Игровое имя:
Эмуанори
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Пол:
Женский
Возраст:
201
Особенности внешности:

Внешность охотницы испорчена скверной. Если на лице это выдаёт лишь тёмно-пепельная кожа, с парой больших и задумчивых глазниц, из которых вырывается энтропический огонь. То небольшой лоб, усеянный маленькими и острыми отростками, явно даёт понять о демонической натуре создания. Ведь и без них, надо лбом расположились костяные отростки в виде бараньих рогов. Их кончики, небольшими завитками, расходятся в разные стороны. Само же лицо обладает строгими чертами. Слегка впалые щеки, придают скулам некой остроты и словно обводка, создают силуэт черепа на лице Эмуанори. Средних размеров прямой нос, со слегка задранным, округлым кончиком. Потемневшие, как и кожа, широкие, но тонкие губы, которые всегда улыбаются, пытаясь вызвать, хоть каплю расположения к себе от смертных. Улыбкой же, дева старается не обнажать свои зуб, чтобы ненароком не испугать какого-нибудь тёмного человека до смерти, ведь под той скрываются весьма острые зубы, это уже не говоря о длинных клыках, коими обладает весь народ калдорай. Ниже губ расположился острый, округлый подбородок, завершающий треугольную форму нижней части лица. Отдельно стоило бы упомянуть длинные и острые уши, с очевидно не типичным внешним видом для эльфов. Их покрывает ряд толстой и широкой чешуи, появившийся из-за мутаций. Хотя на первый взгляд это будет и трудно заметить, ведь уши скрываются за рогами, это при условии, что смотрящий стоит прямо перед охотницей. Поверх же всей этой «красоты» голова девушки сокрыта плотными, густыми волосами, неаккуратно обрезанными у плеч. Хоть та оставила небольшой хвостик на затылке, немного украшая себя.


Тело ничуть не уступает в своём внешнем виде лицу. На первый взгляд прямая, величавая осанка с выпрямленными плечами, что уводят руки слегка за спину, выдают в ней эльфийское начало. На этом же сходства Иллидари со своими не осквернёнными братьями заканчивается. Мутировавшая, тёмно-пепельная кожа покрыта своеобразным подобием чешуи, которую можно было наблюдать и на ушах. Тут же, это выражено намного ярче. Плечи, руки, рёбра, ноги — всё это покрыто ею, что делает кожу охотницы твёрдой и невосприимчивой к незначительным повреждениям. Края конечностей, тоже не остались в стороне. Толстые, прочные и от того не менее острые когти украшают её, как на костлявых пальцах рук, так и на ногах. Она не особо полагается на них в бою, но они могут служить неплохим подспорьем в схватке, где лучше не использовать свои боевые клинки, во избежания казусов. Телосложение охотницы весьма крепкое, несмотря на кажущуюся эльфийскую утончённость, которая не более, чем обманка. Ведь даже в бытность свою часовой, это телосложение ничего не значило, скрывая за собой отличного воина. Помимо чешуи, кожа покрыта множественными, закруглёнными татуировками, кои не имеют прямых линий, и призваны улучшать способности в магии скверны, а самое главное, подавлять внутреннего демона.

Особенности характера:

Очень продолжительное время своего существования, девушка была часовой, что гордо защищал свой народ, строго повинуясь приказам своих командиров. Это продолжалось очень долго, поэтому эльфийка привыкла чётко следовать планам, и данным ей приказам. Она дисциплинирована и никогда не станет подвергать угрозе своё окружение. Но, как и в любом другом охотнике, в Эмуанори таится тот самый демон, чьё сердце и кровь были употреблены ею, прежде чем стать той, кем является сейчас. Подобное действие навсегда изменило её, как внешне, так и внутренне. Несмотря на свою дисциплинированность, девушка зачастую увлекается своей добычей, истязая и иссушая ту, как и чудовище, которое воительница впервые опробовала. Это никак не вредит битве с небольшим количеством врагов или же одиночной целью, но может очень сильно отвлечь во время крупных сражений, хоть эльфийка и старается подавлять в себе эту часть демона.

