Игровое имя:
Латникус
Статус:
Нежить
Раса:
Нежить
Народность:
Лордерон
Пол:
Мужской
Возраст:
32
Особенности внешности:

При жизни он был рослым парнем под два метра, но после нее выглядит куда скромнее. Тело еще не потеряло мощи и мышечной массы в некоторых участках, но другие выглядят кошмарно. Отсутствие кожи локтей и коленей красноречиво говорит о том, что мертвец прошагал далеко не один год по этой земле. Скрюченный и сутулый, но выглядит словно всегда расслаблен, или попросту не желает держать спину ровно. Латникус предпочитает двигаться плавно, словно пританцовывая. В бою он чаще уклоняется от врага, словно змей изгибается и петляет своим костлявым туловищем. Можно твердо заявить, что этот мертвец гибкости ничуть не потерял. Отнюдь, со смертью его движения стали более уверенными и скоординированными.

Лицо свое он предпочитает прятать по ряду причин, никак не связанных с его внешним видом. Устойчивая чернота под глазами похожа на мешки от недосыпания. Впалые щеки, закругленный подбородок — все это создает ощущение болезненного погибшего парня, можно даже сказать что молодого. И правда: вглядевшись в его черты, можно понять что Латникус умер будучи совсем молодым человеком, и почти никак не изменился с тех пор. За десяток лет лишь кожа приобрела устойчивый бледный мраморный цвет. Мальчишеские, можно сказать, черты его лица подчеркиваются горящими яркими глазами цвета яростного летнего солнца в зените. Этот демонический огонь присущ всем неживым, и в нем настоящий цвет глаз Латникуса потерялся, был стерт.
С ходу можно назвать первую причину, по которой этот мертвец скрывает свою личину от врагов и друзей. Молодые и женственные черты лица с тонкими скулами и аккуратным подбородком никак не походят на лик смерти, на устрашающий вид воина, что готов сокрушить любого врага.
Оставшиеся волосы собраны в хвост сзади чтобы удобно помещаться под затылок шлема. Латникус не любит когда что то из его внешнего облика мешает ему в деле, и поэтому предпочитает чтобы все было под контролем. Хвостик русых волос не спадет на лицо во время боя, не помешает ему в движении. В целом, сам про себя он ничего рассказать не может, и внешность его говорит окружающим о том, что перед ними стоит самый обычный воин, присягнувший армии мертвых.

Запястья костлявые и тонкие, пальцы истерлись, и превратились в костяные когти. С ногами то же самое: пальцы напоминают коготки хищника, и помогают в движении своей цепкостью. Выпирающий из спины хребет стерся, но все еще крайне подвижен. Скрипа и шороха в его конечностях не наблюдается, ведь мертвец часто разминается что хрустит костями перед боем, чтобы звук неправильно сместившихся суставов не помешал в деле. Голос его молодой и звонкий, но всю его раздражительную громкость поглощает металл шлема.
В свободное время можно заметить, как мертвец или разминает свои кости, или же пытается с силой продышаться, пускай это ему уже и не нужно. Хриплые пугающие вздохи, похожие больше на стоны умирающего, напоминают ему о жизни. И о других вещах, что он потерял.








Особенности характера:

Характер его стоит разбить на несколько пунктов, ведь личность мертвеца росла вместе с ним, и шаг за шагом менялась.

Сперва появился долг. Он почувствовал его не сразу, но когда новая загробная жизнь установила свои правила, то Латникус быстро понял что без ответственности не сможет выполнять задачи верно. Он не бросит дело, которое ему вручили или же которое он сам себе придумал, а доведет его до конца. Даже если его не устраивает предстоящее, но сделает все возможное чтобы добиться в нем успеха. Когда же его вместе с другими мертвецами отправили в Калимдор, Латникус не жаловался. и не протестовал. То же самое произошло и в Нортренде, и в Пандарии. Во всех этих землях он был нежеланным гостем и чувствовал это, но не отступил. Не мог бросить дело, которое начал. Самое страшное для него — это обещать кому то сделать все в лучшем виде, и бросить все на полпути. Это оставляет в его мыслях мерзкий привкус позора и стыд перед самим собой.

