Досье на бывшего рыцаря Манфреда фон Рихтгофена, капитана эскадрильи ВВ подразделения седьмого легиона. Составлено архивариусом 7-го легиона в 33 году О.Т.П.

Манфред фон Рихтгофен рыжеволосый тридцатилетний мужчина с весьма хмурым взглядом. Короткая военная стрижка, медного цвета, и уставные усы медного цвета, стали одним из неизменных и отличительных признаков пилота. Плотные и ровные брови, медного цвета, и небольшой шрам на правой щеке. Отчётливый и строгий взгляд каре-зелёных глаз. Немного заветренное лицо. Нос сломан и вмят в голову после падения. Блеклые и пухлые, но узкие губы подчёркивают усы. Большие, но прижатые к глове уши. Мускулистая и широкая шея.

Подтянутая, для пилота, фигура Манфреда уступает бойцам авангарда во многом. Вытянутая и статная осанка бойца выделяет его в строю. Боец даже при выстреле возле уха, не дрогнет и не скривится. Его руки с трудом удерживают двуручное оружие длительное время, что и не требуется от пилота, но весьма умело орудуют с ружьями и пистолями. В открытом бою проиграет воину в силе, но победит вёрткостью. Не высок, будто идеально вымерен под размер кабины. Длинные пальцы с, на удивление для солдата, розовыми ногтями, цепко держаться за штурвал или ложе ружья. Левая рука, от локтя, заменена простейшим трёхпалым протезом, способным лишь сживать и немного крутиться по своей оси. Перекрашен в сине-белые цвета. Грудь исполосована шрамами от единственного падения. Более в открытых стычках не наблюдался. Ноги намного сильнее накачаны, нежели руки. Боец тренировался ежедневно в длительных забегах.

Согласно уставу, боец ВВС носит лёгкие доспехи, гарантирующие максимальную мобильность в случае падения. Каждый элемент брони плотно прилегает к телу, дабы не мешаться ни в летальном аппарате, ни на земле. Авиаторские очки, помогающие держаться на хвосте цели в воздушном бое, а также находить цели при обстреле наземных целей. Белая водолазка с начёсом помогает телу не замёрзнуть на высоте. Вся защитная экипировка, от наплечников до сапог выполнена в синих и белых тонах. Наплечники выбраны из стали, во избежание шальной пули. Лёгкий кожаный нагрудник плотно прилегает к телу, выпячивая лишь пару кармашков на груди с бинтами. Вместо широкого и красивого пояса, лётчик использует стандартный ремень с симметричной пряжкой из простого железа. Все элементы одежды отделаны мехом или шкурой, для сохранения тепла. В качестве вооружения используется однозарядное ружьё с креплениями для ёмкостей для пороха.

Манфред фон Рихтгфен является исполнительным капитаном эскадрильи. На его счету имеются как боевые, так и частые патрулирующие вылеты. Несмотря на хмурый взгляд, его товарищи отзываются о нём как об отзывчивом и доброжелательном, в первую очередь человеке, а не бойце. Чувство юмора, почти полностью, отсутствует, но не порицает за него других. В трудные минуты для других готов помочь всем чем сможет, хоть и считает альтруизм странным аналогом эгоизма. Согласно его изречению «Альтруизм — это тот же эгоизм, просто прикрытый благими намерениями. Да, от этого никому не плохо, но и этот человек помогает не потому что кто-то в беде, а потому что получает от этого удовлетворение.» Свои же проблемы, привык, держать в себе. Тяжёлые жизненные ситуации привык перемалывать чрез усердную работу или интенсивные тренировки, что зарекомендовало его как трезвенника. На алкоголь не налегает, но иногда можно заметить курящим. Членов своей эскадрильи журил и за каплю алкоголя. Способен выдерживать как длительные физические, так и монотонные умственные нагрузки. Не самый сильный боец, но выносливый марафонец, что доказал во время сражений на Расколотых Островах. После крушения пережил тяжёлую стадию ПТСД, основанную на первом поражении и потери левой руки. Уйдя из вооружённых сил зарёкся вернуться лишь тогда, когда сможет оклематься и будет боеспособен. За провал во время выполнения боевой задачи подал рапорт на разжалование, ибо такую ошибку мог допустить только рядовой. Верен королевству, королю и слову своему. Во время несения службы как командир эскадрильи, был зачастую замечен в ангарах вместе с инженерами, помогая и изучая собственную технику. Способен разбираться в разного рода механизмов, но постигать что-то за пределами своих нужд не стал.

