Игровое имя:
Аксиманд
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Лордерон
Пол:
Мужской
Возраст:
46
Особенности внешности:

Горас имеет весьма необычное для рыцаря смерти худощавое эктоморфное телосложение. Все тело мужчины обрамлено шрамами и рубцами, перемежающихся редкими, похожими на старые синяки, пятнами. Каждый, кто станет прямо перед Аксимандом, может рассчитывать на лицезрение самого естества смерти: практически источающий пробирающий до костей холод двухметровый тонкий гигант, облаченный с ног до головы в саронитовые доспехи, покрытые богопротивными рунами и символами, прославляющими всемогущество Смерти. Под забралом рогатого шлема скрывается на удивление молодое лицо, которое, будто бы, застыло во времени. Лишь один отвратительный рубец тянется от уха мужчины прямо к его горлу, хотя даже не привыкшее к сражением существо поймет: шрам явно очень старый. Волосы полностью соответствуют образу Погибели, которую Горас стремится источать даже в своем внешнем виде: длинные и аккуратно зачесанные назад локоны серебристого цвета, плавно уходящие за горжет брони. На удивление, само лицо всадника абсолютно чисто выбрито, либо же, было таковым до смерти Лордеронца. Когда-то зеленые глаза воина ныне же источают лишь холод и внутреннее презрение практически ко всеми. Сам взгляд Аксиманда заставляет кровь стыть в жилах, а кости содрогаться от холода. Постоянная ухмылка озаряет лицо Рыцаря, хотя остальные черты его источают лишь скуку и малую заинтересованность чем-либо.

Горас Аксиманд после осады Цитадели Ледяной Короны


Источающий ауру страха и ужаса иссиня-черный доспех рыцаря украшен множественными металлическими вставками, изображающими предсмертные лица людей, эльфов, дворфов и других падших под могуществом Плети. Плащ из человеческой кожи реет прямо за спиной мужчины, хотя он слегка и выписывается из общего дизайна доспеха, ведь он явно не являлся первоначальной составляющей панциря воина. На наплечниках виднеются две достаточно крупных руны, с граней которых исходит лазурная пелена, охлаждающая воздух вокруг. Если бы кто-то пожелал узнал назначение двух странных сигилов, то получил бы в ответ лишь сдержанное «против магии» от холодного превозвестника Смерти.


Особенности характера:

Горас родился в Андорале, в семье торговки и королевского рыцаря в отставке. С самого детства парня интересовали искусства, живопись и литература стали любимыми развлечениями молодого человека, хотя и постоянная опека отца умудрилась привнести в его жизнь новое — желание орудовать клинком во имя защиты страждущих. Благодаря весьма обеспеченному состоянию семьи еще в раннем возрасте Аксиманд смог обучится управлению и подобию логистики, что благоприятно сказалось на здравом рассудке и крепком разуме будущего защитника королевства. Уже в отрочестве весьма целеустремленный спокойный и рассудительный юноша решил отправиться в столицу для вступления в Армию Лордерона, но его путь на юг от Тирисфальских лесов был омрачен новостью о начале Второй Войны. Хотя кровь и пламя вновь пришли в земли людей, молодой человек, все же, успел освоить верховую езду и владение щитом до начала первых пожарищ, озаривших земли людей. Лишь детские развлечения стали для рыцаря отдушиной от всего того ужаса, что привнесла вновь собранная Орда. С началом Третьей Войны рыцарь был отправлен на южные рубежи, где долгое время изнывал от скуки, погружаясь в литературу, которую уже читал, и взирая на картины, которые уже описывал. После получения новостей от похода Артаса на север желание продолжать эту войну совершенно покинуло Гораса, оставляя лишь память о доме и семье, которая, быть может, уже могла стать жертвой Чумы. Новости шли своим чередом, и Аксиманд узнавал лишь обрывки от того, что действительно происходило на севере. Лишь одно слово ходило между патрулей и аванпостов, и оно же очень часто стало покидать уста воина короля — Нордскол.


