Игровое имя:
Леру
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Тролль
Народность:
Племя Чёрного Копья
Пол:
Мужской
Возраст:
26
Особенности внешности:

Рождённый более двух десятков лет назад, Леру'хан представляет собой почтенного соплеменника Чёрного Копья, обладающего большей сутулостью, нежели иные клыки. Даже не смотря на некую худобу, сил в теле тролля достаёт, пусть они и несравнимы с тем, что имеют храбрые берсерки. Его жилистое тело, каждый из мускулов на котором является плодом долгих странствий и совершенствования — полностью подвластно хозяину. Движения анту плавны, хотя, можно даже сказать что они намеренно медлительны в пору когда тролля не ожидает битва. Первыми в глаза путников бросаются его лазурные волосы – вечно растрёпанные и вздымающиеся к небесам, пока растительность на лице, являющаяся бакенбардами смотрит на землю. За ритуальной маской, кою охотник снимает не столь часто, скрываются острые черты лица тролля: чуть вогнутый лоб, вытянутый подбородок с малой лазурной бородкой и пухлые губы, из-за простора которых выходит два бивня, давно пожелтевших в силу нечастой чистки. Так упоминания достоин длинный нос, имеющий чёрную точку чуть ниже глабеллы. Мудрым жрецам, так же как и самому троллю — неизвестно значение подобного, ведь эта тёмная дыра имелась у него с рождения. Уши тролля длинны и имеют в основании несколько серебрянных колец, расположенных выше мочки, кою занял обширный чёрный медальон с изображением черепа — типичное для клыкастых украшение своего тела. От плечей и до боков таза тело его покрывают шрамы, чьё нанесение имело ритуальный характер. В купе с тёмными узорами, состоящими из простейших начертаний, они создают картину чуть согнутых крыльев, будто распахивающихся при свершении прыжка. Они перепончаты и имеют острые концы, являясь признаком восхваления прародителя нетопырей — Хир'Ика. Морщинистое лицо в большинстве случаев сокрыто за разнообразнейшими раскрасками из залы с краской, массивы которых периодически обновляются в пору, когда они иссыхают до шелушения подобно чешуе. Взгляд карих глаз тяготеет и вызывает раздумья, столь он противоречив в своих переливах желаний и преобладания, идущего в унисон с вдумчивостью и рассудительностью.

Одеяния темного охотника так же заслуживают упоминания, ибо они в основе своей и составляют его облик. Помимо лазурной пелерины и штанов, за долгое время обретших множество протёртостей и расселин, они представляют собой сбор разнообразных фетишей — от амулетов, крепленных на поясе, переходящем через торс и до костей, бивней, расположенных у стоп и кистей. Кости немаловажны для анту, ибо таким образом он еденит и воздаёт почести великому Самеди. С правого плеча свисает сотворённый собственными руками фетиш — это собранная из крепких палок и лазурных лент конструкция, украшают которую череп ( этот элемент он периодически сменяет, не стесняясь продевать и кость убитого им, а так же кама — малая коса, кою Леру'хан ценит как наследие своего прошлого.

Особенности характера:

Надломленный разум — редко случаются мгновения, когда соплеменники или же представители рас союзников могут лицезреть Леру'Хана вне перемен черт характера, что будто бы отслаиваются при каждой новой встрече подобно коже у ящера, уступая место чему-то иному. Точно нельзя определить динамику тех самых перемен, но известно одно — с течением времени рассудительный клык может повести себя подобно малому йокуту, пренебрегая тем, чем не пренебрёг бы в ином мгновении, или же обрести параноидальную-подозрительность, сочетаемую с суеверными обычиями троллей.

Верность — даже не смотря на множественные искажения, источником которых является нездоровый рассудок, Леру'Хан остаётся извечным приверженцем жизненного уклада Чёрного Копья, его обычаев и устоев, что святочтимы и оберегаемы молодым клыком, отдавшим свою жизнь и посмертие во служение архаичным божествам. Пусть дар милейших и принёс ему отчуждение от постоянного пребывания средь своей крови и её союзников, Леру всё-равно с полной уверенностью в правильности своего решения встанет на защиту как Чёрного Копья, так и Орды, даровавшей племени новую жизнь.

Собиратель — особенностью служения тролля является полное потворство желаниям и стремлениям тех, кто даровал ему толику своей силы во благо исполнения своих целей, и если этой целью станет кувшин, упокоенный в шатре одного из знахарей — темный охотник без всяких раздумий свершит необходимое для получения безделушки или же подношения, необходимого могущественному духу. Тоже касается поры битвы или странствий, где каждая крупица способна пополнить напоясный мешок тролля.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Темный охотник
Специализация:
Тени
Способности:

Дар Лоа — служение и почтение, вот как можно назвать основные принципы, необходимые для использования дарованной Лоа силы, что позволяет тому излечивать раны его союзников, придавать тем бодрости, или же вводить сверепейших в неистовство, фигурально заставляя кровь тех «вскипеть». Cила дарованного ему несёт благо в его истинном проявлении.

Тёмное вуду — у всего имеется темная сторона и ничто иное, кроме как вуду не отражает этот принцип столь сильно. Его отражение являет собой нечто ещё более жестокое и полное недосказанностей, пройдя за завесу которых выйти будет уже тяжело. Множественные сглазы и проклятья, единение с тенями, в котором охотник становиться незримым глазу. Это лишь крупица в море знания, которое за собой несёт порочная для иных, но чтимая троллями сила тёмного вуду.

