Вегейр, сын Ульфа.

"И пусть только могильный камень станет мне дипломом."

Игровое имя:
Вегейр
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Врайкул
Народность:
Ревущий Фьорд
Пол:
Мужской
Возраст:
около 35 лет
Особенности внешности:

Крайне высокий, соответствующий реалиям врайкулов мужчина с мускулистым телосложением, чьи объемы поражают смотрящего. Из одежды на нем лишь полностью укомплектованный высокими сапогами и прекрасно выполненными штанами из черной шерсти низ, который подпоясывается небрежным кожаным ремнем, что может похвастаться всеми безделушками и инструментарием на том: берестяными досочками, прямоугольным стержнем угля, металлическим ножом с орнаментом парящей птицы, а также какими-то подсумками и веревками. От пояса исходят два ремня, идущие друг на друга крестом и соединяясь прямиком у груди. Ремни плотно крепят к плечам небольшого размера наплечники. Опускаясь ниже по рукам можно приметить клейменые железом участки кожи, что отдаленно напоминают представителя фауны Фьорда, — ворга. Часть руны прикрыты тонким слоем бинтов, что при насыщении руны энергией дает лицезреть удивительное сияние, — явление рунической магии в деле.

Правая кисть и предплечье защищены наручем из грубой кожи; а левая же имеет вместо наруча небольшой стальной баклер. Этот щиток и создает некоторый диссонанс, поскольку Вегейр держит в той же руке и укрепленный берестяной щит, что судя по странному креплению и шипам на том, создан не для защиты, а для чего-то иного. Это иное — наложение рун на цель в бою.

Торс этого здоровяка же практически полностью оголен. Его плечи широки, а грудь Вегейра крепка и сильно выделяется на фоне всего его тела. Она из-за своих объемов будто бы наседает над его рельефным прессом, а накаченная спина является словно холстом и задним планом, который визуально делает полу-великана еще больше. Однако подобная нагота не распространяется на спину, потому что она практически полностью закрыта его оружием: два колчана метательных копий, посреди которых на отдельном кожаном ремешке длиною с руку для удобной хватки находится короткое (по меркам врайкулов) копье, имеющее и свои рунные особенности, однако, руны на той крайне просты. Выглядит как типичное копье, творение ученика, отработавшего свое мастерство в наложении символов на оружие.

Его лицо же не столь примечательно — достаточно молодой врайкул с рыжими длинными волосами и такой же густой бородой. Серые глаза достаточно узко посажены и закрыты выраженными надбровными дугами. Нос Вегейра большой и немного скошен влево, а губы же него практически полностью скрыты бородой.

Особенности характера:

Вегейр выходил из общего состава врайкулов по многим факторам. Он жил не так, как большинство. Этот врайкул перетерпел много невзгод. Характеризуя его можно сказать, что он:

Амбициозный. Потеряв многое, получив поддержку лишь от неродного дедушки Фолкора, врайкул поставил перед собой великие цели.


Романтичный. Это та черта, за что Вегейра с самого детства недолюбливали остальные. Этот рыжий боец, продолжая следовать традициям и чтя культ войны и борьбы, любил наслаждаться всем на свете, мечтая и созидая. Как бы это определение для врайкулов странно бы и не звучало, но мощный Вегейра действительно видит красоту во всем мире, в любых его, порою, глупых порождениях, ведь все это стало результатом развития мира, сотворенным Титанами: полет птицы, пенящиеся волны, бьющиеся об скалы; загруженные награбленным суда; как и в крайне добрых существах, так и в самых злых. Однако его романтизм и любовь ко всему не спасет заслуживающих смерти от рокового удара копьем.


Умеренный. Вегейр не хочет многого от жизни, хотя и ставит перед собой цели. Он считает, что сделает все возможное, а даже если дело и не будет воплощено при его жизни, то когда-либо кто-то более достойный займет его место.


Альтруист и семьянин. Для рыжеволосого копейщика приоритетны нужды большинства, а не себя самого. Он привык помогать всем нуждающимся, даже когда он больше всех остальных нуждался в поддержке. За свою же семью врайкул готов рвать и метать. Это качество родилось из того, что он семьи и не видал, а если же и остались хоть кто-то в живых, то он будет всеми силами их защищать. Именно поэтому он недолюбливает тех, кто ужасно
относится к своим родственникам, а также к тем, кто любит пустить издевки чужому роду. Вегейр искренне верит, что его близкие пируют в Залах Славы. Следуя чести, врайкул готов закончить дело умершего и довести его до конца.


С охладевшей яростью. Воин Вегейр, как и другой врайкул, с радостью готов отдать жизнь в битве, любит любую борьбу за выживание или победу, рассматривая это все лишь через призму о собственном саморазвитии. Но однажды, причинив незаслуженные мучения существу перед вынужденным убийством, тот осознал, насколько важно порой разобраться и не проявлять свою дикарскую кровожадность понапрасну. Убитыми безжалостно и мучительно должны быть лишь те, кто этого действительно заслуживает, а пока Вегейр в этом не
убедился, он готов оставить на теле оппонента напоминания о себе в виде шрамов и рубцов, но дать второй шанс. Но если же этот «конкурент» не одумается, или за свои совершенные деяние он заслуживает кары, то Вегейр, не задумываясь, насытит свою страсть крови, подобную зверю; множественными рваными и кровоточащими ранами на теле глупца.


Принципиален. Принципы — важнее всего. Эта догма Вегейр руководит всеми его действиями/ Даже вынужденный убить друга, он не дрогнет и готов совершить кровную месть, если тот то заслужил. Убийство для Вегейра обыденно. Он относится к убийству также, как и к своей смерти, спокойно. Она его особо и не страшит, ведь терять ему нечего. Но муки и предсмертная агония это самое страшное, что может представить себе Вегейр, видевший,
как умирали самые близкие его члены семьи, ведущие бессмысленную борьбу со смертью, ведущей к погибели.


