскали любовь ещё живой кель'дорай, принявшей позже имя син'дорай и сгинувшей в землях Нордскола. И даже после смерти она не прочь записать в свою кулинарную книгу парочку новых рецептов, чтобы адаптировать её под свои нынешние предпочтения.


Алхимия. К этой науке у Айолы отношение такое же, как и к начертанию. Однако к данному ремеслу эльфийка питает странный интерес. Она желает обучиться перевоплощать одно в другое… И найти, можно сказать, именитый артефакт алхимии — философский камень. Планы Айолы распространяются лишь на поиски, а способ использования — дело второе. Познания в этой науке не так широки, как в остальных, однако жадная до ремесел и изучения действительности сан'лейн стремится узнать больше. Пока что она может сварить или смешать зелья, повышающие устойчивость природным условиям, а также ускорить регенерацию, пускай и не шибко сильно.

Если нет дома или же нет желания иметь ненужную недвижимость в собственности, то в дороге явно пригодится врачевание. И, желательно, всех уровней сложности. От кровопускания до умения зашивать своё же тело в разных местах с точностью профессионала. Не сказать, что последнее часто необходимо было Айоле, но в анатомии и походной хирургии она смыслила достаточно для собственного выживания. Это умение пригодилось и в бытие нежитью, ведь проблема зашивания и восстановления тела после особо тяжелых боев никуда не пропала. Будучи караванщицей, эльфийка исполняла обязанности целителя на полставки.


Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

При жизни Айола, как и многие из числа кель'дорай и син'дорай, отдавала предпочтение не поклоняться какому-либо божеству, но чтить символ своего народа — Солнце. Или, как его кликали часто, Вечное Солнце. Будучи просвещенной в истории своей расы, дева знала предназначение этого знака. Он противопоставлял себя Элуне, богине и символу ночных эльфов, изгнавших высокорожденных давным-давно.

Но и здесь смерть поработала, искорежив мировоззрение эльфийки. Она прониклась идеологией Плети, искренне считая нежить высшей и сильнейшей формой существования на Азероте. Она видела в бытие нежитью спасение от многих, если не всех проблем, коими обременены живые. И в Плети же сан'лейн видела спасение от Пылающего Легиона, продемонстрировавшего свою силу уже не в первый раз и оттесненный лишь ценой великих жертв. Для мертвецов эти жертвы ничего не значат. Они сражаются, они умирают. И вновь. И вновь! Однако перелом произошел после того, как предводитель этой, казалось бы, непобедимой армады, Король Лич, был побежден смертными. Её вера в непоколебимость и викторию сил Смерти на Азероте разбилась, как стекло. Когда по Плети прошла весть о том, что чемпионы Пепельного Союза одержали верх, она отбросила эти идеи.

И обратилась к иным. Признавая силу многих живых, Айола обрела иной символ, впитавший в себя что-то и от принципа символизма Вечного Солнца, и от доктрины Плети. Закон Войны. Именно так сан'лейн окрестила этот несгибаемый комплекс убеждений. Остроухая кровопийца уверена, что на Азероте нет места миру. Как и во всей вселенной. Лишь война способна решить вековые и десятилетние дрязги между Ордой и Альянсом, меж Светом и Тьмой. Меж светопоклонниками и их противниками. Лишь когда армии уничтожат друг друга, завалив плодородные поля горами трупов, лишь когда последний король будет обезглавлен и падет рядом с кметами, как равный… Лишь тогда в мире будет порядок. Это, конечно, не значит, что неживая будет с оружием наперевес бросаться на других, но возжелает привести их к самоубийственной войне во имя установления её порядка. Пускай и в локальном варианте.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Гномский
  • Дворфийский
  • Наречие трущоб
  • Наречие троллей
  • Орочий
  • Талассийский
  • Гоблинский
Пояснение к языкам:

Путешествуя по миру, Айола часто встречалась с представителями рас, населявшими старые Восточные Королевства. Люди, гоблины, гномы и дворфы с троллями. Все они, так или иначе, оставили при контакте своё впечатление. И знания, кои сан'лейн не прекращает пополнять и применять. Но обо всем по порядку.