Регенерация — окутанная завесой тайн и легенд, эта способность клыкастых обитателей Азерота воистину впечатляет, ибо во многом связана с их верованиями. Сильный и любимый богами способен возвратить себе руку, а проклятый не может залечить и малейшей царапины.

Кипящая кровь — своеобразной издёвкой для в большинстве своём ищущего умиротворения тролля стал малый дар от Владыки Войны. В открытом столкновении охотник свирепеет, постепенно обращаясь к состоянию бездумного берсерка, чей неумолимый гнев способно убавить лишь кровопролитие. Множества усилий и ритуалов стоило троллю подавление раздирающей изнутри злобы, наиболее надёжным способом ухода от которой является уход от битв вовсе.

Навыки и профессии:

Душегуб — в первую очередь опору в бою охотнику составляют его орудия: двулезвийная глефа, короткий клинок или же мачете. За годы практики анту обучился множеству приёмов — как тех, что можно было счесть за бесчестные, так и противоположных — абсолютно прозрачных и лишенных хитростей. Дополнением к умению владеть оружием идёт иное — знание таинств лишения жизни, отраженных в умении подобрать место, куда стоит обрушить свой удар для наиболее скорейшего лишения противника жизни.

Охотник и кулинар в одном лице — за годы нужды в добыче пропитания, Леру'Хан научился готовить пусть и не изысканные, но вполне сьедобные блюда. Ну, по крайней мере — он так считает, да и знаете — никто не был против, особенно, если через пару часов выходить в путь!

Фетишист — охотник подходит к вопросу веры с великим рвением, и именно потому он вложил немало усилий в освоение вырезания по дереву, кости и многому другому, дабы иметь возможность ваять тотемы и множественные украшения, часть которых темный охотник вогружает на себя.

Знахарство — бытие тёмным охотником предполагает нужду не только в обладании воинскими и жреческими навыками, но так же и использование всяческих знахарских отваров и мазей, дурманов, кои зулы воспроизводят для образования новых реагентов или же чего-то иного. Изначально в этом Леру'хан находил избавление от ужасающих болей, что терзали ум тролля и исчезали на краткие мгновения тогда, когда глотку наполнял целительных элексир. Сейчас же это неотъемлемая часть его быта, дозволяющая оказать помощь в ней нуждающимся.

Травничество — изучение всяческих трав и их хитросплетений пришло к троллю вместе с обращением к делу вуду-маст, что не раз давали крайне ценные советы о том, какой плющ вызовет простую сыпь в паховой области, а какой заставит лёгкие сжаться, принеся за собой смертельное удушье. Практика и сопутствующий ей опыт, а так же долгие странствия, в которых было увидено многое позволяют клыку без тягот ориентироваться в видах растительности.


Вера:
Лоа
Пояснение к верованиям:

Лоа — таинственное верование, распространенное среди диких племён троллей, расселившихся по простору всего Азерот. Кровавые ритуалы, каннибализм и великое множество поверий, что направляют клыкастых вперёд уже тысячи, если не десятки тысяч лет. Вуду прекрасно, а главенствующие в нём божества — Лоа, прекрасны вдвойне. Среди всех архаичных Божеств темных охотник банально неспособен определить того, что оказывает наибольшее влияние на его жизнь, но как и большинство из его соплеменников — тролль с особым почтением относиться к двум из них: Хир'ику и Бвонсамди.

Хир'ик — Лоа-нетопырь. Проницательный охотник и мудрец, способный уловить картины будущего, пусть глаза его и слабы, но слух прародителя всех летучих мышей велик. Он — символ познания и тот, кто ценит умение не только видеть, но и слышать. К Хир'ику Леру'хан обращается за мудростью и советом, когда обстоятельства тяготят мысли тролля. Хир'ик стал первым Лоа, которому он стал подносить свои мольбы, стремясь постичь то, что сокрыто за тенями неизвестности. Смерть Лоа не стала ударом для охотника, ведь шепот и мудрость его были утеряны, оставив за собой лишь воспоминания прошлых лет

Бвон'Самди — наиболее чтимый в племени Чёрного Копья Лоа, являющийся великим могильщиком и хранителем душ ушедших троллей. Могильщик близок к тем, кто приносит ему дары и оказывает знаки уважения, будь то жертвы или же простейшие символы — кости, прах, сдерживаемые троллем на себе. Темный охотник множество раз обращался к Самеди за помощью и всегда имел ответ, ибо кто как не подобные Леру будут помогать душам добраться до его чертогов.

Огоун — Владыка войны и кровопролития. Нет того воина, что не превозносил бы этого Лоа в пору схватки, ибо каждая капля крови, что была пролита и будет пролита — принадлежит ему. наполняя воздух рявканьем, бормотанием и воем, повелитель резни потворствует желаниям тех, кто вне схваток отдаёт всего себя пути совершенствования в военном ремесле во всех его проявлениях. Пусть Леру и это Божество во многом неспособны найти крепкую связь друг с другом, но рокот трофейных черепов на поясе тролля будет восславлять Владыку войны прерывистой песнью в пору боя.

