«Я вышел из тьмы лесов,
Ты уже знала, что не дикий зверь.
Я падал в объятья трав,
Ты думала лишь о скучной добыче.

Ты — Пир во время чумы,
Ты — Праздник жизни.
Неизбежно добрая беда
И козырь в бескозырной игре.»






Игровое имя:
Валерэль
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Нежить
Нестандартная раса:
Мракопадший
Пол:
Женский
Возраст:
Около трех тысячелетий
Особенности внешности:

«Боги, ты так прекрасна. Но почему оставляешь такого жалостливого глупца живым? Благолепная, прохладная, с жемчужным отливом, алебастровая кожа притупляет боль моих проклятий и напоминает мне, что ты того стоишь. Ненавязчивое дуновение лаванды опьяняет и я готов принять любое наказание, выпить яд и просто закрыть глаза, чтобы никогда не очнуться от этих грез. Когда я чувствую твой аромат, весь мой мир рыдает. Прикосновения длинных, нежных пальцев вновь успокоят меня своей лаской и я расслаблюсь, скользя взглядом по твоей стройной и немного угловатой, но такой изящной и грациозной фигуре. Предательский красив твой силуэт. Мне уже не забыть твои длинные ресницы, тонкие ключицы… Все безумства мира, истекающие кровью сердца и трагедии, не будут отвлекать меня от стремления к смерти, что бы стать частью твоего мира.»

«Это ядовитое очарование и вымученная улыбка на аккуратных, чувственных губах неожиданно взволновали меня. Неужели это осквернение моего ошеломленного сердца? Давай, окрась себя, утопая в этой крови… Клыки блеснут в полумраке. Твой тонкий шарм движений и щекочущий шепот, срывающийся с уст, заставляют меня мечтать быть растерзанным этими когтями. Ты манишь в ослепляющей темноте и заставляешь меня видеть сон. О, остроухий падший ангел искушения, ты настолько красива, что это на грани жестокости. Твоя танцующая тень исчезнет прежде, чем я коснусь её. Ты реальна или это моя больная фантазия? Чувствую, словно одурманен песней сирены, меня затягивает целиком, и нет пути назад. Ты как осень возьмешь свое, смерть никогда не проходит мимо. Прошу, не возвращай меня туда, где средь людей снова придется прятать глаза, пусть все, что было, ветром унесет.»

«Бесспорно соблазнен, чтобы нарушить правила, и если протяну руку, кажется, смогу сорвать сочный запретный плод. Коснувшись твоих шелковистых волос, что меж пальцев пройдут воронеными ручьями, я позабуду вчерашний день. О, боги, невообразимый, ускользающий бархат того стоит. Меня переполняет безграничная любовь, когда мои пальцы касаются небес, этих мрачных небес. Длинные бровки сурово нахмурятся точно пасмурное небо, не позволишь перейти грань, что ты скрываешь? Не счесть твоих ликов и воплощений. Моя жажда безгранична в стремлении запечатлеть эти точеные черты лица, острый, маленький носик, скромные мириады веснушек, все тонкости теней твоего прошлого. Какой ты была? Я знаю, что не дождусь ответа, но позволю себе наглость утонуть в омуте расплавленного золота, пока ты не пресытишься. Цель была близка, сгинула тоска, и лишаясь сил, я глаза закрыл.»

Особенности характера:

«Сильная и упертая — то заметно невооруженным глазом, как измученный мир делал сердце тяжелее с каждым днем. Порой мне кажется, что Валерэль знает то, что не должна. Борьба за правду, за воспоминания, ответы и знаки провели бы ее сквозь Тьму к Свету, но она уже по другую сторону этой жизни. Мы пленники судьбы в золотых глазах. Мы прибываем в неведении. Наша животная злость снедает наши сердца. Почему же все причиняет боль, если ничто не вечно? А она вновь улыбнется тому, кто живет прошлым и даст шанс сделать шаг в верном направлении, как подарок, ведь не понаслышке знает, как жить со своей болью.»

«В своем уважении и почтении проявлялись нотки заботы и оберегания живых, но, думаю, что это лишь игра или собственническое, как, например, с любой личной вещью или же тени компенсации прошлого. Но я лично убежден, что способность очаровывать природой ей дана, опустошать добычу как бокалы терпкого вина. Не прекращаю видеть, как, лишаясь сил, в ночи упорно живые следуют за ней, а после гибнут, так и не одолев надменного ребенка внутри себя. Вижу, как красота внутри нее переливается ограненным алмазом и неутолимая жажда поддерживает огонь, даже когда зима затопит воспоминаниями и былыми потерями.»

«Признаться, я довольно часто слышал от Валерэль фразу: «Просто так ничего не бывает», — и ее подход без разграничения черного и белого оправдывает эти слова. Любая улыбка, насмешка, движение, все, что она делает или говорит имеют под собой определенную подоплеку, но вот какую именно — я не знаю. Валерэль сама решает, когда нужен кнут, а когда наступает час пряника. Но могу ли я получить пощады, когда серое становится черным? Неужели ожидание смерти не делает меня мучеником? Она бич и спасение, неукротимый ветер и кров под руинами. Среди своих, но все равно одинока, мы все же чем то схожи.»