Свободолюбив. Вегейр привык с отрочества жить самостоятельно, не надеясь на чужую поддержку. Его романтичный характер и чувство единения с природой и всем миром не дают ему покоя. Материальное для него не принципиально, а вот его мысли, особая связь… значат очень многое в его жизни, ведь это единственное, чему он верен. Вегейр не отступит от этой тенденции.
Хоть свободолюбие и идет отчасти вразрез с его верой, но он не готов отступиться от своих идейных соображений. Свобода — и есть его жизнь. Даже если это и не полная самостоятельность, то это полное понимание сути происходящего и взаимопомощь на равных условиях этой жестокой жизни, как это и происходит в дикой природе

Мировоззрение:
Нейтрально-доброе
Класс:
Боевой руномант
Специализация:
Воин-копейщик; рунный маг.
Способности:

Руны зверя. Клейменая метка по всему плечевому поясу Вегейра дает ему силы и особое умение, позволяющее тому при наполнении руны обуздать силу Зверя, повышая свои боевые навыки на время и питая жизненные силы из пролитой крови врага; после он испытывает боль и усталость.


Дитя Титанов. Хоть и слегка ослабевшее из-за «Проклятья Плоти», но божественное происхождение врайкулов дало Вегейру по праву рождения стать высоким и мускулистым великаном, имеющим врожденные черты яростного бойца.


Выходец из снежных долин. Проведя большую часть своей жизни у хладных берегов Нордскола, Вегейр имеет иммунитет к холоду, а также отлично умеет ориентироваться в снежных бурях.


Руномант. Обучение Вегейра дало свои плоды, и он за пару десятков лет освоил азы искусства рунной магии и умеет ее использовать как в бою, так и на рабочем столе.


Единство с природой. Благодаря множеству дней, проведенных в дикой природе и особой любви ко всему живому, Вегейр научился ладить с животными. Его ныне погибший ворг был примером умению ладить с фауной.

Навыки и профессии:

Охотник. Выживая в дикой среде и охотясь, Вегейр стал прекрасным звереловом, умеющим заводить жертву в открытую местность и давая тому бой на равных условиях, результат которого нес либо память в виде шрамов на теле врайкула и новую мотивацию работать над собой, либо же честно заработанную пищу.


Лесоруб. Непосильная помощь юнца, проживающего лишь с одной матерью, требовала всех навыков, соответствующих статусу главного мужчины в доме, в том числе и рубка дров. Повзрослевший Вегейр уже начал вырубать и целые древа, умело орудуя топором.


Рунный мастер. Вегейр, обучаясь у своего наставника Фолкора, первым же делом испытал на себе весь труд работы с оружием и броней при помощи рун, используя их для наложения символов. Теперь он самостоятельно умеет работать с рунами, создавая символы на предметах, метки и печати на живых существах.

Вера:
Пантеон Творцов
Пояснение к верованиям:

Вера в Одина. Вегейр волен верить в Одина, хотя и слегка своенравно. Тем не менее, надеясь на свои заслуги перед Богом, тот надеется на воссоединение с близкими в Залах Славы. Вегейр хоть и не готов жертвовать свободой в угоду веры, но он думает, что его заслуги перед народом и доблесть в один роковой день дадут сигнал валькирам забрать его в Чертоги, где он наконец-то сможет перевести дух после долгих лет усердной работы и учебы.

Знание языков:
  • Всеобщий
Пояснение к языкам:

Врайкульский. Как и все врайкулы, рожденные в Ревущем Фьорде, Вегейр получил навык владения этим языком в первую очередь путем общения со своими близкими и взросления во врайкульском обществе.


Всеобщий. Дедушка Фолкор первым же делом начал обучение Вегейра с всеобщего языка, ведь тот с самого первого знакомства мечтал обучить своенравного юнца и отправить его от всех врайкулов в открытое плавание по миру, как один из героических примеров.

Инвентарь:

Рунное короткое копье. Это самое обычное на вид короткое по меркам врайкулов копье, крепящееся при помощи кожаного ремешка с длиною в руку к его ремням на плечах. Серьезным оружием копье стало лишь после наложения символов Руны Мороза, что приносило при попадании острием лютый холод, способным даже обездвижить конечность.


Берестяной щит. Щит, созданный из бересты, модифицированный крепкими деревянно-стальными вставками для укрепления, имел на себе кучу острых шипов, а также особо заметное крепление для «полотна» с руной. Он создан, чтобы накладывать печати и метки на врагов ударом щита в бою, а также как-то да держит удар.


Два колчана метательных копий. Самые обычные непримечательные два колчана, симметрично находящиеся за спиной, с металлическими копьями. Вегейр особо их хоть и не использует, однако, они достать врага издали помогут.


Инструментарий для создания рун. На поясе Вегейра находится немалое количество небольших берестяных и каменных брусков, созданных для нанесения на те руны; рядом с ними весит углевой стержень для черчения символов, а также металлические заготовки различных размеров, представляющиеся из себя небольшие дуги, что вместе могут образовать руническую композицию. Судя по саже на тех, они используются для создания клейма, как и небольшой каменный молоточек, помогающий в их закалке и нанесения тех на кожу. В этом же деле Вегейру помогает отцовский нож с орнаментом рыбы, висящий в сантиметре от заготовок.

Род занятий:
Рунный мастер, авантюрист.
Хронология:

Детство.

Вегейр родился в полной и самой типичной семье врайкулов. Их «фамильное гнездо», небольшой домик, был расположен близ скалистого берега Нордскола, в Ревущем Фьорде. Каждое утро семья просыпалась под гул холодных ветров, пронизывающих родной край врайкулов от начала скалистого берега до, казалось бы, безжизненных лесов. Дом на берегу перетерпел немало изменений за время проживания там предков Вегейра. Юнец родился в семье потомственной знахарки и отца, ранее активно промышлявшим набегами вместе с другими мужами из их поселения. Ульф, так звали отца Вегейра, ныне жил обычной размеренной жизнью семьянина, занимаясь домашними делами: рубкой дров, строительством, охотой и защитой дома и поселения в случае угрозы. Мать Валборг, не так давно ставшая супругой Ульфа, открыла для всех нуждающихся в доме милосердию, где и принимала всех больных, леча их древнейшими методами от болезней и ран.

