Игровое имя:
Мрачносерд
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Орк
Народность:
Маг'хар "другого" Дренора, клан Призрачной Луны
Пол:
Мужской
Возраст:
67 лет
Особенности внешности:

Он высок и крепко сложен, возвышаясь, подобно горе, как и подобает почти каждому представителю его расы. Однако, он не из тех, кто принял на себя проклятие Скверны, испив порченную кровь демонов. Он сохранил свою «чистоту», несмотря на то, каким силам отдался во служение.

Как у обладателя отличительной черты многих орков из кланов, которые обитали в Долине Призрачной Луны, у него серая кожа. На левом предплечье у него «красуется» глубокий шрам, оставшийся с давних времён. А на плече той же руки — татуировка, нанесённая с помощью шрамирования, изображающая герб клана Призрачной Луны — полумесяц.

Обычно он бреется налысо, но если когда-нибудь доведётся увидеть его волосы, то, ввиду прожитых лет и бед, он уже давно седой. Однако, когда-то давно, он был обладателем иссиня-чёрных волос. На лице у него виднеется грим из белого красителя, изображающий череп, а из-за сил, которые он постигал все последние несколько десятков лет, его тело, всё же, претерпело некоторые метаморфозы — его глаза лишились зрачков, и теперь из них льётся холодное, синее сияние.

Из одежд он, обычно, предпочитает традиционные одеяния своего клана — килт и капюшон из пурпурной шерстяной ткани, кожи и меха.

Особенности характера:

Когда-то давно, ещё юношей, он был терпелив и доброжелателен. С детства он понимал, что рождение в клане Призрачной Луны и обучение у шаманов обязывало его стать наставником, терпеливым и мудрым, вселяющим веру и надежду. Он старался не делать поспешных суждений и решений, обдумывал каждое слово. Вслушивался в голоса стихий и не перечил им, внимая их мудрости. Чтил предков и их заветы. Но этому не было суждено длиться вечно.

В один момент всё изменилось. Нарушая древние табу предков, одно за другим, по собственной воле от отдавался мраку. С каждым годом он становился нелюдим. А череда событий, что привели к предательству былых идеалов и утрате близких, сломила его. Рассудительность, терпеливость — всё кануло в лету. Он стал жестоким и чёрствым. Для него перестали существовать понятия «добра» и «зла», «света» и «тьмы». Он считал, что ни то, ни другое не способно спасти его в час нужды, кроме его самого. И он готов пожертвовать всем, чтобы выжить. Он научился не доверять никому. И это было верное решение для того, кто теперь, вероятнее всего, до скончания своих дней будет испытываться на стойкость снедающими разум шептаниями из Тьмы. Для него теперь есть он, его силы и благогоговение перед наследием Тёмной Звезды.

Мировоззрение:
Законопослушно-злое
Класс:
Тёмный маг
Специализация:
Бездна и некромантия клана Призрачной Луны
Способности:

Когда-то давно он обладал способностями к шаманизму. Он, ещё юношей, прошёл все обряды, а духи стихий — признали его, один за другим. Он мог взывать к силам ветра, земли, воды и огня. Он умел исцелять, созидать и защищать — это было результатом многих лет, проведённых в обществе наставников-шаманов и старейшин.

Но грянула Железная Орда, а вместе с ней — и предательство идеалов, нарушение древних табу. Благодаря воле вождя, Нер'зула, запрет на Тёмную Звезду был снят. И когда клан начал постигать её, Мрачносерд вслушивался в каждое слово сломленной песни умирающего наару, которого его клан прозвал «Тёмной Звездой». Он слушал откровения о Тьме, о Бездне, непрерывно учась. Он встал плечом к плечу с теми, кто принял эти дары и начал учиться у них. Он слушал, как нарушать покой мёртвых, поднимая тела и души благородных предков вновь во служение «железному» войску. Он слушал, как взывать к силам самой Тьмы, ненасытной и всепоглощающей. И несмотря на сражающие разум голоса и шептания, он продолжает взывать к её силам.

