Кто ищет — вынужден блуждать.

— Девиз дома «Песнь Солнца».

Художники описывают меня как высокую и прекрасную даму, извлекая из себя множество комплиментов моей внешности. Чуткой, изящной, осторожной и возвышенной в своей природной красоте, нахваливая грацию медлительных и нерасторопных движений. Кто-то сравнивал мой лик с королевской кровью Солнечного Двора, а Алларин Прохвост в залах отдыха Луносвета постоянно твердил что точно женится. Этим он веселил, порой, компанию высокородных эльфов разбавляя своим заразным смехом деньки. Я очень любила наблюдать за радостью в их сердцах, перебирая длинные волосы. Ими я очень горжусь — их красота, пожалуй, единственное что осталось во мне настоящей. Опадая прямыми прядями ниже бедер, я нахваталась с ними и проблем. В иные времена приходилось надевать специально сшитую шапку чтобы не цеплялись вурдалаки и их было сложнее поймать.

И всё же за ликом прекрасной и возвышенной леди с блуждающей улыбкой на подведенных золотой помадой устах есть нечто иное…

… нечто более пугающее. Не скажу что я стыжусь своих шрамов или отголосков памяти по своему телу, но изъеденная болезнью кожа, сухие пальцы — все это некоторое время мучило меня. Я жила с постоянными просьбами магов огородить меня иллюзией. Скрыть всё это недоразумение, впадая в пучину своей личной, женской, печали — хотелось быть любимой вновь.

А потом. Потом всё изменилось. Паломничество к Солнечному Колодцу возвращало мой прежний лик и вид постепенно… медленно… но мучительно медленно, поэтому и по сей день я скрываю несколько глубоких шрамов. Увы, на моём теле достаток печальных следов войны что отразились мудростью в глубине золотистых очей.

Отстраняясь от пугающих вещей стоит отметить мою любовь к чистоте. Да, я не прочь порой измазаться в грязи или окунуться в неё чтобы помочь — в этом нет сомнений, я готова к лишениям, однако если есть возможность помочь и при этом не пачкать белоснежные одеяния — я воспользуюсь ей. Оттого родилась и моя любовь к различного рода парилкам, баням или заведениям где можно вдоволь расслабиться с бутылью вина, предаваясь воспоминаниям.

Любимый стиль одежды — весьма официально-церковный. Длинные мантии, рясы с самый пол чтобы подчеркивать белизной ткани свой возвышенный сан, несомненно, — я любитель хорошей вышивки и крайне ценю за это тех кто владеет инструментами нити и иглы.

Но что сказать обо мне? Кто я такая чтобы судить страждущих со своими проблемами и каждодневными тяготами жизни? Они у каждого свои. Собственные, личные. Отсюда рождается мой крайний индивидуализм и осторожный подход к конкретной задаче с учетом некоторых тонкостей прозаичного и хитрого ума. Служитель Света, несмотря на это, должен быть открытым и подавать яркий пример прихожанам поэтому я без зазрения совести осторожно рассказываю подходящие истории под тот или иной случай. Показываю и открываю примеры мужества, терпения, героизма или стоицизма — в моих историях другие находят для себя надежду. Слово — должно даровать надежду и это — доля жреца.

У меня чуткое сердце, горячая эмпатия, и порой я ощущаю другого как саму себя словно мы прошли многое вместе. Это невероятное ощущение целостности влечет меня к душам на достаточно близкие и доверительные отношения. Конечно, я сохраняю рамки чтобы не поддаться этому теплому рвению, однако… случались разные инциденты на моей памяти — будучи любвиобильной, я могу поддаться влечению чтобы опуститься до легкого флирта, но не более.

В силу своего возраста некоторые вещи кажутся мне незначительными — какие-то мелкие передряги и ссоры что затевают низшие расы весьма бессмысленны, поэтому я позволяю себе тактичное молчание и ожидание пока они прекратят свои игры чтобы внести толику разумности в их изречения. Признаюсь, в этом нет ничего сложного. Я эльф, а у здравого эльфа очень много времени чтобы обождать столько, сколько необходимо для примирения конфликта. Моего терпения в достатке — я могу ожидать и терпеливо находится рядом даже с неприятной мне личностью, разбирая сугубо личные вопросы. Возможно, даже не личные, но долг жреца обязывает проявлять стоицизм даже в самых незначительных ситуациях.

Я праведна, но… с небольшим отступлением. Личные вопросы для меня порой могут выйти вперед — сердцу не прикажешь, а поступать не по воле собственного пути для меня равносильно измене самой себе и своим идеалам служения. Порой, где-то можно найти компромисс, но в случае необходимости я могу проявить и жесткость, властность, высокомерие, но… очень редко. Признаюсь, мне легче сохранять легкий такт своей души и улыбаться несмотря не на что. Видя улыбку — другие обычно взбадриваются и это дает им какую-то надежду.

Люблю.

Свой народ — несомненно. Готовая жертвовать ради Высших Эльфов и помогать им всячески, я очень самоотверженная и буду содействовать по первому зову если сочту деяние весьма достойным и благородным.

Хороший кофе — только с ромом.

Хороший чай — только с Нордскольской мятой и медом. Есть особенные сорта из Пандарии, которые весьма ароматны, а чай из манаполоха станет для меня прекрасным подарком, радующим душу.

Справедливость — благие поступки наполненные праведностью воодушевляют.

Власть — возможность управлять другими тем или иным образом, наставляя их на путь истинный. Не обязательно с помощью Веры, но порой и обычным добрым словом чтобы позже увидеть плоды своей работы.

Порядок — тишина и гармония, установленная Законами. Я чту букву Закона, хотя порой в виду собственных стремлений и амбиций могу переступить её из собственной мудрости и жизненного опыта.

Уважение — приятные собеседники, которые чтут традиции, уважают их и принимают иные точки зрения. Иные расы. Иные устои. Это достойно.

Сострадание — не пустая жалость, а именно сострадание в Высшем его проявлении. Научи другого, сочувствуй утрате чтобы залечить раны.

Благодарность — не пустой для меня звук. Улыбка других — воодушевляет.

Упорство — неуклонная стабильность, взращивающая плоды.

Любовь — выше всего. Закона, порядка, власти, справедливости. Точка, которая для меня становится фатальной в виду моего долгого одиночества и излишней придирчивости.

Не люблю.

Жалость — это не сострадание. Это пучина из которой тяжело выбраться и проявление жалости к другим означает лишь потаканием лени, нежелания развиваться.