Вегейра, рожденного в этом прекрасном месте, лелеяла его мать, что была хоть и властолюбивой, но доброй к своим соплеменникам, а тем более к единственному сыну. Тяжело перенесенные роды стали причиной отсутствия у Вегейра брата или сестры, ведь его мать отчаянно добивалась от своего мужа права на то, чтобы принять решение не причинять себе вред очередными родами, и ей это удалось. Маленький врайкул любил проводить время на воздухе с матерью, в то время как остальные пытались как можно быстрее выйти в «свободное плавание». Вегейр же проводил большую часть своего времени у берега, осматривая прибывающие суда, вольных закаленных суровым морозным ветром птиц, глубокое и бескрайнее синее море. Он был самым настоящим наблюдателем с рождения. Пред его глазами растиралась необъятная ширь, которая отражала многие события их деревушки. Всякий раз он первый уведомлял отца о том, что наши бравые солдаты вернулись или же о том, что их не видно уже как пару месяцев. Ульф любил провести время с сыном у берега, исключая моменты, когда кто-то еще был рядом, — он не хотел давать знать другим, что давал своему сыну прохлаждаться вместо того, чтобы заниматься его воинским воспитанием. Как боец, видевший битву не раз и горечь утраты родных, Ульф не желал подобной участи своему сыну, но от этого никуда нельзя было деться, ему рано или поздно пришлось бы столкнуться с оппонентом. Вопрос лишь в том: будет ли она равной, или же неподготовленный Вегейр погибнет, не сумев дать отпора? Именно поэтому отец начал чаще отрывать сына от бездельничества, проводя ему тренировки и вместе выполняя семейные обязанности, приучая того к жизни. Его обучение доходило вплоть до того, что однажды он отдал свой нож с орнаментом рыбы, дабы сын добил раненого Ульфом ворга, и тогда Вегейр впервые насладился кровью убитого зверя, хотя и был разочарован, что он не сам его свалил с лап. Охотничий нож был подарен мальчику, и он сохранил его. Не смотря на все труды отца, каждый раз, возвращаясь домой, тот заставал сына у берега. Иногда Вегейр выходил в лес, осматривая деревья, где часто были выцарапаны на коре пометки лесорубов или охотников, которые он и научился различать, пару раз чуть не угодив в охотничьи угодья, полные ловушек.
Жизнь в врайкульском поселении все же не давало жизнелюбивому Вегейру просто так жить со своей семьей. Другие дети часто шутили над ним и били за его отстраненность от совместных занятий. У большинства сложилось мнение, что у них в деревне растет будущая обуза, и они проучивали него или же просто отчитывали. В один из дней, когда Вегейра удалось вывести на центр поселения, где дети соревновались при помощи деревянных макетов оружия. Вегейр, взявший копье, подобное тому, что используют рыбаки, был задавлен толпой и избит. С каждым его унижением в нем копилась ярость, и он сорвался, желая отомстить и показать свою силу. Это и стало толчком для того, чтобы тот начал больше тренироваться с отцом, у которого частенько и перенимал обязанности по дому, ели как справляясь с рубкой дров, ношением груза и свежеванием дичи. В следующую подобную «игрушечную битву» Вегейр, осторожно держа дистанцию по началу и яростно орудуя своей деревянной палкой, побил остальных,

оставаясь победителем даже возможно потому, что остальные поддавались по воле их родителей. Многие дети были серьезно травмированы, а Вегейр получил от боя наслаждение. Таким образом он начал быть похожим на всех остальных — периодически тренирующимся кровожадным и мстительным юнцом, что любил успокоится после тяжелого дня у берега.

Отрочество.

Вегейр показывал неплохие результаты в обращении с копьем, начал самостоятельно выходить в лес и охотиться на некрупных зверей. Его тело набирало массу и объемы, соответствующие врайкульским идеалам. Его ярости мог позавидовать каждый. В это же время поселение бурно расцветало, в первую очередь благодаря стычкам с другими общинами. Вегейр желал отправиться в битву, однако Ульф не допускал отрока к боям и, всякий раз, когда над Ревущим Фьордом сгущались тучи, а враги одним за другим шли войной, отец обводил яростного Вегейра вокруг пальца, приказывая оставаться с матерью и защищать ее в случае чего. Радостный молодой врайкул хоть и ожидал жестокого сражения в стенах дома, которого никогда не случалось, но он чувствовал на себе ответственность не только за себя и свою мать, но и за сотни потенциально спасенных врайкулов, которым бы помогла поправиться Валборг.

Тяжелые военные годы вынудили Ульфа, ранее не призвавшегося соплеменниками из-за маленького ребенка, отправиться в долгий поход, что положил бы конец войне раз и навсегда. Валборг и Вегейр остались одни. Это означало, что малец становится главным мужчиной в доме и на его плечи обрушилась огромная ответственность, которую он принял со всей серьезностью. С первого же дня выйдя на охоту, врайкул закрепил на себе ответственность за мать и состояние дома. Хоть порой починка дома становилось для Вегейра непосильной задачей, но местные старожилы давали тому теоритические уроки, с помощью которых, уже на практике, юнец чинил свое жилище, не давая холоду проникнуть в стены своего убежища и милосердии для больных. В один день у матери наблюдался один старенький руномант с ожогом после неудачного эксперимента. Дедок по имени Фолкор был рад видеть Вегейра, что принес приготовленную пищу своей матери прямиком на рабочее место. У них даже завязался какой-никакой диалог, где Фолкор предупредил о возможных последствиях войны и рассказал о важности его дела, — самостоятельного выживания.

Так и проходили целые месяца, когда Вегейр относился к своей работе с особым трепетом, иногда подолгу находясь в лесном лагере, выслеживая добычу. Каждый раз, окинув взглядом округу он видел красочные просторы с синеватым снегом, черно-коричневыми деревьями без листвы, яркую палящую на небе звезду. Только теперь тот и замечал на каждом бревнышке следы движения дичи, снеги на следу и знал повадки некоторых животных.