Калфу — пусть этот дух и считается олицетворением зла в глазах даже собственных собратьев, тёмный охотник смог найти своеобразное единение с чёрным раптором. В его непостоянстве Хан находит отголосок собственного бытия, что переменяется с мгновениями. Переменяется, как и сам он, когда одного условного «Леру'хана» переменяет совсем иной клык. Боль и неудачи что за собой несёт Калфу, как бы то странно не звучало, изредка огибают дугой клыка ему поклоняющегося, но как и всё связанное с этим духом — вскоре ситуация может измениться.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Наречие троллей
  • Орочий
Пояснение к языкам:

Зандали — общий для всех племён троллей язык, являющийся наследием некогда великой импери Зандаларов. Впрочем, то было ясно и без всяких обьяснений. За незнание можно мало того, что показать себя полным дураком, так ещё и палкой получить.

Орочий — основы орочьего языка были постигнуты им в период Третьей Войны, когда Орда под предводительством Тралла заключила союз с великим вождём Сен'джином. То было необходимостью, что не канула в лету со временем, из раза в раз подбрасывающим всё новые испытания как охотнику, так и его племени.

Инвентарь:

Набор тёмного охотника — ритуальная маска раш'ка, имеющая на себе великое множество начертаний, что со временем осыпаются, приобретая вид своеобразной наслаивающейся чешуи. Обоюдоострый клинок с щитком под запястье, изображающим цвета Чёрного Копья — всё то представляет собой вещи первой необходимости для тёмного охотника, враг которого не всегда таиться под светом солнца.

Предметы ритуалистики — множественные фетиши и обереги, переброшенные через грудь и креплённые к кожаному ремешку, взвешенные на поясе куклы вуду и тсан'сы, а так же ещё множество разнообразных вещей, что относятся к верованию троллей. Обычно тёмный охотник держит всё подобное при себе, а если чего-то и нет, он явно это не выбрасывал, а скорее всего… Потерял.

Больше, чем просто кольцо — украшающее его левое ухо кольцо олицетворяет собой своеобразный знак новой вехи жизни тролля, обретшего в своей жизни большую связь с соплеменником, нежели ту, о которой только мог помыслить. Это изделие из серебра было подарено и скреплено его возлюбленной Ун'субой, и нет сомнения, клык скорее позволит отрезать себе ухо, чем каким-либо иным способом снимет невероятно ценную безделушку.

Род занятий:
Странствия
Хронология:

В тени вековых древ

Следуя обряду, указанному ей старой провидицей, юная Ашан'ти ступила в сокрытый от племени край. Лишённая копья и кинжала, но не знающая одиночества из-за дитя, что она носила под сердцем. Именно с её странствия и началась жизнь юного тролля, «прошедшего» на руках матери сквозь опасные джунгли в тишине, которую посмел нарушить лишь при явлении на свет. Ашан'ти было суждено вернуться в родную деревню вместе с ним в тот день, а её дитю обрести имя в момент встречи юной роженицы с Лек'ханом — отцом и смелым добытчиком племени Чёрного Копья.




Юные годы этого клыка нельзя назвать тем, что способно стать поводом для хвастовства, ибо проведены они были как и у многих йокутов — в любви и испытаниях. Постигая основы быта троллей и с упоением слушая устные поверья, легенды, рассказываемые как любимейшей матерью с отцом, так и мудрыми жрецами, часть из которых была готова уделить своё время подрастающему поколению, собственно, как и все иные — сын Лек'Хана медленными шагами близился к тому, чтобы стать полноправным представителем племени, доказавшим свою причастность не только по крови, но и по духу, что закалялся в странствии средь полных опасностей джунглей, воспитавших не менее суровых обитателей, средь которых главенствовали именно они — дети Чёрного Копья, не выносившие копья из рук с момента, как смогли вобрать то в трёхпалые длани.

Уведённый вглубь джунглей тролль должен был пребывать там более трёх лун, а лишь затем заботить себя нахождением обратной тропы. Разгорячённый собственными амбициями и рвением, юноша мыслил лишь о возвращении, да таком, чтобы о нём молвили ещё десять сезонов дождей после этого. Плотоядные растения и хищники были явно довольны подобными мыслями, а главное: готовы к тому, чтобы растерзать синекожего юнца. Ничто не могло быть сравнимо с той таинственной тишиной, окутывавшей юного тролля. Лишь он, его копьё и окружение, полное препятствий, кои предстоит преодолеть. Тогда ему открылись и иные прекрасы, отражаемые в отличиях. Будучи одиноким, Леру мог отдать всего себя действу — охоте, в круговорот которой его завлекла нужно. Не заботясь о состоянии спутника или же его стремлении поскорее обратить себя к пристанищу племени, от которого не мог оторваться ещё на рассвете. Ему нравилось пребывать в отчуждении, ожидать и следовать, желательно, чтобы то было неслышимо. Ведь… В этом смысл охоты — не так ли? Уже к сумеркам клык нашёл твёрдое убеждение, даже больше — провидение того, что всё пройденное им пусто и не имеет смысла, в отличии от кровопролития, что он ещё не успел свершить.