Кто то может подумать, что он жизнерадостный и позитивный, насколько это возможно для мертвеца. Но правда в том, что Латникуса ведут вперед совершенно другие чувства.
Ярость была вторым, что он почувствовал. Это кипящее недовольство, ненависть, направленная не только к врагу, но и к самому себе. У него было множество причин, по которым он ненавидел себя, и еще больше чтобы выплеснуть эту эмоцию в деле. Латникус культивирует ярость, он ничуть ее не стыдится, а наоборот старается усилить и заострить. Он знает, что победа в бою складывается не только из умений и численного превосходства, но еще из боевого духа и внутреннего состояния. Когда Латникус разозлится, он может пренебречь всем на пути достижения своих целей. Он сломит ряды врага, примет на себя удар, и, крича и рыча, полетит дальше к новой резне. Неудачи и проигрыш только усилят это чувство, и сделают его на порядок сильнее. Латникус силен тем, что после каждого поражения становится вдвое сильнее себя прежнего, и без сомнений движется вперед.

Можно сказать, что в нем еще каким то образом теплится сострадание и минимальная доброта. И хоть в бою он ничуть не выглядит как справедливый и рассудительный воин, готовый протянуть руку своему оппоненту, но с сослуживцами и знакомыми он мягок. Это его вторая сторона — дающий советы и помогающий стать лучше Латникус. Он не станет беспричинно злиться на своих товарищей, и простит им их ошибки. Так на нем отпечаталась служба на корабле во флоте отрекшихся, где команда всегда была одним целым, братьями. В море по другому нельзя. Он привык доверять своим товарищам и сближаться с ними, несмотря на ранги и звания.

И какими бы эти качества ни были хорошими, и как бы они не влияли на его бытие, но всегда найдется ситуация, в которой он из за них пострадает. Только глупец может заявить, что относительная доброта, нестерпимая ярость, и сильное чувство долга могут принести только хорошее. Он часто, слишком часто платил за свой характер кровью близких, своей кровью. Долг станет бременем, когда ситуация будет неясной, и сделает тебя непригодным для новых действий. Так Латникус однажды уже возжелал стать сильнее ради новых свершений во славу отрекшихся, но проиграл и был покинут всеми. и доброта его сыграла злую шутку, когда по его вине самый близкий человек в его загробной жизни был убит. А ярость была причиной, по которой он так и не достиг покоя, и все еще плетется по этому жестокому миру, учиняя жестокие расправы. У того кто имел две жизни, живую и неживую, не может быть простой и понятной судьбы.







Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Класс:
Воин
Специализация:
Неистовство
Способности:

Боевые и небоевые навыки:

Латникус владеет оружием ближнего боя, и его атаки направлены на сокрушение врага остротой и тяжестью своего оружия. Он не устает, а это значит что может без проблем махать клинками на протяжении долгого времени, пока его враг не будет повержен.


Ношение двух клинков.
Латникус ориентируется на множественный яростные удары, превращающие врага в груду изувеченного мяса. Натиск двух оружий, которыми он искусно владеет в паре, будет силен. Ему не важна тяжесть оружия и его специфика, он готов к любому инструменту в своих руках. Но по опыту все же предпочитает клинки вместо топоров и дробящего. По его мнению, у мечей и сабель спектр возможностей применения куда обширнее.

Бесконечная ярость.
Латникус ненавидит своего врага. Он в бою будет рычать и кричать на него, упиваться самыми черными чувствами в попытке изничтожить того, кто встал у него на пути. Этот воин неистово и непреклонно атакует свою цель, вкладывая в каждый удар частичку первозданной ненависти и злобы. Это помогает ему наносить страшные удары, или же устоять после мощных повреждений.
У каждого должен быть стиль боя. Стиль боя Латникуса — яростная кровавая жестокость.

Находчивость.
В бою бывает так, что происходит совсем не то, что ты ожидал. В таких случаях Латникус ищет новые пути победы, и не теряет времени на пустые размышления о природе побед и поражений. Он способен отступить или уклониться от удара, он может обезоружить противника, или же подкараулить его из за угла. Латникус представляет себе бой как игру умов двух оппонентов, и пускай он зачастую рвется вперед и яростно атакует цель, но в некоторых случаях от него требуется гибкость ума и смекалка. И правда: сражаясь с различными жуткими силами мира сего, воин с клинками волей-неволей должен приспосабливаться. Приемы, которые он использует чаще всего в бою с неординарным врагом, которого не одолеть прямым натиском:

Обезоруживание. Зачастую удар по клинку или когтю, или же по руке с оружием.