В один день, возвращаясь с недельной охоты и таща на своих плечах тяжелую ношу из мяса и пушнины, тот зашел в милосердию к маме и заметил неожиданного нового пациента — свою же мать. Она закашливалась, держа у носа припарку. Возле ее губы образовался серьезный ожог, видимо, потому, что в один раз она не удержала в руках кипящую воду с травами и заработала себе на вечность напоминание о болезни. Валборг обещала, что этот недуг скоро пройдет, и она уже сталкивалась с болезнью не раз, однако с каждым днем жизнь в ней все угасала и угасала.
Завалившись спать после многочасовой работы с колуном и дровами, необходимыми для того, чтобы поддерживать постоянное тепло в комнатах для больной матери, тот долго не мог уснуть, думая о том, когда же его отец все-таки вернется. Но его дикая усталость взяла верх, и он заснул долгим сном.
— Просыпайся, здоровяк, сколько же можно спать? — тот услышал старческий голос и мигом проснулся.

Вегейр обнаружил себя в незнакомом помещении с заколоченными окнами и сорванными замками на полу. В метре от него стоял старик в темных одеяниях, а позади того стоял стол, наполненный какими-то книжками, досочками и кучей инструментов. Вглядевшись в лицо, тот распознал давнего пациента матери. Это был дедушка Фолкор, заботливо держащий крепко пахнущий сбор трав в руках прямо у его носа. Тогда же Вегейру и рассказали о том, как он проспал целых два дня, а его мать скончалась, не оставив никакого следа за собой, кроме ныне возведенного на берегу Фолкором могильного камня. Впавший в буйство Вегейр, встал с кровати и побежал в дом, где обнаружив никого и ничего, с хмурым лицом побежал к воздвинутому столпу камней с именем Валборг. Вегейр с испуганными глазами, вылезающими из орбит, смиренно упал на колени, вцепившись в руками в снего. Он настолько крепко сжимал кулаки, что его мышцы тряслись от дикой нагрузки и возле могилы тот провел целый день, вернувшись лишь на следующий к Фолкору, что стал новым опекуном Вегейра, пока его отец исполняет свой долг воина в походе.

Жизнь с Фолкором не была самой ужасной. По-крайней мере его нужда практически в чем-либо полностью отпало. Жители поселения ежедневно приносили дедушке еду, пушнину, оружие и броню. Часть этих вещей неслась к этому рунному мастеру для нанесения символов, улучшая те. Заинтересованный Вегейр один раз подошел к хитрому Фолкору, что лишь ожидал, когда он заинтересуется его мастерством, а после того начал приучать Вегейра и к своему мастерству, начиная с самого начала — изучения всеобщего языка и чтению. По пришествию пары месяцев тот действительно начал хоть что-то в этом смыслить, но ежедневные занятия должны были продолжаться, чтобы Фолкор передал ему все те знания, которые мог. Он же старался и поддерживать связь с молодым, оказывая помощь его начинаниям, свободолюбию, воспитывая в нем тягу к знаниям; и отпускал того надолго в леса, чтобы тот отдохнул так, как ему захочется. Начиная обуздать рунную магию, Вегейр понял, что весь мир создан из сплетений магической энергии, и он начал ощущать ее присутствие в лесах, где частенько замечал сильнейших представителей фауны. Там же он начинал пробы создания рун, что получались у него достаточно посредственно. Во время охоты тот иногда начал замечать огромного медведя, что имел крайне внушительные габариты. Тем не менее, лишь взглянув друг другу в глаза, они не стали предпринимать какие-то враждебные действия. Вегейр увидел в нем отражение себя — грозного великана, выживающего в суровом мире. Множество встреч дало Вегейру шанс подойти поближе, но тогда медведь, похоже, вынужденный атаковать, если тот будет слишком близко, убежал. Рядом с местом пребывания медведя тот услышал волчий скул. Поблизости лежал израненный ворг, который на удивление после атаки медведя был жив. Почувствовав неимоверную силу этого ворга, что сумел сдержать натиск такого огромного зверя, Вегейр закинул его себе на плечо с единственной целью — выходить его. Со временем ворг действительно выжил и стал верным напарником Вегейра, не смотря на то, что врайкул пытался отпустить его в дикую природу. К этому юнцу пришло осознание того, насколько звери свободолюбивы и в то же время преданны. Он увидел смысл в том, чтобы научиться быть таким же верным, как и ворг.

В один из дней Фолкор уведомил Вегейра о том, что военная компания Фьорда завершена, и его отец в ближайшее время должен вернуться, но до этого времени он должен пройти испытание. Оно представляло из себя создание рун на своем копье, а также принятие дара — получение своей руны-клейма, над которой Фолкор долгое время работал и прозвал ее «Руна Зверя». По подобию сплетению той энергии, что находилась в его любимом месте в лесу, тот планирует создать сильную руну, которая позволит стать Вегейру еще сильнее. Но перед тем, как наносить ее, Фолкор попросил поклясться Вегейра использовать эту силу благоразумно, и он поклялся.

Вегейр выполнил все испытания, испытав дикую боль во время клеймения. Фолкор вытащил свои заготовки из железных пластин в виде руны, а далее, придя в кузницу, сунул Вегейру тряпку в рот и начал жечь. Это было неимоверно больно, крики брани вырывались из рта юнца, однако, со временем он успокоился. Далее Вегейр обуздал сильнейший труд создания символов на оружие, взяв для практики свое копье, на которое наложил руну мороза, вызывая у поврежденного острием участка кожи такой холод, что может отмереть и конечность. Вегейр был уже полностью готов встречать Ульфа, который все-таки вернулся из тяжелейшего похода, расплатившись парой ужасных шрамов на торсе. Встретившись возле родного дома, Ульф удивился габаритам своего сына, а также его руническому копью и огромной руне на теле, клеймо которой еще не успело зажить, продолжая оставаться кроваво-красным. В свою же очередь Вегейр рассказал о трагической судьбе матери, однако отец не подал никакого виду, лишь грустно опустив глаза, а через минуту уже продолжая разговор. Враги были повержены, а это значит, что они могут продолжить жить, как и раньше.

