Игровое имя:
Кейрен
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Высший эльф
Пол:
Мужской
Возраст:
41 год
Особенности внешности:

Игровое имя: Кейрен.
Пол: Мужской.
Возраст: 41 год.
Cтатус: Жив.
Раса: Высший эльф.
Народнось: Кель'Талас.
Мировоззрение: Законопослушно-нейтральное.
Класс: Жрец.

— КТО ТЫ?

Рост: 172 см.

Глаза: Голубые, раскосые. Правый глаз слеп.

Волосы: Каштановые, длинные; борода-островок.

Лицо: Овальное, эльфийские уши, прямой нос.

Телосложение: Эктоморф.

— Пути Света неисповедимы, — шепчет он сипло, склонив голову от ломающей его скорби. Перед ним — изнывающие воском свечи, огонь которых не щадили холодные вечерние ветра. Они не более, чем жалкие напоминания о тех, кого он потерял во время марша мертвецов по родным землям королевства Кель’Талас. О том, что ничто на материках Азерот не вечно — покой души и тела, мир между живыми существами, сама жизнь.

Чуть дальше открывается вид на Штормградское кладбище. Изящные ряды мраморных плит и едва различимые фигуры людей, опечаленных давно уже забытыми большинством потерями. Или же они пришли в столь мрачный час в не менее мрачное место, следуя въевшейся привычке. Жрец шумно выдыхает, словно забитый обиженный пес. Ему не нравится это место. Оно навевает так много неприятных воспоминаний, но он не хочет уходить. Нужно спуститься и заняться могилами тех, к кому уже никто не ходит, не желая держаться за прошлое или просто позабыв.

Жрец невысок ростом. Только благодаря своим длинным эльфийским ушам ему удается хоть как-то набить себе хиленький сантиметр на истерзанной зарубками замеров балке, да вот только какой от этого толк, если рост не принято считать по кончикам ушей? Сам Кейренсин не сказать, что крепкий. Узкие плечи, хрупкое телосложение, худые пальцы. Даже умеренная упитанность не дает Солнечному Соловью хоть какого-то намека на физическую силу, лишь стыдливо прикрывает выпирающие кости. Последователь Святого Света не создан для битв.

Он не может стоять долго. Чуть что, так тут же хватается за свой посох и опирается на него, как на трость. Правая нога всё не дает ему покоя — любая резкая смена погоды вызывает ноющую боль на месте большеберцовой кости, где когда-то был жуткий перелом. Особенно в туманные влажные дни эльфийский юноша, пышущий жизнью и любовью к окружающему, пусть и жестокому, миру, превращается в недовольного старика. Все норовит забиться куда-нибудь подальше, только чтоб его не дергали без важной на то причины.

Кей оборачивается резко, как перепуганная утренняя пташка. Того гляди, помчится вниз по белокаменным ступеням и скроется среди лабиринта могильных плит, пытаясь сбросить с хвоста незримого наблюдателя.
Но он стоит. Заводит руки за спину, сам выпрямляется, уподобляясь натянутой скрипичной струне. Высший эльф лениво окидывает взглядом стены Собора Святого Света, его витражные окна, проходящего мимо стражника, и сильнее наклоняет голову вправо, пытаясь захватить как можно больше обзора. И после поправляет повязку на слепом правом глазу. Движение изящной руки было медленным, но отработанным — пальцы схватились за темную ткань и потянули ее вниз, желая укрыть показавшийся грубый шрам.

Длань скользит чуть выше и скидывает с головы атласный капюшон. Эльф зарывается пальцами в короткие растрепанные волосы цвета осеннего каштана, и пытается ухватиться за что-то, и цепляется за растрепанный хвост. Кажется, этот малозначительный жест его немного успокоил. Жрец скользит взором по белому кирпичу и оборачивается обратно к свечам, затухающим под гнетом прохладного ветра.
Когда-то у него были короткие волосы, за которыми он кропотливо ухаживал. После падения Кель'Таласа он забыл о своей маленькой привычке обрезать копну светлых волос, стоит тем дорасти до лопаток, и позволил им достать кончиками до поясницы.


Особенности характера:

«Лучше всего я умею только слушать» — усмехается дитя Солнца, вновь отмахиваясь от очередной просьбы рассказать какую-нибудь веселую байку.