«То, что ей все равно, еще не значит, что у нее нет чувств. Если она не прониклась, то это не значит, что совсем ничего не понимает. Не многие тут имеют свойство признавать свои ошибки, но если все же Валерэль не права, то скажет об этом сама. Когда время заметает следы и кровь впитает песок, миг забудется средь потухших звезд. Жизни пропитаны пробами и ошибками, таков путь. Честность — отдушина смерти в этом сумасшедшем мире, но почему от этого дрожат мои поджилки каждый раз? Я лишь жертва в паутине ее сюжетов. Но вот что действительно не может ее оставить равнодушной, так это прекрасные вещицы: украшения, картины. Эстетическое удовольствие словно вынуждает ее коллекционировать.»

«Порой ее душа пылает и выгорает дотла, но все, что нужно, — это чтобы после кто-то был подле нее и помог утолить жажду, которая не приносит счастья. Валерэль видела много плохого, но не могла заставить это исчезнуть, и теперь лед в сердце помогает бороться с доверчивостью. Слёзы уже не заканчиваются, чтобы начаться снова, смерть расставляет все на свои места, и уже не нужно притворяться. Теперь никто лишний не увидит истину буйств лесных пожаров в ее глазах или сердце. Что же сможет ее удивить? Лучше не знать каким образом она залечивает раны и как взмахом длани поднимает ураганы.»

«В лунном свете, который в ночи раскрывает ее нрав, оставляя все мысли, я становлюсь вновь порхающим мотыльком, машущим своими крыльями, приближающимся прямо к опаляющему пламени свечи. Она всегда получает то, что хочет, и ей не суждено насытиться. Холодная рука закрывает мой рот, пока губы командуют кричать. Зачем издеваться надо мной? Неужели ей нравится беспомощность или просто же любит кровь с горчинкой? Я вижу, как моя боль становится наслаждением в золотых омутах. За этими стенами жертв ждет единый путь, но почему мне суждено из раза в раз просыпаться? Она может показать море любви, словно это правда. Держать, пока не сломаешься, поймать в свои сети, встряхнуть, когда начнешь забываться, коснуться глубин сердца, и все равно покинет, исчезнув, когда придет время. В этой игре ты будешь молить забрать себя прямо в рай, целовать пока не растаешь, держать, когда силы будут покидать и умолять вернуть ключи от всех дверей.»

«Мне кажется, что она всю жизнь пыталась менять пути, но, получив свободу, потеряла нить желаний и теперь пытается не тратить время в пустую, потакая за закрытыми дверями своим прихотям. Если Валерэль захочет, то последние твои минуты станут манной небесной, и смерть будет казаться достойной платой за эти мгновения.»

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Темный маг
Специализация:
Крылья теней
Способности:

«Магия крови, тени и некромантия… Эти знания пришли к ней после смерти, когда наступила череда серьезных учений и тренировок. Некогда спокойное познание мира не вставало в ряд с новым учителем, что дал ей все необходимое, чтобы стать полезной в рядах нежити, а быстрая обучаемость лишь подсобила в этом деле. Несмотря на то, что отстраненное поведение закономерно усложняло познание нового ремесла, наедине с собой лед трогался и только благодаря контролю над разумом, Валерэль смогла сродниться с новыми силами.»

«Аркана — то, что осталось с ней после смерти, как нечто неотделимое. Возможно, что ее использование вошло в привычку и даже по другую сторону жизни, отказаться от такого умения она просто не посмела, приумножая свою нынешнюю силу былыми умениями. Я замечал, что Валерэль предпочитает обращаться в ворона и прочую живность, но и иллюзии не остаются без внимания. Всю жизнь она совершенствовалась в этом точном умении, не останавливаясь в своем развитии и по сей день. Мало того в чем она не могла бы помочь, даже учитывая, что магия всесильна, а маг — нет.

Перо.

Призванное с помощью арканы перо, что делает множество вещей за Валерэль, например, пишет письма, пока она в свою очередь же занята своими делами. Тем не менее сотворенные перья могут и не только участвовать в быту, но и служить отличным оружием.

Полиморф.

«Colligite quæ superaverunt avium plumae an vento et interficiam eam in alis in caelum vigilans, et aspiciat in Sion oculus illorum qui in fundo.»

Интерес к животным у Валерэль был с детства, хотя плавно переходил в более профилированную среду птиц. Не сложно догадаться почему. Для нее они были символом свободы, что парил в небесах и ничего не могло удержать их в ее глазах. Вдохновленная новыми познаниями в аркане, она не постеснялась попросить учителя помочь разобраться, но при этом лишь контролируя и направляя, но не вмешиваясь в процесс познания и создания. Всем магам известно, что манипуляции с размерами не просты, хотя ей удалось обуздать это, составив наконец-то формулу. Годы тренировок, да что уж там, сотни лет составления точного заклинания, а потом еще и практика измеряющаяся тысячами лет, усовершенствовали это знание до автоматизма. Безусловно, не прошло и без казусов, когда Валерэль в первые годы могла ошибаться от волнения и тогда учитель спасал арканистку, приводя хаос в порядок. Обращение в ворона стало излюбленным образом в смене формы, хотя она большую часть жизни лишь видела их описания и изображения в книгах, но на войне, завидев это дивное создание, выбор был сделан окончательно. Фаворит для формы был найден там, где совсем не ожидали найти. В этом образе она мало привлекает внимания в темном небе и отлично проводит разведку.»

«Магическое искусство было всегда куда ближе, но фехтование еще при жизни интересовало ее как нечто новое. Во времена Второй Войны она смогла перенести теоретический навыки на практику и весьма преуспела в этом. Это знание осталось с ней до сих пор, как красивый, но запылившийся кубок.»