Первой от рук охотника пала птица, к которой он взобрался по ветвям, направив своё копьё точь в тело, что с кряхтением взвалилось на землю. За птицей пал сын Дамбалы — массивный змей, посягнувший на добычу клыка и поплатившийся за то своей жизнью и плотью, кои стали наградой Ру за принятие судьбы. Первую ночь он провёл без сна, собственно, как и последовавший за ней день, по довершению которого клык без сил взвалился на ветвях крупного древа, истощив себя в вечной погоне за жертвами, он и не смог заметить, как рябящие в глазах и полные тепла массивы переменили собой тёмные тона и хлад, тишина, различить в которой можно было лишь редкие удары капель о водную гладь. Он был в пещере, чётко ощущал тёмный камень под своими пальцами и был способен понять, что звук столь громок лишь из-за эхо, отражения пустоты, в которой он оказался. Юноша крикнул, приводя своды пещеры в беспокойство и… Пробуждаясь. Резко поднявшись, он чуть не свалился с древа, но успел зацепиться за крепкую лиану, по ней же и возвратив себя к равновесию. Это было странным, не имеющим объяснения сном, что не казался сном вовсе и был лишён тех красок, которые ему приносили приятные сновидения или кошмары, он был попросту пуст как и сам клык вне того, ради чего он отправился в дикие джунгли. И то была не жажда охоты, а стремление заслужить право называть себя членом трайба Чёрного Копья.

Леру вернулся в деревню лишь на пятый день. Он попросту заплутал, но не сдался даже не смотря на все странности, преследовавшие его в пути. На звучание, отдалённо напоминающее раздирающий уши скрежет, переходящий в нечто более спокойное, но от того не менее гнетущее. На тени и свет, что будто бы стали противниками клыку, постоянно спутывая его и насылая ложные картины, уводившие со знакомых троп на те, что были полны неизведанного. Племя встретило своего собрата, а родители встретили своего сына, в то время как сам Леру был терзаем мыслями и попытками осознать то, что ему было недоступно и отныне стало преследовать.


Пелена кошмара

Юный клык мужал, ныне имея возможность именовать себя охотником за головами. Одним из тех, кто стоит на вечной страже своего племени от диких зверей, племён морских созданий и многого иного, что противостоит Чёрному Копью. С каждым годом ремесло тролля оставляло всё больший след на его поведении, воспитав в юноше такие черты как: терпеливость, расчётливость и самообладание, ставшее главенствующим для Леру'Хана. Навыки и он сам — росли, а вместе с тем росли и боли, истязавшие его голову с момента возвращения к племени. Изначально редкие, приходящие лишь в момент великих волнений — звучания вокруг лазурновласого обрели постоянство. Будь то тихие, или же отчётливо слышимые скрежетанья, голоса — вопящие и шепчущие, то не имело разницы, ведь в конце концов все они переливались в единую песнь, изводившую Леру до мгновения, покуда он не лишит себя бодроствования, как делал то много раз — снадобьем, за созданием которого стоял сам тролль, или же болью, приносимой ударами головы о древа. Во снах он находил избавление от голосов, но заместо них приходили картины и видения, имевшие схожесть с той — изначальной картиной тёмной пещеры в своей таинственности и попытках сокрыть нечто, будто бы хитроумные задачи, требующие не перевода одной из шести веток в ином направлении для сдержания баланса, а чего-то иного: действий и познания. И без того бывший частым гостем у жрецов и знахарей Леру начал всё чаще посещать их, пренебрегая, а иногда и попросту забывая о своих обязанностях, меркнувших пред главенствующей целью — избавить себя от всего этого, как бы тяжело то не далось, но избавить. Снадобья и ритуалы, молитвы милейшим Богам — всё то служило краткосрочным спасением охотнику за головами, находившему в блаженном дурмане не только спокойствие, но и время для раздумий над теми картинами, что являлись ему.

«Мне нужна она.» — произнёс лазурновласый, поднимаясь с коврика, на котором и погрузился в забвение прямиком у алтаря с изображением распахнувшей перепончатые крылья летучей мыши. Он взял в руки второе орудие, коим заменял копьё — протяженный мачете, и направился с ним за территорию деревни.

Вернувшись к тринадцатым сумеркам, Леру'Хан сокрылся в хижине, заняв себя кропотливым трудом — ваянием древа, придаче тому формы, соответствующей и необходимой для ношения в
дальнейшем. Юный клык не покладая рук вытёсывал и стругал, делал то до поры, когда инструменты не переменила кисть, коей он наносил на деревянную поверхность множественные узоры, а затем и символы, часть которых он вырезал на внутренней стороне и не имел понятия об их значении. Он просто знал и действовал согласно тому, как велели слышимые в бессонном бреду голоса. К следующим сумеркам тролль наконец довершил свой труд и долгие молитвы, что сопутствовали завершению работы его рук, давших своему владельцу вещь, ставшую тем самым избавлением, но одновременно с тем и знанием — раш'ка.