За третью войну, калдорай многое успела повидать, и увиденное нельзя назвать приятным. Именно эти события надломили Эмуанори, сделав жестокой, мрачной и высокомерной. В битвах она подобна адской гончей, когда начинает терзать свою жертву кучей мелких ран, тем самым ослабляя её. Если кому-то не повезёт схлестнуться с ней в бою, он может не рассчитывать на быструю и безболезненную смерть.
Потери близких и видения истинных масштабов пылающего похода, навсегда изменили её повседневыный характер. Эмуанори очень сложно заметить в хорошем расположении духа. Хоть она и старается улыбаться, но только для того, чтобы не начать распугивать всех подряд. Из её уст, постоянно слышаться недовольство на любую тему, будь то погода, шум, или ещё что-то. Особенно девушка не любит тянуть время, считая, что каждая секунда промедления отдаляет её от цели.
Если ей удаётся вступить в диалог с кем-то, речи её либо мрачные, либо очень грубые и колкие. Она не видит в собеседниках равных себе, даже в случаях, когда ими являются представители её народа. Когда же охотница общается с другими Иллидари, слова её не перестают быть мрачными, но надменность пропадает, ведь перед ней такие же эльфы, что встали на тяжёлый и не благодарный путь, ради спасения мира.

С виду может показаться, будто бы Эмуанори ничем не лучше своего врага — Жестокая, мрачная, надменная, прям демон во плоти, которому чуждо всё хорошее, а живёт она лишь желанием утолить голод и уничтожить побольше врагов, но это не так.
Ей не чужда доброта почти к любому живому существу, что просто хочет жить в мире, ведь ради мира эльфийка и пошла на свою жертву, оставив свой народ.
Но воительница не станет носиться по каждому населённому пункту, свершая благие поступку для кого угодно, нет. Скорее, она не станет мириться с несправедливостью, лишь завидев её. Ведь существо, которое попробует нарушить чей-то мир, ни чем не лучше главного врага охотницы.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Охотник на демонов
Способности:

Призрачное зрение — то, от чего не скрыться никому, особенно демонам. Ведь охотница видит потоки энергии и ауры живых существ.

Антимагические способности — охотница вкусила плоти и крови гончей скверны, прежде чем стать той, кем является сейчас. Благодаря этому, Эмуанори приобрела способность к сжиганию маны своих врагов, лучшему рассеиванию магии и ей куда легче распознавать заклинания и принцип их действия.


Метаморфоза — охотница принимает зловещий облик, высвобождая свою демоническую сущность и усиливая свои способности.

Навыки и профессии:


Боевые навыки — Эмуанори большую часть своей жизни верой и правдой служила своему народу, проводя многие годы в битвах и тренировках, оттачивая свои навыки владения оружием. После же своего «предательства», её учили сражаться боевыми клинками, коими она пользуется по сей день.

Сбор трав — когда девушка была юной, это являлось помощью эльфийке, которая вырастила Эмуанори, как родную дочь. Сейчас же, это отдушина, позволяющая охотнице хотя бы на пару минут забыть об ужасном прошлом, и вспомнить беззаботное детство.

Алхимия — ещё один отголосок прошлой жизни, которым она не владеет также хорошо, как сбором трав, но вполне способна сварить лечебное зелье полезное для союзников

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Давно перестала полагаться на богов и предназначения, ведь как говорил духовный лидер всех Иллидари — Моя судьба в моих руках.

Пояснение к языкам:

Всеобщий — этот язык очень важен в коммуникации с представителями различных рас, поэтому его изучение не заставило себя долго ждать.

Дарнасский — этот язык является родным для охотницы на демонов.

Талассийский — он не сильно отличается от Дарнасского, но даже если бы и отличался, Эмуанори всё равно бы выучила его, ведь на нём говорит не малая часть её братьев по охоте.