Навыки и профессии:

Алхимия.

«Сотни книг были прочитаны по этому ремеслу, кто же мог подумать, что после смерти знание сможет пригодиться? Кулинарию, к слову, в руках Валерэль тоже можно отнести к алхимии, настолько простое женское умение ей никак не давалось.»

Творчество.

«Ее картины прекрасны, если не задумываться чем некоторые из них они были нарисованы. Узнав, что это кровь, меня, признаться вывернуло, но от этого образы переданные ей на холсте не стали хуже, лишь более жуткими. Похоже, мертвых такая тяга к прекрасному не очень волнует, пока живые же обходят стороной. Но ограничивалась ли она одними картинами? Нет. Музыка тоже входила в часы ее досуга. По словам Валерэль приятные мелодии помогают немного утихомирить голод на какое-то время и, видимо, она жалеет, что никогда не будет так на постоянной основе.»

Каллиграфия.

«За свою долгую жизнь Валерэль переписала множество книг и формул, дабы укрепить свои знания. Не мудрено, что у нее выработался отменный почерк.»

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:









«Отринув боль, примите роль,
Доверяя лишь судьбе в этой игре.
Что такое «боль»?
Враг, от которого смерть избавляет нас.
Что такое «война»?
Услада глупых поэтов, но мерзость для глаз.
Что такое «ненависть»?
Воздух войны, без которого ей не жить.
Что такое «верность»?
Песня, которую пел соловей луне.
Что такое «вечность»?
Дом, где найдется место тебе и мне.
Что такое «бессмертие»?
Воздух леса и алой крови вкус.
Что такое «любовь»?
Между ненавистью и смертью любовь лежит.
Это то, без чего бессмертие тяжкий груз.»

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Талассийский
Инвентарь:

Фиал с кровью. Зачарованная стеклянная бутыль с кровью, вмещающая в себя куда больше жидкости, чем может показаться на первый взгляд и при этом весьма изысканно украшена.

Кубик с двадцатью гранями. Не просто вещица. Прошлая жизнь вынудила ее смириться с волей судьбы, что теперь говорила с ней через многогранник, помогая принимать некоторые решения.

Наручи. Средь многих ее украшений явно выделяются именно они, что выполняют функцию посоха и меняют свою форму, когда Валерэль обращается в ворона.


Род занятий:
Спутник крови
Хронология:

• 2800 до ОТП. Из сна в явь.
Плод не любви, а случайной связи, взращенный одной доброй парой рук и сохраненный средь войны нетронутым умиротворением. Она — нежеланное сокровище этого бренного мира. В окружении заботы казалось, что всегда есть место для спокойного сна, подрастая, совсем не знала невзгод. Прекрасное детство, но юношество… Ей нравилось учиться, познавать новое, будь то рукоделие, грамота или магическое ремесло, все занимало особое место в сердце. Взращенная матерью, Валерэль не удалось познать отцовской любви. Вопросы о том, кто он был и почему его нет сводились лишь к одному — погиб на былой войне. Чем старше становилась эльфийка, тем сильнее закреплялись эти домыслы, пока время стирало границы между истиной и детскими домыслами.

• 2640 до ОТП. Золотая клеть.
Мать ее дивная женщина, что была не только живописной красавицей, но и еще весьма своенравной. В попытках оградить дочь от своих ошибок прошлого, в жизни Валерэль наступил период полного контроля. Прежние друзья и знакомые ушли на второй план по наставлению матушки. Так и ушла от нее воистину социальная жизнь. Чем крепче затягивался хомут, тем сильнее бились волны неповиновения и свободы в душе юной Валерэль. Часто ли она виделась с кем-то кроме матери? Не то, чтобы, но вот учитель, что приходил к ней дабы дальше посвящать в точные науки и был частым гостем в их доме. Год за годом он передавал ей знания. Так, не выходя за крыльцо, Валерэль знала как общаться с братьями и сестрами. Нотерон заменил отца, друга, брата, отдавая ей то, что все эти годы желала душа.

В таком заточении не грех сойти с ума, но Валерэль было чем заняться. Талант или же предрасположенность к магии было не единственным, что давалось относительно просто. Тяга к творчеству была еще с раннего детства, когда маленькая эльфийка вырисовывала причудливые узоры на песке, а другие дети засматривались как уверенная кисть оставляет ровные линии, складывающиеся в ясные образы. Фантазия… залог успешного мага и творца. Постепенно ее комната разрасталась не только весьма полезными книгами, но и разнообразными принадлежностями для рисования от чего части приходилось мириться с «творческим» беспорядком, но обучение не проходило даром и аркана помогала прибраться весьма быстро. Чем становилась старше Валерэль, тем глубже погружалась в свое совершенствование, то лепя прекрасные фигуры, то рисуя картины, а то и вовсе играя на музыкальных инструментах. К слову, любимым все же была флейта.

Чего же у нее не было? Вкусная еда, разнообразные книги, с которыми заскучать было сложно… все под рукой и даже кажущуюся нехватку социального взаимодействия решали беседы и уроки с учителем. Каждый день что-то новое, что хотелось бы познавать, но особенно бестиарий привлекал ее внимание. Валерэль хотела бы увидеть этих дивных зверей на далеких берегах не на страницах книг, а своими глазами. Но этому было не суждено случиться за четырьмя стенами. Кто знает, поэтому или нет, но эльфийка уделяла школе трансмутации особое внимание, изучая формулы и учась их использовать. Нет в этом мире и покое воли. Золотая клеть, что сломать не было возможности. Как замахнуться на невозможное, когда на первый взгляд все под рукой и у ног. Волей неволей она начинала считать, что только безумец будет способен что-то изменить...