Основным и ключевым навыком Манфреда была его быстрая обучаемость. Теоретический материал усваивался на лету, а физические упражнения давались в кратчайшие сроки. Грамотное обучение по специализации пилота истребителя в лётной академии Штормграда дали тому быстрый старт в его дальнейшей службе.

Пилотом Манфред стал отменным, что и позволили ему быстро шагать по званиям и достижениям во время ведения боевых действий. В штабной или канцелярской деятельности был замечен редко, предпочитая находиться на передовой в небе. Считает, что будущее войны стоит именно за авиацией. Считает гномьи ветролёты полезными, но неманевренными. Излюбленной тактикой избрал «Соколиный удар».

Учитывая вероятность быть сбитым и отсутствие должной физической силы, пилот выбрал в качестве оружия пистоли и ружья. Спустившись с небес, пилот всё так же опирается на тактику «Соколиного удара». Высокая скорость и увёртливость позволяет быстро отдалить от противника, откуда и будет произведён выстрел. И так по кругу, покуда все враги не полягут или не будет убит сам пилот.

Ввиду боевых действий и частого контакта с умелыми инженерами, большинство из которых были гномы или дворфы, может говорить на позволительном, но даже не среднем навыке владения их языками. Естественно всеобщий, как родной.

Веру во что-либо уже считает глупостью. Живые олицетворения «божеств» он видел несколько раз в разные военные компании. Верить в то, что есть бессмысленно. Следовать заветам «божества» или целой силы скорее считает философией жизни, а философия и мораль у него имеется своя.

Все части брони от сапог до наплечников. Было сдано стандартное для многих стрелков ружьё, а также очки авиатора.
Хранил комплект выданной экипировки в надлежащем состоянии. В ящике дома. Что и сдал по уходу. На свои деньги купил подшитую идеально для него форму в синих и белых тонах. Смог заполучить почти полный аналог уставной формы. За время службы форма немного потеряла в цвете став бледней, но не сильно истасканной. При себе имел ружьё последней модели, что было продано ему чрез посредника от одного интенданта склада ВС Штормграда. Поиски ушлого продавца военного имущества ведутся до сих пор. На память о военной службе попросил оставить ему флягу, в местах помятую с отшелушенной краской.

Опираясь на материалы переписи народа, Манфред родился в семье Рихтгофенов. Отец был простым мещанином, быстро упавшим по социальной лестнице. Мать была добропорядочной женщиной, ведущей жизнь одной из жриц Света. Первоначальное образование получил при церкви, где уже начал показывать свои способности в обучаемости. По заверениям других жриц церкви был послушным, но мирская и духовная жизнь его не интересовала. Он видел беженцев с Штормграда, после Первой войны, что и зародило в нём огонь вражды. Покалеченные и бездыханные тела везлись на повозках теми, кто сам был похож на труп, в бегстве спасая последние крупицы ценностей. Опустевшие взгляды мертвецов ничем не отличались от глаз извозчиков или колон плетущихся по обе стороны от повозок. «Мёртвые» глаза живых и заставили гореть огнём глаза Манфреда. Спустя несколько лет, завидел над небом пролетающие ветролёты гномов, движущихся как подкрепление людям во Второй войне. Вид ослепительных машин, бороздящих небо сильно засел парню в голову, не оставляя ту по сей день. По заверению матери мальчика, он ошарашил её желанием вступить в вооружённые силы Альянса Лордерона, дабы стать одним из пилотов и навсегда выгнать орков с земель людей. Не придав тогда этому особого значения, мать успокоила взбудоражившегося ребёнка. Как уверяет сам Манфред, именно жизнь при церкви, и отбила у него всякое желание веровать в высшие силы. Что было чудом для других, было обыденностью, а иногда и вовсе трюком без применения какой-либо магии. В малом возрасте он много обучался и редко играл, ввиду распорядка дня жриц, вечно караулящих за тем, чтобы мальчик вёл «должную» жизнь и впоследствии стал жрецом или архивариусом. В один из дней, он, по его словам, оставил записку маме, что уходит учиться в академию вооружённых сил Альянса. Он взял скопленные деньги, а их было предостаточно, ввиду полной обеспеченности его при церкви и ненадобности излишних удовольствий. Так же он обманом получил характеристику от другой жрицы, что желает перевестись как помощник архивариуса в северные церкви. Получив документ заверяющий его как обученного грамоте и первоначальные финансы, он предпринял первую попытку поступить в академию, но не был взят ввиду его возраста. Стража доставила мальчонку обратно к церкви, но не смогла усмирить его пыл. Почти каждый день, он пытался выбраться и поступить, покуда не пошёл иным путём. Хитростью, убедив, что согласен работать в академии как поварёнок или уборщик, он последовал за стражником к местному управлению гражданского персонала. Но по пути к нему Манфред скрылся в толпе обучающихся на государственные службы. Оказавшись в крыле вооружённых сил, оказал немалое впечатление на местного управляющего. Манфред был зачислен в академию в возрасте девяти лет, за семь лет до начала третьей войны, на условиях сокрытия настоящего возраста.