Навыки и профессии:

Юношей он научился вырезать примитивные каменные руны, усиляя одеяния, оружие и даже доспехи воинов да охотников, которые нуждались в этом. И с годами его навык в создании рун лишь совершенствовался. Но обращение к Бездне значительно повлияло на это, и благодаря учениям Тьмы — он научился создавать новые руны, насыщая их проклятой силой.

Вера:
Наару
Пояснение к верованиям:

Он узрел, что благословения Духов Стихий меркнут под властью Тьмы, тайны о которой раскрыли гимны Тёмной Звезды. Он понял, что Бездна способна заставить склониться даже тех, чья воля крепче стали. Даже сломить волю самих Духов Стихий, которым он был когда-то верен. Нет, он не фанатик, и ведает о том, что благая для него Тёмная Звезда обратилась в союзника его врага из Карабора, избавившись от тёмной сущности, а тех, кто чрезмерно упивался Тьмой, в конечном итоге прозвали «бледнокожими». Но он чтит её учения, использует их и принимает то, что она перевернула его жизнь.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дренейский
  • Орочий
  • Частичный Всеобщий
  • Шат'яр
Пояснение к языкам:

Рождённый на Дреноре, в народе орков, он и освоил столь грубый, и непривычный для слуха эльфа или человека язык. А его клан, будучи ближайшим соседом дренеев, осваивал язык тех, с кем когда-то обменивался знаниями и торговал.

И когда первые пришельцы с Азерота вторглись на Дренор — уже тогда он обрёл осколочные знания о языке, о всеобщем, слушая пленников и будущих жертв для мрачных ритуалов.

А откровения, что постигали его из глубин мрака, хоть и не научили говорить на проклятом языке шат'яр, но научили понимать его.

Инвентарь:

Походная кожаная сумка, что крепится на поясе, внутри которой:

Несколько неизрасходованных и полных энергии каронитовых кристаллов, что остались ещё с Дренора.

Пара апекситовых камней, которые, увы, разряжены. Но достаточно лишь выйти к солнечному свету...

А также, слева от пряжки с гербом клана, рунический ритуальный кинжал — старинное оружие, которое ему досталось ещё во времена Железной Орды. Он старается поддерживать его в надлежащем виде всё это время. А вдоль лезвия нанесены тёмные руны, что собой похожи на изображение созвездия, внутри которых, словно в жилах, переливается аметистовое сияние.

Род занятий:
Искатель знаний
Хронология:

Тридцать второй — девятнадцатые годы до Открытия Тёмного Портала.

В сумрачную ночь, в Долине Призрачной Луны, в семье, появившейся из союза двух духовных наставников клана, был рождён тот, кого нарекли Тулом Дланью Звёзд. Уже второе дитя, что стало плодом любви тех, кто отдавал себя клану. Как и прежнее дитя, Гаар, он родился крепким и здоровым. Словно его появление благословили все, от Духов Стихий до самих Звёзд, что служили его народу. И, как подобает каждому орку, он рос, словно не по годам, а по часам.

Вместе с братом, с годами, он учился охотиться, также не упуская наставления шаманов о том, что всего должно быть в меру. И он с почтением относился к каждой пойманной жертве, что послужит пропитанием для его семьи и общины деревни Шаз'гул. И вместе с мастерством охоты он постигал и учения своего клана. О том, как вглядываться в звёздное небо, ища мудрости у него, и о том, как вслушиваться с наставления духов предков и духов стихий, которых почитает его клан. Он обрёл верных друзей среди детей других жителей деревни, и ту, с которую в будущем хотел избрать спутницей своей жизни.

Девятнадцатый — седьмые годы до Открытия Тёмного Портала.

