Висаж











  • Раса: Сетрак
  • Пол: Мужик
  • Статус: Жив
  • Род деятельности: Мистик
  • Рост: Высокий







— Образ —


Статный, подтянутый телом в физическом плане сетрак имеет пронзительный, порой даже через меру горделивый взгляд. Глаза его переливаются зеленым изумрудом, лишь в случаях когда тот прибегает к прочтению каких-либо заклинаний, они обливаются темно-пурпурными тонами, обволакивая острые зрачки. Морда его вытянутая, худощавая, если так можно выразиться, говоря о представителе гуманоидной расы змей. Гармонируя с вытянутой мордой, между глаз его выступает область, создающая образ горбинки, из которой вверх тянутся выделяющиеся надбровные дуги с шиповидными отростками, изгибающимися к затылку. Нельзя не заметить и деформированный шлейф чешуек под правым глазом, появившейся из-за рубящего удара, что оставил этот броский шрам.

Общий тон его чешуи – антрацитовый, как заветренный уголь в остывшем и оставленном путниками костре. Сравнивая внешний вид Висажа, можно заметить, что он порядком худее и жилистее общего количества представителей его народа. Основная его стезя – колдовство, но отдав должное своим предкам, следующим пути клинка, он как полагается достойному наследнику рода, изучил военное дело и ближний бой, в связи с чем имея эктоморфное тело, является далеко не беззащитной целью, если лишить того способности колдовать.

Путь мистика, подразумевает дистанционное ведение боя, полагаясь на хитрость и внутреннюю энергию, в купе с интеллектом. Именно благодаря образу жизни и специализации, руки Висажа не грубые, хоть и облачены в плотную чешуйчатую шкуру. Длинные пальцы с тонкими фалангами, привыкли перелистывать страницы и перебирать свитки, не ли же мертвой хваткой держаться за древко клинка или рабочего инструмента.

Не сразу при виде этого сетрака внимание падает на анатомию его хвоста а еще реже, можно догадаться что хвост его весьма гибок и ловок ровно на столько, что способен скрутившись, уверенно взяться за рукоять кинжала, клинка или посоха.

• Пронзительный, несколько надменный взгляд.

• Изумрудный, притягивающий внимание цвет глаз.

• Вокруг глаз проступают более темного тона чешуйки, переливающиеся фиолетово-синими оттенками.

• Преобладающий цвет чешуи — антрацитовый.



— Способности —

_

Прожив не мало лет, Висаж накопил огромный объем знаний, пожалуй обо всем на свете и сумел освоить не мало ремесел. Вместе с тем сетрак приобрел мудрость, рассудительность, способность даже в самой сложной ситуации не терять голову, за исключением тех, что вынуждают заглядывать в саму пустоту, сводящую с ума и не смотря на уровень подготовленности — приказывающую бежать прочь в страхе.

У Висажа был период в жизни, когда тот злоупотреблял темными ритуалами в крайней степени необдуманно, но теперь же он, научившись на собственных ошибках сумел извлечь урок из неудач, однако какими бы методами и какими бы умозаключениями он не пытался убедить себя остановиться, то извечная петля закручивающихся событий, то и дело упрямо заставляла его возвращаться к ним, решая те или иные трудности и порой даже, казалось бы безвыходные ситуациями, исходом которых могла быть смерть как его самого, так и соратников.



Мистической и зловещий призыв. Висаж потратил не мало времени на хоть и не идеальное и даже опасное для него самого заклинание, позволяющее колдуну обратиться к темной стороне мироздания и посредством энергии, вырвать из реальности существо, всем своим естеством внушающее страх и трепет в разум смертных. Заклинание это он зачерпнул из Мистического Дародрима, связь с которым медленно но верно развращало сознание змея в отрицательную сторону, выворачивая наизнанку низменные мысли и обращая некоторые из них в поступки.




[Темное Исчадие] Аморфное, на первый взгляд бездумное создание пляшет под волею своего призывателя, ровно до тех пор, пока не будет возвращена в свою реальность. Бывает конечно же и инциденты, в завершении которых призванное чудовище способно высвободиться из оков, овеянных на него в момент призыва — в таком же случае, вина падает на плечи непосредственно самого колдуна, ведь каждый раз, обращаясь к подобному заклинанию есть риск, необратимо покалечить как себя так и союзников. В прочем же, Висаж практикуется стремительным темпом, всякий раз понимая всецело всю опасть и риск.