Недостойных из своего рода — многие кель'дорай ныне забыли о своих традициях, о пути Высших Эльфов под лучами Великого Солнца. Те, кто сбился и не желает восстанавливать было величие нашей расы не интересуют мой взгляд.

Ветреность — я разрешаю себе быть иной раз легкой только в общении, но не в упорстве работы. Подобная безответственность отталкивает вплоть до моего нежелания контактировать.

Отсутствие этики и такта — каждый имеет свои рамки, но нужно соблюдать границы другого. Мы — не животные, а животные должны знать своё место и я не боюсь указать им куда следует встать.

Чиновников — власти часто закрывают глаза слишком на много, поэтому обычный люд мне приятнее. Излишнее лицемерие в глазах жреца кажется мерзким и грубым по отношению ко мне. Как служитель Света я точно знаю когда кто-то решил солгать.

Однако, стоит помнить что я остаюсь жрецом. Улыбка — инструмент защиты.

Чуть более тысячи лет назад под сводами Луносвета кипела жизнь. Она была прекрасна в своём юном обличье и пестрела живостью ярких цветов, украшенных позолотой крон моих любимых Лесов. Годы шли терпеливо и по-детски наивно, а отголоски буйствующей войны показывались только раненными и, порой, — безумными из моего рода что пережили множественные травмы. Проклятья вуду, ударами топора или копья. Это тронуло детское сердце, закаляя его и, движимая жаждой я решила творить дела обыденные на которые был способен юный ум.

Лекарства, мази и припарки, ткани и швы, а позже это перетекло в понимание составов и эликсиров, которые заживляли раны чудодейственным образом, но было и нечто иное.

Свет Солнца.

Теплый, ласкающий. Он наполняет тебя своим блеском и в сени звёзд его мерцание отражается в голубых глазах. Чистых и таких влюбленных в это черное полотно с движимыми планетами.

Но я была не одна.

Великое множество заинтересованных эльфов устраивали небольшие пирушки, иной раз — встречи от заката до самого рассвета чтобы проводить время в безустанной радости и благости этих спокойных для нас дней. Мы общались и… рано или поздно, но всякий интерес произрастает глубже, таинственней и манит своим незаурядным любопытством, а также жаждой познаний. Власти. Силы. Мощи. Ведь этим можно целить. Этим можно помочь другим и, кажется, ты способна перевернуть горы лишь одним щелчком пальцев. Закончить войну, выиграть битву против многочисленных томов астрологии, сидя в Консерватории. Горячие споры заходят дальше, их больше, они мудрены в своих вопросах что не оставляют нам ответов — Высшие Эльфы всегда стремились к знаниям. Чародеи отшагнули в сторону, найдя в этом для себя скепсис и будучи взрослыми ускользнули в магистрат, разбивая нашу большую компанию. Оставляя только тех кто в горячности желал познать красоту Небес. Как сейчас помню свои первые занятия и громогласную речь наставника:

«Мы открываем звёзды, постигаем Вселенную что лежит за гранью всеобщего воображения, трактуя и прорицая. Помните. Среди бесчисленного множества звёздной пустоты есть яркие осколки Света. Тьма и Свет. Силы, поддающиеся влиянию сильной магии, но каждая из них — несет свою цену. Сегодня я расскажу вам о том что делает Тьма с сердцами других.»

И он рассказывал. Рассказывал и рассказывал увлеченно. Чародей-наставник был безумен в желании и познании этого мира, казалось, с ним можно было улететь куда-то в безграничное пространство. Следующие года прошли для меня настолько быстро и настолько ярко что я не заметила как уже держу посох в руках. Как стою на площади. Уверенная в собственных силах и понимании, обольщенная теплыми лучами Великого Солнца. Да. Это сила. Это власть.

Ослепляет.

Но не всё так печально как кажется. Юность и неопытность выбивается терниями испытаний и исцеленными болезнями. Выслушанными историями что одна за другой плетутся между собой. Мои родители в это же мгновение, довольные свершениями своей дочери подарили мне новую надежду в жизни — брата. Прекрасного и юного. Я нахожу для себя в заботе о нем что-то материнское, нежное, перерастающее в любвеобильную заботу. Так проходят года. Он растет крепче чем я думала, сильнее, намного выносливее чем моя статная и высокая личность. Безутешный в своём истинном желании воевать пытается прорваться на фронт и убивать троллей. Откуда такая ярость? Откуда сколько гнева? Столько… ненависти? Эти вопросы будут преследовать меня очень долго прежде чем мы заведем с ним разговор. И он выльется во внезапное признание.

«Я вижу твои старания, сестра. Вижу как ты пытаешься помочь каждому и не могу стоять на одном месте.»

Зависть. Черная, поселившаяся в его душе зависть силы, которой я обладаю даром Великого Солнца, но вместо того чтобы порицать его — мы обучаемся. Обучение сближает как никогда за столь много лет, но ничего существенного не происходит между нами. Оба сдержанные в чувствах нам нужен был весомый повод.
И он появился. Родители, чей долг чаролома и рыцаря отправил их на войну исчезли. Раз и навсегда, поэтому окутанные горем мы нашли утешение друг в друге и тем породили еще больше прекрасной любви, пытаясь собраться с мыслями. Порицаемые, но не отверженные своим народом в очень странном союзе, сотканном Светом. Однако, рано или поздно всему приходит свой конец. Открытие Темного Портала взбудоражило нас и он… вскоре исчез. Раз и навсегда чтобы более мы никогда не встретились. Никогда.

Это печалит. Печалит и по сей день в любом мужчине я вижу его лицо, которое смотрит на меня назидательно, предостерегая. Вдруг… он еще жив? Он где-то там?

Мне приходится отогнать эти мысли.

Война разворачивалась с неустанной скоростью — Амани были повержены благодаря пришедшему ранее Туралиону что, конечно, невероятно воодушевило меня. Двинуло вперед в понимании что мы сможем одолеть этого извечного врага затем и своими собственными силами. Однако, не так долго я радовалась — в Лордероне возникла странная вспышка чумы. Дорога из Кель'Таласа была недолгой, поэтому я прибыла туда как только смогла и увидела некие ужасы. Один за другим тени поднимались над нами, являя перед собой неживых трупов, готовых рвать на части и убивать без разбору. Никто не мог довериться друг другу после сожжения Стратхольма. Некоторое время мне удавалось помогать в тех покоренных землях, но появление Алого Ордена крайне сбило меня с толку. Я никогда не видела подобной жестокости от людей к эльфам и другим расам, не принимая в расчет ублюдка Гарритоса.

