“Надежда — первый шаг к разочарованию.”

Мы так много значения придаем тому, чтобы наши действия имели смысл. Отчаянно жаждем, чтобы любой наш шаг был “зачем-то”. Мы ставим себе цели, ищем идеалы, в которые так приятно верить. Выстраиваем свою личность вокруг того, что посчитали правильным. Но, как много из того, что мы смело берем, раскрываясь навстречу, принадлежит нам? С самого детства нас делают кем-то. Кем? Нищими. Воинами. Магами. Нас. Делают. И мы учимся тому, что нас определяют действия. Взрослея, мы сами учимся тому же. Каждое наше действие должно быть оправдано. Мы сами возлагаем на себя обязательства, заботясь о ком-то, желая семьи, власти, общего одобрения. И, как мотыльки на огонь, летим к свету мира, что должен благостно кивнуть нам в ответ, согревая жизнь. Но что, если тепло обернется пожаром? Что будет, если крылья опалят до основания, оставив лишь бесполезное тельце, переставшее быть бабочкой? Бессмысленное. Ведь бабочку определяет то, что она умеет летать.

Я знаю что будет после — будет холодно.

Игровое имя:
Рагхайни
Статус:
Нежить
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Дарнасс
Пол:
Женский
Возраст:
93
Особенности внешности:

Первое, что бросается в глаза при виде Раг’Хайни — непривычное плотное для эльфа телосложение. В отличие от большинства представителей ее расы, девушка решила полагаться на силу, а не на скорость, хотя и ею не пренебрегала. Высокий рост, тугое переплетение мышц и росчерки уродливых шрамов рассказывают историю долгой подготовки и изматывающих сражений. На выбор такой стези повлияло многое: здесь было и желание своего пути, что играло в ней больше, чем в привыкших соблюдать традиции древних, и очарование некоторыми воинами, да и без желания показать себя не обошлось. Ее с детства готовили в защитницы, как и многих девушек. Она хотела и могла оберегать тех, кто в этом нуждался, но всегда больше засматривалась на малочисленные передовые отряды, чем на мастерски скрывающихся в тенях разведчиков. Переродившись, она навсегда запечатлела свою историю на теле, нося то, что должна будет помнить.

Осанка и выправка тоже остались с ней, как и спокойные жесты, и цепкий взгляд, привыкший подмечать детали. Смерть подарила ей покой, в отличие от многих, кто пришел к ней не добровольно. Он светился в теле и передавался в движениях. В смерти она избавилась от большинства волнений и сложно было поймать в ее поведении отзвуки паники или беспокойства.

Если и дальше присматриваться к будущему рыцарю, то можно было заметить еще несколько деталей. Тусклые глаза покойницы, что некогда горели серебристым светом, сейчас зажигаются лишь огнем ненависти, что она впускает в себя, сражаясь с врагами Азерота. В остальном же, напоминая цветом разве что беспомощно выброшенную на берег рыбу или пепел сгоревших крыльев.

Довершают образ длинные черные волосы, которые чаще всего заплетены в тугие косы и свернуты в пучок, чтобы не мешались под шлемом. Правда, смерть дотянулась и до них и теперь, через всю длину идут широкие соляно-белые пряди, портя единую картину.

Особенности характера:

Характер — эфемерная вещь. По каким поступкам судить о нем? По самым худшим, что мы совершаем в моменты отчаяния и нужды? Или по самым светлым, когда есть возможность и силы совершить подвиг? Храбрый ли ты, когда бросаешься в самую гущу схватки, или трус, ведь только так ты можешь убежать от проблем, что тянут к тебе щупальца из прошлого.

Единственное, что можно однозначно сказать об эльфийке — она всегда хотела спасать. Оберегать. Правда, все это было окрашено наивными взглядами ребенка, что вырос среди священных лесов.