Темное Исчадие как правило, имеет вид существа, исиня-антрацитового оттенка с кроваво-алой шкурой на локтях, спине и голове. По мере вложенных сил и удачных стечений обстоятельств, потусторонний обитатель земель темных, может быть овеян различными потоками энергий. Начиная от полупрозрачного, физического облика, заканчивая эфемерной, темной массой подобной смоле. Алчные очи облитые темной энергией способны передавать своему хозяину мимолетные проблески видимого, что позволяет контролировать марионетку с большим успехом. Однако же, это лишь часть тех способностей, которые открылись взору Мистика, и он искренне, в тайне от всех, темными ночами ловит себя на мысли о неизбежности конца, будучи угнетенным всеми ужасами образов, временами скользившими в его сознании, как если бы разум жил сразу в нескольких мирах. Но Висаж понимает, что — это не более чем фантомы. Если не его фантазии, то усталости.







— История —



1

Заклинатель Тевош уже должен был пересечь пустыню, однако дела, ждущие его по ту сторону, обещали быть громоздкими и не скоро решаемыми. Висаж знал, что с зарождением войны Тевоша воздвигнут на должность командующего Заклинателями Клыков в Восточной части Вол’Дуна, которая в свою очередь представляла собой – по прежнему не малую пустыню, разделенную на несколько зон, при этом которая испещрена древними руинами и величественными пирамидами, украшенными тролльими барельефами, век которых начинался задолго до того, как пески проглотили эти земли.

Висаж медленно, покачиваясь из стороны в сторону шел, стараясь не тратить силы в пустую. Силуэт его был укутан в подертое временем и песчаными ветрами пончо, под которым тот безуспешно пытался укрыть все тело от опаляющих лучей солнца. Хвост обвивал все туловище, но тень пончо его вовсе не спасала и уже было видно как некогда обсидианового цвета чешуйки выцветали и начинали шелушиться. Вокруг его пояса, по мимо хвоста свисал бурдюк с «поцелуем желчекрыла», который Висаж позволял себе испить лишь в крайних случаях, когда о них подсказывает разум. Жажда уже которые сутки терзала его, однако он хорошо чувствовал ту грань, переступив через которую организм начнет скоропостижно увядать из-за истощения. Помимо пончо, силуэт его был одет в дутые, легкие штаны, оканчивающиеся у самых голеней а уже сами жилистые, антрацитовой чешуи лапы были обуты в изношенные сандали с деревянной подошвой. Из-за спины его виднелся конец духовой трубки, а рядом с бурдюком, неприметное себе нашел место колчан с несколькими дротиками.

Он остановился, когда взор его изумрудных глаз уловил торчащий из под стерильного песка конусовидные объекты и следом взор ушел в сторону солнца, взглянул на которое он однако закрытыми глазами и простояв так с мгновение, вернул внимание объекту. Исходя из положения солнца и преодоленного расстояния, Висаж как раз должен был быть на полях костей, но вероятно скорость его оказалась менее высокой чем тот предполагал. По мере приближения к объекту, стало видно, что – это перевернутая навзничь грудная клетка неведомого существа, кости которого уже начинали принимать окаменевшую структуру. В нескольких холмах от этих костяных шпилей, Висаж увидел целое поле подобных этим. Он уселся под тенью костяного шпиля и позволил отпить себе напитка из бурдюка. Оглядел пустыню в который раз, поднял глаза к солнцу, что теперь клонилось к горизонту по дальнему квадранту неба. Поднялся, вытащил из-за пояса коренья Атривакса и короткий, но широкий нож да соскреб им щепки каменеющего костяного шпиля, следом разложил все это в форме пирамиды. Он не спешил разводить огонь, дождался пока последние проблески света превратятся в витающее марево и узкую кислотно-оранжевую линию на западном горизонте. Сфокусировавшись, без особых усилий он направил сконцентрированный поток бирюзового оттенка молнии точно в подножье этой конструкции из кореньев и фрагментов кости титанического, похороненного песком чудовища и всполох энергии, сопровождавшийся хлопком, заставил вспыхнуть костер пламенем. Висаж лег на бок, прижавшись спиной к костяному шпилю и начал ждать, когда дурманящий эффект ядовитого растения унесет его в мир грез. Пока он лежал, темно-лиловый цвет неба был проглочен черным. Пламя костра отбрасывало необычайные, порой даже пугающие тени, превращая костяные шпили то в содрогающихся змей то в прочих, неописуемых чудовищ. Висаж понимал, что это лишь незатейливые подделки. Костер догорел медленным и ровным пламенем а в сердце его плясали фантомы, но Висаж уже не видел их. Он спал.