Пусть он и держит манерный уважительный тон и в своей речи не брезгует использованием высокопарных метафор, жрец говорит мало. Любопытному лицу, посмевшему поинтересоваться причиной столь распространенной в нынешних реалиях черты, Солнечный Соловей ответит просто: он стесняется своих небогатых познаний мира за пределами Штормграда и Луносвета. Жизнь до и после нашествия Плети была весьма скудна на события, а те немногочисленные, что озарили его годы, кажутся эльфу неинтересными для уха перенасытившегося банальными историями слушателя.

Речь его тиха, подобно шелесту листвы от касания весеннего нежного ветерка, и чтоб его было слышно в забитой до предела таверне эльф вынужден повышать голос, что он ненавидит куда больше выступлений на публику. Даже в самом пылу боя, когда лязг клинков о латы буквально оглушает до звона в ушах, Кейрен шепчет, ибо знает, что Святой Свет отзовется на просьбу своего любимого дитя о помощи. Когда юнца обуревает гнев и ярость — он смолкает, стиснув зубы в порыве удержать зарождающийся в горле полный недовольства хриплый вскрик.

Его плечо приняло немало чужих слез. Последователь Света — подушка, в которую можно поплакаться и выговориться. Совета от него Вы, скорее всего, не получите, поскольку он боится сбить с верного пути и завести в тупик, из которого уже не выбраться. Кейрен честно желает помочь словом тем, кто в этом нуждается, но делает это весьма осторожно и пару раз подумает перед тем, как сказать что-нибудь.

Грубые слова его не задевают. Жрец, не желая утонуть в бессмысленном споре, мягко улыбается своему собеседнику и желает тому хорошего дня, после чего спешит дальше по своим мелочным делам.
Эльф называет это «проявлением терпимости», и проявляет он ее не только к случайным грубиянам, но и к тем, кто испытывает трудности в какой-либо сфере. Он терпеливо ждет, не торопит и как может поддерживает. К опоздавшим он не выставляет хоть каких-нибудь претензий, даже если причину задержки у них с натяжкой можно назвать уважительной.

Кейренсин не храбрец. Он не может без задней мысли взять в руки меч, выпятить грудь колесом и рвануть в бой, ведомый песней бойни.
«Я — роль второго плана» — признается он, сцепив пальцы на древке своего посоха. Если судьба-злодейка и закинет жреца в самое пекло войны, то он в это же мгновенье попытается найти широкую спину союзника, чтоб спрятаться за ней. Но своему защитнику Соловей ответит Верой — молитвами и праведным словом эльф залечит раны и поможет выстоять против беспощадного шквала вражеских клинков.



— Факты:

Страсть как любит абрикосы. Южную экзотику он впервые попробовал на Златоземской Ярмарке, привлеченный бархатистым фруктом цвета зарождающегося заката. С тех пор заимел привычку закупаться этим плодом одноименного дерева при любом удобном случае.

Пристрастился к вину. Соловей пьет его в меру, не желая терять трезвость рассудка даже в спокойное время… или боясь всех мрачных воспоминаний, какие только сможет вытянуть из самых темных углов его опьяненный разум. Если близкий друг предложит жрецу выпить по одному бокалу, то тот согласится, но на второй — уже вряд ли.

Непереносимость лактозы. Так уж вышло, что молочные продукты вызывают целые бурления в желудке Кейрена. Сыры, молоко, творог и даже кофе с молоком — всего этого эльф избегает, как огня, а если что-то из этого все же попадает ему в организм, то тут же хватается за подготовленную именно для этих случаев склянку с зельем. А ведь ему в детстве так понравились мягкий сыр…

Первые пару месяцев Соловью было тяжело привыкнуть к тому, что к стоящему по правую руку собеседнику нужно оборачиваться лицом. От любого шороха вне ограниченного поля зрения эльф вздрагивал и делал неосторожный шаг в сторону. А спустя еще один месяц стало страшно за зрячий левый глаз.

Как же ему быть, если судьба решит окончательно лишить его зрения? Подбитого Соловья, и без того жалкого и слабого, попросту заклюют, почувствовав легкую добычу, и никакие слова его не спасут. Жрец не хочет бродить во тьме, цепляясь руками за углы и чужие плечи, подобно беспомощному слепому котенку.


Мировоззрение:
Законопослушно-доброе
Класс:
Жрец
Способности:

НАВЫКИ

— Одна рука дарует...
Он обратился к Свету не только в своем стремлении найти себя, но и безвозмездном порыве помочь окружающим. Своими молитвами он взывает к Свету, чтоб исцелить раненных и даровать им защиту в час нужды.