Добродушная и открытая, как большинство молодых эльфов родившихся в период изоляции, Раг’Хайни грезила заслужить признание жриц Элунэ и стать одним из Часовых, что ходят по границам земель. Герои правили её народом, являясь примером того, к чему нужно стремиться, а рассказы о демонах были сродни страшным сказкам, которые рассказывают у костра, теплыми вечерами. Она не знала историю других рас, их беды оставались в стороне, их уроки долгих и кровавых войн были далеки и не достигали чувствительных детских ушей. Возможно, они могли бы нашептать ей, что герои умирают, возможно, они бы подсказали, что жизни защитников сгорают первыми. Увы, все это она узнала уже на собственном опыте.

Долгий мир разбился о безжалостность и чуждую жестокость очередного нашествия демонов, ворвавшихся в мирное существование отшельников. Когда третья война прервала блаженное спокойствие, Раг’Хайни только прошла посвящение и получила право сражаться плечом к плечу с остальными. Показывать, чего она достойна пришлось уже в настоящем бою. С тех пор, не было и года, чтобы ее кровь не пролилась на землю, где бы она ни была. Сражение стало ее сутью и смыслом.

Война изменила все.

Первое убийство, первая смерть. Желание стать героем превратилось в умение выживать. Добродушность обернулась собранностью. Раг’Хайни повзрослела за год больше, чем за все предыдущие десятилетия. Если раньше спасение заключалось в том, чтобы найти больное животное и привести его друиду, или отогнать шайку взбесившихся духов, то теперь, спасти, означало вытащить раненых товарищей из гущи битвы и встать между ними и новыми врагами.

За короткие пять лет она выучила много новых слов: бессилие, потеря, отчаяние. Каждый раз видя как демоны прорываются к священному древу, у нее опускались руки, а смерть близких, что должны были жить вечность, заставляли плакать. Но все еще в ней горело желание защищать, она впитала его с молоком матери и каждый раз шла в новую битву, с завидным упрямством, ведомая им. Кто же знал, что именно оно приведет к самому большому предательству и изгнанию из священных лесов?

После того, что эльфы назвали предательством, Раг’Хайни изменилась. Снова. приговор совета сжег её. Все, чем она была — потеряно, избито и мертво. Она больше не могла защищать свой народ, не могла быть той, кем родилась. В душе поселился холод, хоть она и не жалела о том, что сделала. Как можно говорить о характере, если сама суть твоя оказалась тем, что можно отнять.

Ушли годы на то, чтобы собрать себя снова. Сейчас сложно узнать в нежити с горящими глазами ту, что бегала по Ясеневому лесу, собирая травы. Спокойствие смерти окутывает эльфийку и сквозит в каждом жесте. Она обрела новый смысл и дом и знает, что никуда отсюда не уйдет. И не потому, что не может, а потому, что это единственно правильное место для такой, как она и ей не нужно никуда уходить. Кто-то может назвать это фатализмом, обреченностью, но Раг’Хайни видит в этом мир.

Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Лёд
Способности:

Хватка Смерти. Базовая способность и хлеб насущный всех, кто перешел за грань. Универсальность ее применения сложно переоценить. Это первое, чему учат всех, кто находится в ордене.

Асфиксия. Умение управлять своими эмоциями — суть умение управлять силой. При при должном навыке, ей можно убить, можно ранить, можно ослабить и ужаснуть. Все это можно сделать с помощью Асфиксии. Эта способность более боевая и ультимативная в применении.

Управление льдом. Пока Раг’Хайни находится в самом начале обучения, но, уже может зачерпывать частичку из бесконечного океана некротики, чтобы замораживать объекты. Объекты не больше свечей.

Навыки и профессии:

Воин

Всю свою жизнь Раг’Хайни посвятила изучению воинского искусства и подготовке к будущим сражениям. Меч очень быстро стал естественным продолжением ее руки и в броне она чувствовала себя, как в обычной одежде.

Исследователь

Время, которое не было занято тренировками и учениями, эльфийка проводила с родителями. Это была чета исследователей, что изучала древние руины и силы, что они могут раскрыть. Они относились к ним со всем почтением и считали свои изыскания выражением уважения и благоговения. Раг”Хайни проводила много времени помогая и записывая результаты раскопок.

Уход за оружием

Будучи воспитанницей воинского крыла ночных эльфов, Раг’Хайни училась ухаживать за своим оружием с самого детства. Чистка, заточка и правильное хранение входит в базовый набор навыков, которым должны были обладать все.