Я хочу домой. Очень устала, утомлена, избита морально, а мои руки дрожат. Сородичи убеждают меня что — достаточно.

«Ты сделала всё что смогла, но ты дрожишь. Твои руки не могут держать скальпель. Посмотри на себя, Тейлия, ты бледна!»

Мне приходится покинуть Лордерон чтобы отбыть домой. Домой. Туда, где разворачивается следом ужасная картина в один из мирных, но пасмурных дней. Черная и хладная змея уносит тысячи. Тысячи холодным ветром, изгнав меня по землям к пристанищу Священнослужителей — Последней Надежде. Там, пытаясь не чахнуть от горя, мы встречаем свой последний бой, уверенные в том что если крепость падёт — это конец. Сир Брайстен уверяет меня что мы справимся. Он поднимает свой щит и этот человек станет для меня символом Защиты. Несравненной в своей блистающей красоте. Когда рука перехватывает Испепелитель — мир замирает.

Они были прокляты. Они же — были освобождены.

Рыцари Черного Клинка.

Остатки, что выжили при той битве, вошли в ряды Серебряного Авангарда, который позже войдет в самую тьму Нордскола. Любой ценой. Любыми методами. Без пощады. Окрыленная ненавистью и гневом, я борюсь сама с собой, пытаясь сохранять заверенный мне баланс и не кануть в пучину небытия — это сложная задача которая удается с трудом. Мы пробивались глубже. Каждый день я знакомилась с людьми и каждый день — я с ними же и прощалась, поэтому в лекарской всегда можно было услышать мой тихий плач. Скорбящий, но вместе с этим сострадательный в виду положения. Склонившись над телом сира Брайстена мне остается только проводить взглядом несколько рыцарей, уверовавших меня что он послужит оружием против Короля Лича.

И я согласилась. Свет, возможно, не простит мне этого, но такова доля моей ненависти в этой войне.

Утешением, как ни странно, стала бригада летных сил Гномрегана. Гномы — восхитительный народ своим неуемным оптимизмом и шутливостью, однако, их серьезный подход намного выше их собственного роста. В одном из полетов с Базиликсом над Нордсколом у нас заклинил пропеллер, поэтому, с тех пор когда мы упали в холодных пустошах, я зачем-то имею при себе небольшую ампулу смазки. Потребовала объяснить мне всё в подробностях и взяла пару уроков чтобы подобного не повторилось.

Чертовски боюсь высоты.

Механика сама по себе достаточно интересна, но интереснее — истории, которые ты слышишь во время их работы. Гномы трудолюбивы, а я просто поддерживала порядок в их мастерской и старалась сделать так чтобы они точно имели под рукой нужный инструмент для своих изобретений. Порой что-то взрывалось, а что-то — взлетало, перепугав не только меня, но и округу. Так мы познакомились с Сердуком Железной Кувалдой.

С тех пор моя жизнь стала намного веселее чем раньше. Нет, были жертвы и были павшие, но мне было с кем грустить — малое количество Высших Эльфов среди священнослужителей не было для меня новостью, поэтому мы держались вместе небольшой группкой, пытаясь иной раз завести разговор.

У нас не было желания говорить о том что произошло. Рана была слишком свежа своим расколом и возникшей ненавистью, которую я не смогла принять и отказываюсь по сей день.

Но рано или поздно ужас заканчивается даже после сожжения у Врат Гнева и подобного предательства — мы доходим до самого входа чтобы разместиться. Герои уходят, а те кто остается — терпеливо ожидают, осажденные нежитью и неустанными волнами что… замирают… они отступают?

Почему?

Что произошло там, на вершине?

Никто не говорит, а вышедший Тирион Фордринг произнес лишь одну фразу:

«Король Лич мёртв и вместе с ним — Болвар Фордрагон».

Мы победили и вернулись обратно в Штормград где я продолжаю своё служение Свету от имени Альянса, пытаясь собрать себя по кусочкам и привести в порядок. Голод что сотрясает моих сородичей ужасен, но Вечное Солнце дарует мне сил чтобы шагать дальше. Однако, есть и хорошие стороны. Я совершаю долгожданное путешествие домой, к Солнечному Колодцу чтобы воссоединиться с силой и стать её частью. Это прекрасное ощущение что дарует тебе Великое Солнце чтобы выдохнуть блаженно. Свет прибывает. Он исцеляет и возвращает моё тело к истокам, заживляя раны в ходе сражений.После, переживая множественные потрясения, Катаклизм что разродился повсюду, казалось, время вновь выйти на тропу войны, но нет. Не могу найти в себе силы чтобы вернуться в этот ужас и вновь вступить на поле брани — жажда мира пронизывает меня как никогда ранее. Хочется вновь любить, но… где же он?

В Соборе Света тишина. Благая, спокойная до тех пор пока не зеленеет небо над нами и я вступаю в иное сражение. Будучи жрецом Серебряного Авангарда и именем Церкви Святого Света, мне удается попасть в Конклав — там я нахожу множество ответов на свои извечные вопросы. Проживаю свою скорбь глубже, залечивая раны в компании Валь'Шары и проявляя сострадание к детям звёзд. Мне очень горестно видеть их боль и страдания, поэтому собравшись с Ириандой — жрицей Элуны, мы несем Свет в сердца других честным Словом поддержки и сострадания. Моё служение продлилось до самого Расколотого Берега где я сошла после взятия героями Гробницы Саргераса. Знакомство с оплотами сказалось на мне новыми историями. Некоторые — были легендарны, некоторые — забавили, а порой — ужасали своими формами и… тут… я увидела его. Он изменился. Изменился и даже не заметил, шагая мимо и ускользая на Аргус чтобы раз и навсегда вновь исчезнуть. Оставив меня с надеждой что… вернется. Когда-нибудь, вернется домой в мои объятия и мы вновь станем целой семьей.

Великое Солнце — это нечто естественное, символ, который сочетает в себе мудрость эльфийских знаний и синтез понимания энергий. Магия — часть вселенной. Свет — часть вселенной как и другие силы, но за каждую имеется своя плата. Однако, будучи Высшим Эльфом я могу с уверенностью сказать что наша философия весьма непонятлива для людей. Местами — она жестока, а местами — кажется слишком мягкой в виду долголетия, которым мы одарены Солнцем.