Эредан — каждый убитый и поглощённый ею демон, способствовал развитию познаний в этом языке. Да и всегда хорошо знать, о чём говорит злейший враг.

Инвентарь:

Всё богатство Эмуанори заключается в паре рунных боевых клинков из демонической стали, коими она прервала жизнь не одной сотни демонов. И фамильном кольце, что служит ей напоминанием о беспощадности и жестокости Легиона.

Хронология:


Будущая охотница появилась на свет в ночь полной луны, наполненной прекрасными звуками природы, что сливались между собой в единую мелодию. Которая в свою очередь, пришлась по вкусу эльфам, нашедшим и приютившим девочку, за это та и получила своё прозвище — Песнь Леса. Юная Эмуанори росла резвым и добрым ребёнком. Её никогда не приходилось уговаривать, она всегда занималась всем с большим удовольствием, будь то тренировки, учёба или игры. Больше всего девочка предпочитала уделять своё время тренировкам по обращению с оружием, как ближнего, так и дальнего боя. Отчасти из-за устоев и традиций, а отчасти из-за собственного желания, ведь подобные тренировки расходовали много энергии, коей у девочки было в достатке.
Ребёнок рос в семье алхимика и травницы, поэтому помимо тренировок, она ещё и частенько ходила в ближайшие леса за растениями, вместе с матерью. Подобные прогулки в будущем сделали из эльфийки хорошего травника, способного собрать солидный «урожай» за одну прогулку по лесу. С алхимией же дела обстояли несколько хуже. Помогая отцу в его деле, Эмуанори научилась варить целительные зелья из собранных ею трав. Правда, на этом всё и ограничилось, ведь данная профессия требовала терпения, коего ей не хватало в детстве. Но, как и было сказано ранее, жизнь протекала не только тренировками и учёбой. Помимо Эмуанори были и другие дети, с которыми у неё были разные отношения, но с коими она проводила остаток свободного времени, когда ей не хотелось орудовать луком, клинком или стоять у оборудования. Одни из них стали ей сёстрами по оружию, а другие просто друзьями детства.
Годы шли, а в ногу с ними шла и эльфийка, постепенно созревавшая и продолжавшая совершенствоваться во владении оружием. Когда пришло время, Эмуанори встала на путь защиты своего народа, гордо неся службу часовой.