Ношение тяжелой брони

Так как Раг’Хайни изначально предпочла для себя путь авангарда, что стягивает на себя основные силы противника, тяжелая броня была логичным выбором.

Владение двуручным оружием.

Выбор тяжелого оружия также обоснован ролью эльфийки в сражениях. Ближний бой и передовые отряды были ее направлением.

Верховая езда

Живя среди природы, сложно не обзавестись верным спутником, что будет сопровождать тебя в охоте и долгих переходах. Когда-то, у Раг’Хайни была верная пантера, но, после изгнания, она осталась доживать свой век в лесах. А, навыки езды остались при эльфийке.

Уход за животными.

За своим четвероногим спутником нужно уметь ухаживать, а не только направлять его в битве. Раг’Хайни с удовольствием проводила вечерние часы в конюшне, перенимая опыт более старших товарищей, набираясь опыта.

Знание трав.

Раг’Хайни, как и большинство тех, кто родился и вырос на природе, изучала окружающие земли. Названия деревьев, свойства и назначение трав — все эти знания были настолько естественными, что только встретившись с представителями других рас, для которых природа говорила на незнакомом языке, она поняла, что ее знания являются ценностью.

Резьба по дереву.

Маленькое увлечение, что скрашивало свободные вечера. Выходящие из под рук эльфийки небольшие фигурки животных и природные орнаменты довольно хороши.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Безусловно, до изгнания Раг’Хайни, как и все ночные эльфы верила в тихий свет Элунэ и придерживалась привычных всем взглядов. Но, после, она поняла, что прежде всего, даже прежде богов, для нее стоит соблюдение баланса. Все в этой вселенной находится в непрерывном движении, но оно не хаотично, в нем есть свои правила. Если ты что-то взял — отдай. Если по твоей вине пришло разрушение — приведи созидание. Живые должны быть с живыми, а мертвые с мертвыми. И мертвые не должны видеть живых. Это непреложные законы, на которых держится мир.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
Пояснение к языкам:

За годы жизни, Раг'Хайни не выучила дополнительных языков.

Инвентарь:

В смерть приходят ни с чем. Так и у эльфийки отобрали ее броню, в которой она путешествовала и меч, к которому привыкла. Сейчас, ей принадлежит только стандартная амуниция претендента и клинок, что дали ей, вытащив из кучи других.

Из того, что ей дорого, можно выделить только две вещи и обе являются подарками ее названного отца в смерти — Мергарда.

Разрозненные части брони, расписанные древними символами и покрытые множеством зазубрин. Они представляют ценность лишь своей памятью. Мракопадший прошел в них не одну битву.

Золотой медальон в виде солнца, с тринадцатью искривлёнными острыми лучами. Он некогда принадлежал дочери Мергарда, а теперь покоится на груди эльфийки.

Род занятий:
Послушница Ордена
Хронология:

Рождение

Раг”Хайни родилась в одном из городов Ясеневого леса, среди прекрасной зеленой природы и любящих существ. Новое дитя среди долгоживущих рас — знаменательное событие, все же, когда ты живешь вечность, можно позволить себе подойти к таким вопросам не торопясь. По крайней мере, так было для её родителей. Будучи исследователями, они часто были увлечены работой больше, чем семейной жизнью, так что рождение младшей дочери было поводом отойти от дел на некоторое время и уделить внимание семье. У них была старшая дочь, которая уже прожила свою вторую сотню лет, и племянник, что приехал из другого города, чтобы поприветствовать нового члена.

Воспитание и обучение

С самого детства, Раг’Хайни воспитывали в парадигме священности жизни. Каждая искра чего-то стоила, даже самая незначительная. Это вписывалось в ее обучение, в обычаи их семьи и общую культуру. Маленькую эльфийку приучали ухаживать за животными. Она росла вместе с Рахи — ее пантерой, научившись взбираться на нее едва-ли не раньше, чем ходить. И переживала свои маленькие трагедии. Она плакала, когда в первый раз увидела растерзанный выводок крольчат, за которыми присматривала всю весну. Их сожрали хищники — неумолимый круговорот природы, местами очень жестокий. В тот момент эльфийка решила, что будет защищать тех, кто сам на это не способен. Сожительство в гармонии с внешним миром было привито в первые десять лет, когда она спокойно путешествовала с родителями, узнавая местность, изучая как общаться с другими и с природой.