Язык гномов был изучен ещё во времена бытия караванщицей. Рядом с ней всегда была особо заводная гномка по имени Мипси Нитроглиц. Она пыталась набрать себе учеников из иных рас, желая привнести инженерное ремесло и в умы не-гномов. И пускай в чертежах и шестеренках Айола так и не смогла разобраться толком, прилагая немалые усилия, но вот с языком народа своей новой и верной даже в посмертии подруги она сумела поладить. До сих пор она общается с Мипси лишь на её родном языке из уважения и тех отношений, что их связывали при жизни.

Дворфийский язык был постигнут на хорошем уровне во время Второй войны и во время путешествий в караване после неё. Сначала всё ограничивалось знанием команд, а уже после переросло в познание полноценное. Названия блюд, оружия, познания алфавита и в целом общение с носителями этого наречия позволило не только понимать речь, но и читать письма. До сих пор Айола в тайне даже от себя благодарна ныне покойному тану Дубощиту за его уроки, как в обращении с ружьями, так и со всем остальным.

В один момент нужда во время тех самых странствий, одиноких и полных невзгод, привело Айолу в общество тех ещё лиходеев. Они были связаны с контрабандистами из стоков Столицы и общались при помощи странного диалекта, который сами называли языком трущоб. Желающая разобраться во всем и заодно помочь местным разоряющимся ремесленникам справиться с засильем чужих товаров, эльфийка вперила свой взор в них, внедрилась, представившись именем убитой кель'дорай, что позорила свой род жестокими преступлениями, и тем самым втерлась в доверие. Именно так и удалось познать на приемлемом уровне эту смесь из языков трех народов: талассийского, дворфийского и всеобщего.

С троллями вышла более ироничная ситуация. Во время службы в армии Кель'Таласа и до наступления калечащих рассудок кошмаров Второй войны, Айола часто сражалась с аманийцами, ловя и допрашивая оных, а также прислушиваясь к речи дикарей. Увы, на тот момент всё это ограничивалось лишь весьма поверхностным знанием боевых кличей, приказов и обозначений троллей в соответствии с их положением в обществе. Расширить эти знания помогла Плеть, сметавшая не только людей да эльфов, но и троллей — Драккари, Амани и Черное Копье. Они вставали под знамена непобедимой армии Короля Лича либо добровольно, либо восставая в виде нежити. С одним рыцарем смерти из числа этого народа она и познакомилась во имя службы. Появившаяся незадолго до пришествия Акеруса, она только осваивалась в новом для себя мире и обличье, а Айола, понимавшая всю полезность рыцарей смерти, охотно помогала ей. Пускай аманийская неприязнь к эльфам и сохранилась, но убеждение в том, что среди живых ей места нет, склонило Райшу, а именно так звали ту аманийку, к сотрудничеству и тесному контакту. Так и происходил культурный обмен нежити и тролля. И пускай сан'лейн убила этого рыцаря смерти, но благодарность напоследок всё же даровала. Это был незабываемый опыт.

С орочьим и гоблинским языком было проще. Война вынудила её заниматься допросом пленных с особым пристрастием. В особенности — гоблинских наемников и орочьих воинов. Ожесточенная войной, эльфийка принуждала их к повиновению и подчинению её указам. Бывало даже, что истерзанные и замученные орки и гоблины за одно желание выбраться из лап Айолы выкладывали абсолютно всё. И помогали той в составлении алфавита, составлении слов и предложений. Буквально через кровь и страдания будущая сан'лейн стала знатоком врага и сумела сыскать уважение среди армии Старого Альянса… И не только уважение. О её жестокости никто не забывал.

Инвентарь:

Инвентарь любого путешественника представляет собой солянку всех тех вещей, которые могли бы ему понадобиться когда-то. Будь то веревка, которая нужна была ему позарез в каком-нибудь склепе, или же антидоты на все случаи жизни, которые не помешали бы при встрече со змеями в Тернистой Долине – каждый такой атрибут является знаком пережитых событий, и содержимое скромного снаряжения Айолы не является исключением. Внутри небольшой с виду котомки омраченной кроется много чего полезного и нельзя точно сказать, что она достанет из неё в следующее мгновение. Эта сумка является особенной и трофейной, ибо была снята с тела одного способного мага Кирин-Тора, позволившего себе в войне с нежитью зайти слишком далеко. На ней всё ещё есть вышитый символ ордена… А сама эта котомка весьма необычна, ибо является едва ли не бездонной. Расположена, как правило, под плащом, за спиной, поддерживая крепко затянутым ремешком на груди.