Он не был Северным Волком, и даже если бы его коснулся ритуал взросления «Ом'риггор», охота на великого зверя, которого было необходимо одолеть собственными руками — его всё равно ждала иная судьба. Медленными шагами каждый его урок с наставниками, каждое участие обрядах и ритуалах приводило к этому шагу. Это был последний, завершающий этап в его становлении шаманом клана Призрачной Луны — паломничество до Трона Стихий, что лежало через опасный путь.

Простившись со всеми, он, собравшись в дорогу, покинул стены родной деревни Шаз'гул. При нём был лишь посох, что помогал в пути, и холщовая котомка со съестными припасами, бурдюком с водой и подношениями, которые он собирался преподнести Духам Стихий в знак почтения, если ему предстояло бы всё же дойти до Трона Стихий. Его дорога была длинной и опасной, р лежала через гнездовья араккоа. С ними их народ никогда не ладил. Однако, с благословения звёзд и предков, он смог миновать их без столкновений и ненужного кровопролития.

Но в Пиках Арака его ждали куда большие опасности. Те земли кишели не только теми, кто основал величественную, древнюю империю на шпилях и вершинах гор, но и дикие кланы саблеронов, что не жаловали никого, особенно орков, с которыми они вели нескончаемые войны. Но он подошёл с умом, стараясь не приближаться к территориям двуногих «кошек».

Но, увы, не всё так гладко прошло в его пути. Хоть навыки охотника и не прошли даром для него, ему всё же пришлось ввязаться в сражение. Когда он уже, казалось, почти миновал злополучные Пики Арака, а шпили Небесного Пути оставались далеко позади, он набрёл на раненного орка. Он много знал о тех, кто обитал вне Долины Призрачной Луны. Он знал о мудрых, но суровых кланах Хребта Ледяного Огня, знал и о воинственных, стойких, а порой и безумных обитателях Горгронда, также знал о тех, кто практикует чуждые ему кровавые ритуалы в Танаанских Джунглях, и знал о доблестных всадниках равнин Награнда, издревле прославившихся победоносными шествиями против огров и вождями, чья воля крепче железа. Но о тех, кого он встретил — почти ничего не слышал. Такой же, как и он, серокожий орк, испещрённый множеством шрамов. Но больше всего его удивило то, что вместо левой руки у него был зазубренный, ржавый серп. Оказав помощь и исцелив его с помощью сил, что он обрёл от наставников, он узнал, что случилось с ним. Узнал и о молодом клане Изувеченной Длани. История которых начиналась в гладиаторских ямах бесчестных огров. То, что станет легендой о появлении клана — сильно тронуло его душу. Он зауважал тех, для кого свобода была превыше всего. И он согласился помочь ему спасти тех, с кем он устроил налёт на земли саблеронов. Вместе с воином они боем проникли во владения прайда саблеронов, трупами прокладывая себе дорогу. И благодаря союзу воина и целителя, им удалось одержать победу над ними и спасти тех, кто готовился быть съеденным.

Оставляя позади цепь из хребтов и шпилей Пиков Арака, он ступил на вечнозелёную лужайку. Пройдя ещё немного он начал ощущать, как его обдували попутные ветра, словно подталкивая на пути к Трону Стихий. Путь, что он прошёл, оказался безопасен. Лишь один раз, где-то в далеке, он увидел патрулирующих поля всадников. Подобравшись к горному хребту, перед которым был пруд. В его центре был островок, на котором возвышались величественные камни, сложенные в огромные арки. Благословлённые Гневами Ветра, Земли, Воды и Огня, они были святыней для каждого орка, и каждого, кто почитал Стихии. Раскрыв котомку, раставив подношения, он склонился перед гневами, чьи имена были Календриос, Гордауг, Абориус и Возжигатель. Один за другим они коснулись плеча юного шамана. Тул замер в ожидании, не смея проронить ни слова в священный для него момент. И услышав благую песнь, хор, он ощутил прилив сил, каменную стойкость, обжигающую уверенность, лёгкость ветра и прохладное спокойствие. Он понял, что был принят.