Какое-то время жизнь являла собой лишь простую рутину, но произошло нечто неописуемое… Принц вернулся в Лордерон и государство людей начало полыхать под его невежеством. Отряд мужчины был отправлен оказать поддержку в столице, но кое-что пошло не совсем так, как нужно. Пришли вести из Андорала. Утер Светоносный, надежда и светоч всего Лордерона, пал от руки Падшего Принца, изничтожив последние отголоски родного дома Аксиманда. Бросив войска и отринув задачу о возвращение утерянных земель, фактически дезертировав из Армии Лордерона, Горас направился в родные земли. Но и этому не суждено было случиться, ведь именно тогда произошла самая судьбоносная встреча в жизни юного рыцаря.

— Кажется ты заблудился, Живой? — раздался мертвецки холодный голос из-за спины Аксиманда. Слова как будто исходили из разрытой могилы, наполняя воздух страхом и ужасом, — тебе подсказать дорогу?

Выхватив клинок из ножен, бывший страж Лордерона обернулся к говорящему, и тут же страх стал сковывать его сердца. Прямо перед, подле ужасающего мертвого скакуна, в окружении десятков вурдалаков и скелетов, стояла помесь плоти и богохульной стали, двухметровый Рыцарь Смерти, обрамленный шипастой короной. Подкашиваясь и опадая на землю, юноша, все же, смог побороть ужас и посмотреть прямо в глаза своему ночному кошмару.


— Услышь… мой голос, отродье. Мое имя Гора...

— Можешь не продолжать. Меня не интересуют мертвецы. Не хочу забивать голову лишней информацией, — прозвучало из скованного металлом горжета шлема, — ты, кажется, пытался найти здесь что-то. Но нашел лишь меня, свою смерть!
— Что же, тогда я не скажу ни слова. Как насчет того, чтобы я подарил тебе вторую смерть, выродок, — наполнившая сердце ярость, абсолютно точно поборола ужас и страх, оставив место лишь отваге или, быть может, глупости.

— А ты забавный, Живой. Пожалуй твою голову я оставлю себе, — Рыцарь Смерти бросил лишь один взгляд за спину, — пошли прочь, падальщики, эта кровь — моя.

Тут же выхватив источающий саму суть Смерти клинок, Тарик Торгаддон, недавно поднятый Всадник Погибели Артаса Менетила, улыбаясь своему оппоненту, стал обходить его, подобно хищнику, загоняющему жертву. Молча, не делая никаких лишних движений, Аксиманд сделал небольшой шажок в сторону, провоцируя Всадника, тут же поднырнув под руку с клинком, к которому, судя по всему, Рыцарь Смерти еще не успел привыкнуть, нанес один режущий удар снизу-вверх… удар, что сумел оставить лишь небольшую рану, пробив лишь горжет шлема посланника Смерти.

— Кажется, первая кровь за мной, выродок! — громко, но без эмоций произнес Горас, — третей жизни у тебя не будет, тварь!

И тут же истинной веселый смех, практически гогот, наполнил воздух, чем еще больше низверг надежду молодого защитника людей оземь.
— Да, ты прав, Живой. Первая кровь за тобой, но она же станет и последней, — чудовище тут же протянуло свой клинок в сторону парня, явно желая что-то продемонстрировать, — взгляни на свое оружие.


Последовав совету противника, Аксиманд бросил мимолетный взгляд на свой клинок. Точнее то, что от него осталось. Гарда меча и небольшая часть лезвия, — вот все, что осталось от его оружия. Судя по всему, удар в саронит расколол его последнюю надежду точно также как и сам клинок. Несмотря на свербящее чувство поражения, рыцарь все еще стоял на ногах. В его голове виднелись образы его матери и отца, образы друзей и близких, образы родного дома… и лицо Принца, изничтожившего абсолютно все. Презрев страх и отринув все сожаления, теряя всю надежду на победу, Горас воздел остатки своего оружия к небу, что-то шепча про себя.


— Забудь о своем слабоумии, Живой. Встань на колени и при...