Различные свитки, позволяющие быстро воспроизвести начертанное на них заклинание, несколько личных книг: для творчества, кулинарная книга и выведения новых теорий как о магии, так и об иных науках, вроде алхимии, которые Айола обязательно когда-нибудь опробует на практике.

Броня. Собственно, основная одежда Айолы. Она представляет из себя смесь кольчуги и кожи, покрытую письменами и укрепленную в некоторых местах набивками из саронита. На перчатках имеются шипы из этого порочного металла. Омраченная не брезговала пользоваться дарами Плети, что и было заметно. На нагруднике, который имеет укрепленные металлом кожаные рукава, начертаны некротические руны, позволяющие сан'лейн в трудную минуту восстановить часть поврежденных ударами врага костей. Эти руны после каждого раза необходимо наполнять энергией вновь, иначе толку не будет. Чтобы рунная вязь не бросалась в глаза, доспехи покрывают накидка и плащ, имеющий капюшон.

Рунный клинок. Помимо имеющихся в сапогах ножей и саронитового кинжала в ножнах на поясе у Айолы имеется и подобное грозное оружие, доставшееся от убитого рыцаря смерти по имени Райша. Это полуторный меч, не лишенный изящности, но выглядящий как нечто неестественное, отторгающее для взора почти любого живого. Оно будто создано кем-то посторонним, чужеродным для самого слова Жизнь. Однако на деле же является вполне себе стандартным орудием войны вестника смерти. Он, как правило, хранится в перевязи на поясе или, когда сан'лейн отправляется на разведку — в ножнах за спиной. Он обладает полным набором рунной вязи — всех трёх путей Силы.

Золото. Куда в нынешнем мире без него? В кошеле Айолы имеется десяток-другой золотых монет, что способны заткнуть рот особо говорливого человека, чтобы заставить его сделать то, чего желает сан'лейн, когда необходимо действовать аккуратно, или же при покупке чего-либо.


Драконий зуб. Это давний трофей Айолы, полученный ещё во времена Второй войны и пронесенный через все жизненные перипетии. Ранее он принадлежал красному дракону, порабощенному кланом Драконьей Пасти. В доказательство пирровой победы над огромным созданием и его освобождением от плена эльфийка присвоила себе его зуб. Он сравнительно небольшой, длиной примерно в полтора локтя.

Род занятий:
Искатель знаний
Фракции:

Эльфы крови. К своим бывшим сородичам Айола питает достаточно противоречивые чувства. Ностальгия по ушедшим временам, относительной безмятежности родины и её всё ещё существующий род Малашар невольно подталкивают деву вернуться домой, вновь ощутить касание матери и её строгий взгляд, увидеть упрекающие, но в то же время полные гордости глаза отца, встречающего её из очередной авантюры… Но всё это отгоняется ненавистью и неприязнью к тому, как жестоко обошлись с её идолом — Кель'тасом Солнечным Скитальцем. Пока иные эльфы, что были сторонниками Анастериана, клеймили и порицали крон-принца, она поддерживала его стремления всей душой. И даже после смерти считает одним из самых выдающихся правителей потомков высокорожденных. Если кому-то из син'дорай потребуется помощь с её стороны — Айола изъявит желание помочь, дойдет до конца и, возможно, ничего не потребует взамен. Но она не станет терпеть унижения со стороны живых «братьев» и «сестёр», пытаясь утопить в проблемах наглеца. Как ни странно, но присоединение к Орде сан'лейн одобряет и считает верным решением. Особенно в тогдашние темные времена.


Плеть. К «Непобедимой Армаде» Короля Лича, как омраченная называла Плеть, отношение на данный момент вполне очевидное. Эта армия перестала быть той великой силой, коей была ранее. Она более не несет с собой новую реальность, новый мир, предпочитая защищать старый, не идеальный и полный проблем. Будь у Айолы возможность присоединиться к старой Плети, чтобы вновь накрыть этот мир волной Смерти, но на сей раз полностью опустошающей… Да. Она бы ею воспользовалась без задней мысли. Но увы.