Будучи членом академии, мальчика уже не отпускали так часто домой и тот жил в пристройках к академии, в виде казарм. Он привыкал в военной муштре, уставу и изнурительным тренировкам. Физическую силу с лихвой компенсировал силой духа и выносливостью. В отрытом бою выматывал противника, нежели вступал в прямой контакт. В дни, когда физические упражнения отходили на второй план, обильно постигал теоретические науки, а также изучал всю доступную информацию про летательные средства. В первые же годы был выделен как один из успешнейших курсантов его года и как умелый лидер, приводящий свои команды, в обучающих соревнованиях, к победе, тем или иным способом. Тактику «Соколиного удара» начал использовать уже тогда, придерживаясь манты, что победить каждый хочет, а разбитый нос можно и не в бою заработать. Навыки владения оружием ближнего боя были единственным изъяном, что удалось выделить за первый год службы. В дальнейшем проявилась и черта цинизма. Но даже пропустив чёрную или надменную фразу, он бы подал руку своему противнику в соревновании, когда тот упал. На пятом году обучения был допущен к первому вылету на ветролёте. Несмотря на грамотное знание теории, первый вылет был неудачным и во время посадки было повреждено полозковое шасси. В дальнейшем этот зачёт был пересдан после отработки штрафа за поломанную запчасть ветролёта. Спустя два года, прямо за год до начала третьей войны, был перенаправлен на прохождение практики и первой службы в авиационное формирование в Штормграде, что возможно и спасло ему жизнь.
Во время странствия, он уже достиг шестнадцати лет, что позволяло ему выступать солдату открыто. Прибыв на место несения первоначальной службы, к нему был прикреплён стандартный ветролёт, выдано полное обмундирование и стандартизированная винтовка пилотов. Первые боевые вылеты были в основном во внутренние земли с целью выслеживания и помощи клану громового молота в уничтожении остатков клана драконьей пасти. Спустя год до Манфреда дошли вести о случившемся в землях Лордерона. Почти всё крыло было отправлено в качестве подкрепления Лордерону, но лишь малая часть из тех боёв вернулась. По рапортам того времени большинство пилотов было сбито горгульями и нерубами, что умудрялись атаковать с земли. В следующие вылеты были с пассажиром на борту в целях слежения за перемещением противника. Убедившись, что армия нежити отошла в сторону эльфийского народа, патрули стали более редки и на них посылали пилотов без опыта, ввиду постоянной боевой готовности ветеранов. Следующие стычки произошли уже с самопровозглашённым королевством Отрёкшихся, в патрульных вылетах, но не принесли ни боевых заслуг, ни промашек.

Был отмечен за заслуги и боевые вылеты в сражениях супротив гильдии каменщиков, накрывая те ковровыми бомбёжками. В те же года были получены и первые его боевые ранения от шальных пуль. Из-за густой растительности Сумеречного леса, не принимал активного участия супротив воргенов. Так же пилот осуществлял поддержку войск, наступавших на Чёрную гору, впоследствии доставляя припасы из Штормграда на передовую. После этого наступила небольшая передышка, уже натасканного на бои человека. К боевым вылетам он вернулся, даже сам вызвался, лишь когда Плеть вернулась в восточные королевства. Вместе с наземными войсками он направился к Стратхольму где и зависла злосчастная крепость Наксрамас. Сбитые горгульи уходили на счёт десятками, а драконов и вовсе…ни одного. За всю компанию ему не удалось сбить и единого дракона, но получилось поддерживать войска поставками из Стромграда. Во время полномасштабного наступления на Цитадель ледяной короны, всё ещё ходил как ведущий в паре истребительского звена. По рапортам, именно там он смог сильно продвинуться по службе, что числом убитых противников, что своим характером, не обостряя отношения с временным союзником в лице Орды.