Война застала калдорай врасплох. Для Эмуанори она началась не с вторжения пылающего Легиона, а с орочьего клана Песни Войны, что нёс колоссальный ущерб лесам и детям звёзд. Кровожадность этих дикарей всегда останется в памяти охотницы. Ведь эти животные и до убийства сына Элуны и Малорна были пропитаны кровью демонов, а затем испили её второй раз, чтобы одержать верх над ним и часовыми. В этих столкновениях Эльфийка потеряла немало сестёр по оружию, доблестно сражавшихся за родные края, но случилось немыслимое — воительница была вынуждена биться с ними на одной стороне, против Легиона.
Демоны не знали пощады к доблестным защитникам Азерота, они уничтожали всё на своём пути. Мирные поселения, детей, женщин и стариков, всё это было для них единым и не отличимым от тех, кто давал им отпор. Эмуанори прошла через настоящий ад, защищая своих родных и друзей, теряя одного товарища за другим. Ей казалось, что она их оберегает, пока в один ужасный день не вернулась в родной край. Там её ожидали лишь руины, пепел и кучи трупов.
Среди этого хаоса эльфийка пыталась найти своих родных. Израненная физически и сломленная внутри, девушка шла по пепелищу места, которое было для неё родным. Сожжённые дома, груды изуродованных тел, как от огня, так и от оружия тварей, бесчинствовавших здесь до того, как эльфам удалось отбить это место. Эльфийка ещё могла терпеть потери своих сестёр, понимая путь избранный ими, но выдержать смерти тех, кого она поклялась оберегать, было выше её сил. Эмуанори возненавидела Легион всей своей душой, ещё не дойдя до дома. Когда же путь через деревню был завершён, дева стояла на пороге места, в котором прошло детство.
Оно было сильно повреждёно. Воительница ещё издали могла заметить, отсутствие передней стены и пробитую крышу, но надежда в груди не гасла, ведь та верила, что родных обошла участь остальных жителей. Но надеждам часовой не суждено было стать явью, стоило той заглянуть в руины дома. Поднявшись на веранду, где раньше пахло сушёными травами, а сейчас лишь серой, гарью и пеплом. Её взору предстала ужасная картина — посреди дома была огромная дыра от падения твари, коих эльфийка повидала с лихвой, но самой твари не было. Там было нечто более ужасное, чем любой демон из круговерти — это тело эльфа, заменившего ей отца. Он был наполовину раздавлен из-за упавшего на него инфернала, но его застывшее от боли и ужаса, окровавленное лицо, смотрело прямо на Эмуанори, заставив ту в страхе повалиться назад, падая на спину.
Слёзы боли захлестнули воительницу, забивая её нос и заливая глаза, словно вынуждая повернуть голову вправо, в сторону обломков из-под которых была видна побледневшая, женская рука с красивым кольцом. Сердце эльфийки будто остановилось, это украшение Эмуанори видела тысячу, если не сотню тысяч раз. Девушка медленно поднималась, ведь с каждой секундой, что она находилась в доме, силы медленно испарялись, пока воительница не пришла в ярость от испытываемой боли. Часовая начала расчищать обломки, в гневе раскидывая их во все стороны. Так продлилось не долго. Добравшись до исколотого и избитого обломками тела своей матери, на девушку вновь обрушилась боль, заставляю ту сжаться над мёртвой эльфийкой, вырастившей её, как родную.
В таком положении она провела весь день, окропляя своими слезами остатки дома, и тело матери. Ведь уже никто не мог нарушить покой этого места — оно было мертво. А вот покоя в душе Эмуанори не было, и быть больше не могло.
Закончив оплакивать родных, девушка простилась с погибшими родителями в соответствии с традициями своего народа, оставив себе на память кольцо матери, чтобы не забывать, ради чего она отправляется за Предателем.

Покинув свой дом, эльфийка уже была наслышана о Предателе, который жестоко расправился со слугами Саргераса, поглотив силу демонического артефакта, и о его изгнании за это. Жажда мести настолько поглотила сознание эльфийки, что ей уже было всё равно на свой народ. Считая его недальновидным, Эмуанори отправилась на поиски Охотника на демонов.
Не тратя времени на отдых и прочие поблажки, замедлявшие её в поисках, эльфийка днём и ночью шла по пятам своей цели и наконец, настигла ту. Нагнав Иллидана, она без колебаний отвергла свою прошлую жизнь и приняла учение своего нового владыки. Пройдя с тем долгий и опасный путь, что привёл в Чёрный Храм, где воительница лишь ступила на тропу будущего ремесла.
Наконец наступил самый важный день в жизни Эмуанори — день ритуала по призыву демона, которого ей предстояло сразить в кругу, без возможности покинуть тот. Испытание началось, и её оппонентом стала гончая скверны. Их дева видела сотнями на поле боя и знала, на что способны эти создания. В голове всплывали картины того, как гончие терзали сестер по оружию, рвали на части и иссушали своими присосками, которые словно дополнительные пасти, свисали на концах двух длинных отростков, коими животное орудовала не хуже, чем собственными когтями и клыками.