Седьмой — один год до открытия Тёмного Портала.

Вернувшись в Шаз'гул, он вернулся уже не подмастерьем шамана, не тем юношей, которым уходил, нет. Его встретили, как шамана. Как духовного наставника клана. И тогда с ним стали говорить, как с равным себе. Наставники перестали давить на него, а новые поколения, дети, охотники и ремесленники обращались за советами. Он благословлял охотников, помогал избрать путь новым поколениям. И вместе с тем ему открылись новые знания. Старейшины деревни рассказали ему о слухах, что обитали вне Шаз'гула. О том, что появился таинственный орк, калека, что созывал кланы, один за другим. О победах клана вождя Громмаша над ограми и его «позоре». О нескончаемом сопротивлении между Северными Волками и Громоборцами. О битве за выживание Кровавой Глазницы и Костеглодов в Танаанских Джунглях. О противостоянии кланов Горгронда самой природе. И о том, что когда-то давно, ещё до рождения самого Тула, его клан постигло проклятие, создавшее бледнокожих орков, и за что таинственную Тёмную Звезду обрекли на табу. Шаману было необходимо это знать, ибо ему сулила судьба быть духовным наставником и одним из старейшин клана. Также, как и знать то, с чем предстояло столкнуться с кланом.

На Дренор прибыл таинственный незнакомец, который начал пророчить осквернение его расы. Как один из шаманов клана, но ещё не старейшина, он узнал об этом лишь тогда, когда кланы были созваны на гору ради судьбоносного момента. Но это уже обернулось катастрофическими последствиями для него. Зная о том, что начали созываться кланы для союза, лишь из слухов он узнал, что вождя посетил Громмаш Адский Крик с таинственным пророком. То, что было табу для всех, после этой встречи — перестало им быть. Клан начал готовиться к войне, и если раньше они прислушивались к голосам звёзд, то теперь до их разума доносился шёпот теней, раскрывая свои секреты.

С каждым разом, с каждым новым откровением и знанием, которые претили взглядам шамана, он погружался в отчаяние. Он понимал, что воля вождя — закон. И то, что эта мера была лишь ради выживания. С каждым новым откровением Тул всё глубже погружался во мрак, утрачивая связь с тем, что связывало его со стихиями.

Открытие Тёмного Портала.

Вторжение на новый мир началось. Нагрянула великая война, а Железная Орда, частью которой Тул теперь был, победоносной поступью прошлась по Дренору, покоряя себе её народы. Араккоа она загнала вглубь своих гнездовий, а Верховный Молот принял вынужденный союз с кланами орков. Тул же, узнав о том, что в конце-концов случилось на той горе, уверовал искренность слов «пророка», Гарроша Адского Крика, имени которого он тогда ещё не знал.

Но всё это время он не проводил просто так. На него и клан Призрачной Луны была возложена ответственность смести один из важнейших оплотов народа дренеев, тех, с кем он почти всю свою жизнь жил плечём к плечу. Слушая шептания Бездны, он утратил всё. Постепенно для него померкли значения «добра» и «зла», «чести» и «трусости». Он делал всё, лишь чтобы принести победу Железной Орде и клану Призрачной Луны. Даже если это сулило не просто нарушение заветов предков, но и их осквернение. Во время начала наступления на Карабор он принял очередной грех на свою душу — он начал осквернять камни предков, вырывая их души с Небесных Полей и поднимая кости канувших в историю воинов его народа. Он направлял силы Бездны и мёртвых на тех, кого он считал почитаемым народом. Последней оборванной нитью, связывающего его с прошлой жизнью стало то, что та, с которой он намеревался стать спутниками жизни, ушла под начало изгоев Рулкан.