В дальнейшие года, Манфред был назначен инструктором для пилотов новичков в Штормграде. Его лекции и практические занятия полюбились учениками, хоть те и побаивались своего инструктора за пройденным им путь. Хмурый взгляд и тяжесть в глазах появилась уже тогда, а среди курсантов начали ходить слухи, что пилот даже во время свободного время живёт по уставу. За всю службу он не был замечен. Уже в это время, по заверению Манфреда, им уже было приобретено ружьё с рук посредника и вышит личный лётный комбинезон. К этому времени, ветролёт был изъят и списан, ввиду его не боеспособности. Согласно решению местного управления, во время возникновения нового очага сражений, Манфреду надлежит выдать Штормградский истребитель и поставить во главе средней эскадрильи, в качестве командира. За свою службу в одиннадцать лет, он смог дослужиться до звания рыцаря. Ещё с четыре года он обучал курсантов военному ремеслу, теорией и практикой управления воздушным средством, а также обучал теории выживания в случае падения летательного аппарата. Он свято верил и надеялся, что до практики этих навыков никто не дойдёт. Согласно рапортам, на момент тридцать второго года от открытия портала, рыцарю-пилоту Манфреду фон Рихтгофену надлежало выдать очередное звание в связи с боевыми заслугами и выслугой лет – рыцаря-лейтенанта, но тот был в скором порядке перенаправлен в зону боевых действий Расколотых островов. Там же и произошло его первое и на данный момент единственное – поражение.

В одном из боёв, истребитель Манфреда был подбит, а тот записан в погибших в бою. Самолёт с Манфредом и его вторым пилотом упал в лесах меж Сурамаром. К материалу приложен доклад после срочной высылки рыцаря-пилота, командира средней эскадрильи, Манфреда фон Рихтгофена после краткой реабилитации и сдачи воинских обязанностей.

«Меня вырубило в полёте. Не знаю, что именно в нас кинули тамошние демоны, но это было похоже на огромный камень. Я видел, как отрывается оба правых винта, а потом приложился головой о штурвал. Очнувшись я даже не почувствовал боль, на первых порах. Я видел, как Родерика размотало на правом несущем винте, а носом мы вспахали порядка трёх метров. Лишь потом, болевой шок развеялся, и я ощутил в полную меру агонию падения. Множество ссадин, мелких порезов и оторванная рука от локтя. Я сдерживался как мог, но боль меня переборола, и я заорал. Была ошибка. Одна и самая главная. Я понимал, что, если я прижгу, будет ещё только хуже, но и сидеть было чревато смертью. Я достал жгут, бинт и немного припасённого алкоголя от Родерика. Не подумал бы никогда, что это может меня спасти. Залив культу алкоголем, я еле, но сдержал крик, но всё же стоны были. Я быстро наложил жгут рукой и зубами, после чего перевязал руку бинтом. Следующие минут двадцать я пролежал в отключке. Очнувшись я уже слышал вдали какие-то крики. Толи говор демонов, то ли кого ещё, но я не стал выяснять. Где наши я тоже не знал. Я просто выкарабкался из кресла и понёсся, что позволяли силы в сторону противоположную от голосов. Я бежал чуть меньше получаса и вышел на опушку какую-то. Я лишь увидел ночных эльфов и стяги альянса. Чрез пару шагов я уже упал и не просыпался несколько часов, как мне сказали. Очнулся я уже в койке, а мою руку обработали друиды. Я был одним из тех кого отправляли с фронта домой. Я ступил, чуть ли не последним в портал. Я понимал, что война не окончена, но моя ошибка сделала из меня обузу и убийцу Родерика. И я ступил. По ту сторону нас уже встречали разного рода лекари, снующие во все стороны. Среди них была и мать. Прошло больше одиннадцати лет с моего убытия из Лордерона, а она смотрит на меня так, будто я сейчас снова сяду за стол переписывать книги. Будто на мне и шрамов нет и рука на месте. Но знаете… моя служба тогда шла уже достаточно долго, я успел навоеваться, получить ранения и разного рода расстройства…а я стоял и просто улыбался ей за то, что она смогла выбраться из города за полгода до вторжения Плети. Она же и свела меня с местными гномьими умельцами. За свою службу я заработал достаточно, так что вопрос цены не был для меня столь принципиален. Я лишь желал вновь воспарить, а для этого нужна была рука. Они свеяли мне простой протез, вот…едва крутится по оси, но больше полагается куда крутиться плечо и сжимается. Да, два пальца не хватает, но на кнопки я всё равно нажимал только одним, так что хватит. И да, по состоянию здоровья и семейным причинам я подаю в отставку.»