Атака по броне. Иногда можно увидеть уязвимости в доспехе опасного тяжело бронированного противника, и нейтрализовать его защиту.


Уклонение, уход из поле зрения. Часто забежав за угол вовремя можно спасти себя от полного уничтожения.



Мощный крик, мешающий волшебнику произнести заклинание. Рев, в котором колдун попросту не услышит своих собственных мыслей. Это как минимум отвлечет и смутит его, а как максимум еще и оглушит.


Как не странно, кувырки и прыжки из опасного места. В бою Латникус привык двигаться, и не чурается сложных приемов.



Бросок оружия. Когда расстояние слишком большое, Латинкус способен бросить свой клинок острием прямо во врага, и прикончить его не подходя близко.



Использование оружия, найденного только что поблизости. Если выйдет так, что Латникус заметит полезное оружие вблизи себя — он подберет его и воспользуется его силой в схватке.



Навыки и профессии:

Мертвенное касание.
На что способны мертвецы, воскрешенные после поражения и потерявшие огонек жизни? Многие из них стали непревзойденными темными магами. Другие же привыкли не замечать тех способностей, что дала им могила. Латникус понял, что его сила не только в оружии и мастерстве. Часто он замечает, как руки его, поглощенные темной аурой, заставляют противника испытать зов могилы. Тот самый тлен, который когда то он сам опробовал на себе. Могильное касание истощает врага, и дает Латникусу новые силы для боя.


Устойчивость к темной магии.
Латникус, сражаясь с темными колдунами, испытал на себе их силы. Но путем многократного опыта сражений с ними, он заметил что некромантия и Тьма на столь сильно ранят его как другая магия. Он чувствует некое сродство с этими темными искусствами.


Сожрать.
Мертвые не чувствуют голода. Но ненасытность некоторых из них поражает. Латникус способен сожрать умершего врага или друга, и тем самым насытиться и стать сильнее. Поглощение плоти помогает Латникусу восстановить свои раны, и укрепить свое тело для продолжения боя. И пусть это выглядит страшно, неестественно и неприемлемо, но иногда это является единственным выходом для мертвого. И он ничуть не стыдится пользоваться своей силой, которую получил прямиком от самых страшных чудовищ Плети.






Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Верования отсутствуют.

Не приобщен к вере в высшие силы.

Идет по дороге своей судьбы выполняя приказы, почти не рассуждая о финальной цели. Для Латникуса смерть перестала быть чем то страшным, окончательным. Он не видит ничего ужасного в забвении или же продолжении своего пути.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Орочий
Пояснение к языкам:

Несмотря на путешествия и опыт ведения боя в дальних землях, Латникус не учился языкам тех народов, которым причинял боль. Со временем он научился говорить по орочьи для того чтобы полноценно влиться в Орду, и считает что этого ему достаточно.

Инвентарь:

Его снаряжение:

Мелочи из сумки:
Масло тьмы. Этот реагент наносится на клинок, чтобы тот разил врага магией тьмы. Острое лезвие, впитавшее в себя раствор чистого мрака, смертельно опасно для живых противников.
Карты морехода. Латникус не расстается с картами местности, потому что не хочет оказаться в ситуации беспомощности, где он не сможет найти путь, дорогу к цели.
Денежные средства. Он не богат, и не стремится к материальному благополучию, но знает о необходимости золотых монет в любом путешествии.
Точильный камень. Когда клинок затуплен, воин обречен на поражение. Латникус точит свое оружие время от времени, убивая время в спокойные деньки.


Накидка армии отрекшихся. Он не расстается со своим знаком отличия, и следит за его целостностью и чистотой. Накидка часто страдает в бою и рвется, но Латникус находится время чтобы залатать ее.


Прямой одноручный меч. На данный момент Латникус не обладает широким арсеналом оружия, и пользуется своим верным старым клинком. Это оружие не раз и не два становилось решающим фактором, ключом к победе в бою. Этот меч по праву можно считать продолжением руки воина, его жизненно важной частью.