Орда и Альянс. Два гиганта, которые делят мир на две полярности. Два союза, объединяющих столь похожие и столь разные расы. Война этих фракций сотрясает мир который год, но Айола держится в стороне от него, лишь из тени всячески пытаясь подогреть это противостояние во имя торжества Закона Войны. В последние годы внимание девы было приковано к Орде и к вождю — Сильване Ветрокрылой. Её воинственность и планы невольно привлекли сан'лейн, вынудив пойти на контакт с Отрекшимися. Впрочем, она не станет идти за Ветрокрылой до конца, считая её лишь жалкой тенью Артаса Менетила.

Отрекшиеся. Как ни странно, но к этим предателям, отколовшимся от ещё Великой Плети, Айола относится с пониманием. Подобно ей они хватаются за прошлое, ностальгически пытаясь вернуть её. Но в то же время ничего не могут сделать что-либо со своей агрессивной природой живых мертвецов. Во время войны в Гилнеасе эльфийка, приняв обличье темного следопыта, даже присоединилась к их кампании по умерщвлению заразы в виде воргенов. И по сей день деструктивизм Отрекшихся по отношению к живым вызывает у эльфийки настоящую радость.


Лесные тролли и их племена. И пускай Айоле удалось избавить одну аманийку от смертной ненависти к своему роду, проведя через смерть, сама она также лишь после воскрешения сумела осознать всю ничтожность этого противостояния. Строгий нейтралитет — именно так можно выразить мнение сан'лейн о кровном враге кель'дорай и син'дорай. И если осколки бывшей империи Амани её не попытаются тронуть — остроухая пройдет мимо. Если не будет обуяна жаждой.

Сан'лейн или же омраченные. Бывшие сослуживцы, сгинувшие вместе с Айолой в хладных пустошах во имя Кель'таса и Иллидана. Они были забыты на родине, их имена были стерты или же даже не написаны на памятных досках. И ладно бы одно забвение… После возрождения и превращения в монстров их начали ненавидеть. Не они делали этот выбор, но были слишком сильны, чтобы свести счеты с не-жизнью и упокоиться окончательно. Ужель это достойно презрения?! Определенно, за родом, к которому сейчас принадлежит бывшая дева Малашар, имеются преступления, признанные таковыми… Живыми. Всё ещё чтящая память павшей Великой Плети, сан'лейн относится к своему народу с удивительной теплотой. Но, естественно, не покажет сородичам этого, ведь они могут посчитать подобный жест слабостью.

Алый Орден и Алый Натиск. Некогда грозная сила, угрожавшая гегемонии Плети на севере Восточных Королевств, а ныне разбитое и скрывающееся, подобно крысе, нечто. Жалкая тень бывшего цвета лордеронской нации. Фанатики-садисты, безумцы и «слепые», не видящие истины. Алый Орден является для Айолы примером того, как благие намерения и святая убежденность позволяют подняться через тернии к звездам… И оглушительно пасть обратно на землю.


Прозвища, звания, титулы:

«Ты — мелкое трусливое дерьмо. Так отец называл меня… Будто это моё имя. Совершая неправильные поступки и убивая не тех людей, я доказал ему, что он был прав. Я люблю тебя, Айола, и всегда буду звать тебя по имени… Но сейчас надо решить. Ты продолжишь валяться здесь, глотая кровь и слёзы, либо встанешь, сплюнешь её и собьешь спесь с этих горделивых ублюдков...»

«Кровавая Айола» — так её прозвали в те времена, когда множество орков и гоблинов прошло через пытки от рук остроухой. Как ни странно, называли её так союзники из числа армии Альянса.

«Морская ведьма» — прозвище, данное моряками, с коими она служила на одном корабле, за крутой нрав и невообразимую удачливость, которую суровые морские волки списывали на волшебство.

«Лиара Блик Заката» — имя той убийцы из числа кель'дорай, что была умерщвлена Айолой и личину которой она использовала для внедрения в криминальную среду Лордерона с целью развала их агентской сети.

«Ночная ведьма» — подобное морскому, но на сей раз данное не особо просвещенными солдатами армии Лордерона, которые наслушались рассказов сородичей Айолы, что испытывали к ней неприязнь. Её любовь к ночным диверсиям в стане врага и действие зачастую в одиночку лишь подкрепляли фундамент этого прозвища.

«Багрянорожденная» — этим эпитетом её наградила «подруга» из числа рыцарей смерти, Райша, считавшая, что она была перерождена именно в алых залах Цитадели Ледяной Короны. Айоле уж очень пришлось по душе это слово и она не стала разубеждать троллиху.