— Во имя Лордерона и Короля! — из горла молодого человека вырвался последний в его жизни крик, вместе с которым он, подняв перед собой щит, устремился в сторону монстра, который, быть может, погубил уже десятки, а то и сотни его сограждан. Рассчитывая всевозможные слабые места и слепые зоны, солдат Лордерона нанес отвлекающий ложный удар, вновь и вновь пытаясь задеть Рыцаря Смерти, в отчаянной попытке хоть как-то защитить людей его родного края. Удар. Еще удар. Выпад щитом. Наскок. Ложное отступление. Его ненависть даровала ему силу в этом сражении, но… вместе со смехом Рыцаря Смерти пришел один мощный рубящий удар, раскроивший голову Аксиманда от уха до шеи. Тело человека обмякло, а ноги подкосились, казалось, что сам Свет в этот момент потух в его глазах. Он пал оземь, теряя последние очаги сознания в молчаливой молитве о спасении его семьи.

— Увидимся… в аду… тварь, — последние слова мужчины утонули в фонтане бившей из его шеи крови, которая подобно реке уже растекалась по земле.

— Кажется, первой крови стало слишком много, — произнес Торгаддон, наклоняясь к лицу павшего, — вряд ли мы с тобой увидимся в аду, но на новую встречу можешь рассчитывать.

Вернувшись к своему скакуна и садясь в седло, Рыцарь Смерти произнес последнюю фразу:

— Живой меня позабавил. Займитесь им. Нам понадобятся все силы.


Тьма… Холод… Пустота.

Он томился там слишком долго, ожидая неизвестно чего, но глупая смерть посреди полыхающих развалин его страны не стала концом существования Аксиманда. Спустя небольшой промежуток времени, Горас очнулся на одном из алтарей Культа Проклятых. С тех пор, характер Рыцаря изменился не столь существенно. Скука сменилась унынием, а сдержанность стала презрением ко всему. Но явное отличие все же коснулось его. В тлетворном влиянии Погибели на здравомыслие и разум нового Рыцаря Смерти его любовь к искусству сменилась чем-то иным, более темным. Его стали забавить смерти и страх. Он стал наслаждаться убийствами подобно искусству, приобщая каждого встречного врага к столь чудесному концу.

«Смерть логична и прекрасна»

Эти слова стали слишком часто звучать из уст бывшего защитника жизни. Но это, все же, лишь начало его истории...

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Лед - II Поколение Рыцарей Смерти
Способности:

Основные навыки в ближнем бою у Гораса строятся на основе быстрых и целенаправленных ударов, а не грубой физической мощи. Он прекрасно может вести бой практически с любым противником, стараясь завершить его не с наскока, а с целого ряда выверенных ударов клинком или когтем. По причине наличия старой раны, полученный от рук демонов, а также давнего нахождения в ледяной глыбе, в которую он сам себя и заточил, Горас слишком ослаб для ведения прямых столкновений, хотя навыков от отнюдь не растерял.

Удар смерти: стремительный и мощный удар, что оставляет за собой кровавый след в воздухе. Он причиняет неописуемую боль тому, кто попадет под него. Рана нанесенная от этого удара начинает распространять некроз клеток по всему телу соперника, приводя его в конечном счете к смерти.

Заморозка разума: способность, что заставляет противника утратить способность к ясности мысли, тем самым не давая ему концентрироваться на заклинаниях. Эффект действует на короткий срок и годиться, чтобы прерывать особо-сильные заклятия врага. При должной затрате сил Рыцарь Смерти способен и вовсе лишить врага возможности творить чары любого толка.

Антимагический панцирь: рыцарь смерти создает вокруг себя зеленую оболочку, что поглощает любой магический урон. При получении слишком большого количества урона, оболочка разрушается, высвобождая накопленную энергию в окружающую среду.

Ледяной гроб: Горас направляет могущество хлада для формирования прямо из-под ног жертвы подобие закрытой клети из чистейшего магического льда. Сразу же после этого «прутья» клетки, подобно копьям, сразу же протыкают незадачливого врага Рыцаря Смерти.