Мундир мертвеца. Латникус облачен в легкую броню со стальные вставками. Его мундир выполнен из дубленой кожи, и хоть не способен сдержать мощный рубящий удар врага, но весьма удобен и не стесняет движений в бою. Латникус предпочитает уклоняться от ударов, а когда это невозможно то принимает атаки по себе на металлическую защиту на руках и плечах.

Кобальтовый шлем внезапной смерти. Латникус нашел этот тяжелый мощный шлем совсем недавно, когда участвовал в убийстве мощного противника, пользующегося силами смерти. (Отчет rp-wow.ru/events/10307.html). Этот шлем с ликом черепа имеет мощную крепкую защиту по всей площади, и попросту непробиваем. Пускай он тяжел и ограничивает обзор, но его защитные свойства поражают ум. Он выполнен из редкого металла кобальта, и имеет неизвестное происхождение. Предположительно был выкован кузнецами мертвых для снаряжения рыцарей смерти.





Род занятий:
Капитан корабля
Хронология:

Лентин Каврус родился в семье шахтера незадолго после того, как в дальних землях Штормграда открылся темный портал. Рос он в одной обычной деревушке у подножия Альтерака, и планомерно познавал новый для себя мир. Его отец был шахтером, его дед был шахтером, а следовательно и Лентин должен был стать таковым однажды. Рос он без особых мечтаний, ведь знал конкретно что ждет его в этой жизни, и не мог изменить судьбу. Эта работа тяжела, и мальчик в свои десять лет, конечно же, не мог начать приобщение к семейному промыслу, и по мелочи работал для блага семьи на лесопилке и мастерской. Этот паренек был добрым и отзывчивым, нашел множество друзей среди деревенских парней, и в обиду себя не давай. Как случится поругаться, так он сразу хватался за топор на лесорубке, и конфликт стихал сам по себе. Он не любил насилие и вздоры, и своим открытым поведение заслужил доверие и дружбу одногодок.
Но время шло, и малец рос, постепенно приобщаясь к все более сложным работам. В пятнадцать он уже начал работать близь шахты, и видел, как его отец буквально вкалывал без задней мысли часы напролет. Хоть он и был единственным добытчиком в семье, но не напрягать же себя так?

Отец Лентина отличался крепким здоровьем и высоким ростом в молодости, но со временем старость и его поглотила. В восемнадцать лет Лентин похоронил отца, который отдал свое здоровье ради любимой семьи, и слег от страшной неизвестной болезни, что пугала всю деревню. Лентин не особо переживал по этому поводу. Хоть он часто спорил с отцом, и скептически относился к его наставлениям и пьяным советам и побоям, но стоя на могиле отца пацан не смог удержать скупой слезы. Все же, он схоронил того человека, который был готов жизнь за него отдать.

Лентин, будучи единственным добытчиком в семье, ушел работать на рудники. Ему предстояло тяжелым и вредоносным трудом оплачивать жизнь трех сестер и матери, что работали к тому моменту в полях. Он не думал о сложных вещах, ни во что не верил. И есть когда то он мечтал о простой скудной работе, о романтике обычного работяги, то сейчас с каждым днем он все больше ненавидел нынешний уклад дел. Хорошо это или плохо, но вскоре все кончилось.

Год он отработал в шахте, и, казалось, уже привык к тяжелой кошмарной работе во тьме. Вынося очередной мешок породы наружу, Лентин увидел рядом с деревней солдат в легких синих латах и с накидками королевской армии. Он не стал обращать на это внимание, и попросту продолжил заниматься своими делами. К вечеру беспокойство взяло свое. Сидя у окна и попивая шипучку, он слышал как женщины переговариваются в соседней комнате. Их сплетни повествовали о том, что солдаты встревожены ужасными событиями на западе, и что скоро в королевстве начнется страшная резня. Разговоры их метались из стороны в сторону: то они вдруг заговорят о том, что всех вокруг ждет неминуемая гибель, то о том, что королевство наконец усилит охрану деревни, и пошлет сюда столь необходимых лекарей. А Лентин слишком устал чтобы думать о таком. В конце концов, отпахать в шахте весь день — задача не из легких.