Отношение:

«Знакомства бывают полезными. И приятными. Чем больше знаешь об окружающих — тем легче манипулировать. Но не пытайся только лишь манипулировать. Найди тех, на чьё плечо можно опереться. И тогда сможешь стоять непоколебимо...»



Эдгард Саутторн. Рыцарь Лордерона, воевавший во Второй войне и принимавший участие в освобождении Кель'Таласа в те времена. Вместе с Эдгардом эльфийка прошла тяготы этой суровой войны и не сломалась под её давлением, пускай и изменилась. Этот человек всегда был рядом, даже в те моменты, когда следопыт была готова рвать на кусочки очередного пленного. И останавливал её… Он заслужил уважение Айолы своей непоколебимостью, проявлявшейся и в жизни, и в смерти. Бытность нежитью не сломила его, избавив лишь от одного — неприязни к иным людским нациям. Что тогда, что сейчас этот опытный воин несет службу во имя своего народа и Королевы. Сан'лейн помнит всё то, что он сделал для неё, а потому, при возможности, окажет ему поддержку, если суждено встретиться вновь.




Брат Самуэль. Это был жрец церкви Святого Света, один из многих. Беженец из Штормграда, лишенный дома и не сумевший найти сил вернуться в разоренные земли родного дома, он потерял свою связь со Светом и долгое время пребывал в депрессии. Чем же этот персонаж запомнился Айоле? Он спас её. Чувствуя, как постепенно трещит по швам рассудок ещё на тот момент кель'дорай, жрец помог ей найти новый путь в жизни, тем самым отвернув от попытки самоубийства из-за кошмаров, потерь и невозможности приспособиться к мирной жизни. Благодаря ему она пустилась в долгое путешествие, выковавшее из старой Айолы новую, более сдержанную, но не менее порывистую. И понимающую смысл слова сострадание. Во время чумы в Лордероне он вернул расположение Света, уверовав в то, что лишь помощь невинным и добродетели способны спасти королевство. Он последовал за принцем Артасом и пал в одном из сражении, чтобы быть поднятым Плетью и обращенным против человечества. Не сумевший смириться с этим ещё в бытие Отрекшимся, Самуэль свёл счёты с жизнью. Айола, благодарная этому человеку, в тайне до сих пор посещает его могилу, убирает сорняки и оставляет венок черных роз.



Мипси Нитроглиц. Заводная гномка, ставшая одной из лучших подруг Айолы при жизни. Они прошли через многое: суровые сражения, метели и ливни, дрязги и споры. Но почти никогда не расставались. Лишь при возвращении Айолы в Кель'Талас гномка отправилась в Лордерон, где и погибла… Так казалось её подруге. Впоследствии они встретились. Бедная коротышка была обращена в призрака и порабощена одним из некромантов Плети. Не сдержавшаяся и не желавшая терпеть это, Айола убила её хозяина и освободила подругу, разум которой был уже покорежен смертью. Она сама попросилась к сан'лейн «на службу» и та связала её душу со своей. Если эльфийке будет суждено отправиться в Темные Земли — Мипси уйдет вместе с ней. Они неразлучны даже после смерти и это единственный не-эльф, которого Айола по-настоящему ценит и держит при себе.



Леди Киатлин Алый Рассвет. Одна из немногих высших эльфов, примкнувших к Культу Проклятых, а после участвовавших в Жатве собственной родины. За свои заслуги она была возвышена в ранг рыцаря смерти и наделена всем пластом прилегающей к этому рангу силы. Выжившая в Наксрамасе, во время кампании в Нордсколе, она склонила голову перед победителями в конечном итоге, нацепив на себя маску осознания. Но на деле она ничего не забыла и скорбит по ушедшим временам не меньше Айолы. В этой эльфийке, что ныне носит знак Черного Клинка, омраченная сумела найти родную душу касательно убеждений. С нею она общается, зачастую, письмами, чтобы не привлекать внимания. Или же при редких встречах, когда задания Киатлин находятся в регионе нахождения Айолы. Смерть сплотила этих женщин, идеология закрепила их отношения, а создавшееся на фоне этого мировоззрения сделала верными друзьями.