Медлить было нельзя, чудовищу стоило лишь рвануть в сторону Эмуанори, как все воспоминания тут же рассеялись, а перед глазами был враг, готовящийся разорвать деву на части, но этому не суждено было сбыться. Эльфийка ловко уклонилась от демона, срубая своим клинком отростки, которые, несмотря на промах твари, уже тянулись к ней, готовые высосать из неё всю энергию и погубить, как губили сестёр. Но, было бы глупо рассчитывать, что отрубленными отростками всё ограничится, разъярённая тварь напрыгнула на девушку, обнажая свои острые зубы, пытаясь впиться в голову или хотя бы плечо. Вот только планам демона не суждено было сбыться и Эмуанори вновь уклонилась, подрезая сухожилие твари, лишив её главного преимущества — скорости. Не давая демону опомниться, эльфийка перепрыгнула замедленного врага и со всей силы вонзила свой клинок в череп, прерывая его жизнь.
И вот, девушка триумфально вырывает оружие из головы поверженного демона, думая, что победила и испытание окончено. Это было одно из крупнейших заблуждений эльфийки, ведь следующим приказом было вырезать сердце гончей и съесть то, запивая кровью. Сама мысль о предстоящем вызывало отторжение у Эмуанори, но выбора не было. Остановиться в этот момент означало бы поражение, и принятие гибели тех, кого она так любила. Мельком глянув на руку, с кольцом матери, девушка незамедлительно вспорола грудь побеждённого врага, вырывая из того сердце.
Демоническая кровь сочилась из него, проливаясь на руки эльфийки, обжигая те и доставляя боль, а ведь ей ещё предстояло вкусить всё это. Не став терпеть, пока кровь сожжёт её дотла, будущая охотница откусила часть органа, начиная пережёвывать его и глотать, это было очень тяжело и больно. Само тело отвергала эту отвратительную еду, как и сердце, словно всё ещё живой демон, пыталось убить эльфийку, только на этот раз изнутри. Превозмогая всё, Эмуанори доела эту отвратительную пищу, а затем начала черпать руками и кровь твари, будто бы той было мало в самом органе. Закончив свою ужасную трапезу, девушке было не по себе, её скрючило от боли, как в тот день, когда она нависала над телом матери. Но это было лишь началом мучений, ведь в этот момент, тёмным заклинанием душа эльфийки была связана с душой демона. Магия причиняла боль Эмуанори и погружала ту в сон.