• 2018 до ОТП. Так же падает в садах листва.
Одно лишь спасение ждало ее темными ночами. Маленький секрет, который не покидал пределов комнаты. Нечто ребяческое, шаловливое брало верх, когда Нотерон появлялся средь арканических всполохов и искр, выходя бесшумно из портала. В первый раз такая шалость казалась невообразимой, опасной и дерзкой, но Валерэль была рада сбежать на совсем немного, чтобы лишь побыть на свежем воздухе, под звездами, что безвозмездно дарили свою нежность. Миг свободы вызывал прилив эмоций, обнажая все чувства, когда в глазах загорался огонек и хотелось, чтобы эта ночь, упавшая на ладони освежающей прохладой, длилась вечно. Тайна, что была лишь меж учителем и ученицей, что вырастала из простой фразы, что могла тронуть сердце лишь юной девы, которой не хватало эмоций, что несли мужские уверенный шаги за ее спиной. Раскрыли ли их побег? Ни разу. Валерэль была с матерью словно подруги, ближе, казалось, никого не было, но все же она знала не все, хотя дочь и делилась о многих уроках весьма открыто.

И все же порой меланхолия брала верх, когда все казалось спокойным и мирным. Волна тоски накатывала и смывала улыбку с лица, возвращая тоску в прикрытые очи, что были устремлены в окно, где кипела жизнь. Ни раз, ни два, сбиться со счета сколько в таком ключе дней или же вечеров она проводила, не понимая откуда же берется странное переживание, которое зачаровывает не меньше чем мешает… И все же это было разбавлением в однообразных днях, что повторялись в одном и том же ключе. Первые нотки мазохизма просыпались под пеленой зависти другим, чья жизнь продолжалась и казалось такой разнообразной. Придумывая каждой фигуре свою историю, когда одна становилась захватывающе другой, Валерэль углублялась в эти навязчивые мысли. Но все же меньше всего хотелось расстраивать мать, что души не чаяла в своем талантливом чаде. Шумный вздох прервет поток мысли эльфийки вернется за очередную книгу, утопая в череде символов.

• 1892 до ОТП. Земля бы не смогла придумать...
Беспрекословное доверие Нотерону не позволяло ей усомниться в чистоте его намерений, чем, собственно, он и пользовался. Валерэль была свято верна учителю, видя лишь наилучшие намерения помочь ориентироваться в океане, ведь рано или поздно она ступит в него. Та же в свою очередь думала, что он отдавал, но на самом деле выжимал все соки, перестраивая ее разум под себя. А мать, что так гордилась успехами, совсем не замечала, что дочь меняется и взгляд на ее учителя постепенно сменялся… Так миновала первая громада лет.

• 1677 до ОТП. Птица, что расправляет крылья, чтобы улететь.
Учитель грезил наукой, открытиями, любопытством и совершенствованием. Постепенно его речи сменялись плавным убеждением Валерэль в том, что без нее у него ничего не выйдет. Нотерон был так убедителен, пока так грамотно и плавно сменял ход бесед на чувственные темы, что ранее не были знакомы. Расставленные годами сети схватили мертвой хваткой свою жертву. Обнажая чувства, он знал на что давить, чтобы пелена застилала глаза Валерэль. Привязанность перерастала в влюбленность, а после и вовсе в слепую любовь. За новым увлечением Валерэль сама того не понимала, что отдалялась от матери. О, как она жалела, что проводила мало времени с ней последние годы ее жизни, ведь та скончалась. Мать не могла и представить, что оставляет дочь в лапах чудовища, которое стояло тенью за ее спиной и безусловно воспользовалось ситуацией. Оставшись единственной поддержкой, Нотерон не побрезговал закрепить результат своих трудов.

Она замялась, но все же сделала шаг, когда Нотерон взял ее за руку. Этот день запомнился надолго, став весьма ярким событием в жизни, пока другие могли посчитать искреннюю радость в глазах недоступной пониманию. Но плевать на мнение других, лишь глас единственно близкого теперь имел вес. Кем бы ты стала, о, цветок, что распустился средь метель. Лед скует тебя в вечном холоде, но ты останься такой же прекрасной… А сейчас же шаг за шагом, дом превратиться в небольшой магазинчик с ее картинами. Прекрасными картинами. Портреты ли, скульптуры ли, всему найдется свое место в домах в которых жалуют прекрасное. Оказалось не так сложно ступить в заблуждение свободной жизни или же просто повезло? Кто знает, но факт остается фактом, что отсутствие общения с разнообразными личностями скоро восполнялось и улыбка научилась появляться даже когда совсем не весело.

• 1258 до ОТП. Дай мне обратить взгляд к небесам.
"- Я проживала жизнь, которой ты хотела жить, но не могла и поэтому подарила мне подарок затянувшийся на столько лет. Ты спрятала меня не только от плохого, но и от хорошего, и неужели не слышала порой тоску в моем голосе, что я не могла скрыть… Но теперь вспыхнет улыбка отчаянья и затуманится взгляд, когда в моих воспоминаниях ты уходишь танцевать в небо. Я слышу как цепь разбивается на осколки, ведь ты отпустила ее, шепча последние слова успокоения и лжи, мягко ускользая в самый прекрасный из снов. Я хочу запомнить тебя такой, ведь боль заставляет меня чувствовать себя живой. Облегчит ли время мою наседающую печаль?.."