2

Кратер Завоевателей, так называлась та часть поверхности под пирамидой, в которой сетраки вели торговые дела, а так же занимались рекрутированием в проводники караванов и добытчики. Висаж восседал в своей привычной, медитативной позе на краю этого кратера и с каким-то не скрываемым обременением и грустью, взирал на собратьев. Пламя жаровен за его спиной был уже погашено. Заклинатели бурь закончили свои практические занятия а значит в бездельничестве его никто не упрекнет. Отравляющее душу наваждение пало на плечи юного сетрака. Именно в этот день Император Кортек объявил о начале военных действий а так же отдал приказ о взятии под стражу нескольких высокопоставленных заклинателей и хранителей. Верные Кортеку выстраиваются, готовясь шагать в армагедон. Ядовитые, дикие, обманутые и озлобленные дети Сетралисс, отвергнувшие ее, ту что отдала свою жизнь. Что-то пошло не так и Висаж знал, что во всем этом нет смысла, но выбор сделать было необходимо. Он так и не смог выбрать, потому как по обе стороны были его собратья. Некоторые скажут: «бегство от проблем — это не выход», но когда в кельи адептов по среди ночи заявляется отряд стражи с приказом убить преданных, по наводке информатора и приказу Императора – выбор не велик.
Висаж не задумывался о том, почему и он оказался под клеймом тех, что обречены на смерть. Порой, не в силах сделать выбор сами, судьба сама его делает за нас. Висажу однако не удалось сбежать в этот раз, но молния, низвергнутая его когтями позволила сохранить жизни других адептов из его кельи на еще какое-то время. Увы, смерть их он увидел куда позднее, и именно в тот момент в сердце его затаилась злоба на собственный народ. Когда холодный пепел развоплощенных тел братьев покрыл лик его, Висажу послышался их шепот но всего лишь на какой-то миг.

3

Он проснулся от того, что скорпид, своими цепкими лапками карабкался вверх по предплечью. Сон восстановил большую часть сил благодаря кореньям, в жертву принеся сновидения. Но Висажу даже нравилось, что грезы недоступны были для него. Схватив скорпида за хвост и оторвав ему голову, повесил за пояс до лучших времен. Солнце только начинало свой путь, а небо пока не лишилось багровых тонов рассвета, но даже сейчас жар Солнца уже начинал нагревать песок.

Однако это вовсе не пугало сетрака. Он без лишний промедлений двинулся на юго-восток. Костяные шпили, встречающиеся ему на пути, постепенно оказались позади. Поднимаясь вверх по возвышенности, его лапы то и дело проваливались по колено в зыбкий песок, беспощадно возвращающий с каждый шагом его на пол шага вниз, прогладывая не малую долю выносливости, но и это испытание было пройдено. Миновав очередной песчаный холм, взгляд его застыл на горизонте. Изумрудные глаза презрительно прищурившись, сумели разглядеть спешно приближающуюся песчаную бурю.

Висаж знал, что следует спешить.

Он инстинктивно и собранно, как стервятник, поджидающий когда изнуренный путник падет без сил, принялся высматривать с того же места возможное укрытие и за таковое сумел зацепиться его глаз однако радоваться не было времени. Жилистые лапы направили сетрака к замеченной деформации в песчаной тверди. Откуда Висаж знал, что она не является фантомным миражом? Он не знал, но выбора не было. По мере приближения к назначенному объекту, тот из-за смены высот песчаных холмов и вовсе иногда пропадал из виду а солнце, только начавшее обжигать чешую, скоропостижно было проглочено песчаными облаками, которые так же принесли и сильный ветер, вырывающий и вздымающий к верху мелкий песок, лежащий поверху что из-за своей набираемой скорости неприятно осыпал силуэт Висажа, норовя забраться под одежду.