Очнувшись, девушка вновь стояла у порога своего дома, но уже целого, ведь её рука с кольцом, лежала на двери, и ей стоило лишь приложить немного усилий, чтобы войти в него, так она и поступила. Увиденное было ещё хуже, чем тогда наяву. Гончая рвала мать на куски, пока иссохшее тело отца лежало неподалёку, и не отрывало взгляда от Эмуанори, вселяя ужас в сердце эльфийки, но и это было лишь началом. Покуда гончая лакомилась матерью, в голове эльфийки звучал искажённый и озлобленный голос, что издевался над ней. Демон начал с самого больного. Он рассказывал своей жертве, как вкусна эльфийская плоть, коей он насыщался прямо на глазах девушки, вызывая в той неестественную ярость, вынудившею рвануть на врага, как и само чудовище, когда битва ещё проходила в кругу, а не в голове Эмуанори.
В этот раз уже демон оказался ловчее воительницы и уклонился, рассекая ей мышцу на ноге своим отростком, который он применил в качестве хлыста. Девушка пролетела вперёд, падая на землю и перекатываясь, пока гончая стояла позади неё, расплывшись в ужасной гримасе, обнажая свои острые клыки и зубы. «Ты слаба, ничтожна и недостойна жить.» со злобной усмешкой произнёс демон, пытаясь завершить начатое, прыгнул в сторону Эмуанори. Благо, этому не суждено было сбыться, ведь эльфийка резким движением отсекла голову врага от его тела.
Девушка с облегчением вздохнула, считая, что в этот раз демону уж точно пришёл конец, но и это было не более, чем заблуждение. Поднявшись, та услышала злобное рычание и ещё одну реплику гончей. «Ты правда думаешь, будто сможешь победить меня, победить НАС!» Эхом пролетел крик чудовища по чертогам сознания Эмуанори, заставляя ту обернуться. Её глазу вновь предстал демон, живой и невредимый, готовящийся к атаке. В этот раз эльфийка и гончая рванули друг на друга, не дожидаясь хода врага, но демоническому отродью вновь не дано было победить. Девушка ухватилась за шип, позволивший подняться ей над тварью ногами к небу и срубить той отростки. Перелетев чудовище в смертоносном кульбите, воительница вновь запрыгнула на оппонента, и вонзила клинок в его хребет, лишая тем самым жизни в очередной раз.
Поняв, что это может продолжаться целую вечность, девушка опять разрубила грудную клетку демона, вырывая его сердце и вновь начала пожирать его, одерживая верх над демоном. И это было заблуждение, ведь закончив очередную трапезу, в голове послышался голос, заставляющий эльфийку метаться взглядом в разные стороны, ища демона, но вместо чудовища, её глазам открывалась целая плеяда миров, по которым маршем шёл не один конкретный демон, а целые армии. Они несли смерть и разрушение тем мирам, что не смогли выстоять, как это сделал Азерот и его защитники. Эмуанори видела тысячи семей и планет, уничтоженных Легионом, всё это показывало, насколько ничтожна её утрата на фоне миллионов душ, не имевших даже шанса на возмездие.
Воспользовавшись замешательством девушки, демон выскочил, будто из тумана, но он уже был слаб, настолько, что эльфийке понадобилось лишь одно плавное движение, чтобы прикончить тварь. И даже сейчас это был не конец, ведь глазам воительницы предстал поток времени с сотнями альтернативных реальностей, в каждой из которых Пылающий Легион неумолимой поступью продвигался по вселенной, уничтожая всё на своём пути. Эмуанори металось из стороны в сторону, пытаясь найти свободное место, где бы ни было этих жутких видений. Она смотрела на землю и взирала на пылающий поход. Глядя на небеса, видела, как те разрывались демоническим пламенем, поглощая всё сущие, и тогда дева решила закрыть глаза, но и тут её ждали видения, в которых жизни миллионов существ и тысячи планет гасли, а вселенная погружалась в беспроглядную тьму.
Не выдержав всего это ужаса, Эмуанори дрожащими руками потянулась к своим глазницам, погружая в них пальцы. Не став медлить, эльфийка схватилась за них, резким движением отделяя мышцы с нервами от глаз и теряя сознание.