Но что-то пошло не так. Откуда-то с Танаанских Джунглей явился враг. Он стремительной поступью шагал по лагерям вокруг Тёмного Портала, разрушив тот в конце-концов. Узнав, что линкор Железной Орды причалил на западе Долины Призрачной Луны, он, колдуны и воители Шаз'гула начали планировать атаки на развёртывающийся гарнизон чужеземцев, пришедших с той стороны Тёмного Портала. И тогда, во время одного из налётов внутри гарнизона, он впервые повидал пришельцев с того мира. Его удивило разнообразие народов, собравшихся под сине-золотыми знамёнами, и навсегда посеяло ненависть к ним в его сердце.

Альянс шагал победоносной поступью по Долине Призрачной Луны. Их налёт на Шаз'гул и спасение пленных дренеев заставило отступить тёмного мага, затаившись в глубинах Награнда, где он изучал гору Ошу'гун, уже после того, как захват Карабора был остановлен, а Некрополь Призрачной Луны вместе с вождём пали. Там же он узнал и о силах других пришельцев с Азерота — Орде. А откровения тьмы умирающего наару в глубинах горы Ошу'гун открыли ему личину «пророка». В его душе посеялось смятение. И пока смятение пожирало его, а он всё больше и больше вслушивался в голоса из Тьмы, приближаясь к опасной грани, что отделяла его от «бледнокожих», Железная Орда, в конце-концов, была сражена.

Когда голоса из Тьмы прекратились, а источник их был «изгнан» из Ошу'гуна пришельцами, он словно протрезвел. Наконец, решившись присоединиться к оставшимся силам Железной Орды, от выживших налётчиков клана Песни Войны он узнал, что пророк пал, а вождь, Громмаш Адский Крик, был пленён тем самым колдунов, от «дара» которого отказался ещё в самом начале этой бессмысленной войны. Но его удивила также весть о том, что пришельцы оказались врагами колдуна и собранного им Совета Теней. Нет, даже если враг у них обоих был один — он никогда бы не присоединился к тем, кто едва ли не уничтожил его клан, и с кем он воевал всё это время. Но он стал вести «охоту» на чернокнижников и орков скверны из Теней.

Когда силы Альянса и Орды пересекли рубеж врат Цитадели Адского Пламени в Танаанских Джунглях, он, всё же, присоединился к тем из маг'хар, кто всё же был против захватившего власть над Железной Ордой Гул'дана, и также примкнули к силам Азерота в этой финальной битве. Вместе с героями он прошёлся по коридорам Цитадели Адского Пламени. Но особенно сильно его поразил тот ужас, что призвали саргерай и Совет Теней — Ксул'Горак. Он запомнил это надолго.

А что в итоге? Всем известная победа над Пылающим Легионом, владыками Гул'дана на Дреноре и их изгнание. И он был в числе тех, кто сражался с ними.

Первый — тридцать четвёртый год от Открытия Тёмного Портала.

Победа, давшаяся огромными жертвами Тулу, изменила его навсегда. Он утратил тех, кого любил. Они либо примкнули к Рулкан, либо погибли, сражаясь за Нер'зула. И даже после объединения кланов под единым знаменем маг'харов — его не признавали те, кто остался верен былым традициям Призрачной Луны. Он решил позабыть имя, данное ему ещё тогда, когда он был прежним собой. В знак того, что он стал другим, он нарёк себя весьма символично — Мрачносерд. Ничто не сковывало его сердце, ни горе, ни страх, но и крупице света уже было не пробиться к нему, и не только из-за Тьме, которой он присягнул.

И тем не менее — он остался верен клану и вождю. Последующие несколько десятилетий были однообразными — отлов оставшихся демонов и орков скверны, битвы с ограми и остальными врагами маг'хар, их истребление или покорение. Но ровно до тех пор, пока вновь обретённый союзник в лице дренеев не изменился.