Вот настал новый день в деревушке. Встречая знакомых по пути на прииск, кивая знакомым любвеобильным дамам, он думал о вчерашних разговорах. Но, тем не менее, его дело не изменилось нисколько. Мешок за мешком, камень за камнем… Кажется, он и сам превращался в имущество шахты, и терял свои мысли и чувства с каждым новым мешком. Но тут вдруг его оторвали от работы, и вывели наружу. У ограды деревни в стороне стояло еще больше стражи, и она, кажется, была готова к обороне. Что то странное происходило в лесу, и птицы разлетались в стороны, подальше от страшных звуков чащи. Лентин всматривался вдаль, но не видел источника звука.

А потом Лентин бежал. Бежал он долго и мучительно, до боли в ногах и груди. Он был не один: вместе с ним где то вдали бежали и старики с детьми, быстро отставая от него. На деревню напали чудовища, и Лентин сразу же сбежал оттуда, позабыв а семье и доме.
И только ночью того же дня когда все выжившие сбились в лагерь, он зарыдал. Он бросил сестер и мать, и не знал что с ними случилось. Сможет ли он пережить этот груз, преодолеть угрызения совести?

Смог. Голод бьет острее вины, а жажда куда болезненнее, чем осознание собственной беспомощности. Лагерь беженцев постепенно был собран в караван, и они отправились в ущелья Альтерака, пытаясь скрыться там, куда нежить не пролезет.
Иногда они останавливались у очередного разоренного городка, и восстанавливали свои силы. Нередко им приходилось встречать чудовищ Плети, и Лентин тоже активно сражался с ними. Нужда сделала его тверже и увереннее, заставила взять в руки оружие. Но не только им он помогал лагерю. В одной из последних остановок на него напали. Это было не обычное нападение, которое выглядело как кошмарное наступление орд мертвецов.
Поздним вечером он и еще несколько рабочих завершали труд в очередном заброшенном руднике, как вдруг выход им преградила мощная стена льда. Лентин оглянулся в темном зале шахты, зашел в проход, который нащупал во тьме. Вдруг он услышал, как страшная стрела льда буквально прошивает одного из его друзей рабочих насквозь. Крики того слились с предсмертными хрипами, и шахтер постепенно умолкал в муках. Остальных рабочих постигла та же судьба: их сокрушила неведомая и страшная сила льда. Последний из трудяг успел зажечь лампу на потолке со сводами, и узрел мертвеца в одеянии, что со страшным выражением лица сосредотачивал частицы холода на своих костлявых пальцах. Мертвая девушка перебила всех шахтеров кроме Лентина, и оглядывалась во тьме. Перехватив кирку по-удобнее, он решил сделать последнее в своей жизни наступление, напасть на мерзкую нежить когда та отвернется и надеяться, что удара острого кайла хватит чтобы ее мерзкая шея хрустнула. Но только Лентин вышел из за угла, как нежить заметила его, услышала шлепанье Сапогов по мерзлому полу. Парень побежал прямо на мага, крича во все горло, и, видимо, смутил своим громогласным криком неживую. Поэтому та смогла остановить его только когда тот уже мог дотянуться острием своего оружия до ее тела.
Нежить сковала Лентина на месте крепчайшим кошмарным льдом. По инерции он рванулся вперед, тем самым ломая кости ног, оказавшихся в ледяной преграде. Стонать от боли не было времени: он опустил зажатую в руке кирку, и смачно вмазал ее острием прямо по лицу нежити. Своим ударом он разодрал ей щеку и сломал челюсть, из за чего та перекосилась на бок. Теперь миловидное лицо неживой ведьмы было искореженно напрочь, но это стоило Лентину жизни. Это был последний удар в его жизни: нежить прикончила его всадив ледяное копье прямо в середину груди. Тьма окутала парня, и жизнь его прекратилась. Недолго он прожил на свете, не многое видел. За два десятка лет жизни в Лордероне он так и не познал искренней любви, так и не стал кем то достойным. Был лишь нахлебником, трудягой, беженцем. И пусть в последний момент своей жизни он и проявил несказанную храбрость, и атаковал заклятого врага, но вряд ли теперь хоть кто то похвалит его за это. Он упокоился...