— … вторая — карает
Но душа его горит огнем. Не желая казаться совсем уж беззащитным фарфоровым изваянием, кель’дорай прибегает к жесткости Святого Света. Любого, посмевшего напасть на беззащитную цель или на самого жреца, ждет порция праведного гнева в виде обжигающего столпа Света с неба или ослепительной вспышки.


— Изворотливость
Тело Кейрена слабо — согни беднягу не так, и он тут же взвоет от боли. А попробуй он сбежать, то далеко уйти попросту не успеет, ибо к бегу на средние и длинные дистанции он не привыкший. Только его общее тощее телосложение играет ему на руку — по тоненькой извивающейся цели попасть цвайхандером, все же, немного сложнее.


— Удар исподтишка
Эльфа никогда не держал меч, и уж тем более не сражался против равного его навыкам соперника. Такой боец уж точно не успеет закрыть себя от хорошо поставленного удара клинком, и не сможет контратаковать при удобном случае. Прекрасно осознавая свои слабости, жрец или как может тянет время, надеясь дожить до прихода подкрепления, или же подло пытается прорваться вперед и закончить бой одним метким ударом кинжалом под ребра или в шею.


— Бытовая аркана
Дитя кель'дорай никогда не сможет использовать магию столь же искусно, как и его сородичи. Он и не желает продолжать свое обучение аркане — ему вполне достаточно и тех знаний, какими его одарили два учителя. Один пасс рукой, коротенькая простая формула — и нужная книга полетит к нему, окутанная фиолетовой дымкой, а от щелчка пальцами и пары слов в родном доме ярким светом вспыхнут лампы.

Навыки и профессии:


— Травничество
Хобби, подхваченное сокрушенным Кейреном в попытке избежать ужасных воспоминаний, переросшее во что-то большее. Не желая оставлять пустые места рядом с сушенными растениями в специально отведенной для этого тетради, эльф начал вплотную заниматься изучением представителей флоры с помощью разнообразных справочников и энциклопедий. Соловей, не смотря на проделанную работу, все же новичок в этом деле — наизусть все свойства известных ему трав он не перечислит, и его знания ограничиваются распространенными травами Вечной Песни и Элвиннского Леса.


— Портняжное дело
Тоже хобби, которое привила Кейренсину его сердобольная матушка. Сначала она учила его зашивать дыры на порванных штанах, после дала тому самостоятельно сделать шов на ее новом небесно-голубом платье. Как только юнец проникся этим кропотливым и неспешным трудом, мать научила его снимать мерки и рисовать чертежи запланированной одежды.
Последователь Света не утратил этого навыка — даже сейчас, когда одежду порою проще купить, он берет в руки иглу с нитью и тихими вечерами сидит и зашивает порванный элемент своего гардероба. Нередко разбавляет этот монотонный труд вязанием пряжей и вышиванием крестиком на канве.


— Верховая езда
Обучение искусству управления скакуном изначально проходило под чутким надзором отца. Взгляд на этот навык был у него… своеобразный, под стать неоднозначному характеру. На коне он сидел без седла, управляясь исключительно уздой и поводьями, а из аллюров знал исключительно шаг или галоп — вечно куда-то торопился. Немудрено, что у юного Кейрена в этой области сначала не заладилось.
На помощь в один момент пришла любимая бабушка. Она показала ему, как правильно сидеть в седле и держать повод. С тех самых пор он полюбил преодолевать большие расстояния верхом на лошади, а не пешком.

— Певчий голос
Из-за него за жрецом закрепилось ласковое «Птичка-певичка». Голос – баритон. Эльф хорошо вытягивает высокие ноты и не обрывается резко на середине из-за дрогнувшего голоса. Он не хвастается этим даром, который он обтачивал вместе со своим отцом. Чаще всего просто мычит что-нибудь себе под нос, читая какую-нибудь книжку, и только в гордом одиночестве позволяет себе воистину петь, выплескивая тем самым накопившийся за последние месяцы груз



Вера:
Святой Свет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Талассийский
Инвентарь:


ИНВЕНТАРЬ

— Сумка
Простая холщовая сумка, ремни которой аккуратно отодрали только ради того, чтоб пришить другой ремень, подлиннее, чтоб ее можно было спокойно перекинуть через плечо. Совершенно ничем на фоне других сумок она не выделяется. Судя по чистому внешнему виду и отсутствию пестрых заплаток, была куплена совсем недавно.