Объектом же, на который полагался Висаж с целью спасения – оказалась разверстое ущелье, медленно но верно погружающееся под толщу песка из-за упрямой бури. Сетрак ощутил как его, будто бы охваченного какой-то странной лихорадкой, начал приветствовать неведомый, доносящийся из глубин металлический скрежет. В ушах стоял звон, воображение бурило, пока он неспешно приближался к каменной арке, ведущей в неведомый темный проем. Висаж выпустил из памяти фрагмент того, как приблизился к этому месту и буря, ставшая виновником — была забыта так же.

4

Когда силуэт, облаченный в подертое беспощадными песками пончо, полностью скрылся во тьме прохода, а взгляд изумрудных глаз адаптировался к темноте, не столь непроглядной но позволяющей ориентироваться – Висаж без раздумий двинулся дальше. Налет древности на стенах был каким-то нездоровым а больше всего ему не хотелось увидеть доказательства присутствия какой-либо жизни. Обладая познаниями археологии и истории, закрепленными легендами, сетрак сделал вывод, что вырубленное в ущелье пространство действительно было храмом. Он увидел явные признаки того, что здесь, в этом зловещем но некогда, быть может благоприятном месте, жили тролли и этот храм был для них местом поклонения. Были здесь и примитивные алтари, столбы и ниши а стоило Висажу двинуться вглубь храма, как на стенах начали виднеться массивные барельефы, в прочем для более внимательного осмотра которых сетрак соорудил на скорую руку недлинный факел, пустив в жертву фрагмент пончо. Стоило свету оказаться в этом храме, как пробудившиеся от векового сна тени, неестественно-темные и плотные чем где-либо, наполнили Висажа нескрываемым страхом. При свете, взор глаз его выцепил вероятно целенаправленно выставленные на небольших пъедесталах, явно рукотворные камни разных форм, исписанные неясными символами, учитывая, что Висаж знал письменность троллей.

Внезапно, он поймал себя на мысли, что утратил чувство времени и уже не мог с точностью себе ответить, сколько времени прошло с момента обнаружения этого храма, однако простелающиеся перед глазами барельефы все дальше уводили его вглубь, рассказывая о культе, что некогда пребывал в этих стенах и занимался омерзительными ритуалами да сводящим с ума колдовством, на что указывали изображения клыкастых существ, то и дело изображенных, держащимися за головы или вовсе, вырывающие в приступах безумия или же ярости клыки. По крайней мере, подобный образ сложился в представлении Висажа.

Продвигаясь в недра храма, порой Висажа обуревала непроизвольная дрожь из-за угрожающих и таинственных звуков, создаваемых потоками ветра и как раз один из таких потоков в определенный миг вырвался в него плотным, спертым воздухом из узкого и невысокого проема, ведущего в непроглядную тьму бездны и чуть было не затушившем единственный источник света в виде скромного факела. Висаж предположил, что ветер дует из какой-нибудь подземной, естественной пещеры, ведущей в храм однако, проем по своей природе не был похож на пространство для вентиляции каменных сводов или вход в какую-нибудь величественную залу, скорее на ответвление в хранилище, доступ к которому был открыт лишь выдающимся личностям.

Пробравшись в узкий проем, сетрак без особых проблем продолжил движение, по возможности осматривая орнамент и дивные барельефы, все больше имеющие неясные символики, дугообразные волны, напоминающие по своей сути части каких-то чудовищных существ, не имеющих формы, однако которых так старались запечатлить в каменной тверди.