Воодушевленный врайкул с отцом вновь начал жить в своем старом жилище. Рано утром его разбудил Фолкор, попросивший «здоровяка» срочно помочь тому донести две бадьи какой-то странно пахнущей прозрачной жидкости для одного лесоруба, живущего в удаленном домике близ леса. Вегейр не отказал, он был всегда рад помочь дедушке. Встав со своей деревянной кровати, Вегейр за неимением длинной палки, на которую можно было бы уместить две бадьи, откинул свое рунное копье на стойку, а вместо него вытащил трофейное длинное копье отца, на обе стороны которых уместив бадьи, двинулся вместе со своим воргом, что мигом рванул за ним в дальнюю хижину у леса, где какой-то очередной старожил-старичок ожидает прибытие груза от Фолкора.

Пробираясь ближе к дому, движение врайкула с его верным воргом остановил мужской басистый крик: «Вегейр!». Рефлекторно откликнувшись на знакомый голос, тот увидел своего отца, Ульфа. На нем была изорванная меховая одежда, поломанное пополам копье и неминуемая погибель в отражении глаз. Побежав навстречу отцу, Вегейр взъерошился: с громким басистым рыком позади отца появился тот самый огромный белый медведь, коего встречал в лесах врайкул. Зверь накинулся на отца, насев на него, словно курица на яйцо. Отец упал на снег, что окрасился в багровый цвет крови.

Огромное чудище из леса громко рычало, широко разинув пасть. Старые слюни полетели на снег, в то время как ворг лаял и рычал позади. Вегейр вспылил, его отец был прижат мощной тушей и ему ничего не оставалось делать, кроме как дать бой. Копейщик подбежал к медведю, что, похоже, не успел среагировать на приближение противника. Лишь удар острием трофейного копья в глаз заставил того опомниться, и он, спрыгнув с тела отца, поднял лапы над Вегейром, пытаясь задеть того когтями. Страшная картина: юноша с копьем стоит рядом с медведем аномальных размеров, что закинул свои громоздкие лапы и готов нанести роковой удар.

Однако в последний момент ворг с рыком и яростью с тысячу таких медведей накинулся на того, вцепляясь в его плотную шею и лишь слегка прокусывая его толстенную шкуру. Обернувшись в половину, медведь ударил ворга, откинув его в ближайший сугроб, переломав тому спину и вскрыв когтями брюхо, а в это время руны Вегейра на теле наполнились ярким синем свечением, он резко немного увеличился в размерах и с невероятной яростью нанес с десяток быстрых и изящных ударов по горлу и брюху медведя, заставляя того повалиться на землю. Оцепенев, врайкул упал, хватаясь за свои плечи, которые сильно жгло после использования рун, однако, под предсмертное сопение и страдания медведя, тот дополз к отцу, который лишь слегка приоткрыл глаза и тихо произнес: «Вегейр, сын мой, что ты наделал… Меня застали врасплох наши «соседи» из вражеского клана, они засели к северу отсюда, а этот медведь проложил мне дорогу домой… Мы с ним сейчас очень похожи и уже, даже, не выживем. Мы не должны умереть от озноба и кровотечения. Мы сыны Одина, должны умереть в бою с достойным противником. Вегейр, за то время, пока меня не было дома… Ты заслуживаешь уважения и чести окончить наши страдания, прошу, не затягивай.» Тогда Вегейр встал на ноги, осматривая происходящее: его ворг уже не издавал не звука, он превратил снег под собой в огромное алое пятно без какой-либо надежды на выживание. Медведь лежал, кровоточа и одиноко стоная, а отец же лежал с ножевыми ранениями, коих не заметил Вегейр изначально. Его руки были чуть ли порублены не на куски, а его лицо источало страдания и желание поскорее улететь с валькирами в Чертоги. Тогда Вегейр пустил слезу, однако, первым делом добив бедного медведя, что лишь защищался; а после, попрощавшись с отцом, отправил его в мир иной. Он упал на колени. Через полчаса подошедший Фолкор увидел эту картину и приблизился к Вегейру, поставив лишь возле трупа отца парочку камней и далее начиная вырезать имя: «Ульф». Молодой врайкул вспылил. Он знал теперь лагерь тех, кто убил его отца, который шел в поселение разве что попрощаться, поскольку такие раны несовместимы с жизнью, особенно, когда его мать умерла. Однако Фолкор, услышав о планах своего подмастерья, положил на него свою хладную руку. Вегейр вновь оцепенел и резко успокоился, услышав старческий голос позади: «На сегодня хватит крови». В этот день Вегейр похоронил своего последнего родственника, отца; преданного друга-ворга, своего полюбившегося зверя, а также свою безудержную ярость, повлекшую за собой «обжигающие душу» смерти, но он поклялся самому себе отомстить, когда эта возможность появится.


Взрослый мир.