При себе он всегда имеет несколько склянок с зельями. Одна обязательно должна быть от острой головной боли, что нередко мучает Кея при переутомлении, вторая — от болей в желудке, а выбор остальных обычно зависит от ситуации и места. В бой всегда идут пузатые бутыли с жидкостью насыщенного красного цвета, что способны излечить от ран, яда и хвори; в мирные прогулки по Штормграду и Элвиннскому Лесу с собой берется что-то попроще, вроде настоек от икоты и успокаивающего чая с ромашкой.

Эльф таскает с собой толстую тетрадь с карандашом. Между ее пожелтевшими и исписанными чернилами страницами нередко сушатся листья, чем-то зацепившие жреца, и цветки различных растений. К тому же, бумага из тетради порой безжалостно вырывается тонкими пальцами эльфийского юноши в безвозмездном порыве дать оную случайному ребенку, чтоб тот вдоволь мог порисовать на ней углем, или с целью написать что-то важное и передать быстроногому гонцу.

Все вышеперечисленное и не перечисленное добро обычно укрывается шарфом из мягкой овечьей пряжи. Маленькая гордость жреца — это его первая работа с материалом спустя годы нежелания смотреть в сторону спиц и разноцветных клубков. Шарф успел испытать на себе суровую зиму Элвиннских Лесов и стать самым любимым элементом гардероба Соловья.

— Амулет
Покрытая мелкими царапинками побрякушка, любовно сотворенная мастером по образу и подобию соловья. Раньше она была не более, чем милым подарком от близкого друга, сейчас же это тяжелый груз счастливых воспоминаний, слабо поблескивающий в свете небесного светила. Кейрен никогда не расстается с амулетом — он или болтается на шее эльфа, либо же покоится в глубинах сумки, надежно спрятанный под книгами и шарфом.


— Кинжал
Кей не имеет привычки давать имена холодной стали. Последователь Света не хочет привязываться к орудию убийства, и старается избегать всяких сентиментальных чувств к нему. Ибо если он подарит кинжалу лицо и наградит его чертами живого человека, то ему тут же станет намного проще перекинуть всю вину за пролитую кровь с себя, убийцы, на свой инструмент.

У кинжала потертая рукоять и изогнутый клинок. Жрец всегда ограничивается этим описанием, не желая вдаваться в подробности, коих и так немного.



Хронология:

ХРОНОЛОГИЯ — КЛЮЧЕВЫЕ СОБЫТИЯ

— Рождение.
В тот день над золотистыми кронами деревьев леса Вечной Песни солнце лениво переваливалось через точку зенита, мягкими лучами одаривая каждый листик, каждую певчую пташку весенним теплом. По современному летоисчислению, Кейренсин Солнечный Соловей родился 16-го мая в -8 году до Открытия Темного Портала, в семье простой портнихи и своевольного барда.

— Начало домашнего обучения. Весна, -2 год до Открытия Темного Портала.
Благодаря материальной помощи бабушки родителям удалось нанять пару учителей для домашнего обучения Кейренсина, стоило тому дорасти до десяти лет. Первый преподаватель, суровый и изящный эльф, вплотную занялся литературой, чистописанием и музыкой; второй, куда более молодой и задорный, взял на себя историю Азерота и изучение всеобщего языка. Совместными усилиями им так же удалось обучить мальчика основам арканы. Сотворить из маны пресную сухую булку или открыть портал на другой конец Восточных Королевств Кей не сумеет, но сможет использовать простейшие формулы для облегчения быта. Мать в свободное от работы время иногда показывала Кейрену, как можно зашить дырку в любимой рубахе или пришить заплатку к отживающей свои последние годы сумке.
Спустя год к обучению присоеденился отец. Он пытался передать все свои богатые знания о мастерстве барда, какие успел накопить с пеленок, своему непосредственному наследнику. Из всего материала юный Соловей смог усвоить только пение — струны арфы так и не поддались тонким пальцам ребенка.

— Принятие Света. Октябрь, 17 год после Открытия Темного Портала.
Бабушка по линии отца помогла юноше встать на “истинный путь” и найти свое предназначение. Молодой эльф с головой зарылся в изучение религии, надеясь найти в ней тот самый кусок головоломки, без которого он чувствовал себя незавершенным и даже лишним в этом мире.