Дайлен Малашар. Одна из младших сестёр Айолы. Наиболее флегматичная из всей семьи, она часто ощущала на себе недовольный взор старшей сестры, более порывистой и активной. Избалованная, слабая, не желающая учиться столь полезному, на взгляд Айолы, умению боя на клинках, она избрала сугубо магический путь. И когда в дом её мужа ворвалась толпа нежити, Дайлен ничего не сумела сделать… И умерла вместе с детьми и избранником. Смерть сестры не вызвала скорби у Айолы, лишь горькую усмешку. И гнев. Она же её предупреждала!.. Даже сейчас по Призрачным землям бродит неупокоенная душа этой чародейки, желая обрести конец своих мук. Быть может, старшая сестра сумеет отправить этого призрака в Темные Земли окончательно?.. Если оно так сложится — сан'лейн сделает это с превеликим удовольствием, тем самым подтвердив свою правоту в очередной раз.


Джуди Шайлс. Ещё одна Отрекшаяся. Но, в отличие от уже описанных, с этой ловчей смерти Айола познакомилась в посмертии. Они вступили в поединок, бились долго, на протяжении нескольких часов, не зная усталости. Победителем вышла Айола, но из уважения к упорству и мастерству слуги Ветрокрылой не стала добивать, даже протянув длань. Времена Плети прошли и она не могла воспринимать Отрекшихся как врагов. Немая, эта девушка общалась жестами с эльфийкой и одаривала удивленным взглядом. Пускай остроухая и стала монстром, но не отреклась от своего мировоззрения. Именно так она и объяснила лордеронке своё решение. Судьбы двух дев пересекались время от времени и Джуди начинала понимать — оное не случайно. Ей тоже был присущ фатализм. Именно это и заставило их сблизиться. Насколько могут в моральном плане сблизиться два монстра. Вместе они прошли Гилнеасскую кампанию, штурмовали Крепость Темного Клыка, вырезали повстанческое движение воргенов… И с недавнего времени Айола возобновила общение с ловчей смерти. Она может быть полезна, да и сан'лейн нравится слог письма немой девушки.


Лоуренс Саммерсейл. Член Культа Проклятых, некромант и впоследствии вознесшийся до уровня Лича. Он по мере сил и возможностей обучал сан'лейн некромантии и взаимодействию с душами. Всеми своими обширными знаниями Айола обязана именно Лоуренсу, прозванному после обращения Лоуренсом Андоральским, в честь места, где он родился и где был перерожден. Сгинувший окончательно сравнительно недавно, Лоуренс не смог уберечь свою филактерию и окончательно ушел в Темные Земли. Оставивший множество записей после себя и одну разумную книгу-фамильяра, он заслужил уважение со стороны Айолы, пускай и порицаем ею за свою неосмотрительность. Она до сих пор рыскает по старому Лордерону, отыскивая, время от времени, его писания и желая найти того самого фамильяра. Знающая тайную кодовую фразу, омраченная сумеет обуздать силу фолианта.



Пайпер Риквил. Способная юная чародейка из числа Отрекшихся. Именно она помогла Айоле найти пристанище в лице клана сородичей. И она же не позволила когда-то её казнить. Девушка, по мнению санлейн, чем-то похожа на неё в молодости. Такая же наивная, жадная до знаний и имеющая незаурядный талант к постижению магических практик. Даже сейчас омраченная уверена, что Отрекшуюся ждет большое будущее.



Шайлин Малашар. Наиболее способная из сестёр Малашар, она была средней сестрой и была настоящей гордостью своей семьи. Даже Айола гордилась ею. Шайлин выдержала все испытания Судьбы, приняв имя син'дорай. Даже сейчас, служа в армии Луносвета, она верна Кель'тасу и Солнечным Скитальцам, считая, что необходимо возродить королевскую династию, избавив Лор'темара Терона от тягот правления. С этим Айола согласна. Порою эльфийка, обуреваемая ностальгией, вспоминает и о Шайлин. О том, как они были близки, насколько хорошими подругами и сестрами были… И о том, что «малютка Шай» всё же превзошла свою старшую сестру. И признавать оное Айоле нисколько не стыдно.



Иранж Кровавый Закат. Способный боевой чародей, павший в бою, рядом со своей женой. Именно Иранж, при жизни звавшийся Фалионом, стал той отдушиной как в постели, так и в обычной жизни для изведавшей, казалось бы, весь мир путешественницы. Они были неразлучны после возвращения Айолы в Кель'Талас. Вместе погибли и вместе восстали в виде кровожадных мертвецов. Но если в последний миг эльфийке удалось ускользнуть, то её муж, ведомый последним светлым чувством, что ещё горело в гнилом сердце, задержал пришедших воинов Серебряного Авангарда. Умирая, он даровал ей ценнейшее знание. Осознание того, что смерть близка — это роскошь, не проклятье. Это понимание дает свободу и более ничем не хочется дорожить.



