Обычно цзинь-юй имеют достаточно миролюбивую внешность: гладкие и приятные черты лица, большие глаза и элегантные плавники… но с Зэн’Леем совсем иная ситуация. Он, в отличие от своих собратьев, больше похож на какое-то «чудовище с глубины» или же на порождение кошмара бывалого морского волка.

Его тёмная, как мутная вода, чешуя определённо привлекает к себе внимание, однако, при детальном рассмотрении, становятся видны уже не столь приятные внешние черты. Его рот усеян мелкими и острыми зубами, как у рыбы-удильщика, и, если Зэн откроет его – неподготовленный зевака может и в обморок упасть, от столь пугающей картины. Помимо острых зубов, «дикий» внешний вид цзинь-юй ещё и усугубляют его поистине жёсткие плавники и огромные когти на пальцах, которые тот не стесняется использовать в сражении, как дополнительное средство защиты, а также нападения.

Чтобы выжить, Зэну пришлось адаптироваться к жестоким реалиям жизни отшельника и отщепенца, поэтому он с малых лет следит за тем, чтобы оставаться в форме, а каждодневные тренировки с оружием с годами лишь укрепили его тело, сделав из него настоящего воина.

Мастер Клинка цзинь-юй внешне выглядит достаточно статным и пугающим одновременно. Самодельная броня из кожи и костей животных отпугивает от него миролюбивых жителей Пандарии, а «неприятные личности» обходят его стороной, когда замечают его длинный и изогнутый клинок. Однако, даже если этого недостаточно и Зэну приходится взяться за оружие, начинается настоящие «пришествие морского дьявола»: его тату начинают тускло светиться, вместе с его глазами, а затем в воздухе повисает запах озона из-за бегающих по клинку молний. Обычно этого достаточно чтобы заставить пуститься на утёк даже самых «назойливых», но, если нет – боя уже не избежать, потому как если Зэн’Лей уже достал из ножен свой клинок – убирает он его с большой неохотой.

Характер у Зэн’Лея непростой, но это обоснованно его жизнью, ведь с самого детства он не знал любви и ласки родительского тепла. В младенчестве его обнаружили близь деревни Жемчужного Плавника. Местные цзинь-юй были в шоке от такого пренебрежения к столь юному созданию, однако до тех пор, пока не рассмотрели ребёнка получше. Сказать, что они были в ужасе, как ничего не сказать, однако Старейшина всё же позволил оставить ребёнка, ибо они не могли поступить иначе. Благородный поступок… но совершённый скорее из жалости, а не из-за сочувствия. Последствия этого проявились позже, когда молодой Зэн уже вышел из младенческого возраста.

«Оружейное мастерство и выживание»

Природа – жестокий, но самый верный учитель. Года, проведённые в уединении с самим собой и стихиями, ужесточили характер Зэна и научили его молниеносно реагировать на любую опасность, что может угрожать ему. Со временем цзинь-юи стал «продолжением» своего клинка, словно ощущая его как свою собственную конечность. Отточил свои навыки Зэн охотясь на диких животных Нефритового леса и разделывая их туши, для того, чтобы из них можно было сделать что-нибудь полезное.

«Ритуалы и шаманизм»
То, как Зэн’Лей поклоняется стихиям, это что-то особенное. Покинув сообщество цзинь-юи, он совсем одичал и скатился до того, что начал приносить подношения духам воздуха, почти также, как это делают тролли и орки. Грубо, кроваво и с максимальным рвением. Он носит трофеи, которые способны ужаснуть обычного цивилизованного жителя – кости, когти, отрубленные уши и это лишь малая часть коллекции, которую умудрился собрать молодой шаман за столь короткий срок.

«Клинок Чернильной Жабры»
Единственное напоминание о том, откуда Зэн’Лей родом. Этот клинок он раздобыл, когда помогал воинам, что защищали Пандарию во время конфликта Орды и Альянса. Он помогал очистить территорию его родного племени от власти Ша и был награждён судьбой этим клинком. Лезвие клинка зачарованно шаманскими рунами, которые нанёс на клинок «старый друг» цзинь-юи – орк шаман, с которым он имел честь познакомиться.