День за днем, жизнь Вегейра текла, словно ручей, не имея никакого смысла без дедушки Фолкора. Пробираясь все ближе и ближе к своей неминуемой погибели, старик чувствовал нужду в том, чтобы дать Вегейру дальнейший путь. В это же время общины врайкулов под властью короля Имирона окончательно отвернулись от Творцов, обращаясь за помощью к доселе неизвестной «Армии Смерти» под предводительством Короля-лича. Имирон направил их всех на этот путь, который обещал последним в своем роде врайкулам вечную жизнь и свершения, что в дальнейшем помогли бы им избавиться от «Проклятия Плоти». Большинство поверило в изречения короля о том, что их народ был безжалостно и несправедливо наказан богами, лишив их детей врайкульских сил, о возвращении которых с давних времен мечтают таны всех кланов. Угасающий старик Фолкор имел за своей спиной, как и опыт бесчестных убийств, так и спасения людей, но его любимым свершением оставалось подошедшее к концу воспитание Вегейра. В двадцать седьмой день рождения его любимого «здоровяка» Фолкор вместе с берестяным укрепленным щитом с шипами и креплением для рун, созданного по специальному заказу код ню рождения, к которому Фолкор относился важнее всего, видя особую любовь Вегейра к боевому руномантству; двумя колчанами метательных копий, которые тот приберег специально для него, подарил ему важные знания и свои мысли, в которых Вегейр не усомнился, ведомый бесконечным уважением к старику. С его слов Вегейр усвоил то, что врайкулы, ушедшие на службу Смерти, — наивные дураки, которые, позабыв свое прошлое, доверились самозванцам из ниоткуда, как и безнадежному королю; они записали не только себя самих в список на бессмысленную и пресную, бесчувственную смерть, но и всех своих близких, поставив под сомнение все труды их предков. Вегейр это запомнил, хотя и сам имел свою позицию относительно Плети, что больше заключалась в недовольстве нарушению непрерывных справедливых противостояний Жизни и Смерти, как это и фундаментально заложено в мире. Его взор на ситуацию также омрачила забывчивость врайкулов о своей древней традиции, культу почитания предков. Как никто иной он мог судить об этом, прочитав немало старой литературы, часто рассказывавшая о падениях кланов, что отворачивались от своей истинной судьбы в пользу мнимого превосходства. В остальном же, кроме новых войн и вмешательства иноземцев в жизнь хладного континента, ничего и не изменилось. Все шло своим чередом: Вегейр выполнял львиную долю работы по дому, поддерживая свою жизнь и Фолкора, а также изучал руническую магию, периодически тренировал свое тело, дух и владение копьем. В добавок он принимал некоторые заказы поселенцев, улучшая их снаряжение, а порой и тело при помощи рунических символов и меток, за что тот и получал пушнину, которую Вегейр за ненадобностью складировал и откладывал на случай внезапной нужды в чем-то.


Все было неизменно, пока старик окончательно не начал угасать, закрывшись за крепкой дверью своей комнатушки и вечно о чем-то размышляя, пока лежал на кровати. Фолкору приходили ночные видения: они были крайне расплывчатые, большинство из которых знаменовали его смерть. Она манила его, пока время еще не ушло, примкнуть к воинам Смерти и продолжить свое существование. Хоть Фолкор и на самом деле не был чересчур мужественным и волевым, но он решил для себя, что, дав слово, не обманет своего воспитанника, и, отбрасывая глупые мысли, тот ждал свою погибель, что с каждым днем все сильнее и сильнее закрадывалась в глубины его сознания. Большую часть времени Фолкор пытался проводить с Вегейром, и это чувство необходимого сближения было обоюдным. Он рассказывал «здоровяку» свои сны, раскрыл тайны своего жестокого прошлого, когда тот, первоначально желая стать величайшим руномантом, убил «соратника по мастерству», заняв его место в поселении, а после начал проживать свои долгие годы в страхе о том, что когда-то и его ждет смерть от рокового ночного удара, но появление Вегейра перевернуло его жизнь вверх дном, когда тот все-таки сумел воспитать полную противоположность себе в прошлом. Фолкор им гордился, но Вегейр не очень был доволен прошлым своего дедушки, однако понял, что любое существо может исправиться, пересилив свое неблагодарное миру нутро. Дедушка часто говорил о том, что Вегейру нечего делать в Нордсколе, как и в группах других врайкулов, что не смогли бы понять его природу. Он множество раз твердил отправиться тому поскорее из Нордскола подальше от Смерти, когда жизненные силы окончательно покинут его, но Вегейр был в замешательстве: он испытывал не сколько страх, а сколько глубокую привязанность к этому месту, но был согласен со своим воспитателем, предвещающим тому будущее одного из немногих врайкулов, что сможет жить совершенно необычно: имея свою ярость и силу, но чувствуя глубокую привязанность к живому, тот смог бы стать отличным инструментом для очищения мира от негодяев, что его населили, тем самым помогая выстраивать правильный баланс сил, спасая сотни душ и особо питая симпатию к его дальним родственникам, к людям, что со временем смогут понять Вегейра и принять его в свою «семью». Увядающий старик сказал Вегейру, что тот никак не сможет поддерживать его в тяжелых странствиях, ведь тот будет до конца сопротивляться Королю-личу после смерти, а в Чертоги Один его не пустит за его злые деяния и репутацию, кою не заслуживает герой-врайкул. Фолкор был готов к вечному «ничему» как испустит дух.

В один из вечеров, перед смертью руноманта, тот поведал Вегейру о своих давних видениях о том, что его мать до сих пор жива, но удерживается до сих пор неизвестной силой, вдали от своего дома. Вегейр же считал Валборг величайшим врачом, что мог бы спасти огромное количество живых существ веря на ее выживание, поскольку не увидел ее смерть собственными глазами, конечно же он имел высокое мнение о талантах матери, попросту не ведая о более передовой медицине. Но этот толчок многое для него значил, даже если Фолкор, не изменяя своим давним привычкам, обманом захотел перед смертью заставить убраться отсюда подальше Вегейра.


Наступившая кончина Фолкора уже не произвела на врайкула должного впечатления, но открыло тому путь в дальние земли. Врайкул долго и кропотливо работал над могилой для старика за его небольшим каменным домиком, устанавливая невероятно большой могильный камень, на котором тот несколько дней вырезал руны Жизни, чтобы спасти душу усопшего от Плети.Казалось бы, Вегейр уже был взрослым врайкулом, которому приблизилась отметка в сорок лет, но лишь один из его эпизодов жизни подходил к концу, перед тем, как он заживет по-новому, расцветая и обуздывая новые секреты рунической магии. Он, продав всю скопленную пушнину и свое имущество, нажитое с руномантом, приобрел себе небольшой деревянный корабль и, руководствуясь лишь одной картой и помощью местных путеводителей, что согласились работать с Вегейром за неплохую плату, отправился в дальние земли, к своим друзьям, именующими себя «людьми».

Долгие скитания по Восточным Королевствам выдались интересными. Его ждали как и гонения от местного населения, так и небольшая награда за помощь и, к сожалению, не один человеческий пирог не мог удовлетворить голод врайкула, который съедал бы их по дюжине за перекус. Тогда же он и наткнулся на информацию о гильдии, что к его удивлению осела в Нордсколе, в Седых Холмах. Она занималась помощью всем нуждающимся, они — благородные авантюристы. Тогда-то Вегейр и вернулся домой, периодически начиная путешествовать по миру и возвращаться в родной край, оказывая поддержку соплеменникам и отдыхая, вместе с тем выискивая в лесах новые сплетения магической энергии и создавая новые руны.