Линда ван Бюррен. Очередная Отрекшаяся. Капитан из Взвода Всадниц Ужаса, могущественная колдунья и наездница, именно она создала это специфическое боевое формирование, небольшое, но ужасно эффективное. Магия вкупе с рыцарским владением оружием и верховой ездой творили чудеса. Особенно во времена набегов. Скрываясь среди слуг Ветрокрылой, Айола успела послужить под командованием Линды. Суровый командир, знающий толк в военном деле и находящий подход к каждой из двадцати восьми подопечных. Она даже чуть не раскрыла омраченную, но та сумела отвести от себя подозрения. Она погибла вместе со всем личным составом взвода, будучи задавленной числом солдатами 7 легиона. Но её душа пополнила коллекцию Айолы, не возжелавшей отпускать такого способного стратега и командира.



Райша Костяной Жнец. Троллиха из племени Моходеров, которая, впрочем, называла себя Амани в посмертии, чествуя древних предков имперских времен. Они не ладили с Айолой по началу, но Судьба свела их и заставила работать в паре. Они разили врагов Плети с невиданной грацией и изящностью, сближаясь и свершая культурный обмен. Однако освобождение от власти Короля Лича сподвигло Райшу на предательство и присоединение к Черному Клинку. Омраченная не простила этого и, в конце концов, столкнувшись в дуэли, одержала верх над рыцарем смерти. Изрубив и изрешетив стрелами троллиху, Айола обезглавила её и сожгла тело, лично отправив душу в Темные Земли. Единственное напоминание о Райше — это её рунный полуторный клинок и знание эльфийкой тролльского наречия, зандали.



Марисса Кровожнец. Полубезумный сородич из числа сан'лейн, с которой Айола стремилась вечно посоревноваться то в умерщвлении противников, то в мастерстве обращения с оружием или же волшбой. И всегда они были равны. Это вызывало азарт ровно до того момента, как Марисса была обнаружена и уничтожена паладинами Серебряного Авангарда. Айола победила, однако это вызвало у неё печаль. Ей больше не с кем было сравниться, ведь до кровавых принцев и самой Лана'тель она ещё не дотягивала, а своих прочих братьев и сестёр следопыт успела превзойти.


Танариэль Лазурный Луч. Верная подруга, похоронившая Айолу вместе со всеми теми, кто умер в Нордсколе при попытке разрушения Ледяного Трона. Жрица, отчаявшаяся и пошедшая по пути рыцаря крови. Героиня, сумевшая поднять руку против Кель'таса и Иллидана. Она достигла звания воителя в ордене Рыцарей Крови и во всем поддерживает своего матриарха. Это знакомство омраченная стремилась, так или иначе, использовать.



Воренлай Малашар. Вдовец, герой-любовник и глава знатного рода. В порядке наследования он был последним, но из-за Второй войны сумел взять бразды правления всей семьей Малашар в свои руки. От старых привычек лорд не отказался, но и не позволил усилиться своей распутности. Ответственность привнесла в его разум благоразумие. Именно благодаря Воренлаю род не сгинул даже в пламени Третьей войны и воспрянул с новыми силами. Айола готовится к встрече с отцом, ведь даже и знать не знает, как он встретит её. Для своей дочери патриарх Малашар был самым разумным из кель'дорай и син'дорай, после Кель'таса.


Аделис Путь Крови. Регент клана Аноре Син'диэль, нового пристанища для амбициозного следопыта. Знакомые ещё со времен Великой Плети, эти омраченные часто встречались в свободное от поручений командиров время. К оной даме Айола относится с почтением за её незаурядные умения в обращении с магией крови и в целом за умение взять на себя ответственность. Быть может, и сама Аделис за что-то уважает Айолу, ведь не просто так до неё дошла весть о сборе сан'лейн под стягом Аноре Син'диэль?