Когда фанатизм дренеев достиг апогея, а сам сын Громмаша Адского Крика стал одним из их экзархов, вместе с другими ушедшими под знамёна Света маг'хар, началось противостояние с теми, кого они прозвали «светоносные». Эти изнурительные года, потрясения, вроде смерти Дуротана, привели к той самой битве в Горгронде.

Но вот опять. Вновь вести о пришельцах. Кажется, Мрачносерд, уже почти успев позабыть о тех, кто однажды вторгся на Дреноре, встретив зеленокожего орка-воина, в котором узнал павшего героя клана Чёрной Горы, Эйтригга, и его спутников, которых, как ему показалось, уже однажды видел — предался болезненным воспоминаниям. Двоякое чувство, когда пришедшие с войной их же и спасли от демонов, сами пришли просить подмоги. Но за Мрачносерда всё решило финальное нападение светоносных, во главе с самой Ирель. Оставив в памяти на века жертву Громмаша Адского Крика он, вместе с Гейярой, дочерью Дреки и Дуротана, и остальными маг'хар, отправился на Азерот.

Фракции:

Прозвища, звания, титулы:

«Мрачносерд» — это стало и именем, и прозвищем маг'хара. Он был отрезан от всего, что связывало его с теми временами, когда его ещё звали Тулом. А судьба омрачила его сердце, сделав чёрствым. Оставив в прошлом имя «Тул», он нарёк себя тем, что стало подобно клейму, напоминающей о каждой его жертве, и к чему они его привели.

Семейное положение:
Нет
Родственники:

Хагар Длань Звёзд — отец Тула, однажды охотник клана, прошедший обряды шаманов и признанный духами стихий, стал тем, кто наставлял новые поколения его народа, в том числе и самого сына. Пропал во время битвы за Некрополь Призрачной Луны.

Йелнера Лунная Странница — мать Тула, связавшая себя узами судьбы с юным охотником Хагаром, последовала за ним в его странствии до Трона Стихий, став также шаманом клана. Погибла во время сражений со светоносными дренеями.

Гаар Длань Звёзд — старший сын Хагара и Йелнеры, старший брат Тула. Вопреки наставлениям отца и матери стал одним из добытчиков Шаз'гула. Жив, но во времена Железной Орды, встав под эгидой Рулкан, отрёкся от кровных уз с Тулом.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонаж ищет наставника
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Также прошу одобрить создание персонажа с классом «рыцарь смерти» из-за косметических особенностей (бледная кожа, светящиеся глаза).

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Тром-Ка, Мрачносерд!

Ваше творчество проверялось по критериям высокой требовательности.

Образ:
Вы довольно хорошо описали образ своего персонажа. Его естество прям вырисовывается перед глазами во время прочтения, и это — достойно похвалы. Внешность описана сухо, и по фактам.

Но... хотелось бы видеть более детальное описание, более развернутое повествование о его физической оболочке: тип его лица, может быть клыки, зубной ряд... Может быть это мелочи, но правда кроется в мелочах.

Касательно характера, опять же, хотелось бы узреть его привычки, цели, страхи и тому подобное. К чему сейчас стремится Мрачносерд, и что будет делать, при какой либо ситуации. Как он относится к новому Вождю, которому сейчас вынужден служить? Понимаю, еще рано судить, ибо орк только прибыл на Азерот, но надеюсь, что со временем анкета будет дополнена.

Хронология:

К хронологии у меня нет вопросов. История Мрачносерда движется от малого, к высшему, медленно и гармонично. Это приятно читать и вникаться в повествание, за это плюс.

Исходя из всего этого, выношу вердикт — Одобрено. Персонажу "Мрачносерд" присуждается, в качестве награды, +6 уровней. Также, механ класс ДК - одобрен.

Проверил(а):
Apex
Выдача (Опыт):
Да
22:16
22:09
901
14:23
0
Подобную историю, лучше делать в квентах. Bruh.
16:12
0
Я решил так расписать хронологию событий, а квенте, если когда-нибудь соберусь писать её, распишу определённый промежуток времени.