Альянс – недоверие
«Эти розовокожие твари, или как вы говорите – люди, интересные существа. Они ещё хуже моих собратьев, те хотя бы не накинулись на меня с оружием, когда могли, а эти что? Правильно – сразу же оголили свои клинки. – язвительный хохот. – Но могу точно сказать: сражаться с ними, это одно удовольствие, а их предсмертные взгляды, это отдельный повод для улыбки» © Зэн’Лей в основном о людях, но проецируя это на весь Альянс, т.к. он не хочет вникать в особенность устройства их иерархии и структуры.

Орда – уважение
«Странные ребята. Гордые, сильные и честные, во всяком случаи те, с которыми я встретился. Они не смотрели на меня как на зверя или на чудовище, а лишь на то, что я делал – за это я буду им вечно благодарен. Я бы назвал их «сборищем неудачников», но в хорошем смысле этого слова – их мало кто понимает, и они не стремятся облегчить это непонимание другим. Их ведут желания и жажда битвы, такое мне нравится» © Зэн’Лей об Орде в целом.

Народы Пандарии — всё сложно
Не получается обобщить всех и каждого. У Зэн'Лея нет особых нежных чувств по базису. Он судит конкретные личности за их поступки и действия. Поэтому и него есть как и враги, так и редкие друзья. Он не стремиться делать зло, но и не прощает, если зло причинили ему.

С каждым днём Зэн’Лей чувствовал, как любовь и забота, с которой к нему относились ранее, потихоньку сходила на нет. Местные стали всё реже и реже подходить к нему, а у «друзей» стали появляться «неотложные дела», в которые посвящать Зэна они никак не хотели. Зависть отравляла сердце, молодому цзинь-юи, потому как судьба отняла у него любую маломальскую возможность на «счастливое» детство, юность и молодость.

Зэн’Лей хотел признания окружающих, он хотел, чтобы на него обращали внимание, чтобы его действия и поступки оценили… хоть кто-нибудь. Только Старейшина оставался с ним до самого его ухода из деревни и именного от него он узнал тайну, в которую юного цзинь-юи никто не хотел посвящать – Зэн’Лей был родом из племени Чернильной Жабры. Старейшина понял это по цвету его чешуи, и к сожалению в последнее время вокруг этого племени были не самые приятные слухи, а именно, что они поддались власти Ша и подверглись осквернению. Внешний вид Зэна лишь лишний раз напоминал об этих слухах, поэтому окружающие стали его сторониться, боясь влияния этих самых слухов… как бы глупо это не звучало.

В тот день, Старейшина открыл Зэн’Лею глаза. Разочарование… презрение… гнев… – вот что испытал в тот момент Зэн’Лей. Слабость его сородичей была причиной этому, так он думал, и он был готов разорвать все узы, что связывали его с ними. Отмахнувшись от Старейшины, он собрал свои вещи и был готов уже покинуть деревню, но «старик» встал у него на пути. Он просил его одуматься, призывал его к благоразумию. Зэн’Лей в последний раз осмотрел деревню и жителей, что смотрели на них со Старейшиной. Всё что он увидел – был страх. Если они не смогли полюбить его… по пускай трепещут перед его именем.

Воздух ответил молодому шаману, который ещё слабо подозревал о своих врождённых талантах. Его глаза загорелись ярким светом, что подобен был разряду молнии, а затем они обволокли его руки и цзинь-юи всем своим видом показал, что Старейшина не станет для него преградой на пути. Встав в боевую стойку, он был готов пробиваться с боем, если это потребуется… но Старейшина лишь глубоко вздохнул и уступил дорогу Зэну, напоследок вымаливая у него прощение за то, что рассказал ему правду. Так молодой цзинь-юи и покинул деревню, отправившись с самоличного изгнания, на пути к своему возвышению. Но он больше не был один – стихии стали ему обществом, которое могло его понять. Духи воздуха были строптивы и своевольны, также, как и Зэн’Лей, поэтому он быстро обрёл с ними связь и связал себя с ними ритуальными татуировками, дикими и ужасающими на вид.