Гаррет Блэквуд по прозвищу «Кровавый Ворон». Полуэльф и один из Некоронованных, обладающий своей, отгороженной от этой тайной организации сетью шпионов и агентов, способных проникнуть даже в чету знати Штормграда. Гаррета и Айолу связывают долгие отношения… Всеми презираемый альбинос, отмеченный алым родимым пятном, напоминающим ворона, и нашедший утешение в объятьях прожженной воительницы, страдающей кошмарами… Да, он влюбился в эльфийку. И свою любовь пронес через всю жизнь. Он строил свои тайные империи, напоминающее карточные домики, лишь ради неё. Гаррет не сдавался лишь ради неё… Он не верил в смерть объекта своего воздыхания, а потому посылал своих подчиненных на её поиски. Но ни один из них не вернулся. Альбинос изнывал от ревности… Думал, что муж девы сумел заставить её забыть о нем, уродливом мутанте. Но нет. После победы над Пылающим Легионом Айола написала письмо Гаррету и рассказала всё о себе. И он принял её. Ведь она, чтобы ублажить его, написала те заветные слова, которые он так желал… Я люблю тебя.

Фейндерия Золотая Роща. Эта дева из народа кель'дорай, а после и син'дорай привлекла внимание Айолы своими привычками. По образу жизни она не была похожа на гвардейца самой королевской семьи и рыцаря крови впоследствии. По крайней мере, Фейндерия не подходила под те образы, которые выстраивали перед эльфийкой сородичи. Ветеран Второй войны, измученный морально и физически, искала упокоения в вине, бахвале и тех вещах, что давало ей высокое положение в обществе рода. Но ничего из этого не помогло, кроме общества этой эльфийки. Тогда Айола и не знала, кем та является на самом деле. И узнала лишь в день отбытия из Кель'Таласа в своё долгое путешествие… Когда Жатва Плети прошлась по родине, они сражались бок о бок. И теперь поддержка нужна была «Фей». Но единственное, чему не научилась странница за своё долгое приключение, так это поддерживать других. Возможно, Айола и для неё мертва. Но ведомая ностальгией, омраченная, порой, вспоминает и об этом рыцаре крови, пытаясь ощутить вкус вина из старых даларанских погребов.







И многие другие, что не попали в этот долгий список, но не позабывшиеся Айолой. За свою долгую и насыщенную жизнь и посмертие следопыт успела завести немало контактов, полезных и не очень.

Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Питомцы:

Виктор. Временный прислужник, поднятый во время пребывания в Восточных Чумных землях. Облаченный в алые доспехи и обрывки накидки Алого Ордена, он верно служит своей новой хозяйке, которая частенько отмечает эту злую иронию. Он боролся с нежитью, но сам стал ею и ещё был подчинен воле эльфа. Имя же принадлежит ему в самом деле, ведь был найден жетон на шее воителя с данным именем. Обгоревший, он не позволял узнать фамилию и дату рождения.

Ахерон. Статный конь-скелет, облаченный в броню и лишенный опознавательных знаков. Он усилен некромантией, обладает горячим нравом и жесток по отношению к врагам хозяйки. Скакун не позволит оседлать себя кому-либо, кроме Айолы, ведь только её он считает достойной восседать в седле.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонажу необходима пара
  • Персонаж ищет наставника
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж имеет нетрадиционную ориентацию
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Требуется одобрение класса рыцаря смерти.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Давно я не получал подобных анкет. И я удивлён. Поэтому перейдём к делу:

Ваш стиль повествования вызывает сильный интерес. Так как вы преподнесли внешность, а так же характер заставляет испытывать эстетическое удовольствие. Также вы всё изобразили без противоречий, которые могли бы появится при написании текста подобного формата.

Особое внимание я бы уделил отношениям. Их очень много и в тот же час хорошо прописаны. Так и хочется поверить, что персонаж был знаком с этими личностями довольно продолжительное время.

Остальные же пункты не особо выделяются, за исключением Способностей. Они грамотно подобраны, и не противоречат друг-другу.

Подводя итог я могу сказать что я в восторге от этой работы.

Анкета одобрена.

Ваши награды:

Уровни:

Айола 9

Другое.

Класс рыцаря смерти одобрен.

Желаю вам удачи в покорении мира Военного Ремесла.

Если у вас остались вопросы или пожелания - свободно обращайтесь ко мне в дискорд: UncleFaube#2307

Проверил(а):
UncleFaube
Выдача (Опыт):
Да
+5
21:30
06:40
383
Нет комментариев. Ваш будет первым!