Исследования родителей занимали ее, но, взрослея, Раг’Хайни все больше и больше засматривалась на тягучие движения Стражей и священных воительниц Элунэ. Сделав себе палку, она играла в “эльфа и демона”, с удовольствием отрабатывая удары на сверстниках. Слушая рассказы о былых временах, она понимала, что военная тропа тянет её и, вскоре, было принято решение о том, что в отличие от родителей, Раг’Хайни посвятит себя сражениям.

Посвящение в воины.

Следующие несколько десятилетий прошли в блаженном неведении, о грядущих бедах. Обучение шло своим чередом. Она все меньше уделяла внимания участию в деятельности родителей, а через некоторое время начала сопровождать их уже не как подмастерье, а как охранница, если предполагались вылазки в опасные места. Мечом эльфийка овладела в совершенстве, но всегда предпочитала защищаться, а не нападать. Участвовала она и в мелких сражениях, и даже смогла отличиться, разогнав шайку просочившихся в леса сатиров. Так она заслужила свое посвящение, свой меч и перевод из подмастерий в полноценные воины. Как же она была горда, стоя перед своей семьей и друзьями в новом доспехе.

Первая война.

А потом наступила война. “Третья”, как её назвали в миру и первая для Раг’Хайни. Она была как гром среди ясного неба, когда ты ни разу не видел туч. Война вспорола мирное существование длившееся столетиями. События неслись с невероятной скоростью. Орки, что беззастенчиво вырубали леса. Кенарий, полубожество, погибшее от их руки. Слова Тиранды о возвращении демонов. Вам когда нибудь говорили, что монстры из страшных сказок пришли сожрать ваши души? Привыкшие измерять решения годами, эльфы отдавали свои жизни за месяцы. Зеленые леса окрасились кровью. Раг’Хайни узнала чем отличаются одиночные стычки от полномасштабного наступления Легиона.

Взросление

Кто выглядит взрослее, не видевший больших конфликтов старец или прошедший войну юнец? Взгляд Раг’Хайни на вещи изменился за год больше, чем за всю предыдущую жизнь. Она увидела, что эльфы могут умирать, что деревни сжигаются вместе со всеми жителями, что леса не могут остановить убийства, пока не проснутся друиды. Запомнила, как пахнет только что умерший демон и как сложно счищать с меча запекшуюся кровь.
Она узнала, что существуют другие расы и у них есть чему поучиться и они еще очень молоды. Эльфийка не разделяла презрения старших к прибывшим, считая, что баланс включает в себя весь мир, а не только их леса, а значит, задача их народа оберегать и защищать прибывших. Учиться у них, развиваться и быть открытыми к новому. Увы, она находила мало понимания у остальных.

Сделка

Раг’Хайни потеряла многих на этой войне. Больше, чем могла себе позволить. Демоны и Плеть продвигались к священной горе неумолимым маршем, вырезая все на своем пути. Казалось, весь мир был поглощен резней и если у нее были боги, они бы упивались происходящим.
Раг’Хайни вела за собой свой смешанный отряд, состоящий из людей и эльфов. В то время, ей уже поручали командование, ведь каждый, способный держать меч был на счету. Это была одна из сотен битв за последнее время, скорее разведка боем, чем серьезное сражение. Должна была быть.

Оскверненные орки выскочили ни откуда, взяв в клещи отряд. Раг’Хайни знала, что сейчас будет, им не нужны были пленники, а даже если нужны… Лучше уж смерть. Во врагах не было милосердия, не было жалости. А перед глазами эльфийки стояли те самые кролики, разорванные дикой стаей много лет назад. Она устала терять людей, устала смотреть на тех, кого невозможно спасти. И да, отчаяние — сладкий запах для тех, кто умеет повернуть ситуацию в свою сторону.