Вечера и дни тоски по общению сменялись тоской по матери. Кисть раз за разом вырисовывала нежные материнские черты, что отпечатались в сознании Валерэль. Нотерон, подмечая слабость тут же пользовался моментом, не упуская ни одного момента. Эльфийка была свято убеждена, что всегда сможет вернуться к его мужскому плечу, найдя в нем поддержку. Ткань вновь впитает слезы и мазохизм не исчезнет, ища причины для своего выхода на бис и став уже неотделимой частью существования. Враг, что притаился в подсознании, каждый раз празднует разгром ее души, заполняя собой пустые фрагменты, делая цепи, что сама себе сковала Валерэль, нерушимыми. Так и жили, как говорится, в старые добрые времена.

• 960 до ОТП. Из клети в клеть.
Внушая иллюзию свободы он знаменовал новое время, новые события в жизни влюбленной в него эльфийки. Валерэль видела в возлюбленном весь мир и следовала за ним туда, куда он хотел, и начинала делать то, чего он хотел. Валерэль потеряла ту нить, что постепенно свила вокруг нее клубок. Когда она начала делать все, чтобы вызвать улыбку на его лице, потому добровольно приманивала несчастных для его опытов, потому обращалась в дивных зверей, уводя детей за собой, дабы растопить лед его сердца. Зависимость не давала ей покоя, ступая в жизни как обыденность. Она губила тех, кого могла спасти. Никто из тех, кто попадался в ее ловушки, больше не видел света. Скрываясь за дверями лаборатории Нотерона, они больше не выходили...

Знала ли она, что было за дверьми? Нет, но почему? Не хотела ли знать или же просто подсознательно оберегала себя от терзания совести? Узнать уже можно лишь у нее самой. Из одной зависимости сразу в другую, ту, что казалась бескрайней от чего прутья клети терялись средь облаков, но это была лишь иллюзия. Что осталось в ней своего, сотканная из чужих мыслей и прихотей, перестроенная под нужды, птица усмирено сидела на жердочке. Когда это началось и когда закончится? Границы размыты и потеряны начало и конец. Ночь в зените, даст возможность обжигающим холодом напиться зависимостью, которая промерзлыми путами связывала ноги на смятой кровати, возлежало уже не такое юное тело, но по прежнему прекрасное. Это было ее сильнее, неужели была виновата в том, что имп создан творцом сильней чем она.

• 303 до ОТП. Сон средь роз.
Сколько их было? Почему твой ум столь ухищрен, чтобы строить козни? Велерэль бы уже сбивалась со счета, сколько раз она обращалась в прекрасную кошку, как могла из суматошной толпы вывести наивное существо и скрыть в переулках. Они шли на свою судьбу, веря безобидному на первый взгляд существу. Каждый раз новый облик, заметать следы строго по инструкции. Пропажи были не такими частыми, теряясь в прочих смертях и исчезновениях… В округе же начинали блуждать легенды о нечестивых тварях, которыми пугали детей, пока подозрения не коснулись приличного ученого и талантливого мага художника, что не чуралась развлекать детей у магазина различными фокусами. Однажды пара, что заказывала портрет своего пропавшего сына, разрыдались прямо пред Валерэль и ее сердце дрогнуло, но посметь выдать себя она не могла позволить. Пластиковые слезы, словно настоящие сорвались с ресниц и наигранное сочувствие вышло настолько правдоподобным, что горестная мать ощутила себя неловко, ведь кто была им эльфа? А так искренне проникалась их потерей, согласившись даром изобразить в память лик их дитя. Пара скрылась за дверью и Валерэль стошнило, ее тошнило от самой себя, нутро разрывало от противоречий, что устраивали лютую битву внутри, но любовь стоила того, чтобы собрать волю в кулак и идти дальше. Она спала на розах и их шипы впиваются в кожу, не давая уснуть каждую ночь, терзая плоть и душу.

• 112 до ОТП. Нет предела совершенству.
"- Стал неполон день и мысли о крахе накрывают меня. Я перестаю понимать, что происходит со мной. Ты проснулась в этой ночи и могла заметить безумие в моих глазах, но сможешь ли это принять? Я забылся, спаси меня, пока совесть сейчас вымаливает время. Успокой меня своей лаской, пока я теряю сознание от усталости… Где то в глубине ты знаешь, почему мои руки дрожат. Не дай же мне зайти слишком далеко."

Слишком хитер, слишком умен. Нотерон порой давал ей то, что она хотела, чтобы главное его орудие не сорвалось с крючка. Всего лишь вещь, не более, большего он не видел в ней, пока засыпал обещаниями, шептал прекрасные речи, восхвалял ее красоту и нежно гладил по щекам. То, что Валерэль поступает неправильно, даже не промелькнуло в ее голове, а его мимолетная нежность стирала все сомнения. Казалось, что ничто не сможет их разделить. Его воля стала ее волей. Щенячьей преданностью она шла за ним, стараясь угодить в любой прихоти, пока он не гнушался пользоваться этим, взрастив прекрасного мага, обучение которого не прекращалось.