Спустя полтора месяца бумажной волокиты Манфред был списан в запас.

Синий Барон – звание привязавшееся за ним после компании в Нордсколе. Под его предводительством, ряд разрозненных ветролётов из разных крыльев собрались духом и единым ударом действовали на протяжении трёх дней. Подобно королю, что воодушевляет каждого сплотиться для достижения единой цели, он смог заслужить уважение к себе и прозвище лорда или короля. Но в шутку он сказал, что ему будет достаточно баронства.

Отец – Грэг Рихтгофен, мещанин Лордерона, со временем спившийся и пропавший среди улиц или ушедший в неизвестном направлении. Манфред не успел привязаться, да и не за что было.

Мать – Анна Рихтгофен, жрица церкви Лордерона, что позже перебралась в Штормград, неся слово света в души и сердца. Мать, давшая сыну всё, что было ему необходимо, начиная от грамоты, заканчивая необходимой для ребёнка любовью и опекой.

Игровое имя:
Рихт
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Возраст:
30 лет
Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Класс:
Пилот
Специализация:
Истребитель
Вера:
Нет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Гномский
  • Дворфийский
Род занятий:
Пилот
Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток!

Заранее скажу - ваша анкета оценена на +8.5 уровней.

Персонаж оказался добротным. Вы очень много вложили в него сил, это очень хорошо виднеется "На бумаге". Единственное что мне не понравилось - это "Симулятор запятых" в самом начале, ибо хоть это и достаточно корректно, но использовать сложные предложения в самом начале творчества - дурной тон. Итак, приступим

Характер и внешность - здесь я могу только похвалить ваши старания. Персонаж описан достаточно просто, составить воображаемый портрет по указанному описанию достаточно легко. Виднеется распределение внешности на "Голова, Тело" и т.д. Возможно это визуальное оформление, но новшество вводит для анкеты приятную ноту сортировки содержания.

Экипировка и Вероисповедание - Здесь всё так, как я люблю. Никакой магии, никаких гаусс-пушек. Всё просто и достаточно легко, без наворотов. "Пара пистолей и Винтовка" - этого действительно хватает пилоту, практически НЕ ВЫДЕЛЯЯ его на фоне прочих. Вот что мне правда не понравилось - это расстановка данных категорий. Было бы уместнее, если бы вы их разделили. Совмещать религию и экипировку это... достаточно странно. Так же касательно религии... Штормград во всю использует Святой Свет и паладинов на войне. Да, возможно то, что ваш персонаж и был пилотом, делает вам алиби к этой категории, однако в то время вера в свет была достаточно распространена.

Хронология. Здесь... нечего сказать - категория вышла отличной. История персонажа прописана от "А" до "Я", и это сделано на достаточно высоком уровне. Это интересно читать, ведь история хоть и имеет некие "пробелы" в своем содержании, однако они столь несущественны, что даже не обращаешь на них фактов. Есть основные моменты, которые даже очень хорошо совмещаются с действиями вашего персонажа. А есть вторичные, что разбавляют основные, собственно как и должны делать.

В целом - вы не забыли и об "Вторичных" к заполнению категориях. Это радует. Это творчество действительно было приятно прочитать


Ваша награда:

Рихт 8.5


Если у вас возникли вопросы - вы всегда можете обратится ко мне в Discord: Elo#2314

Хорошего вам настроения и приятной игры!

Проверил(а):
Elo
Выдача (Опыт):
Да
+16
21:59
15:51
843
ape
12:07
0
Отличная анкета!
13:17
0
Спасибо.