Спустя неизвестный для себя отрезок времени, девушка проснулась от страшной боли. Вокруг не было ничего кроме тьмы и ужасных звуков, которые впрочем, быстро нарушил голос демона, издевавшийся над Эмуанори и страданиями, кои та испытывала после пережитого ею. Он пытался убедить ту, что она теперь сама демон и ничем не лучше его, а Иллидан предал и обманул воительницу, заставляя покалечить себя, тем самым обрекая на вечные мучения. Но та подавляла в себе то чудовище, кое скреблось в её разуме желая подчинить тот и направить против всего живого. Каждый раз, когда демон считал себя способным победить, получал жестокий отпор. Эти пытки продолжались ещё какое-то время, поглощая все силы и заставляя эльфийку пребывать в лихорадочном состоянии.
За этот период, у девушки началось формироваться призрачное зрение. Охотница по-прежнему ничего не видела, кроме проблесков света в той непроглядной пучине тьмы, в которую погрузила саму себя. Огоньки мелькали перед ней, то приближаясь, то отдаляясь. Благодаря звукам, девушка понимала — это были разного рода слуги Иллидана, передвигающиеся по храму, исполняя свою работу. Так же, охотница наблюдала по разные стороны от себя такие же проблески света, что почти не двигались, это позволило ей понять, она не одна подверглась испытанию, и её окружают такие же несчастные, испытывающие ужасные муки.
В скором времени, перед ней предстал ещё один силуэт, он был больше чем остальные. Это один из мастеров, подумала слепая и не прогадала. Протянув руку к девушке, тот помог ей подняться. Неведомый союзник вёл осквернённую к алтарю, на котором её и расположили, держа за ноги и руки. Эмуанори объял страх из-за неизвестности. Страх подпитываемый демоном, всё никак не затыкающимся в её голове, несмотря на все усилия воительницы.
Но тут, ужас перерос в агонию, как только тела эльфийки коснулась игла. Демон кричал от ужаса и боли, а вместе с ним и девушка. Они проклинали, грозились уничтожить все те проблески света, что были вокруг, а особенно того, кто причинял им эту адскую боль. Крики были лишь началом, не способные терпеть это, демон и его сосуд пытались вырваться, дёргаясь, как безумные и вкладывая всю силу в свои движения, но всё было тщетно, с каждым последующим уколом, голос чудовища утихал, а вместе с ним и Эмуанори.
Когда же процесс завершился, девушка уже не испытывала того навязчивого голоса в голове, как это было после её пробуждения, или во время нанесения татуировок.
Закончив рисовать изображения на теле воительницы, ту отвели в отдельную комнату, где тело начало преображаться под влиянием демона, который не оставлял попыток взять верх над охотницей.
Первым делом, у эльфийки начали расти клыки и когти, что отлично чувствовалось, когда охотница цеплялась последними за всё подряд. Следующей же мутацией стала кожа, начавшая твердеть и покрываться чешуёй. Последней на очереди мутацией были рога, открытые случайным для себя образом, ведь за время мутаций, зрение девушки почти закончило формироваться, и та заметила кончики рогов, разместившихся по бокам от места, где когда-то были глаза. Но все эти изменения уже не волновали охотницу, ведь после увиденного во время ритуала, её уже мало интересовала такая глупость, как внешний вид. Хоть демон и вновь начал нашептывать ей о предательстве Иллидана, сделавшего из неё очередного демона, но его слова уже не имели веса для охотницы, ведь время мутаций окончилось и пришло время тренировок.

Первые мутации прошли, Эмуанори училась сдерживать своего демона, но и это ещё не конец, ведь она бы не стала охотницей, не умей хорошо сражаться. Да, дева посвятила всю свою жизнь тренировкам, но этого было недостаточно, просто из-за того, что тренироваться и сражаться с демонами или себе подобными — это две больших разницы, которые были усвоены во время обучения в Чёрном Храме.
Сначала воительница сражалась с такими же новообращёнными охотниками, как и она сама. В своих дуэлях они использовали защитные чары на боевых клинках, стараясь не навредить друг другу. Но не всегда эти чары помогали. Первые бои против некоторых братьев, заканчивались их смертью, ведь в битве было куда сложнее контролировать своё внутреннее зло, что желало разрывать новоиспечённых Иллидари на части, но благодаря своей дисциплине, которую бывшая часовая взращивала в себе за годы службы, ей удалось подчинить демона в тренировках с собратьями, и быть более сдержанной. После же боёв с другими послушниками, Эмуанори перешла на тех, кого так долга мечтала уничтожить. Побеждая одно чудовище за другим, эльфийка безжалостно расправлялась с ними, словно гончая, чьё сердце однажды сожрала, и тут уже она не видела смысла сдерживаться, ведь каждый убитый ею демон, приближал конец пылающего похода.
Закончив своё обучение, девушка и десятки других Иллидари под предводительством их лидера, делали набеги на миры Легиона, уничтожая тысячи врагов, пока герои Орды и Альянса не начали штурм цитадель всех охотников на демонов — Чёрных Храм. Эмуанори же осталось защищать храм, пока лучшие из братьев и сестёр отправились на Мардум в поисках Саргеритового ключа. Но, ей не удалось выстоять под напором героев, как и Владыке Иллидану.
Не один год дева провела в заточении наедине со своим демоном, всё так же пытавшимся сломить дух охотницы, но у него ничего не вышло, а затем началось сильнейшее из вторжений Легиона, которое ознаменовало не только начало конца Легиона, но и освобождение всех Иллидари от плена Стражей, что неустанно охраняли свои казематы.
Заполучив долгожданную свободу, как из плена, так и в войне с Легионом, охотники на демонов занялись своим делом, и Эмуанори не стала исключением. Сотни, если не тысячи демонов пали от рук Иллидари. Всех их ждала кара за погубленные ими миры и семьи. Охотники сполна пролили крови тварей, погубивших миллионы душ, мстя за себя, родных и тех, кто никогда больше не сможет отомстить.
Но, несмотря на сокрушительное поражение, остатки демонов всё ещё представляют угрозу, особенно, когда мир раздирает война двух фракций. Может Эмуанори и хотела бы отомстить за Тельдрассил и погубленных сородичей, но видения кои она однажды узрела, едва ли позволят ей так просто отвлечься от своего долга.