• 6 от ОТП. Веди меня туда, куда идет твоя душа.
Мир в Кель'Таласе продолжался почти три тысячи лет, пока не началась Вторая Война. Орки привели огров в Азерот и объединились с гоблинами и разрозненными выходцами Зул'Амана, обратив свои взоры на север. Ведомая амбициями и желаниями Нотерона, Валерэль пошла на войну, так их деяния потерялись в смуте событий и ее навыки приобрели боевой практический опыт. Безумие горело в глазах возлюбленного, когда он вступал в схватку, лишая жизни врагов, но пелена не давала это распознать.

• 7 от ОТП. Подрезанные крылья.
Вторая война была выиграна. После этого отношения между людьми и эльфами начали портиться. Сохранив жизнь, хотелось отмыться от крови, но спокойная жизнь и не думала начинаться. Отказ от союза и изоляция ждали эльфов, что вступили в конфликт с людьми. Две тысячи лет вместе, две тысячи с лишним лет верности… Валерэль наскучила, даже несмотря на то, что продолжала угождать каждой его прихоти. После того, как прекратились даже мимолетные подачки чувств, она взмолила уже о ярости, о криках, хоть каких-то эмоциях в ее сторону. Если бы Валерэль знала, что просила, то сбежала бы от него и не вилась у ног, виляя хвостом, вцепляясь мертвой хваткой в каждую кость.

• 8 до ОТП. Крик сорвался с губ и покатился камнем вниз.
Она протрезвела, но слишком поздно. Заняв место тех, кого сама же приводила ему, Валерэль испытывала теперь то, что было за теми дверями. Тот, кто клялся ей в любви, теперь измывался над ее телом, калечил, лечил и все по новой. Глотая соль своих слез, вкусила настоящую боль от телесной и до ментальной, моля о смерти всех богов, чтобы те прекратили ее страдания. Он смеялся и хотелось кричать, что есть силы, но забрал душу, пока она отдавала за него сердце. Осознания вспыхнули картинами ярости и преданный взгляд сменился ненавистью, горечью, обидой...

"- Я не была низка, не была слаба и подобна суетной толпе. Зачем же речи с твоих уст были готовы затмить мой разум каждый раз? Теперь передо мною разверзлась бездна и я стою у края. Теперь уж будь, что будет, но будет лишь то, что ты меня погубишь. Ты гибель и мое проклятье… За деяния мои нет спасенья, нет прощенья, но нет во мне раскаяния, а лишь одно отчаянье. И вот вспыхну в руках, как порох, и растаю, словно свеча. Такой ты хотел меня видеть? Когда опускается занавес и рушатся твои декорации."

Двенадцать лет в руках истязателя казались вечностью, одна мысль сменялась другой, но все сводилось к ненависти. Рассказать кому-то если вдруг получится сбежать? Нет. Молчание могло ее спасти, но все отбрасывает свою тень. Жизни в спокойствии не стоило ожидать… И где все те, кому она улыбалась, почему не искали не поднимали шумихи? А кто у нее был, чтобы ее поднимать… Никого, кроме того, кто сейчас держал камень в руках в желании сделать ее красивой на свой вкус, окропив ту собственной кровью… Женщины любят ушами? Эта женщина уже нет, когда тот, кого она любила перевернул мир и сознание с ног на голову. Но этих лет безысходного заключения хватило, чтобы придти к выводам, которые еще сыграют большую роль в ее судьбе… И даже после смерти не обрести покой.

• 20 от ОТП. И разбилось сердце прекрасной эльфийки.
Пока Плеть бушевала и уничтожала все на своем пути, Валерэль была в плену своего некогда возлюбленного и, похоже, боги услышали ее молитвы. Смерть пришла, но не за ней. Стараниями Нотерона воспользоваться арканой или какой либо частью своего тела она не могла. Смерть решила, что Валерэль нужна ей живой, пока что. Под нежитью Нотерон не смог устоять и она смогла бежать, когда буря успокоилась. На ватных ногах она мчалась прочь, но в первую очередь от себя. Мир не без добрых существ, что смогли помочь с физическими увечьями, оставив душу растерзанной в клочья. Первым ее самостоятельным решением было остаться и именовать себя дочерью крови. Она последовала за своим народом и его предводителем. Танцы на слезах и стеклах ожидали ее на этом пути.

• 21 от ОТП. Пути судьбы не дадут покоя темными ночами.
"- Где теперь нить по которой шла и благодаря которой верила, что каждый выбор мой. Я привыкла следовать за кем-то, но… теперь… Жизнь просит опустить оружие и показать мои слезы во всей красе, но мир больше не достоин их. Моя ненависть совершенно нормальна, но как можно получить от того процесса удовольствие? Мама… Мне так тебя не хватает и когда думаю о тебе до сих пор начинает покалывать в носу. Помню как ты рассказывала мне, что я снилась тебе одинокими ночами, как ты ждала меня. Прости, что не смогла стать твоей гордостью после того как ты ушла. Растерзанное сердце каменеет и я чувствую как душа высыхает. Судьба — жестокая злодейка, все всегда в ее руках. Да направит же она сквозь этот куб впредь меня, когда смутные времена будут брать верх."

Теперь она следовала с воинством нога в ногу, именуя себя син'дорай в память о павших. Новоявленные эльфы крови, во главе которых был Кель'тас, начали путешествовать, чтобы найти больше выживших эльфов и найти источник магии, который смог бы заменить Солнечный Колодец. Валерэль сделала свой выбор довериться и прогадала… Ее ждала вереница непредвиденности, мощенная извилистой тропой в бывшем Дреноре… Если же стоит умереть, что же придется жить в легендах.