Время шло и сын Лек'Хана всё больше свыкался с тем, что ныне его вечными спутниками стали видения, иллюзии и голоса, настоящие голоса, а не скрежет в ушах, бывший ему мукой до поры, пока лик охотника за собой не укрыла ритуальная маска. Она стала его проводником на ту сторону — место так манившее дитя Чёрного Копья к себе, дабы принести тому знание и опыт, получаемые в долгих скитаниях в одиночестве. Боль его более не тревожила, как и бессонница, проблемой стало иное — определить то, что является реальным, а что ирреально, лишь навождение, за пеленой которого сокрыта истина. Как известно — жизнь требует перемен и они наконец настигли Чёрное Копьё, сосуществовавшее со множеством существ, населявших острова, названные в честь их племени самими троллями. В преддверии Третьей Войны одним из опаснейших врагов для троллей стали обитатели глубин, вышедшие на побережье — мурлоки, подчинённые морской ведьме, во славу которой они и приносили свои немногочисленные жертвы, которыми становились путники или же одинокие разведчики. Подобное было непростительно для троллей и между ними и мурлоками началась война, в ходе которой гибли многие, в особенности дети Сен'Джина, свято чтившие своего вождя и его сына — Вол'Джина, ушедшего в неизвестность вместе со своим другом Залазаном за несколько недель до прибытия людей и орков на острова Чёрного Копья. Объединившись с последними, вождь повёл своё племя на новую войну, ту, в которой у троллей джунглей были верные союзники, без всяких раздумий проливавшие кровь людей и мурлоков. Как и большая часть воителей племени, Леру'Хан был участником тех событий, так же попав в плен после разорения лагеря людей, ставшего для отпрыска Гурубаши настоящим праздником, ведь и в его голове чётко отпечатались сказы о войнах с людьми и их проклятым колдуном Медивом, в мгновение уничтожившим большую часть армии последнего из великих предводителей троллей джунглей. За радостью пришло и великое горе, отразившееся в пленении мурлоками, освобождении и утере мудрейшего бокора — самого Сен'Джина, принесённого в жертву морской ведьме. В тот момент все стоявшие подле умирающего вождя воители чётко уловили последние слова вождя:

«Видения показали мне, что ты уведёшь мой народ с этого острова.» — далее указательный палец старого вождя поднялся выше, к фигуре орочьего шамана в чёрно-золотых доспехах. Тралл, вождь Новой Орды и спаситель Чёрного Копья — вот кто этот герой.

Так и не застав возвращения сына павшего Сен'Джина, Леру'Хан распрощался с матерью и отцом, оставшимися на острове Чёрного Копья для того, чтобы помочь иным беженцам с погружением на корабли. Плавание, а после и скитания по пустошам Дуротара и полям Мулгора вместе с зеленокожими и тауренами научило тролля уважать их обычаи, что пусть и были слишком мягки для троллей, но не противоречили основам их жизни, от чего в каждой битве между союзниками всё больше крепли узы братсва, скреплённые пролитой кровью их врагов. Тролль уже давно являлся чем-то несоизмеримо большим, нежели простымохотником за головами, стал таковым после странствия длинной в тринадцать дней по просторам джунглей. Он не помнил всего того, что было им увидено или услышано, взято или отринуто, но точно помнил картину тёмной пещеры, в которой уже был когда-то ранее… Перепутье из двух тоннелей на перепутье из десятков перекрёстков, шедших между ними и бывших в постоянном движении и лишь одном, отличном от них и наиболее тусклом среди всего великолепия, что источали и пророчили ему иные пути, ступить на которые он не решился. Пребрегая богаством, властью и великой силой — сын Лек'Хана преобразовался, наконец заимев возможность услышать и понять то, что до него столь долго пытались донести, доводя до безумия из-за незнания, неготовности клыка. Тени стали едины с ним, а вместе с тенями и свет, образовав тем самым союз знания и дара, что будет направляем в дальнейшие годы во благо исполнения целей, кои поставят пред ним великие Божества, слугой которых он стал в жизни и будет в посмертии. Таков путь темного охотника.

Вместе со становлением темным охотником Леру'хан всё более отчуждался от племени, так же, как то делало большинство из его побратимов. Их уделом было скитание, в котором они как исполняли требуемое Божествами, так и осуществляли необходимое Орде — разведывали и сообщали по возвращению о всём том, что было ими увидено. Особенно редким явлением можно назвать пришествие множества темных охотников, что происходили лишь в пору больших праздников или беды, которой стали люди под руководством Дэлина Праудмура. Они атаковали новый дом племени Чёрного Копья — Острова Эха, что были так родны с местом, породившим многие поколения клыков. Тролли смело бились за своё место в этом мире и не страшились погибели, ведь знали, что таким образом они отплачивали за все усилия, что были вложены в них мудрейшими. Знал о том и сам Леру, когда вместе с собратьями занимал себя саботажем деятельности войск людей, устраивая взрывы или способствуя взвешиванию голов разведчиков Кул-Тираса на ветвях во имя устрашения. Так и продолжалось до поры уничтожения части флота сыном Сен'Джина и героем Орды Рексаром, что спасли тем самым Чёрное Копьё как таковое.

Ветер перемен


После завершения войны между силами Новой Орды и Альянса в лице адмирала Прадмура, убитого в Тераморе, многие смогли вздохнуть спокойно, пусть и лишь на мгновение. Острова Эха были разорены, а многие не покинули знахарских шатров, пока иных так и не успели провести в мир духов с должными почестями. Для темного охотника долгом было сделать всё,
для того, чтобы племя в скорейшем времени возвратилось к своему привычному быту, приносящему куда больше даров для его владык, нежели может сейчас. Странствуя по островам, Леру использовал обретённое познание для исцеления раненных и больных, принося им облегчение золотистым сиянием, а иногда и отварами, ингредиентов для которых на островах было достаточно. Впервые за долгое время клык ощутил спокойствие, спокойствие истинное и ничем нерушимое, обретённое в прямой помощи тем, ради кого и был пройден весь его жизненный путь. Каждая охота, разговор и становление тем, кем он есть — всё то свершено ради Чёрного Копья и его блага, от которого в одночасье отвернулся близкий друг Вол'Джина и сильнейших из знахарей племени — Залазан. Недовольный Ордой, тем, что принёс троллям этот союз и удушаемый своими абмициями зул взрастил во многих презрение как к Орде, так и к наследнику Сен'Джина, подготовив почву к своему восстанию, в ходе которого острова Эха были утеряны, а половина племени подчинена тёмному вуду, сотворённому великим предателем. Для Леру'хана, для всех них это было подобно сокрушению, с которым теперь им и приходиться жить в мечтаньях когда-нибудь возвратить себе дом.