Озноб: рыцарь смерти выпускает мощь магического хлада, которая тут же подобно болезни начинает изничтожать жертву магией льда, нанося урон со временем.

Незыблемость Льда: рыцарь заставляет застыть свою же кровь. Изменяя ее агрегатное состояние, Горас поднимает свою физическую стойкость.

Беспощадность зимы: Аксиманд поднимает вокруг себя гигантскую снежную бурю. Ледяные осколки ранят тех, кто попал под ее действие. Помимо этого, хлад Ледяного Трона вызывает окоченение у противника
рыцаря.

Тёмная опека: благодаря желанию убивать и нести погибель, Горас способен исцелять собственное здоровье после каждого убийства своих врагов (только после череды убийств).

Тёмный симулякр: рыцарь смерти способен поставить метку на заклинателя. Когда противник в следующий раз расходует ману на заклинание или применяет какой-либо навык, рыцарь смерти может применить точно такое же заклинание, искаженны, а следующее заклятие будет скопировано руническим клинком всадника. Подобный навык позволяет Горасу подготовиться к абсолютно любой битве, ставя врага в неловкое положение внезапности в тот момент, когда его же силы начинают обращаться против него самого.

Ледяной удар: рыцарь покрывает свое оружие льдом, повышая его пробивную способность и скорость атаки.

Ледяной столп: сила хлада Ледяного Трона повышает физические показатели атаки рыцаря.

Уничтожение: подпитываемый своей ненавистью, Горас наносит мощный удар по врагу, усиливая действие с помощью рун.


Черный Лёд: разработанный самолично Рыцарем Смерти навык, который позволяет использовать единовременно сразу две Стези Смерти: Хлад и Нечестивость. Тем самым, атаки Аксиманда разят не только холодом и льдом, но и чумой и сонмом болезней. Каждый подобный удар не только обращает плоть врага в черную ледяную корку, но и заставляет все нутро жертвы гнить прямо под слоем отражающего свет агатового «стекла».

Навыки и профессии:

Гравировка (9-10): с самого детства Горас имел прекрасную память, поэтому он достаточно хорошо запомнил и изучил рунное дело, что дает ему возможность осуществлять гравирование на достаточно высоком уровне.

Верховая езда (9-10): являясь рыцарем еще до самой своей смерти, Аксиманд хорошо обращается с лошадью. Какое-то время ему даже посчастливилось сост

Зодчий Плоти (10-10): начало пути Рыцарства стало для Гораса не только концом всего прошлого, но и началом возвышенного будущего. За годы службы Королю Мертвых Аксиманд стал мастером ваяния плоти, созидателем кости, а также практически абсолютным гением пыток. Любая возможность превращается в действительность под гениальными руками мастера работы в деле некромантов. Удивительно, что такие вещи могли заинтересовать Рыцаря Смерти.

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Еще давным-давно, сразу же после своей смерти, вера в благословенный Святой Свет абсолютно наскучила Рыцарю Смерти. Он стал считать лишь с двумя вещами: властью сильного и неотвратимостью Смерти.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Орочий
  • Талассийский
Пояснение к языкам:

Всеобщий является родным языком Аксиманда, и, благодаря занятиям с родителями, он им овладел в совершенстве еще в своем детстве. Орочий язык стал тем единственным приобретением, которые он получил от двух войн с этими тварями, хотя его навыки и не столь высоки. Язык Дорай стал простой случайностью в жизни Рыцаря Смерти, ведь лишь некоторые слова и предложения он смог услышать во время убийств и пыток народа Луносвета.

Инвентарь:

На себе Горас Аксиманд носит иссиня-черный саронитовый доспех «Оковы Мщения» вместе с плащом из человеческой и эльфийской плоти, который подарил ему его «заклятый друг» — Тарик Торгаддон. Сама же броня практически по всему контуру огранена металлическими и саронитовыми вставками, которые являются выкованными мастерами ордена руническими сигилами. На плечах Рыцаря красуются две огромные руны, что источают ауру холода и замораживают воздух в прямой близости Гораса.