— Перелом. Февраль, 18 год после Открытия Темного Портала.
Выбежавшая на вымощенные желтым камнем дорогу рысь спугнула молодую кобылку, на которой восседал в тот момент юный последователь. Он не смог удержаться в седле и упал прямо на землю, неудачно приземлившись правой ногой. Перелом был не столь страшным, как ожидалось, но эльфу пришлось на два месяца исключить прогулки вне двора своего дома.

— Падение Кель'Таласа. 20 год после Открытия Темного Портала.
Переломный момент в жизни нации высших эльфов. День, когда вся их раса была почти что стерта с лица Азерот армией Плети, в главе которой на своем коне бледном шествовал принц-предатель. С группой беженцев, среди которых были его родители и пара знакомых ему жрецов, он бежал из осажденного мертвецами города.

Отбившийся от толпы упырь напал на след обездоленных беглецов. В пару широких прыжков он нагнал плетущегося позади группы юнца и пригвоздил того к земле. Грязными черными когтями мертвец успел полоснуть эльфа по правой части лица, задевая глаз, но растерзать беззащитную цель он не успевает — клинок одного из жрецов пробивает обтянутую подгнившей кожей черепушку, спасая тем самым Соловья от неминуемой гибели.



Фракции:

МЕСТО В МИРЕ

Места пребывания:

Места пребывания:

Кель'Талас

“02.03.28г
Нельзя описать словами, как же я скучаю по землям Кель’Таласа. По мягкой траве под босыми ногами, по золотистому куполу листвы над своею головой, по теплу родного семейного дома, по скучающим всхлипам арфы отца и тихому голосу матери.
Мне так не хватает всего этого.”


Королевство Штормград

“11.05.32г
Свой новый дом я нашел в людском королевстве. Его величественный собор, мощенные камнем улочки и разноцветные крыши кварталов дружелюбно приняли нас, беженцев Высокого Дома. За стенами Штормграда за десяток лет жизни я повидал немало событий и услышал много историй — собственными глазами я видел, как улицы некогда спокойного города наполнились предвестниками рока, и из уст представителя Церкви Святого Света узнал про первого рыцаря смерти, вырвавшегося из хватки Короля-лича и просившего аудиенции у самого короля Альянса. А богатое разнообразие рас златогривого союза поражает меня до сих пор.”


Отношение:

Отношение:

— Альянс
Жрец с трепетной любовью относится к союзу, принявшему его под свое величавое крыло, и клянется тому сохранять свою бесконечную верность до последнего вздоха. О каждом союзнике Штормградского Королевства Соловей старается говорить исключительно в доброжелательном тоне, не забывая при этом мыслить здраво и помня, что у каждой расы есть как и герои своего времени, так и подлые предатели.


— Орда
Кейрен до последнего держал холодный нейтралитет с представителями красно-черного знамени. Даже к оркам и троллям, прослывшими за свою дикость и кровожадность, кель'дорай относился снисходительно, не желая вступать с теми в словесную перепалку или, что еще хуже, в драку.
Про эльфов крови жрец говорит весьма сдержанно, не опускаясь до глупых бессмысленных оскорблений — они сделали все, что было в их силах, чтобы выжить.

Как только до него дошли вести о сожжении Тельдрассила, он, наконец, признал свою неправоту перед теми, кто считал Орду жадной до крови военной машиной.



Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж имеет нетрадиционную ориентацию
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, автор. Вечное Солнце направляет нас.

Я вижу не первую (и, надеюсь, не последнюю) Вашу работу и хочу с уверенностью сказать, что Вы уверенно прогрессируете. Анкета, без лишних прикрас, вышла отличной. Текст читается легко, читателю не приходится продираться через джунгли ошибок и непонятных языковых вывертов, образ яркий и интересный, несмотря на то, что, в целом, на крайнюю оригинальность он не претендует. У него есть изюминка, есть слабости и отрицательные черты характера, и это похвально в первую очередь.

В этой бочке мёда я позволю себе лишь каплю дёгтя: кое-где имеются несколько странные стилистические выборы (прим. Использование устаревшего, имеющего довольно яркую окраску слова «длань», не оправданное контекстом) и некритичные промашки с пунктуацией, которые, впрочем, вполне можно назвать авторским стилем. (:

За сим я, наделённая даром руки одобряющей и руки отказывающей выношу вердикт данной анкете высокой требовательности: одобрено на +8 уровней для персонажа Кейрен.

Успехов


Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
17:29
17:56
325