Как сладок голос того, кто просит у тебя все. Сатир, появившийся из-за деревьев предложил спасение. Предложил выход. Такой простой, такой манящий. Раг’Хайни спасет своих кроликов и волки отступят, все будет хорошо, только лишь надо поступиться своими принципами и пойти на сделку. Обрести силу, достаточную для изгнания тех, кому и так здесь не место. “Ведь ты этого так хочешь”.

И она согласилась. Результатом стала частичка скверны, маленькая, незаметная, но позволившая разметать врагов. И испуганные, злые глаза тех, кому она только что сохранила жизнь. Кем она выступила для них? Чудовищем? Падшей? Но она не чувствовала себя таковой. Она сохранила им жизнь — то самое, священное, что учили ее беречь с самого детства. Но, желания защищать оказалось далеко не достаточно.

Суд

На суд ее привели те же эльфы, что были в отряде. Раг”Хайни не сопротивлялась. Она верила, что уж старшие поймут её. Они должны были увидеть, что все обошлось хорошо. Нет, конечно, она ожидала наказания, сделки с врагами были страшным табу, но она же пошла на это ради спасения жизней ее сестер и пришедших. Она стояла перед толпой и цеплялась за свою веру, не желая видеть чистого осуждения в глазах.

Приговор был быстрым.

“Дабы сохранить баланс и вырвать презренные зерна скверны из нашего леса, мы объявляем обмен — жизнь за жизнь. Позор нашей расы должен быть выкорчеван и стерт со страниц истории. За жизнь тех, кто спасен столь низким способом, мы забираем твою жизнь, Раг’Хайни. Но, ты не заслужила быстрой смерти, как не заслужили забвения и те, кто будут нести груз памяти о том, что спасены силами, порочащими этот мир. Знай, если твоя душа отправится за грань, то их души будут осквернены. Отныне ты изгнана из лесов и обьявляешься мертвой для всех калдорай. Тебе дается три дня Если ты появишься на границах земель по истечении этого срока, тебя убьют как обычную нежить. Все могут быть свободны.”

Изгнание

С того дня Раг”Хайни было холодно. Слова еще долгое время эхом отдавались в ушах. Ее мир облетел, как сгоревшие крылья и она осталась одна, трепыхаться где-то в темноте. Она не могла понять кто она теперь. Эльфийка? Вряд ли. Защитница? Но ей некого защищать. Живая? Мертвая. Её родители отплакали по ней положенное, меч и доспехи отняли. Все, что она знала, исчезло, растворилось в словах, звучавших меньше минуты. Холодно. За пределами леса был незнакомый мир, наполненный городами без деревьев, жестокостью и презрительными взглядами Она так и не нашла себе места в нем.

Уходя из очередного города, она продвигалась все дальше на север, ища безлюдного убежища, пока не добралась до Нордскола. Холодные, безжизненные земли покрытые вечными снегами. В них было что-то общее. На окраинах эльфийка провела около года. Даже, однажды, набрела на руины, и, поддавшись старым воспоминаниям, провела небольшое исследование.

Результатом стали древние дневники, сохраненные на удивление хорошо для таких мест. Черная бумага с золотыми чернилами. Они были полны странной философии, изобиловали намеками и в них, Раг’Хайни, впервые, смогла найти хотя бы часть ответов, что жгли ее изнутри. В очередной раз перелистывая страницы, она вспомнила про Плеть. Как жить мертвой, оставаясь живой? Как продолжить служить балансу, если само ее существование оскверняет все, во что она верила.

Перейти на другую сторону.

Вербовка

Прежде чем решаться на такой шаг, нужно было подготовиться. Раг’Хайни знала про Рыцарей довольно мало, больше читая про них в загадочных дневниках, чем ориентируясь по собственной памяти. Подумав, она решила отправиться в Даларан, чтобы попасть в одну из многочисленных библиотек и восполнить пробелы. Однако, судьба опять решила по-своему. В одну из ночей, позволив себе расслабиться и насладиться звездным небом, Раг’Хайни поняла, что тень от колонны уж слишком пристально за ней наблюдает. Так она познакомилась со своей будущей наставницей — Талеаной и мракопадшим Мергардом. Опустим долгие разговоры и то, какими вопросами засыпала их эльфийка, но, в итоге, она со спокойным сердцем ушла в холодные своды обители Смерти, зная, что рыцари также хранят баланс в мире и защищают Азерот, хоть и совсем своими методами, с которыми еще предстояло познакомиться.