В бою Рыцарь Смерти использует два оружия: рунический клинок «Грань Ночи», врученный ему за убийство-испытание старшего паладина людей во время одной из стычек в скором времени после «поднятия». Клинок напоминает тонкий не столь сильно скругленный хопеш, по всему лезвию которого струятся символы Погибели и самого естества Смерти. Левую же руку Рыцаря венчает саронитовая перчатка «Коготь Погибели», между заостренными пальцами которого струится лазурный иней.


Род занятий:
Рыцарь Черного Клинка
Хронология:

Спустя месяц после своей смерти, Аксиманд очнулся на ритуальном столе Культа Проклятых. Новообращенный рыцарь должен был доказать свою силу и верность Нер`Зулу. И он это сделал. По приказу Падшего Принца, Рыцарь Смерти должен был повести отряд нежити на истребление недобитков из Серебряной Длани, в одной из местных деревушек в Восточных Чумных Землях. Толпы вурдалаков, воины скелеты, некроманты, все эта мощь обрушилась на ослабшие силы паладинов. Сам Горас столкнулся в бою против старшего среди ревнителей Святого Света. Два антипода наносили удары друг другу, попутно обмениваясь проклятиями. Около часа Рыцарь сражался со своим врагом и, в конце концов, умудрился отрубить ему голову. Забрав трофей в качестве доказательство, он вернулся к Менетилу и поднял отрубленную голову за волосы, вознося хвалу Королю, тем самым доказав, что он достоин рунного клинка и комплекта высококачественных саронитовых доспехов.


После еще нескольких стычек против людей, армада Плети устремилась в сторону Кель`Таласа. Именно там Горас принимает участие в массовом геноциде эльфов. Он вновь встретился со своим убийцей, Тариком Торгаддоном, и им пришлось достаточно долго сражаться подле друг друга. Упиваясь страданиями высокомерных эльфов, рыцари сполна утоляют свою жажду насилия и возвращаются обратно на юг, чтобы низвергнуть в прах магов Даларана и выполнить приказ своего Короля. Добравшись до самого оплота Арканистов, армия Плети поняла, что всё оказалось не так просто как хотелось бы. Рыцарям пришлось искать магов, поддерживающих барьер, чтобы продвинутся вглубь города. Тарик и Горас вместе уничтожают одного из них, направляя армаду мертвецов вперед и убивая каждого, кто попадется им на пути. В дальнейшем, Горас и воинство Плети добираются до Нордскола, помогая отбить Менетилу Ледяной Трон из лап Иллидана. Когда новый король взошел на престол, Горас остался в Ледяной Короне, ожидая пробуждения своего владыки, который позволил ему столь всецело насладиться новым «искусством». Пять лет он ждал. И когда Король пробудился, мертвые откликнулись на его зов. Плеть пробудилась и вновь обрушила свой гнев на Азерот.


Тарик Торгаддон, ныне став покровителем Гораса и будучи командиром отряда налетчиков, ведет своих воинов на просторы Восточных Королевств, уничтожая, сжигая и разоряя все, что попадается им под руку. Горас стал его заместителем и правой рукой. Оба не сражались у Часовни Последней Надежды, посему сохранили верность Королю. Отступив в Нордскол, отряд начинает атаки на конвои живых в Борейской Тундре, устраивая акты чрезмерной жестокости. Каждое нападение превращается в скотобойню, где в роли животных оказывались случайные воины Альянса либо Орды. Когда объединенные войска обеих фракций вместе с Серебрянным Авангардом вошли в Ледяную Корону, Горас со всей ненавистью сражается против живых на ледяных пустошах. Во время штурма Цитадели, когда Багровый безумец пропал в одной из атак, Горас взял командование на себя и атаковал врагов до тех пор, пока от войска Рыцарей не осталось никого и ничего. После поражения Артаса, Горас около года скитался по снегам Ледяной Короны, ожидая приказов от нового Короля, но он их так и не дождался. Ближе к началу Катаклизма, он решил вступить к тем, кто сражался против его былого господина – к Черному Клинку. В тот момент его интересовало лишь упование смертями других, а это Орден мог дать сполна. Тем паче, выбора, собственно, у самого Рыцаря уже и не оставалось. Когда произошло нападение Легиона, Горас и отряд Рыцарей Черного Клинка сражались с демонами на заставе Вестника Смерти. Демоны умудрились отделить Гораса от его союзников и серьезно ранили Рыцаря. Чтобы спастись, он воззвал к хладу и заковал самого себя в ледяную глыбу, ожидая часа, когда его вновь найдут.