Продвигаясь по узкому переходу, Висаж предположил, что к этому моменту быть может буря уже утихла и следовало бы подняться на поверхность, но дух первооткрывателя овладел им, не позволяя отпустить секреты этого места без ответа. В конце-концов, душный переход вывел его в непривычно-просторный зал, который свет факела был не в силах осветить в полной мере, либо из-за плотности самой темноты либо в результате поистине огромных его размеров. С риском и трепетом в груди, он отважился отступить от стен, в надежде разглядеть нечто ближе к центру, представляя себе примерный вид помещения, однако увидеть что-либо он не ожидал на столько, что обнаружив еле различимый в темноте край приземленного алтаря, содрогнулся в страхе, чувствуя как давление сжимает область висков. В прочем, приблизившись к объекту, сетрак сразу же обратил внимание на смолянистую субстанцию, которой была залита большая область пола а следом и на сам алтарь на котором различимо виднелась уложенная в бесцветную, поеденную временем ткань, причудливая брошь — серьга со сферическим, фосфорисцирующими, переливающимися оттенками пурпурного цвета внутри.

Стоило гостю дотронуться предмета, как каждый из факелов в зале воспламенился синим пламенем, освещая помещение и открывая вниманию всецело иные, более четкие и понятные восприятию барельефы, осмотрев которые Висаж предположил, что вещь служила некогда ее обладателям сменой облика для тех или иных целей.

Внезапно сетрак ощутил куда более остро чем ранее, что находится в этих каменных залах вовсе не один. Он понимал, что пламя могло быть лишь заклинанием, не несущим за собой ничего опасного, однако же давящее чувство тревоги не покидало разум. Не заставил себя ждать так же и зловещий рокот завывающих ветров, несущих с собой миазмы спертого воздуха. Но всхлипывания и неразборчивые булькания – вынудили чешуйки на спине сетрака слегка приподняться. Без раздумий Висаж сунул сферу в сумку и ринулся в узкий проем, ведущий в основную часть храма. Паника постепенно становилась лишь сильнее, как и рокот из бездонных глубин каменных проходов…




— Личности —


Заклинатель Тевош: Сетрак, ответственный за гибель многих, кто был дорог Висажу. До того как Кортек провозгласил себя Императором, Висаж был наслышан о Тевоше. О его преданности делу, практичности и эффективности, как боевых навыках, так и умению командования на поле боя. В данный момент Висаж намерен покончить с Тевошем раз и навсегда, однако спера слудет восстановить утраченные силы.








— Особенности характера —



_


При первых впечатлениях, Висаж может создать образ скрытой, местами хладнокровной и застенчивой в то же время личности с невероятным складом ума и эрудиции. Висаж старается быть крайне спокойным во всех приключениях, выпадающих на его долю, отлично контролирует свои эмоции а так же умеет принимать сложные решения.

Пожалуй отличительным от большенства собратьев Висажа разделяют невероятные чувства эмпатии и сострадания: он способен на искреннее сопереживание, однако ровно в такой же мере, способен и на твердую, холодную месть, однако вывести его из себя крайне сложно и имеет это скорее некий накопительный характер. В случае накопления поистине огромного количества негативных эмоций, он склонен лишь в таком случае к обжигающей вспыльчивости.

По сравнению с другими сетраками он очень хорошо разбирается в ходе мыслей разумных существ, посвятив не малую долю времени изучению всяческих логических анализов. Как бы хорошо не понимал те или иные поступки существ, состоящих в социуме он остается в стороне от всей массы. Висаж понимает, что из-за своих попыток влиться в общество вульпер, что мало того так и не увенчалось успехом, так еще и отдалили его от общества Преданных Сетралис, собственных братьев. Но Висаж по прежнему придерживается больше их обществу не ли же чьего-либо еще.

Проблема для всех остальных состоит в том, что просто сидеть и хотеть сетрак не умеет, ждать довольно часто не хочет, он берет и делает, наносит добро, причиняет справедливость и требует, чтобы всё происходило так, как он считает нужным. Потому что он знает лучше. С возрастом он обрел способность прислушиваться к советам, выжидать и даже отступать, но в конечном счете всё это почти что маска.

Будучи глубоко практичным, Висаж ненавидит бессмысленное насилие. Но только бессмысленное. То есть, отдать приказ убить взбунтовавшегося бойца, посигнувшего на ход научной экспедиции — ради педагогического эффекта, производимого на остальных — запросто. Но пнуть зверька — а он-то в чем виноват?



Любит:

• «Поцелуй желчекрыла» — Алкогольный напиток сделанный из ядовитого меда насекомых. Пить его нужно маленькими дозами, размеренно, однако послевкусие и определенные уникальные свойства — вот за что любит его Висаж.