• 23 от ОТП. Молитвами не найти спасения...
Эльфы крови последовали за Иллиданом к Ледяной Короне в попытке уничтожить Короля-Лича, однако они были побеждены Артасом, который ранил Иллидана, заставив эльфов отступить. Артас смог подняться на Трон и слиться с Королем-Личом. Во время сражений в Нордсколе Валерэль оказалась среди тех эльфов крови, что были подняты Артасом, дабы служить ему в качестве его «Сан'Лэйн». Потерпев поражение, войска Кель'Таса вернулись в Запределье, и принц начал идти по той тропе, которая приведет его к краху. Она же оказалась в армии врага, пополняя его ряды.

• 27 год после ОТП. Без самосознания нет существования.
Идя бездумно с Плетью, ведомая волей Короля, Валерэль ступала из битвы в битву, словно плыла против течения. Обучение темным искусствам проходили в полевых условиях и не счесть сколько раз она была глазами, паря черным вороном в небесах. Отлично показав себя на передовой, не останавливалась в совершенстве, неся в себе где-то глубоко горечь былых потерь и неверных выборов.

• 33 год после ОТП. Пристанище возле тебя, моя кровь от крови.
Судьбой все предрешено заранее и никуда не деться ни живым, ни мертвым. Воля, что была подарена, многое поменяла. Раненная при схватке с героями и в последствии затерянная в ледниках, Валерэль в стазисе была до тех пор, пока на горизонте не стал сверкать маяк, что указывал путь меж скал и рифов. Было не представить, что может ожидать в ответе на этот зов. Отец, что ранее был для нее мертвым, оказался «живее» всех «живых». Ее руки схватились за оружие, ярости не было предела, полымя бушевало, пока Валерэль обвиняла его во всем, что с ней произошло. Лишь после многочисленных часов за личными беседами, гнев ее постепенно утихал и место в этом мире было найдено. Встав подле отца, стала глазами и умиротворением новой семьи.

"- Я твоих птенцов собой закрою, отведу от них все стрелы и мечи. Подарю твоим врагам сны о вечном молчанье, ведь мое сердце застыло под покровом вечной ночи. Судьба распорядилась так, чтобы я оберегала твоих детей своими крыльями."

Фракции:

Альянс и Орда? Лишь перья на ветру.

Все за спиной теперь лишь суета живых. Союзником может стать каждый. К любому можно найти свой подход, особенно, когда это нужно. Чтобы ты не делал, все приведет тебя к смерти, но вот уже к какой, будет зависит лишь от судьбы.

Рыцари Черного Клинка.

Неживые, что не слоняющиеся без дела, заслужили ее почтение и уважение, хотя и не все личности, но это уже дело вкусовщины. Всем не угодить.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Обломки прошлого.

Венесна — Мать, что ныне мертва, но все равно отзывается в глубинах лишь положительным образом.

Нотерон — Имя, которое она старается затерять в песках бесконечных лет. Отличный способ вогнать ее в ярость, но, благо, о нем знают единицы.

Фуномир — Единственный из всех живых, что заинтересовал Валерэль после смерти. Видимо поэтому она позволила прожить ему дольше остальных, записывая все, что он о ней узнал.

Новое гнездо.

Валерэль больше не совершает оплошностей, каждый мракопадший является для нее в той или иной мере братом или сестрой, но все же никого ближе чем отца она еще не подпускала. С момента ее пробуждения, Валерэль ступает за спиной Принца Крови, как дочь и союзник.


Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

• Высокая требовательность.

• Прошу одобрить морф — Пирующий ворон.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, автор!

Я ознакомилась с вашим творчеством по высокой требовательности и на данный момент выношу ему следующий вердикт - отказано.

Тому есть ряд нескольких причин. Но я начну, пожалуй, с приятного.

Мне очень, буквально до безумия понравился ваш стиль подачи персонажа. Внешность и характер описаны очень грамотно и приятно как глазу, так и при чтении и дальнейшем восприятии и представлении образа. У вас определенно присутствует собственный стиль, которого вы придерживаетесь - это похвально.

А теперь, все же, перейдет к паре пунктов, которые стали причиной отказа анкеты на данном этапе.

1. Полиморф.

Обращение в ворона стало излюбленным образом в смене формы. В этом образе она мало привлекает внимания в темном небе и отлично проводит разведку."

Данный пункт вызвал у меня достаточно много сомнений. Во-первых - про такое сложное заклинание расписано очень мало. Во-вторых - не указано, сколько времени и сил у персонажа ушло на изучение такого сложного заклинания, которое ничем не поддерживается, что плавно перетекает в следующий пункт. Полиморф в своей сути заклинание, которое полностью изменяет живое существо, включая его разум. Другими словами, превратившись в ворона, маг заполучит разум ворона. Но из текста анкеты создаётся сильное впечатление, что персонаж остаётся в полном сознании и действует осознанно.

Приведу самый простой и многим известный пример - Атиеш. Да, это Великий посох Хранителя, однако. Этот посох привлекает к себе воронов, а также позволяет носителю превращаться в самого ворона и не терять контроль над собственным разумом. В данном примере посох - предмет. Из этого следует, что, чтобы ваш персонаж, превращаясь в ворона не терял своего сознания, следует либо описать создание заклинания либо предмета, который вашему персонажу в этом помогает в самой анкете, либо сделать это через цепочку отчетов. Также, нахождения предмета рядом или на персонаже (это может быть даже кулон) - обязательно.