Фракции:

Плеть — положительно. Несмотря на неотъемлемый вклад Артаса в уничтожение всего дорогого Горасу, он, по неизвестной причине, уже после смерти позабыл о своей ненависти к Королю Личу. Сейчас для него лишь важна память о чудесных кровопролитных сражениях во имя Короля Мертвых, а также искусство Смерти, которое столь чудным образом наполняла разум Аксиманда радостью во время каждого убийства живущих.

Альянс — нейтрально. Старая память все еще остается в голове Гораса, но, все же, ныне ему практически плевать на подавляющее большинство окружающих его. Все расы, члены Альянса, по большей части не интересуют Рыцаря Смерти, ведь они живут идиотскими идеями и абсолютно не видят то искусство, коим сейчас грезет Аксиманд.

Орда — отрицательно. Ненависть к этой фракции переполняет Гораса еще со времен великих Войн. И пусть уже прошел достаточно большой срок, но этих дикарей он все еще терпеть не может, хотя и сдерживает свои внутренние позывы к убийству каждого из представителей этого союза.

Рыцари Черного Клинка — нейтрально-положительно. Каждый из членов Ордена стал боевым братом самого Гораса Аксиманда. Любой день, проведенный в воинской ложе дозволяет ему наслаждаться новыми идеалами в его «жизни». Несмотря на подобное, многие из сподвижников Ордена все еще являются весьма скучными и надоедливыми по мнению Рыцаря. Лишь немногих их них он может назвать истинными друзьями и товарищами, коим может доверять.

В данный момент по причине отсутствия среди стен Акеруса, Рыцарь Смерти не имеет абсолютно никакой связи с братьями по Ордену.

Прозвища, звания, титулы:

Рыцарь-Капитан Лордерона — ранг и статус, который получил Горас еще во время своей жизни. Ранг, который он, практически, унаследовал от своего отца.

Хладный Рыцарь — прозвище, полученное во время служения Артасу в качестве рыцаря-смерти. Сдержанный нрав и абсолютная отстраненность сделали свое дело.

Безголовый/Порезанный — прозвища, полученные от Тарика Торгаддона, отсылающие к их первой встрече еще в лесах Лордерона.


Отношение:



Тарик Торгаддон

С этим Рыцарем Смерти Горас познакомился еще будучи простым воином Лордеронской армии. Тот судьбоносный миг стал последним, что пережил в своей жизни бравый защитник угнетенных. Тогда собственная смерть стала первой в череде последующих, вызванных самим Горасом. Ныне же, «залятый друг» Тарик является прямым командиром самого Аксиманда, в то же время являя собой первого соперника, с которым они всю свою «новую жизнь» спорят и пререкаются, сражаются подле друг друга и проверяют навыки в гладиаторских боях на арене. Ненависть и агрессия Тарика всегда компенсируются отреченностю и спокойствием Гораса. Действует это и в обратном ключе. Торгаддон — вот то единственное прошлое, что сохранилось у Рыцаря Смерти, и это прошлое он никому не позволит у него отнять.