• Любые магические предметы, ровно до тех пор, пока они не оказывают на него значительное, негативное воздействие.


Не любит:

• Когда без необходимости, нагло тратят его время в пустую.

• Ведут непочтительную, дерзкую беседу, или тем более говорят о нем, без его участия.

• Когда к его советам и умозаключениям не прислушиваются, игнорируют.


— Особенности организма —


Висаж — представитель двуногой, гуманоидной расы змееподобных существ а именно по этому имеет некоторые особенности организма, которые зачастую помогают ему в тех или иных ситуациях. У него ловкий раздвоенный язык, позволяющий брать пробы воздуха, почвы или воды для анализа и поиска, выслеживания. Так же язык его неплохо функционирует и под водой, предоставляя возможность направленного обоняния и определения вкуса одновременно.

Глаза его защищены сросшимися прозрачными — внутренними, и внешними — непрозрачными веками а клыки как и полагается ядовитым змеям, соединены путем эволюции с ядовитыми железами внутри полости рта. При необходимости Висаж способен окропить собственным ядом когти, что так же наделит их отравляющим, смертельным эффектом.


Природная гибкость и эластичность мышц, наделяет сетрака врожденной ловкостью, животное начало: способностью преодолевать планку, в которой человек пал бы без сил, будь он на исходе.

— События —

— Хроники Висажа l — «Корыстная Помощь». | Хроники Висажа ll — «Безопасность Цетры». | Хроники Висажа lll — «Капля в море». | Хроники Висажа IV — «Безопасность Убежища». |


— Хроники Висажа V — «Вспоротые секреты». | Хроники Висажа Vl — «2». | Хроники Висажа Vll — «По образу своему». | Хроники Висажа Vlll — «С заботой о будущем». |


— Поддержка Орды l Поддержка Орды ll | Встреча с Араккоа | [Сетраки Вол'дуна] — Вечер встреч | [Сетраки Вол'дуна/Ветра Вол’дуна] — Очистка полей |

— Инвентарь —

Предпочитает носить легкое, тканное снаряжение, как правило не сковывающее движения рук и ног. Дутые штаны, не броских для глаза цветов, жилет или же приятное на ощупь пончо, в которое можно будет укрываться холодными или одинокими ночами.


Сфера обмана: Артефакт, найденный Висажем в древнем храме, век которого начинался задолго до того, как земли Вол'Дуна были проглочены песком. Позволяет изменять свой облик ровно до тех пор, пока сама сфера подпитывается энергией. В прочем, что бы понять, что обладатель сферы заручился ее магическими, скрывающими свойствами необходимо сорвать брошь, либо же заручиться поддержкой охотника на демонов, полагаясь на их внутреннее зрение.



Темный фолиант, «Дародрим»:
Много знаний скрывает таинственный предмет, странным образом очутившийся в руках отца Висажа и перешедший в руки его самого. Фолиант содержит в себе множество читаемых и не читаемых страниц, написанных безумным сетраком-колдуном, имя которого погребено песками времени. Именно здесь содержатся некоторые из ритуалов, к которым когда-то прибегал Висаж для достижения тех или иных целей.



Свиток заклинания: Свиток, подаренный Куруту за любезную помощь. Хранит сетрак свиток в специальном тубусе из кристаллического, сетракийского стекла.


Дополнительно: Выдать морф в соответствии с описанием внешности, привязать персонажа к локации Зандалар, до разрешения событий с Кортеком.


Игровое имя:
Висаж
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Сетрак
Пол:
Мужской
Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Вера:
Нет
Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Высокая требовательность


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Отсутствие привязки персонажа к гильдии/игроку/локации.

Дискорд для связи: templar#7004


Доброго времени суток, автор. После исправления всех обсужденных ошибок, анкета получает вердикт "Одобрено". Морф к выдачи одобрен. Выдать на персонажа "Висаж" +9 уровней.

Персонаж привязан к локации Зандалар в течении месяца с момента одобрения.

Проверил(а):
templar
Уровни выданы:
Да
14:29
03:26
621
17:49
0
Тестовый комментарий.
03:11
+1
Всё по кайфу.