Бытие в Ордене Черного Клинка

На данный момент, Раг’Хайни проходит обучение в Ордене и является послушницей, претендентом в рыцари. Найдя свое новое место, она сумела отбросить прошлое и начать заново обретать силы, нужные для защиты.

Фракции:

Орда и альянс

Фракции ведут бесконечную войну и уже забыли кто ее начал и зачем, но, дела живых не должны касаться мертвых.

Черный клинок

Суть этого мира — баланс, порождаемый постоянным хаосом войн. Альянс и Орда, Союз против Легиона, всегда есть две противоборствующие стороны которые своим конфликтом поддерживают равновесие. Черный клинок же третья сила, созданная для того, чтобы выступать последним доводом сохранения баланса.

Прозвища, звания, титулы:

Хранительница

Так ее звали в прошлой жизни друзья по оружию.

Мотылек

Прозвище данное ей Мергардом. Раг’Хайни так и не добилась от него ответа, почему он выбрал именно его.

Места пребывания:

Нордскол, Седые Холмы и Ледяная Корона, Мрачный Свод

Отношение:

Талеана Ледокрылая

Учитель Раг’Хайни и её духовная наставница. Она подобрала эльфийку в Даларане и смогла провести через все перипетии освоения в Ордене. Пугающая и, одновременно, отчаянно верная, Талеана стала образцом для подражания.

Мергард Черное Солнце

Глава крыла мракопадших, стал названным отцом девушки, хоть и сделал это в привычной для него манере: просто стал обращаться с Раг’Хайни как с дочерью, не спрашивая как она к этому отнесется. Но его дневники, что изначально навели эльфийку на мысли о вступлении в Орден, и забота создали действительно крепкую связку, непривычную для общей холодности рыцарей.

Инструктор Годрей

Первый, кто высказал расположение к эльфийке из всех рыцарей. Благодаря его отношению, Раг’Хайни поверила, что чего-то стоит. Годрей вызывает безмерное уважение. Идя по пути крови, он остается прекрасным стратегом и мудрым командиром.

Горас Аксиманд

Ветеран Ужаса стези льда, что очаровал Раг’Хайни своим истинно рыцарским поведением. Его философия смерти и искусства изменили её взгляды на то, чем являются рыцари в Ордене и чему они служат.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Это любимый персонаж автора
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность

Прошу сделать рекласс персонажа с текущего на Рыцаря Смерти.

Отчёт о перерождении: rp-wow.ru/events/10956.html

Дискорд для связи: Valeriya#3040


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Анкета рассматривалась по высокой требовательности.

Сразу хочу сказать, что ваш первый опыт в написании анкет, по крайней мере, на проекте Darkmoon, определённо удачен. Персонаж построен не только в соответствии с каноном и лором, но и грамотно с точки зрения связки "характер - хронология". Имею в виду, что я не нашёл черт характера, которые появились просто так без предпосылок. Но всё же стоило где-то добавить деталей (не читать "воды"!), а кое-где, наоборот, чересчур нагружено. Что, впрочем, далеко не так сильно влияет на оценку и без того хорошей работы. В целом же, не вижу причин отказывать анкету, но рекомендую подробнее описать внешность. Некоторые предложения не добавляют каких-то красок или уникальных черт. Но по минимуму - сойдёт. Благо, что на только что упомянутой связке вы не стали особо сдерживаться и поработали достойно.

Не буду более затягивать и перейду к вердикту: одобрено с выдачей персонажу "Рагхайни" +7.5 уровней. Рекласс персонажа на рыцаря смерти одобрен. Для выдачи рекласса обратитесь к мастерам. Если у вас будут вопросы, связанные с вердиктом и не только, обращайтесь в дискорд: Ahriman#2346.

Приятной игры на проекте Darkmoon.
С уважением, Ahriman.

Проверил(а):
Ahriman
Уровни выданы:
Да
18:21
12:42
601