И всё же я могу объяснить почти любое вероисповедание и разъяснить причины его появления, оставаясь приверженницей традиций своего народа.

Мне не сложно объяснить веру на простом и понятном языке бедняку или на возвышенных тонах — чопорному аристократу, руководствуясь пониманием ближнего и его собственных стремлений. Здесь… я немножко манипулитивна, но, как я и люблю говорить:

«Я не свята. Не Великое Солнце и не Святой Свет, поэтому могу взять на себя какие-то грехи своих деяний.»

Извечное Солнце

Оно одаривает благим словом, позволяя ощутить теплоту ближнего и его чувства, сокровенные переживания, которые таятся где-то в глубине души. Прекрасные, светлые качества порой зрят мои очи перед собой приподнимая их на совершенно иной уровень. Простыми, порой, бытийными словами, но когда этого недостаточно и меня просят помощи — я взываю к этой прекрасной силе чтобы даровать благословение. Или воздать душе по поступкам неистовым, горячим гневом праведника.

Сюда входят исцеляющие литания, некоторые оберегающие молитвы и, конечно, поддерживающие. Всё что призвано помочь развиваться стремлениям благодетели, основанной не только на философии Святого Света, но из моего внутреннего спокойствия.

Сила, которая способна ослепить, даруя излишнюю самоуверенность в своих силах. Здесь — стоит сохранять здравомыслие.

Безмерная Пустота

Скорбящая и холодная, полная противоположность той власти что я имею над презренными смертными. Она вскрывает все мои отрицательные черты, даруя невероятный скепсис и убийственную точность холодного разума. Бездна способна обманывать, заставляет плутать среди огромных осколков небытия. И мне подвластно проникнуть в её глубь чтобы не потеряться среди бесчисленной звёздной неги. Это страшно, опасно, когда всепожирающая сила совращает и… одновременно с этим неописуемо приятно нарушать разваливающие устои, помогая иным. Сторона, которая не дает мне покоя, порождая хаотичность.

Я способна проклясть темным словом, извлечь страшное проклятье и, конечно, подвергать других тотальному контролю разума.

Сила, использование которой выматывает меня, заставляя бледнеть и трепетаться в скорбных думах. Здесь — стоит быть осторожной и внимательной.

Аркана

Единственная школа, которая ныне мне подвластна — это Иллюзия. Сокрытие каких-либо предметов, улучшение собственной внешностью слабыми чарами и использование власти Арканы на бытовом уровне. Быть откровенной, я смогу заморозить чашку чая или нагреть что-нибудь, раскалив горячим потоком.

Но я не маг. Уже — нет.

Несмотря на то что Аркана — это часть мироздания и естественная энергия мира, она стала дальше от меня в виду особой концентрации и сохранения бдительности над усилиями Веры. Понимания работы двух фундаментальных сторон.

Алхимия

Будучи еще совсем юной я сделала упор на изучение, сначала, травничества для обработки ран и ссадин, глубоких порезов или исцеляя болезни, но позже пришла к выводу что лишь собрав несколько реагентов вместе — можно получить весомый результат. И, хотя, сейчас я смогу создать только базовый набор зелий, среди моих рукописей осталось, например, зелье увеличения или уменьшения роста. Множество мазей возможно сотворить с помощью особых ингредиентов.

Каллиграфия, рисование

Я смогу нарисовать портрет, пейзаж, вывести красивые буквы на пожелтевшем пергаменте, предавая особый оттенок своего настроения. В этом, казалось бы, нет ничего сложного, но если бы вы видели сколько ныне стоят краски то бросили бы это дело.

«Мои картины не пользуются спросом — я слишком долго их рисую.»

Лингвист

Я обожаю языки. Новые слова — интересуют, и, как верный потомок Высших Эльфов, не могу пройти мимо незнакомых слов чтобы не завести беседу с носителями языка. Порой это доходит до абсурда и совместного обучения, но что поделать? Нужно занимать время чем-то полезным, желательно, для понимания того что говорят иные.

Травничество

Знание трав и растительности, в большей своей мере, связанной с Восточными Королевствами или Ашенвальским Лесом, Расколотыми Берегами, Нордсколом. Я смогу вырастить из семян кустик, соблюдая все нормы по уходу за данным цветом чтобы добиться нужного результата. Может, мне стоило стать фермером и завести скромный домик где-нибудь в Западном Краю?

Экономика

Самый главный враг любого добропорядочного эльфа и прекрасный помощник для служителя Церкви. Вы не знаете как взять ссуду или погасить долг перед Королевством? Не беда — у меня есть пару знакомых банкиров чтобы провернуть это дело.

«Поэтому я очень расчетливо пользуюсь средствами других в своих интересах.

Во имя Света, конечно.»

Кулинария

Касательно готовки мне не приходилось быть очень придирчивой, но я люблю хорошую кухню, поэтому смогу смастерить простой салат. Однако, вопреки всему — никогда не готовлю мясо, предпочитая более легкий перекус в виду своей динамичной жизни. Салаты — наше всё.

«Рецепт сохранения хорошей фигуры — яблоко утром. И чашка кофе с ромом.»

Верховая Езда

Я ужасная наездница. Если когда-нибудь в Азерот будет гран-при между самыми неудачливыми всадниками — я займу первое место, и, поверьте, буду крайне раздосадована подобному поражению. Замечания об этом могут расстроить, а упоминание о неспособности ухаживать за животными вводит меня в ступор.

«Да, „Беглая“ толстая, но разве так не должно быть? Я тоже люблю есть! И нет, я не замучила этого котика… он просто устал… котик? Свет Праведный!»

Рукопашный Бой

Всё что я знаю о рукопашном бое сводится к тренировкам паладинов. Наблюдением и, конечно, девичьей практике чтобы дать другим красавцам показать насколько они хороши в этом. И я скажу вам следующее: спустя тысячу лет общения с воздыхателями я уже повидала немало… рукопашных боев, а в скольких поучаствовала?

«И нет, мы не спали с этим эльфом… я просто разбила ему нос на пьянке в честь турнира Серебряного Авангарда! Он… очнется. Через пару часов.»

Инженерия

Вы когда-нибудь видели жрицу, перебирающую пулеметную ленту? Да, я умею подавать патроны и даже различаю размерности гаечных ключей, поэтому если когда-нибудь меня кто-то спросит еще раз «есть ли у вас смазка», — я отвечу твердое «да!». Мои способности инженерии позволяют мне чинить самые простые механические вещи с помощью лупы, отвертки и во-о-он той штуки.