После участия в нескольких неудачных попытках противостоять Залазану и подчинённым им троллям, Леру'хан отправился в экспедицию Орды на территорию Тернистой Долины, где пребывал до поры до времени в изучении и постижении истории народа, давшего начало его племени. Вместе с экспедиционными силами клык Чёрного Копья занимал себя обустройством Орды на землях племени Гурубаши, участвуя в многочисленных походах, обеспечении удачной вырубки лесов батраками, а так же в боях как с дикой природой, что полнила эти места, так и собственной кровью, чьи истоки идут из влажных зарослей долины. Охотник многому здесь научился, более того — именно в Тернистой Долине он окончательно закрепил за собою принцип верности не столь гласу, воле которого он не может противостоять, сколь собственным убеждениям, что могут переменить метод исполнения, в конечном итоге всё-равно приведя темного охотника к желаемому.

Многое было упущено пребывавшим в странствии Леру'ханом. Пусть он и продолжал нести службу Орде — тролль всё-так же был отчуждён от племени, представители которого за тот долгий срок смогли побывать на территории брошенного мира орков и одолеть могущественного Короля-Лича в Нордсколе. Враги всей Орды были повержены и Вол'Джин указал разнести весть о начале приготовлений к штурму Островов Эха, где приют себе до сей поры находил знахарь-предатель. Призыв к войне за родной дом достиг и ушей лазурновласого, что отбросив все свои дела в Тернистой Долине, направился в Дуротар на ближайшем дирижабле. Познакомившись с советницей вождя — Ванирой, а так же иными отличившимися соплеменниками, тролль достиг деревни Сен'Джин уже к моменту построения,

в котором приняли участие все: от троллей и до эльфов крови, что были столь же немногочисленны, сколь и отрекшиеся. Единство союзников в трудный час воодушевляло, и в месте с тем воодушевлением клык направился на Острова Эха, будучи ведомым сыном мудрейшего Сен'Джина. Как и предполагалось — бой за дом Чёрного Копья был тяжек, и в нём воителям предстояло противостоять не только подчинённым тёмным вуду Залазана соплеменникам, но и воскрешённым им же мертвецам. Враг превосходил, но был сметаем подобно куче залы, и всё ради достижения цели, коей стала встреча с самим зулом, что в силе своей возвышался над всем и каждым из присутствующих. На столько, что одного его заклинания хватило для того, чтобы лишить возможности к движению великую толпу, над которой он начал насмехаться, а в частности насмехаться над некогда близким ему другом — Вол'Джином. Для Леру это был момент отчания, отчания, в котором троллю послышался голос. Один из множества — доселе незнакомый и столь дурашливый, что казалось будто бы это притворщик ласкает его слух. Бвонсамди явился на зов Вол'Джина и был услышан не только каждым тёмным охотником, но и всеми присутствующими. Великий Лоа, сторожащий ту сторону одним щелчком оборвал жизнь могущественного предателя, раскидав просторы тела Залазана по острову, на котором и произошла их встреча. Вместе со смертью зула Чёрное Копьё наконец вернуло себе дом, который столь давно утеряло!

Оставшись в пределах деревни Сен'Джин ещё на несколько месяцев, Хан стал свидетелем множества событий, в числе которых явление бывшего аспекта земли — Нелтариона, а так же становление вождём Орды Гарроша Адского Крика, которого сам Леру уважал за воинскую доблесть и честь, видя в этом орке одно из олицетворений народа Дренора. Каким же разочарованием для тролля стала весть о предстоящей дуэли между ним и Кэрном Кровавое Копыто, которого тёмный охотник безмерно уважал, зная о вожде тауренов ещё с поры прибытия в Дуротар после нахождения единения с Ордой Тралла. Под началом воеводы шу'хало тролль прошёл не один бой, в особенности во время противоборства кентаврам, воинской культурой которых сын Лек'хана истинно восхищался, удостоив черепа павших от его руки воинов места на своём копье в качестве украшения. Наверное, нельзя измерить боль, что он испытал при виде того, как двое великих схватились в бою, и как один из них пал от жалкой раны, подставив тем самым свою шею под лезвие Кровавого Воя.

Завершение дуэли между Адским Криком и Кровавым Копытом стали для Леру'хана новой ветвью, в которой он впервые за долгое время вступился за представителей иных народов Орды в великих масштабах, кои имели дни ведения боёв за Мулгор, где свой оплот устроила Магата Зловещий Тотем. Это были дни боли и побед. Первое от необходимости лишать жизни столь близких к мысли единения с природой, а второе же от успехов, одерживаемых силами наследника Кэрна из раза в раз. Последняя схватка, где Леру принял участие — это битва за Громовой Утёс, после которой тролль возвратился в Сен'Джин без всяческого желания покидать соплеменников, деливших с ним долгие вечера и плясы, а так же премудрости и поверия в них заключённые. Хорошее, даже более — одно из лучших времён для темного охотника, через время вновь обратившегося к странствиям.