Фракции:

Плеть. Вегейр ведомый словами мудрого дедушки Фолкора, верит, что врайкулы, обратившиеся за помощью к Королю-личу — наивные глупцы, которые будут обмануты, а в конце концов всех служителей перебьют. Служители Плети не имеют собственной воли, а из их прошлой жизни в них осталась лишь глубочайшая вера. Дедушка Фолкор имел возможность продлить свою увядающую жизнь службой самой Смерти, но тот дал героический пример стойкости духа, приняв свою смерть должным образом. При жизни Фолкор дал понять Вегейру, что король Имирон — самонадеянный вояка, не умеющий анализировать положение дел. Старый руномант помогал в спасении детей, порожденных «Проклятием Плоти» до гибернации и точно уверен в том, что это не проклятие, а огромный дар. Это подарок мира сего — жить на стыке времен и, как бы это грустно не звучало, врайкулы доживают свое, уступая место людям, которые лишь кажутся слабее этих северных великанов.


Альянс. Вегейр мало знает об Альянсе, однако его идеология ему симпатизирует. Под властью Штормграда расцветают провинции, и люди, как раньше, могут жить самой обычной жизнью. Но этот врайкул, проведя немного времени в окрестностях Восточных Королевств, уверен, что бюрократическая машина Альянса перекрывает кислород провинциям в угоду знати, властных горожан и армии, но давая регионам возможность жить без кровопролития. Тем не менее, врайкул питает любовь к людям, подобную хозяина к собаке. Для него люди — «братья меньшие».


Орда. Грозный врайкул видит в культуре орков что-то крайне знакомое для себя: это культ войны, любовь к кузнечному делу и к поддержанию своей физической формы. Хоть и являясь яростным врайкулом, Вегейр считает, что единичные случаи показывают невероятную кровожадность этих гостей из Дренора. Врайкул чтит традиции своих предков, и именно потому он готов с уверенностью заявить, что орк если и может стать ему хорошим напарником, то Орду, как политического противника на арене Азерота, он не готов принять, поскольку они никаким образом не связаны с этим миром и их давнее вторжение не оправдано. Вегейр уж точно знает, что если хотя бы мизинец руки зеленокожего коснется артефакта, сотворенного Титанами, то его рука будет вмиг отсечена.

Прозвища, звания, титулы:

«Здоровяк» — единственное и смешливое прозвище, что получил Вегейр от дедушки Фолкора.

Более титулов или даже кличек Вегейр не имеет, и его это особо не волнует.

Места пребывания:

Ранее Вегейр прожил жизнь на континенте Нордскол, теперь тот периодически странствует в Восточных Королевствах, ненадолго задерживаясь в каждой провинции, чтобы банально облегчить жизнь людям, утомленными набегами мурлоков, бандитов, кобольдов и кого только угодно, с чем ему помогает его невероятная сила.

Вегейр все-таки возвращается в Нордскол, в первую очередь, чтобы помочь своему народу и передохнуть от странствия, проникнуться местными видами, а также вернуться на свое новое пристанище, — Седые Холмы, где на данный момент расквартирована гильдия, на которую врайкул ненароком наткнулся.

Отношение:

Фолкор. Уже повзрослевший Вегейр успел много раз обдумать свое отношение к Фолкору и пришел к выводу, что если бы не он, то Вегейр был бы обречен на жизнь обычного работяги без мечты, без знаний, или вовсе, не жил. Потому он ему и благодарен. После смерти Фолкора каждое его слово, посвященное Вегейру, обросло новым смыслом и усилило свое действие на молодого руноманта. Потому Фолкор самый важный человек в его жизни, и хоть даже он и мертв, но Вегейр его никогда не забудет.


Мир. Отношение Вегейра к миру сложилось из его мечтательно-созерцательного характера, что смешался со спецификой жизни врайкулов и его образом жизни какое-то время. Таким образом Вегейр хоть и любит все живое, способен живое и уничтожить. Убийство ради своего выживания он не считает чем-то ужасным, даже наоборот — это все в рамках негласных законов дикой природы и этого мира, который не смотря на все свои мрачности (которые даже и сам порождает Вегейр), радует глаз своей красотой. Все наполнено своей красотой, однако, это не остановит Вегейра от исполнения своего долга, а ему намного важнее свой род и близкие, его деятельность и цели.


Братство Серых Знамен. Вегейр в Азероте долгое время искал сообщество, разделяющее его мировоззрение. Идейный коллектив служит врайкулу опорой для существования вне пределов привычного хладного мира Нордскола, да и в нем самом; а также дает ему возможность нести свою тяжелую ношу помощи миру, не обращаясь в религиозные и армейские структуры.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Живых родственников у Вегейра не осталась, но память до сих пор жива.

Отец — Ульф. Ульф был отличным отцом и супругом, но также и не менее хорошим воином. Он рос в самой обычной семье, вечно оттачивая свое мастерство владения оружием. Тогдашний оракул знаменовал для Ульфа жизнь воина, по которому тот и пошел. Иногда он взбирался на холмы, откуда было видно сражение и изучал тактику наглядно. Подросток-Ульф уже тогда достаточно насмотрелся кровопролитных сражений и понял, что эта бойня совсем не то, что ждет Один от своих последователей. Потому Ульф и принял решение стать дуэлянтом, специализируясь на боях один на один. Он выступал в качестве солдата из поселения во время боевых действий, однако, пока у него был маленький ребенок, его перестали призывать на время в походы и набеги.

Всякий раз, когда на поселение шла атака, обе стороны пытались сговориться о показательной битве двух яростных врайкулов, что и даст результат бою. Ульф всегда был по одну и ту же сторону «ринга». Он был очень рад подобным честным сражениям, ему это нравилось, хотя врайкулы далеко не всегда оставляли все просто так, и баталии «стенка на стенку» имели место быть и далее. Когда его забрали в набег, вынужденный оставить ребенка и жену, Ульф переживал за них, но ничего не мог поделать с уготовленной судьбой.