«Теоретическая часть механики гномов заключается в том, что хаос — это естественный порядок для создания невероятного. Твори и… попробуй здесь всё не взорвать?»

Всеобщий — язык всех рас и весьма распространенный. Очень легок в изучении и изучить его не составило никаких трудностей для понимания большинства рас Азерот. Конечно, среди всех рас мне сложнее всего было разговаривать с прожженными вояками что имеют специфику своего диалекта. И, конечно, с пиратами. С их морскими терминами по началу я постоянно доставала учебник чтобы понять о чем те ведут речь. Сейчас я уверенно могу изъясниться в любой форме, письменной или устной — он стал для меня вторым родным языком.

Талассийский — язык поэзии, мой родной язык. Я редко в последнее время общаюсь на нем в виду того что постоянно нахожусь в Королевстве Людей, но… порой мне улыбается Солнце и я оказываюсь в компании высокородных сородичей. Весьма редкие, но полные счастья моменты. В совершенстве владею письмом, устно и могу изрекать длинные и воодушевляющие тирады.

Дарнасский — язык народа калдорай весьма грубоват, на мой взгляд, однако в нем очень много схожего с Талассийским что неудивительно. Изучение его диалектов и отдельных частей — это целая специфика, которую мне еще предстоит постичь. Среднее владение данным языком, но ради дипломатических свершений я смогу написать письмо и изъяснится весьма просто и практично. Может, добавлю пару речевых оборотов для украшения своей речи. Сестра Ирианда неохотчиво позволила мне узнать некоторые вещи, но… слово за слово и вы неторопливо переходите на Дарнасский спустя несколько месяцев. Главное помните — никогда не пробуйте те самые ягоды что растут близ Лунного Колодца. Ни-ко-гда. Даже если вам предлагают.

Язык гномов — маленький и кропотливый народ забавен. И всё же спустя трения с механиками, в особенности, общаясь с Базиликсом — грех не узнать несколько речевых оборотов. Порой… весьма… вульгарного характера в виду его работы механиком Серебряного Авангарда. Сейчас, право, он служит в рядах Альянса где-то на заводе и собирает танки, но-о… я владею данным языком на уровне совсем простой речи, а письму, увы, не обучена. Мне не было необходимости постигать настолько глубоко эту область.

Дворфийский — грохочущий, громкий и рьяный язык. Несмотря на подобные гротескные конструкции с его помощью можно передать и нежность. Хотя… и весьма специфичным образом, однако, могу с точность уверить что я смогу выразиться на привычно-бытовом уровне. Тан Сердук Железная Кувалда, кузнец из Стальгорна, любил рассказывать о устройстве различных металлов. О перегонке каких-то там жидкостей в трубах… и… о своём ремесле. Признаюсь, я не слушала всего что он говорит, но спустя пол года общения начиная с Часовни Надежды Света, заканчивая Перевалом в Нордсколе — я почерпнула много нового. Сердук был неразговорчив на своём языке, предпочитая всеобщий, а на расспросы отвечал обычно: «А может лучше выпьем?», чем ставил жирную точку на моём лингвистическом образовании. Подлец. Надеюсь, с ним всё в порядке там, в Стальгорне.

Др. Араторский — язык, на котором написаны были учения Света и многие рукописи до момента их сожжения и передачи на Калимдор. Мне посчастливилось подержать их в руках и сейчас я смогу вспомнить записи касательно самого служения Добродетелям, воссоздать их в той форме что привычна для людей Лордерона. Разговорный никто ныне не практикует, а вот письменный — слишком редок, но я смогу перевести необходимые фрагменты.

Врайкульский — если вы когда-нибудь слышали язык этих огромных варваров, то смею заверить что мои знания где-то на уровне «Имирон». Это описывает всё богатство моего лексикона касательно столь могучей лингвистической ветви. Да, я могу послать хныкающую свинью к Одину, обратно и еще, простите, направить чье-то копье под хвост Фенриру. Конечно, из этикета и собственного здравого смысла — вряд ли я наберусь храбрости для демонстрации данного знания.

Наречие Плети — это скорее не язык, но диалект. К радости я вовремя отказалась от его изучения, хотя мне и любезно предлагали стать некромантом — я вежливо и тактично отказалась. И всё же многие послания и передачи слуг тьмы были на данном языке, поэтому я смогу разобрать речь. Разговорным особо не владею, но понимаю конструкции. С письменной частью у меня несколько лучше — я, скорее всего, смогу прочесть небольшую книжку по некромантии. Но не буду этого делать более — с момента компании Нордскола я отошла от подобного и позабыла множество символов.

Дренейский — язык непознанный. Очень сложный в своём изучении и, дай Свет, я едва могу понять простые построения фраз даже если они касаются быта. Несмотря на это команды и приказы мне известны хорошо. Такие слова как «Помогите» или «Вперед», а также «Во имя Света» и прочее — весьма распространены. С точностью могу сказать что-то вроде «Передайте ту чашечку чая, пожалуйста» и «Я пришла залечить ваши раны». Может, вспомню что-то еще, но даже напрягая свой ум — у меня слабо выходит припомнить что-нибудь приличное. Очень слабое владение, а письмо — еще хуже.

Язык Троллей — очень тёмная страница истории моего народа. Так вышло что иной раз схваченные нами они допрашивались ни раз, но несмотря на это я не смогла выучить достаточное количество их слов. Очень далекий и дикий язык. Сейчас я вряд ли смогу сказать что-то членораздельное, но-о… с точностью могу вспомнить форму допроса. Она стандартна. Знаю пару неприличных выражений. Разговорная речь крайне слаба, а письменность — лишь только в обозначениях опасных мест, меток.

Среди пожитков жрицы можно встретить очень много различных вещей из пройденных ею компаний. За столь долгий срок на её счету числится немало средств, накопленных неустанным трудом войны и мира. Здесь можно встретить и ружье, которое жрица ласково называет «Бэтти», различные части механизмов с пометками «С.А.-17», а также подарки спутников и компаньонов. Некоторые из них по сей день остаются даром памяти о благодарностях, а некоторые — памятью смерти.

Помимо жреческих посохов, нарядных одеяний что призваны для служения воле Света можно встретить и вполне бытовые вещи. Например, чайник из Пандарии или кружку, подаренную одним син'дорай во время компании против Пылающего Легиона. Заумный куб-загадку от Базиликса Штепселькрута, которая по сей день была неразгаданна в виду своей технической сложности — даже чуткий эльфийский ум не смог совладать с этим механическим приспособлением чтобы понять его суть.