Лентин Каврус.
Лен-тин Кав-рус.
Лан-ти-ка-рус.
Лат-ни-кус.



Эти три слога он повторял после воскрешение как больной. Трясущийся в судорогах новоиспеченный труп был подхвачен могильщиком. Он начал рассказывать парню на доступном языке о том, что такое загробная жизнь, и чего ему стоило воскрешение. Латникус — именно это было первым отчетливым словом из прозвучавшим из его уст. Трудно было представить, что хотя бы одного жителя Лордерона назвали таким именем, но тем не менее гробовщику было все равно.
Но Латникус остался таким, каким он был всегда. Свободный от оков жизни, он приобщался к новому обществу отрекшихся, и искал в нем свое место. У него решительно не получалось сражаться, но все же твердо решил пойти именно по этой стезе. Много раз ошибался, получал по голове. Гробовщики ненавидели его за то, что Латникус каждый день возвращался к ним с новыми ранениями. Чувствительный, бедный, и слабый. Смерть нисколько не изменила его. Все тот же парень, которому не хватало решимости взглянуть себе в лицо, и сказать:" Я должен стать сильнее, отбросить весь мусор прошлого". Но сколько бы он не уверял себя, и что бы он не делал, прошлое давило на него стальными тисками. Он все вспоминал как бросил своих родных, как позорно проиграл. Нет, ненависти по отношению к убийце он не чувствовал. Он лишь ненавидел себя за никчемность, которая привела его к могильной плите.



И тогда появилась она.

Та, кто спас его из ямы отчаяния.

Та, кто изменила его мир, перевернула страницу его истории.

И закрыла книгу, забрала все самое дорогое, и ушла.

(События детально раскрыты в квенте rp-wow.ru/coolstory/472-kalimdor-gotovo-k-proverke.html )



А он остался один посреди степей Калимдора. Лежа на обгоревших камнях, он осознавал допущенные ошибки, и думал. Он очень долго думал, ведь не мог встать самостоятельно, и выкинуть мысли из головы в движении. Постепенно день за днем он менялся, и терял что то важное для себя. Речь шла и вине и угрызениях совести — грузе, что давил на него все это время, и из за которого он допустил так много ошибок.
Пешком он, искореженный и раненный, добрался до Оргриммара. Город воинов встретил его не так приятно: долгое время он мучался от серьезных ранений, и не мог найти своих. Оказавшись в одиночестве, он долгое время думал над случившемся, и над тем что ждет его дальше. По причине своих желаний и слабостей он оказался в дурацкой позорной ситуации, и не смог выйти из нее достойно. Тем не менее, Латникус решил не отчаиваться. Раз уж одна дорога закрыта — он пойдет по другой.
В Оргриммаре он был депортирован в Тирисфаль дирижаблем, и оказался в родных местах. Повзрослевший, но все такой же немощный, он потратил много времени чтобы восстановиться, и встать в ряды армии отрекшихся как обычный страж смерти. Год он привыкал к новому званию и служил нации отрекшихся, пока Сильвана не собрала войска мертвецов чтобы отправиться в Нортренд. Он состоял в дивизии, которую сослали на эту неблагоприятную и черствую землю Плети.




Нортренд.

В Новом Агамонде он служил стражем смерти, и участвовал в кампании против Короля Лича. Мстительный отрекшиеся посильно вели войну с приспешниками Павшего Принца, и осаждали вражеские города чумой. Латникус был строевым пехотинцем, и одним из немногих кто показывал превосходный результат почти в каждом бою. В конце концов, он уже имел многочисленный опыт битв к тому времени, и тактично распределял имеющиеся у него силы чтобы пережить каждую ядовитую атаку. К слову о ядах: на аванпосте Ядозобь он боролся с остатками Алого Натиска, и освобождал пленных командиров Карающей Длани.
Латникус встречал в ледяных пустошах различных противников: и живые фанатичные крестоносцы, и врайкулы, и мертвецы Плети. После каждого боя ему было трудно стоять на ногах, но тем не менее он выходил победителем. Не без помощи своих товарищей, которых он обрел в этих странствиях.
Когда кампания Карающей Длани была окончена, а прежний Король Лич был сокрушен, Латникус вместе с львиной долей сил Нортренда вернулся в Тирисфаль. Там его ждала новая служба и новые тяготы.