2. Возраст вашего персонажа. Три тысячи лет - это достаточно большой и сознательный возраст для любого эльфа. За такое количество времени персонаж, вероятно, повидал и пережил намного больше, чем описывается в хронологии. Я, конечно, понимаю, что в анкете не стоит особо разгоняться и писать огромное полотно текста (для этого существуют квенты), но для такого возраста расписано очень и очень мало.

Конечно же, та история, которой обладает ваш персонаж - трагичная и очень красивая, но её недостаточно для той, которая живет три тысячи лет. Да, я могу понять, что описаны могли быть последние годы жизни до смерти и последующего воскрешения, но остается загадкой то, что она делала все остальные годы. Бесконечно училась и после - помогала своему возлюбленному? Да любому существу наскучило бы это.

Это же касается и к той части хронологии, когда персонаж был подвержен мучениям. Сейчас мне, как читателю, уже после смерти, представляют его достаточно сильным, но и до смерти ясно то, что эльфийка, отдавшая большую части своей жизни на обучение, далеко не глупая и не слабая, чем она вполне могла воспользоваться, чтобы вырваться из плена своего возлюбленного. Было бы об этом интересно почитать, о попытках вырваться, возможно даже почитать про то, как эльфийка потерпела поражение и была подвержена еще большим мучениям. То есть, к чему я веду. История расписана хорошо благодаря умениям автора, но её - катострафически мало.

3. Следующим пунктом будет влияние продолжительных пыток и экспериментов, предательства со стороны других на персонажа. Как показывает нам история, единственное, что осталось в персонаже после всего пережившего ею - недоверие, равнодушие и ненависть к Нотерону. Это если более обобщенно. В истории также говориться об "истерзанной в клочья душе". Конечно, пережить такое, что пережил ваш персонаж - это достойно и сильно, ведь любой другой на её месте мог бы просто умереть. Сделать это собственноручно или от болевого шока. Но есть одно "но"... Неужели это никак не отразилось на эльфийке? После предательства, попытавшись сбежать от самой себя, она вновь доверилась? Доверилась принцу и стала син'дорай? Образ становится каким-то непонятным, мутным, расплывчатым... несобранным, что ли. Неужели вашего персонажа не мучили сомнения - а надо ли ей это? Надо ли ей принимать все те изменения, которые настигли народ эльфов? К сожалению, этого не расписано. А раз уж вы выбрали такой возраст и такую красивую подачу - очень хотелось бы увидеть больше моментов из жизни персонажа, хотелось бы, чтобы вы, автор, закрыли многие дыры какими-нибудь событиями и личными переживаниями персонажа.

Либо же - смените возраст персонажа с 3000 до 100-300. Как по мне, это будет более логично, и тогда хронология не будет вызывать столько вопросов, как и некоторые пробелы в ней будет намного легче дополнить.

Также, возвращаясь к характеру, хотелось бы заметить, что в данном пункте вы описываете сильную и упертую эльфийку. Очень странно, что таковой она стала только после смерти, и жаль, что подобного ей не хватило при жизни, чтобы хоть как-то попытаться спасти себя из лап чудовища. Я не отрицаю того факта, что смерть не меняет существ - меняет, и может изменить даже очень сильно. Но даже после смерти, не чувствуется, не представляется того, как ваш персонаж добился силы духа и упертости, чтобы посметь противостоять кому-то. Хотелось бы видеть часть истории, которая будет описывать жизнь после смерти более детально, также раскрывая частичку характера, эмоций, и переживаний. Это важно, чтобы картина вашего персонажа предстала в сознании читателя во всей красе.

4. Еще бы хотелось дополнить про тех жертв, которые пали от рук Нотерона. Судя по тексту и продолжительности жизни вашего персонажа, их не могло быть мало за такое количество времени. И из этого вытекает следующий вопрос - почему оба персонажа оставались безнаказанными? Очевидцы могли видеть, как жертв уводят в дом, например. Кто-то из родственников пропавших вероятнее всего задавался бы вопросом - а где мой сын/дочь и т.п.? Их бы искали, и вероятность того, что поиски могли навести на след Нотерона и Валерэль - есть и не малая. Все это следует дополнить, чуть подробнее расписать, искоренить возможные вопросы.

За пересмотром и вопросами можете смело обращаться в личные сообщения дискорда: Lid#2789. Надеюсь на понимание!

Я перечитала Вашу анкету после всех внесенных в неё корректировок и, оставшись под большим и приятным впечатлением, могу с радостью заявить, что анкета получает статус - одобрено.

Теперь анкета выглядит полноценно. История достойная такой взрослой эльфийки, и теперь действительно понятно, что её пришлось пережить за столько тысячелетий. Она испытала многое и перенесла не мало за свою жизнь. Интересно было углубиться в историю Вашего персонажа, в его эмоции, переживания, наблюдать терзания души и прочее. Все это и есть то, что делает персонажа - живым, а историю - богатой и насыщенной.

Механ. имя:Вердикт:К выдаче:Дополнительно:
ВалерэльОдобрено+10 уровнейМорф - одобрен.
Проверил(а):
Клубничная Lidcarter
Уровни выданы:
Да
23:07
05:10
570