Среди громады других вещей можно выделить набор отверток, пилок, гаечных ключей различных мастей и размеров. Пару шурупов, кристаллы коранита или, бережно сложенную в мешочек, аргунитовую пыль.

Конечно, как лекарь, Тейлия имеет хирургический набор для прямого вмешательства, фартуки, перчатки и даже очки с линзами и увеличенными диоптриями чтобы вести тонкие работы с плотью и кожей. Несколько баночек мази целебной, природного свойства, а также сосуды с освященной Светом водой для очистки и заживления ран.

Из дамского саквояжа при себе она держит золотистую помаду, подводку и, конечно же, прилежный набор необходимого в пути — будучи весьма чистоплотной жрица внимательно следит за своей внешностью.


Громоздкий фолиант прикованный цепью к поясу — это определенная реликвия. Здесь, в пожелтевших страницах, можно найти множество различных литаний, а также записей различных времен с длинными списками погибших. На некоторых страницах зарисованы механизмы, символы, контуры магических чар что остались больше данью памяти. Как художник, я подхожу к времени с изящной осторожностью, вкладывая в созданное частицу своей души.

На обложке книги заботливой рукой мастера выгравирован символ Серебряного Авангарда — книга была приобретена ранее, а вот герб появился в ходе компании Нордскола против Плети. Ужасное время.

Между пожелтевшими страницами фолианта лежит не менее важный реликт — это лист из Лесов Вечной Песни, напоминающий мне о доме. О тепле родного края что теперь так далек от моих собственных мыслей.

Он был передан Сириссе и Элсариану в качестве жеста доброй воли. Уходя перед очередной компанией, я решила оставить данный предмет у этой пары кель'дорай, вверив им свои надежды.

Материнский гребень — дорогой сердцу подарок. Используется для расчесывания длинных, золотистых волос. Увы, порой я удерживаю его в руках, предаваясь отдаленной памяти, но стараюсь не заострять внимания на прошлом. Позолоченный, имеющий рукоять в виде лозы листьев представляет собой прекрасную композицию эльфийского ювелирного изделия.

На своей груди я ношу символ веры. Больше — это память одного из старых паладинов Серебряной Длани. Сир Уоллес Брейстен был крепким мужчиной твердых нравов. И, хотя, я сама по себе достаточно мягка, но этот человек запомнился мне надолго — его поступки и деяния были воистину праведными как и думы. Справедливыми.

Крест представляет собой потертый знак из истинного серебра. На его основном столпе гравирована надпись: «Esarus thar no'Darador», что в переводе дословно обозначает: «Кровью и Честью — мы служим.»

И, хотя, ныне сир Брейстен служит под стягом Рыцарства Черного Клинка — он всё равно остается моим другом и товарищем, увы, я давно не получала от него писем. Надеюсь, в смерти он нашел для себя занятие. В прошлый раз когда мы рассуждали о долголетии он пару раз сумел пошутить над моим возрастом. Теперь пошутить в ответ будет очень нетактичным с моей стороны.

Среди моих длинных золотистых волос их… редко можно заметить, но если я откидываю голову назад, то различить серьги из лазурного камня будет несложным. Едва калдорай открыли свою культуру, я заинтересовалась их миром — звёзды всегда манили меня своим лучезарным видом на черном полотне. Они как алмазы. Блистающие где-то там, далеко.

Подарок Ирианды Лунной — одной из жриц этого прекрасного народа к которому ныне я питаю еще больше уважения за их силу и упорство, но вместе и с этим — великое сострадание к их горю. Это ужасно. Война забрала столько детей и столько неповинных что это порой терзает моё чувствительное жреческое сердце. Надеюсь, она в порядке. Я буду и дальше молить, веруя в то что Ирианда выбралась из этого пекла.

«Беглая» — так я назвала своего крылобега, которая имеет весьма неуёмный нрав. Ввиду моих ужасных навыков всадника и обращения с животными одному только Свету известно почему она не сбежала от меня. Умная птица. Очень умная. Не скупится на сласти после моей работы и, конечно, терпеливая до жути — ожидает меня покорно, выискивая порой в самых темных местах, чтобы оберечь своим оперением или уберечь стремительным шагом от хищников. Она храбра, наверное, ощущает близость теплого источника, а возможно помнит те холодные ночи своих ран где я неустанно молила Великое Солнце об их излечении. В глазах Беглой порой я вижу сострадание. Чувствительное, близкое и пронизывающее меня до самой глубины своего сердца, кажется, птица питает ко мне симпатию из моего прошлого. Запоминает мои деяния как безмолвный судья моим решениям или… я вовсе надумала себе всё это? Но уверена. Где бы я не оказалась — Беглая всегда донесет меня до стен Собора.

Из её отрицательных повадок можно выделить излишнее порой упрямство. Птица, предчувствуя беду не станет нести меня сломя голову в очередное динамичное русло моих дней служения. И, признаюсь, порой это в тягость, но на то воля Света. Возможно, её стараниями я уберегла себя от множества препятствий что могли бы стоить мне гораздо большего чем потерянные минуты мгновений препирательств.

С ней у меня связано множество историй. Одна из них, например, это сражение за перевал в Нордсколе. Холод был настолько жгучим что мои руки окоченели и только благодаря этой верной спутнице я смогла отогреться, привести себя надлежащий вид. Зарывшись в её лазурные перья, под теплым крылом, можно услышать как бьется большое и доброе сердце. Порой в памяти возникают высокие стены Луносвета и стойла где я впервые её встретила — незабываемое впечатление производят на меня подобные создания. Гордые, свободолюбивые и преданные в этих огромных, сияющих глазах цвета неба. Эта преданность заставляет меня чувствовать себя совсем маленькой, как пушинка, хрупкой под весом тяжести что она каждодневно несет на своей спине.

Она — мой старый друг. Не первая и, верую, не последняя на моём пути, но я привыкла к её клокотанию и жажды вытеснить коней с кормовой за что порой чувствую себя неловко — Беглая прожорлива и набрала излишком жира, поэтому порой я слышу тяжелое и хриплое дыхание после быстрой скачки. Это, наверное, должно что-то значить… может… как-то урезать её рацион или… даже не знаю что с этим делать. Хороший повод навестить Талариана из Серебряного Союза и заодно узнать как поживает его жена, может, угощусь у них чашечкой крепкого Даларанского кофе.