Когда разразился конфликт в Пандарии, Зэн’Лей уже был ожесточён жизнью отшельника и наставлениями стихий. Он хорошо помнил тот день. Вернувшись с охоты, он обнаружил, как два розовокожих варвара вломились в его убежище, а один из них уже начал примеривать его оружие. Не успел цзинь-юи и слова сказать, как они оголили клинки и приготовились к нападению – этим они и подписали себе смертный приговор. Поджарив обоих молниями, он вывалок тела наружу и к его удивлению, розовокожих было больше чем двое. Надеяться на «милую беседу» более не приходилось, поэтому взявшись за оружие, Зэн’Лей приготовился к битве. Он только успел отсечь пару голов, как в битву ввязались новые участники – зелёнокожие варвары. Увидев, что «рыбина» сражается с людьми, они тут же присоединились к битве, на стороне цзинь-юи.

Как Зэн’Лей узнал позже, это были люди и орки, и последние были очень удивлены, что «рыбина» сражалась с войсками Альянса. Он услышал от них, что деревня, из которой он родом, заключила с людьми союз и тогда Зэн’Лей разразился хохотом, который разнёсся по всему Нефритовому Лесу. В основном он узнал всё это от их шамана, который говорил, что вокруг Зэна неиствуют стихии. Старый орк был очень заинтересован этим молодым индивидом и спросил его не хочет ли он присоединиться к ним в роли проводника.

Зэн сразу же хотел отказаться… но он вгляделся в лица этих зеленокожих варваров. Никто из них не смотрел на него с ужасом, наоборот – шаман так очень был им заинтригован и цзинь-юи чувствовал, что фальши в его словах не было. В итоге Зэн согласился и провёл всю компанию Орды в Пандарии вместе с этим отрядом, попутно учась их языку, а также лучше понимая природу шаманизма. Но ничто не длится вечно и когда компания подошла к концу – орки были готовы покинуть Пандарию, а Зэн’Лей пока что был не готов.

Тугрегар, так звали шамана, на прощание сделал Зэну подарок – он зачаровал его оружие силой стихий воздуха, укрепляя связь молодого цзинь-юи со стихиями и взяв с того слово, что, если он всё же надумает отправиться в путешествие – пускай посетит Оргримар и навестит «старого друга». На этом они и попрощались.

С тех пор Зэн'лей так и остался жить в тенях Нефритового Леса. Деревню Жемчужных Плавников он старательно избегает, потому как уже порвал все что связывало его с этим местом до этого. Но у всего в жизни есть свои плюсы, покинув её, он смог отправиться в путешествие по Пандарии. Как настоящий охотник, что следует за передвижением своей добычи — цзинь-юи искусно выслеживает любую добычу и иногда его охота заводит его и в иные места. Долина Четырёх Ветров совсем непохожа на Нефритовый Лес и потребовала от Зэна иных навыков, чтобы приспособиться к охоте на этой территории. Гордые и массивные мушаны, противник из «другой лиги», нежели гориллы леса, они намного больше и сильнее и это именно то, что привлекает Зэн'лея. Из их прочных шкур были сделанные его самые крепкие доспехи, а мясо мушана отлично покупается местными владельцами таверн, позволяя цзинь-юи обмениваться с ними полезными мелочами.

Игровое имя:
Зэнлей
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Цзинь-юй
Народность:
Чернильные Жабры
Пол:
Мужской
Возраст:
Молодой и горячий
Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Шаман/Воин
Специализация:
Мастер Клинка
Вера:
Шаманизм
Знание языков:
  • Орочий
  • Пандаренский
Род занятий:
Бродяга
Места пребывания:

Пандария, возможно пребывание вне, для поиска достойного противника

Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительно:

Низкая требовательность

Для игры хочу вот этот морф, т.к. он лучше всего подходит внешне:

www.wowhead.com/npc=154297/ankoan-bladesman


Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Доброго времени суток, Flaming Card!
Ваше творчество оценивалось по критериям низкой требовательности.

Причина отказа подробно изложена автору лично, посему здесь буду краткой: заявленная внешность персонажа и запрошенный морф не соответствуют указанному происхождениею персонажа. Цзинь-юй из клана Чернильной Жабры описан как цзинь-юй из клана Клинков Волн; кланы находятся в разных концах света и имеют кардинальные внешние отличия без возможности столь сильного в них сходства даже посредством генетических мутаций, магического воздействия или отклонений.

По всем вопросам касательно вердикта обращайтесь в дискорд: Земляника#1265
Настроения вам и вдохновения!

Проверил(а):
Земляника
Уровни выданы:
Не положено
22:43
18:27
616