Гилнеас.

Казалось, что совсем не много времени прошло с тех пор, когда он осаждал врага в тундре Нортренда. Латникус вновь участвовал в войне, которая развязалась в королевстве Гилнеас. На сей раз он присоединился к флоту, и в составе экипажа корабля был высажен далеко за стеной Седогрива. Отрекшиеся убивали мирных жителей, войска, и не было у них сострадания к живым. Латникус выбивал двери домов ногой, врывался к бедствующим гражданским, и вместе с товарищами-душегубами выводил хныкающих людей на улицу для того чтобы перерезать им глотки на глаза остальных.
Но в один момент идиллия кровопролитной жестокости кончилась. В густых лесах и топких болотах появился новый враг — воргены. Эти чудовища кромсали отряды отрекшихся, пугали тех по ночам страшным воем. Латникус отбивался как мог, и вместе со своими товарищами отступал к кораблям. Вскоре на территории залива появились корабли и подлодки седьмого легиона Штормграда, и тогда всем стало понятно — Гилнеас никому не достанется. Ожесточенные бои стихли, а разрушенное королевство еще долгие годы продолжало биться в конвульсиях, отдаляя неизбежный захват отрекшимися.

Тогда то Латникус и стал полноправным матросом флота Темной Госпожи. После гилнеаской кампании он по собственному деланию взмолился у командования о переводе, и те не отказали ему. Ведь Латникус смог выжить и вернуться из тех мест, что были переполнены опасными врагами. Мертвец стал помощником капитана на корабле Амбассадор Брилла, и постепенно все больше познавал быт неживого моряка.




Пандария.

Часто они высаживались на сушу, и помогали пехоте в особо напряженных боях. Так было и у берегов Пандарии. Корабль Латникуса причалил к берегам таинственных земель уже после того, как силы Орды нашли его. Он был неким подкреплением, и, благо, приплыл вовремя. В Нефритовом Лесу шли ожесточенные бои между Альянсом и Ордой, в которых местные часто погибали за компанию. Все же, третьей стороне не бывать, и постепенно Орда и Альянс нашли своих сторонников среди Пандаренов, и разошлись по разным деревням.
В этих краях были силы куда опаснее чем другая сторона конфликта двух фракций. Ордынцы узнали о Ша, что крайне опасны, и следовали приказам Адского Крика. Латникус и остальные продвигались вглубь территорий Пандарии, и планомерно узнавали о Ша все больше. Эта угроза была новой, и принесла огромные проблемы. Латникус даже поучаствовал в убийстве одного из гигантских Ша, олицетворявшего злость. Ша Злости показал ему, насколько эмоции и чувства могут быть разрушительными, и как важно использовать их по назначению. Как факт, во время этой экспедиции Латникус старался концентрировать гнев, и как можно реже поддаваться его пагубному влиянию. По крайней мере, в краях Пандарии.
Кампания притормозила, и резко изменила свой ход когда Гаррош Адский Крик завладел сердцем Ишараджа. Латникус волей-неволей покинул Пандарию, и на корабле переправлял лояльных Волджину боевиков для дальнейшего штурма Оргриммара. Осада этого города была для него ударом, но благо он почти что не принимал в ней участие. Амбассадор Брилла занялся морскими сражениями с сподвижниками Гарроша, и вел бой за берега Дуротара вдали от ворот города. В этих баталиях вода у побережья стала красной, а тел было не счесть. Экипаж корабля существенно пострадал, а капитан корабля был убит. Как первый помощник, Латникус принял свои новые обязанности, и стал новым капитаном корабля. Эта ноша была тяжела, но, смотря на происходящее в Орде, он не мог отказаться. Орда в тот момент была серьезно повреждена, и нуждалась в командирах и капитанах.





Расколотые Острова и далее.

С тех пор Латникус известен как капитан корабля Амбассадор Брилла. Следующие года он выполнял поставленные задачи, и служил Орде верой и правдой. Потому что выхода не было, да и сам он не желал проявлять свою индивидуальность. Во времена вторжения Пылающего Легиона он транспортировал бойцов на смертельно опасные берега Расколотых Островов. Часто ему приходилось вступать в морские баталии с демонами и судами Альянса, но никогда эти сражения не были для него летальными. Каким бы жестоким не был бой — Латникус выбирался из этой передряги, и двигался к новой цели. Сам он не заметил, как стал кем то больше чем слабый беспечный воитель сам себе на уме. Латникус принял правила загробной жизни, и воспользовался полученными возможностями на полную.