Последняя Надежда — сир Брайстен назвал меня так в битве во время своей воодушевляющей речи паладина. Влюбленный мужчина из рода людей стоял насмерть, выставив собственный щит чтобы сдерживать натиск полчищ нежити.

Сияние Рассвета — так назвали тех, кто вышел из того ужаса Нордскольской компании. Я переняла этот титул в качестве собственного имени. Знаково. Символично. Для меня.

Конклав

Жречество Конклава — это объединение различных вероисповеданий и философии, сплоченные воедино жрецы несут в этот мир как Свет, так и познают иную его грань — Тьму, познавая Баланс. Ирианда Лунная — является моим другом из народа калдорай и, конечно, сейчас помогает своему народу… где-то… в Королевстве. Право, я так и не нашла её, но по слухам она обитает то ли в Сумеречном Лесу, ближе к Мглистой Роще, то ли в самом многочисленном городе. Надеюсь, я увижу её когда-нибудь.

В данный момент я осуществляю миротворческую миссию по поддержанию населения Альянса, однако, в случае необходимости — могу быть отозвана для исполнения долга Защиты Азерот.

Статус: Рядовой жрец Конклава.

Моё отношение: Превознесение.

Серебряная Длань

Союзный оплот Святоносного воинства, которое неустанно является моим спутником в последние двадцать лет жизни. Я питаю к ним самые лучшие чувства и, хотя, ныне Серебряная Длань порицает меня за золотые очи, — мне не привыкать. Надеюсь, они до сей поры сохраняют нейтралитет и буду веровать что они движутся в правильном направлении. Кузнец Сердук — является членом оплота, паладином, который ныне обитает в Стальгорне и занимается рядом своих обязанностей.

Моё отношение: Превознесение.

Иллидари

Тёмные воители, наполненные скверной и желанием победить Пылающий Легион — самые ценные союзники в компании против Извечного Врага. Стойкие, крепкие, невероятно гневные создания из плоти и крови. Меня пробирает сострадание, едва я вижу как они влачат своё существование в этой агонии, но больше… я боюсь за своего брата. Боюсь и верую что однажды найду способ как повернуть всё вспять для нас обоих.

Моё отношение: Уважение.

Рыцари Черного Клинка

Воинство Смерти, которое встало против деяний Тёмного Принца было немногочисленным, но очень крепким. Сильным, властным, руководствуясь сиром Могрейном — они шли в бой не ведая страха, боли, отчаянья и являлись верными спутниками после жизни. Признаюсь, несмотря на прошлое, я могу доверить многим из них в виду понимания образовавшейся природы их сущности. И, к моему сожалению, я испытываю порой жалость. То самое чувство за которое себя корю. Сир Брайстен — один из моих верных товарищей, ныне служит под стягом Ордена.

Моё отношение: Уважение.

Серебряный Авангард

Верные соратники Авангарда — это выдающиеся воины Орды или Альянса, те, кто был готов отдать всё ради победы над Королём Личом. Сейчас нас осталось не так много, но те кто встречается обыденно наполнены теплым чувством единения. Это невероятные и весьма экстраординарные личности, подходящие к решению проблем импозантным образом. Базиликс Штепселькрут — является пилотом Серебряного Авангарда, выдающимся механиком которого я только знала.

Моё отношение: Превознесение.


Эльфы Крови

Те дети, которые остались в лесах Кель'Таласа и в Луносвете. Однажды, во время войны против Пылающего Легиона мне удалось полюбить одного из них. Тариан Светлая Ночь — был талантливым Рыцарем Крови с серьезным и крепким нравом, однако бремя ненависти забрало его из моих объятий. Мы можем любить друг друга. Можем, но война создает между нами границы.

Моё отношение: Нейтральное, в виду войны и поверхностной осторожности.

Высшие Эльфы

Мой народ.

Моё отношение: Превознесение.

Альянс

Я являюсь членом Церкви Святого Света и продолжаю помогать мирянам, но… сам Альянс для меня представляет большое сообщество. Я слишком мала для того чтобы полюбить столь большую машину власти, меня тянет подальше от политических и военных конфликтов. С меня — довольно.

Статус: Герой войны, Епископ Церкви Святого Света.

Моё отношение: Почтение.

Орда

Среди Орды множество захватчиков и различных созданий, которые порождают много агрессие, но не меньше — любви. Стоит понимать о том что каждый из них имеет свою семью, свои стремления, идеалы.

Моё отношение: Нейтральное, в виду войны.

Алый Орден

Отдельно хочу сказать об эти зверях. Нечеловечные, нарушающие все возможные догмы и рамки — фанатичные. Именно таких я боюсь. Боюсь и остерегаюсь как горящего пламени, поэтому стоит попомнить о том что всякий гневный паладин или служитель Света, устремляющийся в сторону подобной ереси — пробуждает во мне животный страх. Я видела что они делали с другими расами. Видела что они сотворили с Верой и… больше не хочу. Это больно, страшно и что ужаснее — реально.

Моё отношение: Страх.

Те, кто еще жив. Те, кто утерян и те, кто близок сердцу.



Брат. Пропавший брат. Как долго мы будем в разлуке? Как долго томится сердцу и ждать… Увы, вечность принадлежит теперь только тебе.





Базиликс Штепселькрут — талантливый гном-механик, который научил меня важной вещи в жизни: знакомится с летательным ДО того как сесть в него и полететь. Наверное, это знание вылилось в нечто большее, а именно разговоры в мастерской, но я рада что мы встретились с его бригадой в столь тёмные времена.





Сир Уоллес Брайстен — рыцарь-паладин Серебряной Длани что ныне служит под стягом Рыцарей Черного Клинка. Уважаемый человек и, конечно, невероятно сильный воин. Я не видела его с компании Нордскола, но верю что он продолжает своё служение.





Ирианда Лунная — одна из калдорай, которая не прочь повеселиться в спокойное время, а в работе безукоризненный судья нашим общим деяниям. Она всегда метко посматривала за тем чем мы занимаемся, куда движемся, разбавляя своими легкими шутками пасмурное небо. Её мудрость впечатляет.





Тан Сердук Железная Кувалда — мастер-паладин Серебряной Длани и заслуженный ветеран войны. Упрямый, нетактичный и грубый воин, который несмотря на все эти отрицательные качества — великодушен. Он зрит в корень и не дай Свет встретиться нежити на его пути, ибо будет он безутешен в своем праведном гневе. Я его боюсь. Боюсь, но уважаю.




Моё почтение!