Фракции:

Альянс — ей не плевать на это объединение, пока в нём присутствует её обескровленный от жестокости Орды народ. Эмуанори не питает презрения к расам, что находятся в нём и в принципе снисходительна по отношению к ним, пока те не заставляют эльфийку пожалеть об этом.

Орда — эта фракция вызывает у неё смешанные чувства. С одной стороны в ней находятся представители Синдо'рай, которых в немалом количестве есть среди Иллидари и которых она уважает, как своих братьев и сестёр. Есть Таурены, всегда славившиеся своей доброжелательностью и миролюбием. А с другой, есть бешеные животные, что не раз испивали кровь демонов и несли смерть и разрушение не только в этот мир, но и в жизнь Эмуанори. Когда же речь заходит об Отрекшихся и их Королеве Банши, её разрывает от злобы и желания уничтожить этот сброд, чьё место в могилах.

Иллидари — это братья и сёстры, с которыми она вместе пошла на великую жертву, чтобы защитить их общий дом от посягательств Пылающего Легиона. Её преданность делу и верность ордену неоспоримы.

Прозвища, звания, титулы:

Песнь Погибели — Эмуанори Песнь Леса, так девушку назвали, когда она была найдена, и так бы продолжили звать, не будь Легиона и всех ужасов, что тот принёс за собой. Теперь её песнь это не прекрасные звуки природы, а удары демонической стали об плоть демонов и заклинания скверны, коими та выжигает тропу к справедливости.

Иллидари — она последовала за Иллиданом в Запределье, чтобы обрести силу для уничтожения легиона, как и сотни других эльфов. Воительница верой и правдой служила своему владыке, а затем и Ордену. Больше тут добавить нечего.

Демон — Всегда будут тёмные существа, которые никогда не поймут её жертвы и будут считать той, кого Эмуанори поклялась изничтожить. Но охотница не нуждается в понимании, и продолжает выполнять свой долг.

Места пребывания:

Молот Скверны — ныне оплот всех Иллидари, в котором Эмуанори время от времени появляется, чтобы поделится опытом с братьями или же получить наводки на не добитых демонов.


Азерот — да, почти весь Азерот. Будь то горячая пустыня Ульдума или же морозные пустоши Нордскола, если демоническая падаль где-то поселилась, ей не скрыться от гнева охотницы.

Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
Дополнительно:

Высокая требовательность

68670 — морф метаморфозы.

Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Доброго времени суток, автор. Анкета высокой требовательности одобрена. Выдать на персонажа "Эмуанори" +10 уровней.

Натрезимов, честно говоря, действительно развилось очень много, и как я поняла, Ваш персонаж собирается это все исправить, очистив эту планету от остатков Пылающего Легиона, которые явно очень хорошо пытаются скрыться. А так, анкета получилось очень хорошей, ничего более особо сказать не могу. Оформление тоже прекрасное, ничего не давит на глаза. Удачной игры и охоты.

Пересмотрено. Анкета не соответствует высокой требовательности. За пересмотром и комментариями к Doomerant#3241 . Отказано.


Проверил(а):
templar
Уровни выданы:
Нет
14:34
15:58
383
Нет комментариев. Ваш будет первым!