Вслед за тенью

Отчуждение как таковое никогда не длиться долго, особенно в Азероте — мире военного ремесла и катаклизмов, постоянно ведущих мир к тем, или же иным переменам, в рамках которых и был вынужден действовать тёмный охотник. Став свидетелем множества войн, в том числе и на неизведанном материке, имя которому Пандария, тролль ещё раз убедился в мысли, гласящей о необходимости спокойствия. Баланса между конфликтом и беззаботным бытием, нахождение которого с каждым разом становилось всё сложнее. Своеобразным апогеем всего этого стало пришествие Пылающего Легиона.

Первейшей схваткой с порочными созданиями стали события Расколотого Берега. Неумолимой поступью демонические когорты покидали чертоги Гробницы Саргераса, у которых их и встречали защитники из числа Орды. Для юного клыка каждый такой бой был величайшей честью, моментом величия, в котором он мог делить поле брани с истинными героями, с самим наследником Сен'Джина, во служение которому он поступил ещё в ином мире, став членом так называемого «Копья Вол'Джина». К сожалению, как бы не были велики усилия — победа была слишком призрачна и последним знамением обратного ей исхода стала гибель вождя от, казалось бы, столь тривиального удара со стороны демона. Рог войны затрубил, оглушая своим гулом даже тех, кто мог затеряться в шумах битвы — Орда была вынуждена отступить.

«Ов'ва, мудрый джин! Пусть охота твоя на той стороне пойдёт племени на пользу, иначе никак!» — такими словами клык проводил великого тёмного охотника на ритуальной процессии, где тело Вол'Джина было отдано на съедение пламени.

Как и в каждой войне до того — сын Лек'хана выступал в качестве умелого разведчика. Добытчик информации и диверсант в купе с такими же умельцами способен сделать многое, особенно, если к тому приложить усердие, которого клыку было не занимать. Его дух был крепок, а вера в праведность происходящего подкреплялась поддержкой Лоа, так же не имеющих интересов в победе злейшего врага, по жилам которого заместо крови течёт Скверна. Не сразу, но победа была одержана усилиями великих героев, а так же великого множества героев поменьше, к которым, наверное, можно причислить и Леру'хана, пролившего не мало крови для того, чтобы Азерот выстоял. Охотник был рад такому исходу, более того, мысли его наполнились надеждой. Надеждой на мир, который будет обретён после победы над ужасающим врагом, грозившимся обратить каждое из вековых древ в прах. Того не случилось. К его сожалению и боли, ставшей соломинкой, переломавшей спину лошади — война разгорелась вновь. В этот раз он не был готов к ней и не был в силах воспринять все те возвышенные причины, по которым новый вождь решился на столь беспощадное действо тогда, когда последние скорбные слёзы по павшим в борьбе с демонами ещё не пролились.

Он двинулся в путь прямиком из Сен'Джина. К Кабестану, где подчинённые Газлоу бригады распределяли суда, а от туда к истоку его племени — в Тернистую Долину. Место, где он уже был когда-то, место, где история его народа истинно доступна. Остаётся лишь протянуть руку.

Фракции:

Чёрное Копьё — к собственному племени тёмный охотник не может испытывать ничего иного, кроме как самозабвенной любви, помрачить которую неспособно даже величайшее из предательств. Оно дало ему жизнь, оно же и наставило на путь, в котором он заимел возможность шествовать рядом с великими героями, в котором воля Лоа стала для него главенствующей. Он любит племя так же, как ценит и уважает своих покровителей. Для него это долг, исполнять который тролль готов с гордостью.

Орда — так уж случилось, что юный охотник стал одним из немногочисленных соплеменников, что ещё на островах Чёрного Копья оказывали помощь вождю Орды тех времён. Тралл и его воины были верными союзниками, что из раза в раз подкреплялось их усердием в бою и верой самого Сен'Джина, последними словами которого стали слова доверия по отношению к юному орку. Много воды утекло с того времени, но клык остаётся предан фракции, знамёна которой ему некогда приходилось вздымать к небесам. К сожалению, он не был готов присоединиться к воинству Орды в Четвёртой Войне, предпочтя тому отчуждение.

Альянс — люди никогда не были, да и не стали бы друзьями троллю и его племени. Собственно, как и иные представители этой фракции, к которой тёмный охотник не испытывает ничего большего, кроме как холодного презрения. Да, он не был готов вступить в последнюю из войн, но на то лишь его воля и непонимание. Если то будет необходимо — тролль без сомнения взвесит на своём поясе головы представителей сине-золотых.

Места пребывания:

Тернистая Долина — на данный момент возможность найти тролля представляется лишь в этом месте. Найдя отчуждение от тягот распрей между фракциями, клык уединился в пределе вековых зарослей, где он впервые за долгие годы смог обрести то спокойствие и умиротворение, в котором даже вездесущие голоса поутихли, уступая место чему-то, с чем клык ещё не был знаком. Впрочем, даже сейчас Леру можно встретить и вне уединённого уголка, где он нашёл себе приют. Заставы Орды, редкие аванпосты Чёрного Копья в Тернистой Долине — все эти места охотник периодически посещает.