При жизни он мог лишь мечтать о других материках и дальних островах, о новых знакомствах, и морских баталиях. В смерти он обрел ту жизнь, которой у него никогда не было.
И чего же он хочет? Латникус и сам не знает ответ на этот вопрос. Но после недолгих размышлений, напрашивается лишь один ответ — он хочет двигаться дальше, желает увидеть и услышать больше. Только познав и повидав в этой мире все он сможет сказать себе, что того мерзкого и слабого Лентина Кавруса воскресили не напрасно.


Фракции:

Отношение к фракциям:

Орда. Состоит в Орде, служит вождю, и постоянно находит новые знакомства. Не ставит перед собой вопроса о верности и идеологии, а попросту выполняет приказы.


Альянс. Заклятый враг, что постоянно противостоит ему. Латникус готов без лишних сомнений прикончить представителя Альянса, предварительно причиняя ему страшные мучения.


Нейтральные оплоты, объединения. Латникус не станет нападать на тех, кто не является для него очевидным противником. Он поступит по ситуации, или же по приказу свыше.




Прозвища, звания, титулы:

Титулы и звания:

Капитан корабля Амбассадор Брилла. Это линейный корабль состоящий в флоте Темной Госпожи.

Остальные титулы, полученные в прошлом, потеряли смысл и забыты всеми, кроме конечно самого Латникуса.


Места пребывания:

Его сражения:

Экспедиция в Нортренд в составе сил отрекшихся. Противостоял силам Короля Лича будучи стражем смерти в Новом Агамонде.

Военная кампания в Гилнеасе. Повидал берега туманного королевства, и поучаствовал в боевых действиях.

Экспедиция в Пандарию. Видел разные края этого материка, от Нефритового леса до Танлунских степей.



Отношение:

*Будут дополняться по мере игры*

Семейное положение:
Нет
Родственники:

Мать, отец, три сестры. Мертвы.


Латникус не знаешь судьбу своих домочадцев, и, честно говоря, не задумывается о том, что их могли так же вернуть к жизни как и его. Маловероятно, что кто то из его семьи был воскрешен Плетью либо же отрекшимися, да и Латникус не обрадуется этому факту.

Питомцы:

Нет питомцев.

Не любит бесполезных спутников. В дальних морских походах мелкие животные обречены на голод.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток!
Ваше творчество было одобрено по критериям высокой требовательности. Сейчас же, давайте вместе с вами разберём ваше творчество.

1) Общая грамотность всего текста.
Хвалю. Грамматическая составляющая на высоком уровне. Прочитав ваш текст, я не заметил каких-либо грамматических ошибок, лишь пара очепяток, на которых я даже не буду заострять внимание. Однако, есть и то, за что можно немного поругать: "Много запятых не бывает" - ещё как бывает. Вы довольно часто ставите лишние запятые при союзе "и", когда тот выступает в единичном случае во всё предложении. Так не нужно.

2) Содержательность.
Тут хвалю ещё больше. Прекрасно продуманный персонаж. Характер, внешность, хронология - выполнены на высочайшем уровне, вы большой молодец! Про последний пункт я добавлю отдельно. История действительно интересная, а самое главное - информативная. Хорошо отслеживается как меняется характер персонажа, все его переживания и невзгоды. Хвалю, хвалю и ещё раз хвалю.

Вывод:
Не буду долго разглагольствовать и выскажу кратко: +9.5 уровней на персонажа с игровым именем Латникус. Вы хорошо постарались и заслуживаете соответствующую награду. не останавливайтесь на достигнутом и продолжайте радовать нас своим творчеством.

Если у вас возникли вопросы касательно вердикта, то вы можете обратиться ко мне в Discord:M1das#6691
Удачной игры, с уважением



Проверил(а):
M1das
Уровни выданы:
Да
11:40
19:57
533
Да кто такой этот ваш Латникус?!
23:30
0
Никто…
09:47
0
Боец ДНР