Годрей

Также является отголоском прошлого Гораса, хотя, все же, даже близко не настолько важного для него самого. Еще во время битвы за Ледяную Корону они встретились, скрестив клинки друг с другом. Тогда, к сожалению, их схватка была быстро окончена внезапным дуновением чьего-то заклинания, что пролетело между ними подобно барьеру. И вот, уже годы спустя, Аксиманд находит беседы и дружеский спарринг с приобретенным союзником Годреем одной из душевных отдушин от скуки этого мира.

Сам Хладный Рыцарь ни при каких обстоятельствах не откажется от поединка со своем закадычным приятелем, да и зачем лишать столь чудной возможности своего давнишнего друга.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Аксиманд абсолютно ничего не знает о судьбе своих родителей, но, исходя из общих слухов, они наверняка мертвы.

Питомцы:

В распоряжении Рыцаря Смерти с давних пор находится боевой конь Акеруса, носящий имя «Печаль». Животное уже очень давно является спутником Гораса, галопом неся его к врагам Ледяной Короны. Сама лошадь досталась ему в качестве награды за верную службу на стороне Плети во время крестового похода Артаса по землям живых.

Конь являет собой вполне себе соответствующий хозяину образ: мертвецки бледный скакун, снабженный элементами брони и скованный вставками из металла, образующего хладные руны. Во время движения из-под копыт лошади нисходит голубоватая дымка, что охлаждает воздух вокруг и дарует земле под собой объятия мороза.


Являясь членом ударного отряда Короля Лича под командованием Тарика Торгаддона, Горас все еще не растерял навыки управления костяным грифоном. Собственное животное под именем Прокаженный он получил еще в незапамятные времена власти Артаса.


Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность
Разумеется сейчас все события, произошедшие в жизни персонажа, описаны сжато для формата анкеты. Со временем к самому Рыцарю будет добавлена квента с более подробным описанием его жизненных путей с первопричинами всех действий.

Выражаю огромную признательность моему старому и очень вредному другу Савосу (ака Midas #6691) за возможность лицезреть столь чудный CSS. Также благодарю KRINJ#0815 за оказанную поддержку с тем же CSS.


Игровое имя было исправлено с Гораса на Аксиманд уже после одобрения анкеты.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Приветствую, дорогой игрок. Ваше творчество будет рассматриваться по высокой требовательности, ибо героический класс (рыцарь смерти). Изучив внимательно вашу анкету, я могу вас похвалить вы над ней постарались. Внешность хорошо показана и раскрыта, образ ясно предстаёт перед глазами. Больше всего я как вижу, вы конечно постарались над характером. Вы так хорошо с ним потрудились, что можно было бы только за него и дать 10 уровней. Я вас хвалю за эту часть анкеты, расцеловал бы, если мог. Хронология хотя и краткая, но основную функцию выполняет, все основные события в ней указаны. Давайте перейдём к вердикту.

Вердикт: Одобрено по высокой требовательности, +9 уровней на персонажа с ником Аксиманд. По вопросам обращайтесь в дискорде на ник Ice#9901. С уважением,

Проверил(а):
Ice
Уровни выданы:
Да
19:43
23:36
1635
А что, Звучит как Мёртвый Флекс
У меня буквы расплываются, надо завязывать с Крокодил лам…
11:17
0
Расписано всё хорошо, способности тоже — ставлю плюсик в знак уважения. Надеюсь твою анкету одобрят.
12:04
0
Фу… снова фросты. peperage
12:12
+1
А почему в отношениях у Тарика арт на мракопадшую?
12:50
0
Каким артом он себя отождествляет, такой и получает у меня в анкете. Воооот!
13:49
+2
Он отождествляет себя перекаченной мертвой эльфийкой… неплохо.
Лжец, это не йольфа! peperage
14:12
+1
Мне лучше знать, кто это…
16:54
+1
17:16
+1
Мне ксс и моему сыну тоже nice
18:35
+1
Спасибо отцу и деду за побе… CSS!
14:36
0
Не трогайте ересь хоруса! Таргадоны и аксимандры peperage
Отсылки наш хлеб, бруда
16:19
0
Это вы еще главного юмора не заметили! Рекомендую подключить го-ло-ву.