Игровое имя:
Тейлия
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Высший эльф
Пол:
Женский
Мировоззрение:
Хаотично-доброе
Класс:
Жрец
Специализация:
Равновесие
Вера:
Солнце
Семейное положение:
Все сложно
Питомцы:
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Высокая Требовательность


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, Leo.

Ваше творчество было проверено и одобрено по высокой требовательности. С учётом фактов, изложенных ниже, Вашему персонажу, - Тейлия, - присвоено +10 к уровню.

Рецензия будет достаточно короткой, с указанием, в основе своей, на незначительные ошибки, выявленные в ходе проверки самого творчества. Их очень мало и, в основном, повторюсь, они незначительные.

Благодарю за столь тёплое и уютное оформление. И это музыкальное сопровождение.

1. Раскрытие персонажа. Персонаж получился очень раскрытым. Важно отметить, что раскрытие персонажа проистекает не столько в блоках, предназначенных для этого, как внешний вид и его характер, но и на протяжении всего творчества. Так, стоит обязательно отметить, что описательные части отчетливо прослеживаются в пояснениям к тем же языкам. Изначально возник вопрос об обилии отмеченных языков, но пояснения к ним развеяли все сомнения окончательно. Ваш эльф получился интересным, раскрытым и, что особенно лестно отметить, красочным.

2. Пунктуационная проблема. Одним из обстоятельств, которые оставляют негативный отпечаток, являются пунктуационные ошибки. Их не так много, но, когда глаз цепляется за них, общий настрой сбивается, а прекрасную атмосферу, переданную Вами, приходится восстанавливать.

В остальном считаю, что творчество крайне хорошее.

Если у Вас есть ко мне вопросы - я рад буду на них ответить. Средства для связи, Discord, - AnyTweetAny#9517.

С уважением,

Проверил(а):
AnyTweetAny
Уровни выданы:
Да
22:33
07:17
1628
Leo
Leo
05:54
+4
Во имя Вечного Солнца!
Вечного не будет, солнце приняло Элуну
07:30
+1
Так это она увела Аррена…
09:04
+5
человеческий чехол
Могучей силой владеешь ты… Великим некромантом ты ста-анешь. Отныне ты будешь носить имя — Лео Начнуонлайнить
09:08
+1
Анкета классная, автор молодец! pepeez
11:32
+1
Мне понравилась эта работа, Лео. Ты молодец! c:
00:57
+1
Это не та жричка из Златоземья с винтовкой? Чего уже говорить о том, что Ваш персонаж является епископом Церкви Святого Света (царство небесное прошлому), если я правильно понимаю смысл «статуса» (о др. Араторском который уже не является каноном я вообще молчу).

p.s Айрен, не нужно влезать со своими знаниями о лоре паладинов, пожалуйста.
08:15
0
Епископов, как и верховных магов — куча. Бенедикт был АРХЕепископом, что переводится, как — старший епископ. Старше всяких тех, кто ниже. Араторский язык не перестал быть каноном… О нём идет упоминание в книге «Последний Страж», что является каноном, ога…
09:36
0
А я разве говорил то, что после Бенедикта никто не может стать епископом Церкви Святого Света? Нет. Просто если принять во внимание, кто автор персонажа и какие вещи он творил — анкета может получится даже добротной, а в игре это будет лоли эльфиечка (Стрелка 2.0 Кайнесли привет), которая умом особо не блещет. Др. Аратор я принципиально обсуждать не стану, уж прости. Слишком упертый и твердолобый, если так удобно. Но повторяясь, напомню: учитывая кто такой Лео — его роль горе-епископа послужит источником сплошных рофлов, что уже, к слову, промелькает в соответствующем канале дис-сервера. Один из них, кстати.
10:06
0
Ну ок
Leo
10:26
0
Да, самое крутое что я сам сделал этот скрин в ООСе и сам его выложил. Благодарю Вас за Ваше неоценимое мнение, оно очень для меня важно и, конечно, я с радостью читаю Вашу рецензию о лолиэльфиечках, потому что я тот еще эльфолюб! Я творил ужасные вещи в РП, ужасающие и потрясающие Ваше воображение, раз Вы так яро это обсуждаете — это льстит моему самолюбию. Благодарю.
10:45
+1
Хороший защитный механизм, Лео. Но несмотря на то, что ты сделал этот мем в ООС самолично — это не отменяет всего того кринжа, что ты творил ранее. И я безумно рад, что смог польстить тебя своим вниманием, так что это тебе спасибо.:wink:
(Ждём когда Тейлия залетит от воргена и убьёт ребёнка арканой)
11:01
+1
Ты можешь не ждать, а сам начать эту процессию, фурри…
11:21
+1
Это уже попахивает оскорблением, Киткат. Я не фанат Лео (наоборот, не особо почитаю его), но… Твои притензии исключительно имхо по отношению к самому игроку. Пусть играет, как считает нужным. Он ведь не забежит к тебе в хату, и не ускорит рождение ребенка хрономантией.
12:04
0
Не столько оскорбление, сколько неприязнь. Но есть ли смысл играть в лицемерное благородство и отписывать эти постики под анкетой, которые ни к чему не приведут? М-м… нет, не думаю. Так что давай прекратим этот спектакль: р
21:53
+6
22:31
+6
Золотые глаза… у Кельдо. Азатот, прошу, помоги всем нам.
15:59
+1
Хорошая анкета. Епископ Церкви Святого Света давно был нужен этому серверу. Не забывай о Добродетелях, сестра. И всё будет прекрасно!
07:07
+2
Живем страстями каждый день и час. Без них душе и муторно и нудно.
Они подчас переполняют нас, что будет дальше угадать не трудно…
Конечно же, конечно же Гроза, накал страстей, дожди и слезы — буря,
И горький всхлип, опухшие глаза, прощенье или взгляд сухой и хмурый…
Не знаешь, что затребует душа, то ей вдруг То, а то вдруг раз и Это.
Живет страстями строя и круша, а то вдруг тишины дает обеты…
Приходит время… не до куража, поймет душа, что ей немного надо.
Дышать свободно, тихо, не спеша, чтоб сердце не скакало через преграды…
Но привыкаешь быстро ко всему и сердца стук опять не замечаешь,
Рассвет увидев рано поутру, все страсти до единой возвращаешь…

Читала и плакала от приятных эмоции… прекрасная анкета и надеюсь прекрасный персонаж!
Музыка просто прекрасна. Думаю она и вызвала столько эмоции и слезы…
10:51
0
2