Мать — Валборг. Валборг была знахаркой и училась этому делу у своей матери, а как вышла замуж — начала принимать больных дома, беря оплату из пушнины и провизии за лекарственные средства и помощь. Хоть она была крепкой и властолюбивой женщиной, но она лечила людей не из необходимости, а больше из сострадания, и она была действительно счастлива, когда спасла жизнь соплеменнику. Однако, в один момент ее знаний народной медицины не хватило для того, чтобы спасти свою же жизнь. Или все-таки хватило? Это доподлинно Вегейру не очень-то и известно.

Неродной дедушка — Фолкор. Фолкор на протяжении своей долгой жизни много раз пытался поменяться, встав на «истинный путь». Будучи мальчишкой, тот любил устраивать драки, был крайне высокомерным и, как и многие, пытался подбиться в подмастерья рунному магу, в первую очередь желая величия и необъятной силы. Однако его запрос был вежливо отклонен. Фолкор был в самой настоящей ярости, которая и привела его к тайным архивам в своем доме. Он нашел кучу рунных предметов и пару писем о их создании, а после начал практиковаться, мечтая утереть нос руноманту. Фолкор в один раз нагрянул к нему, показав свои «подделки» и удивил врайкула, что уже был готов дать волю тому обучаться мастерству, но Фолкор неожиданно отказался, обвинив руноманта в некомпетентности. Посеянная вражда начала давать свои плоды и, Фолкор, взрослея, периодически стал выдвигаться с боевым отрядом, пробуя свои силы в магии. В роковой день Фолкор, схитрив, напал на спящего руноманта и при помощи магии умертвил его, после чего занял его место в поселении. Он ожидал, что это будет легко. Но ему начали сниться сны: в них Один неистовствал и кричал, пронзая тело Фолкора тысячью ударами топоров и мечей, и каждую ночь он чувствовал боль и старадания. Вместе с этим к нему приходили многие неприятные врайкулы за помощью, которые напоминали Фолкору его самого в отношении к людям. Его страх брать себе ученика, а также отказывать, как когда-то сделали с ним, в конечном счете превратили домик руноманта в укрепленную камнями «крепость» с пятью замками на дверях. Фолкор с цинизмом и паранойей много к чему относился, однако честной смерти он не боялся, особенно отдав ее за что-то, что ему нравится. Таким образом он был одним из немногих, кто помогал будущим людям, еще до гибернации, поселится подальше от Нордскола и выжить. Фолкор побаивался одного — такой же мучительной смерти, как и прошлый маг, а также кары Одина. Тем не менее, ближе к концу жизни для него появилась возможность очистить свое имя, взяв Вегейра на воспитание. Фолкор после уже не боялся смерти, благодаря Вегейру, которому передав все свои знания, он уже считал жизнь успешно прожитой, потому появление в его жизни этого юнца дало ему возможность жить так, как подобает любому другому врайкулу, особенно когда у него наконец-то появился помощник.


Что насчет представительниц прекрасного пола, то врайкул же ими если и увлекался, то никогда с ними особо не держал контакт, в угоду рабочего времени (Вегейр вечно был занят). Он уже полностью уверен, что будет один до конца дней, поскольку представительницы других рас его не интересуют, как и заведение семьи в новых реалиях, где врайкулы больше не могут продолжать свой род, который был бы действительно похож на них, а не на людей.

Питомцы:

На данный момент у Вегейра нет питомцев после того, как его прирученный ворг погиб в бою с медведем.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
Дополнительно:

Для начала хочется сказать спасибо за прочтение и уделенное время. По моим ощущениям анкета вышла достаточно объемной.

Эта анкета моя первая на проекте. Я не особо хорошо знаю ЛОР Варкрафта, так что постарался мигом изучить все, что касается интересующей расы, других особенностей персонажа и написать более-менее интересного героя. Не смотря на неопытность я считаю, что подобного персонажа отыграть я смогу, а подобного рода анкета — отличная возможность подтянуть знания и опробовать их в действии.

В случае одобрения анкеты прошу:

Привязку к гильдии Братство Серых Знамен.

Морф на персонажа Вегейр.

Установление нестандартного роста 1.4

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, уважаемый автор! Сообщаю вам, что ваше творчество было рассмотрено лично мной, и ему присуждается вердикт - одобрено.

Комментарий:

Скажу вам, что ваше творчество, без преувеличения, поразило меня. Все пункты расписаны просто замечательно. Внешность, характер, все это дает читателю полную картину вашего персонажа, беря в учет факт того, что вы не поскупились на свое время при их написании, да и не только их.

Хронология рассказывает нам, казалось, простую, но удивительнейшую историю Вегейра, которую я читал с неподдельным интересом. Мне всегда было по душе столь, пусть и объемное, но зато подробно описание происходивших в прошлом с персонажем событий. Анкета заставляет читателя сопереживать персонажу, вспоминая тот же момент со смертью матери главного героя.

Вы с невероятной детальностью описали отношение Вегейра к чему-либо, будь то отдельно взятые личности или целые фракции.

Единственной же ошибкой я считаю неучет факта того, что большинство врайкулов Нордскола находилось в спячке до событий (приблизительно) Wrath of the Lich-King, и эта тема не было раскрыта в полной мере, хотя, все описанное имеет место быть.

Закончив ознакомление с анкетой, у меня осталось чувство, будто я прочитал небольшую книгу и имел честь знать описанных в ней личностей в живую. Большое спасибо вам за написание столь замечательного творчества!

Уровни:

Вегейр 9

Другое:

Одобрение на использование морфа с нестандартным ростом 1.3 (1.4 - слишком большой ,как мне кажется).

Привязка персонажа Вегейн к Гильдии "Братство Серых Знамён".

P.s. Приятной игры на Даркмун! Остались вопросы? Прошу обратиться в ЛС - Dead King#4068

Проверил(а):
Dead King
Выдача (Опыт):
Да
+7
18:31
14:37
489
21:36
0
Отличная анкета.
12:16
0
спасибо, я правда старался.
07:35
0
Врайкул Альянса детектед!
12:16
0
ты почти прав!