Отношение:

Ун'суба — как и его возлюбленная, тролль считает что их встреча явила собой волю милейших Лоа. Они оба были потеряны и более не слышали глас мудрости, направлявший их долгие годы, оба направились в место, где как предполагали — смогут обрести знание и нечто большее, коим как оказалось — стали они сами. Изначально клык предстал пред жрицей оторвав её от ритуала, который она проводила в шатре, покой которого и потревожил охотник своим появлением. Можно сказать, они одновременно насторожились, но и заинтересовались компанией друг-друга, что находила себе место в делах связанных с ритуалистикой. Спасение иного соплеменника из лап смерти, неторопливое шествие по джунглям, в котором он сдерживал её на своей горбатой спине и последовавшая за всем этим охота — всё то стало ключём к сердцу зульфи, признание в любви от которой для Леру'хана былонеожиданностью, совмещённой с чувством ответственности за деву. Одной из ночей в Тернистой Долине они скрепили свою связь, уместив на телах друг-друга своеобразные символы верности. Один был продет в ухо троллю, другой же украсил собой переносицу троллихи. С того времени они шествуют по одной тропе судьбы, что тем не менее, может разойтись по велению тех же Божеств, что и свели их вместе.

Семейное положение:
Есть пара
Родственники:

Лек'Хан и Ашан'ти — родители. Своих прародителей клык Чёрного Копья ценит, более того, его почтение к их нуждам и желаниям во многом находит больший ответ, нежели стоит давать самостоятельному соплеменнику на просьбы родной крови. Пусть они и не были ему наставниками в пути темного охотника, но вложили все свои знания и силы в то, чтобы Леру смог стать защитником своего племени. Чтобы идеалы его были нерушимы, а боль была притупляема мыслями о том, что где-то есть его близкие, способные оказать поддержку в трудный час, как таковым были годы стенаний от терзающих ум голосов. Сейчас охотник далёк от своей семьи, но нет сомнения — она первая узнает о его свершениях в странствии, а так же о обретении, которым стала возлюбленная.

Питомцы:

Рокх`ис — раптор с голубой чешуей и ярким, желтым орнаментом в виде тигриных полос является собственностью его возлюбленной. Тем не менее, тролль уделяет вовсе не малую часть времени уходу за зверем, как если бы тот принадлежал ему. Эти двое пусть и являются конкурентами за внимание зульфи, но всё вполне уживаются, даже позволяя себе совместные охоты в пределах долины. В недалёком будущем эту троицу явно можно будет назвать настоящей семьёй, пусть и с чешуйчатым раптором в качестве одного из её членов.



Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен исключительно для проведения сюжетной линии
Дополнительно:

Претендую на высокую требовательность при проверке анкеты.



Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Ваше анкета была внимательно рассмотрена по таким критериям, как содержательность, грамотность, логичность и каноничность. И, на данный момент, получает вердикт одобрено. Далее я подобным образом распишу, какое впечатление на меня произвела прочитанная анкета, дабы обосновать принятое решение.

1. Содержательность - у меня не возникло никаких претензий к содержательности Вашей творческой работы. При помощи витееватой игры слов, Вы сумели невероятно чётко представить читателям образ своего тёмного охотника. Вы уделили должное внимание не только внешности своего героя, но и его одеяниям. Делали акцент на малейших деталях, обычно игнорируемых авторами анкет. Характер сына Чёрного Копья описан самым потрясающим образом. Он представляет собой памятник, высеченный из гранита. Вы показали, как изменялся характер Вашего персонажа по мере взросления, и это очень правильный литературный ход. Хронология же вообще заслуживает отдельной похвалы. Когда я её внимательно изучал, у меня сложилось впечатление, что я читаю не анкету на персонажа, а настоящий художественный рассказ, написанный хорошим литературным языком. Положа руку на сердце я могу заявить, что за всё время работы в отделе рецензентов, мне ещё не попадались анкеты со столь детально прописанной хронологией. Вы потрудились на славу, дорогой автор!

2. Грамотность - меня поразила общая грамотность проверенной творческой работы. Я изучал её очень тщательно, но практически не обнаружил орфографических, пунктуационных, или смысловых ошибок. Вы даже избавились от опечаток! Исключительная грамотность послужила поводом для начисления Вам дополнительных уровней.

3. Логичность - я не обнаружил в Вашей творческой работе никаких логических противоречий. Даже малейших. И, в связи с этим, просто не имел права не выдать дополнительных уровней.

4. Каноничность - ваш персонаж самым гармоничным образом вписывается в реалии Вселенной World of Warcraft. Всё канонично - начиная от истории его жизни, и заканчивая способностями, и верованиями. Возможно, я выскажу несколько смелую вещь, но Ваша творческая работа может служить примером того, как именно следует писать анкеты на троллей.

На этом, кажется, всё. Если у Вас остались вопросы, касательно вынесенного вердикта, Вы всегда можете связаться со мной на сайте (https://rp-wow.ru/users/11652), или в Дискорде: Фалкрам#9822. Да прибудет с Вами вдохновение! Всегда. Что же касается награды за проделанный труд. Она выглядит следующим образом...

Уровни:

Леру 10

Славной охоты тебе, тёмный охотник. Как на Этой стороне, так и на Той....

Проверил(а):
Фалкрам
Уровни выданы:
Нет
21:03
11:54
124
03:50
0
Прошу дорогих пользователей форума не воровать арт в самом начале анкеты. Это работа под моего персонажа от прекраснейшей PeachLich#8706!
03:54
+1
He is back! nutjustice
15:53
0
Таз'динго!

Анкета окончательно готова к прочтению.