Игровое имя:
Карен
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Лордерон
Пол:
Женский
Возраст:
21 (34)
Особенности внешности:

— И куда ты собираешься, Карен!? Тебя же там убьют! Бежим, быстрее! Нам нельзя здесь оставаться! — молодой парнишка, скинув все свои немногие и более-менее важные для него пожитки в увесистую и явно большую для его щуплой спины дорожную сумку, резко раскрыл дверь хижины и уже сделал шаг за порог, как вдруг резко остановился и взглянул назад, вглубь одной-единственной комнаты, что освещалась свечами. Он смотрел на стоящую у своего шкафа Карен. На свою сестру.

— Беги, Марк. А я останусь и сделаю так, чтобы ни одна из этих тварей за тобой не погналась. — ясно и довольно громко проговорила девушка, даже не повернувшись к своему брату. Она вытянула из глубины деревянного хранителя вещей кольчужную рубашку и, вздохнув, натянула ту через голову. Большевата. Для Карен вообще большинство вещей были большими — ей немного не свезло с ростом. Быть на голову ниже даже своего худощавого младшего брата для неё стало настоящим унижением. Но сейчас не об этом.

— С ума сошла, что-ли? Собираешься в одиночку их отбивать? Это паладины тебе эту чушь в голову вбили, да? Что лучше умереть достойно, чем быть забитым? Брось, Карен! Нам надо бежать! — Марк, недовольно постучав пальцами по дверному проёму, вздохнул и вошёл обратно внутрь. Он остановился за спиной своей сестры и положил той руки на плечи, аккуратно те сжимая. — Пойдём...

— Нет, Марк. Нельзя мне так делать. Я ведь полжизни тренировалась! Я ждала этой битвы! И… чтобы сбежать? Ни за что. — Карен резко повернулась и подняла голову, глядя в глаза своего брата. Её округлое лицо с чуть приплюснутым подбородком, красивые серые глаза, чистый лоб и короткий нос никак не показывали её воинскую натуру. Миловидный лик Карен легко мог принадлежать дочери влиятельного графа или же члену королевской семьи. Но нет, девушке не могло повезти до такой степени. Ростом она не вышла совершенно, остановившись на отметке в три с половиной локтя, или же где-то с метр и шесть десятых его частей. Несмотря на это, в общем по телосложению Карен, если смотреть со спины, могла вовсе сойти за парня — крепкие руки с длинными, но от этого не менее хваткими пальцами, довольно широкие для девушки плечи и развитые постоянной работой и тренировкой с отцом ноги. Постоянные занятия, которые ей навязывал отец, возымели эффект, но не только положительный. Да, по силе Карен могла запросто сравниться даже с самыми крепкими мальчуганами из детворы.

— Ты тренировалась полжизни чтобы выжить в этой битве, а не бессмысленно умереть! — Марк мягко потряс Карен за плечи. Он взглянул своей сестре в глаза — и во взгляде парня читалась мольба. Он молил свою сестру не лезть туда. Не лезть прямо в лапы смерти и боли. Но Карен было всё равно.

— Я не умру. А если и умру, то отнюдь не бессмысленно. А теперь хватай сумку и беги. Я уже слышу этих гадких упырей. — Карен едва заметно усмехнулась и аккуратно сняла руки Марка со своих плеч, а чрез секунду крепко того обняла. Около задней стены дома и вправду можно было услышать тихое безумное бормотание упырей и то, как они пытаются выскребсти дыру в дому. Девушка, отпустив Марка, выдохнула и перехватила свой клинок. Она оттолкнула от себя брата и принялась завязывать свои и так короткие светлые волосы в небольшую шишку на затылке. Карен, на самом деле, имела довольно длинные волосы всю свою жизнь, избавившись от тех лишь в последнюю неделю. Уж слишком они мешались.

— Давай, Марк. Беги уже. А я догоню.

— Я чуть тебя не раздавил. Все людишки такие жалкие? — констатировал факт ещё один рыцарь смерти, сопроводив своё выражение громогласным хохотом. То был адепт крови Араг. Огромный таурен чуть не наступил на мирно стоявшую у печей Карен, что как раз заканчивала со своей новой рунной булавой — рисунок старой оказался негоден. Девушка подняла взор на морду парнокопытного, снова понимая, насколько она всё ещё мала по сравнению с остальными.

Карен, после своей относительно бесславной гибели, значительно переменилась, как внешне, так и, соответственно, внутренне. Из своего и до смерти подтянутого тела не-мёртвая пыталась выжать максимум, и некротическая энергия, что пронизывала всё тело девушки, ей в этом помогала. Она заметно вытянулась, прибавив в своём росте примерно сантиметров на десять, а также стала чуть шире во всех отношениях. Её тело, постоянно скрытое под слоем крепкой саронитовой брони, почти не разлагалось, но теперь требовало постоянного ухода в виде залечивания разорванных суставов и перебитых костей, ведь даже на тренировках его Карен совершенно не щадила. Как и раньше.

А вот лицо девушки претерпело значительные изменения. Хоть волосы и не успели выпасть, само лицо оказалось, буквально через несколько дней, испещрено мощными порезами, ушибами и шрамами, которые так и не заживали без посторонней помощи. А к ней Карен прибегала только в крайних случаях — когда ходить с подобным лицом существовать становилось уже невыносимо.

Особенности характера:

— Фух. Я готова. — Карен крепко сжала клинок. Марк уже выбежал из хижины — он не оставлял надежд на то, что его сестра образумится и пойдёт с ним, в безопасное место, но прекрасно понимал, что она не отступится от своих безумных идей. Девушка выдохнула. Она, перед тем, как выступить за порог дома, прикрыла глаза, погружаясь на несколько долгих секунд в собственные мысли. Разум кричал ей о том, что она не выживет. О том, что она лишь обретёт смерть и страдания, оставшись сражаться с немёртвой угрозой. Но голос разума сейчас для неё был лишь помехой. Она снова выдохнула, с холодным рассудком фокусируясь на своей цели — как можно лучше показать себя в бою.

Эта мысль — о славной победе — с самого раннего детства преследовала девушку. Карен была старшей дочерью отставного рыцаря, что решил перейти к ведению хозяйства. Её отец, будучи благочестивым и опытным воином, лелеял мечты о том, что его сын станет достойным наследником имени Гарсайд — о том, что он прославит имя его семьи в дальних краях, прямо как и сделал его отец. И вправду — род Гарсайд прославился ещё во времена Первой Войны. Имена его сыновей стали уважаемы среди всех ветеранов первых сражений с орками, а во Второй Войне их слава лишь закрепилась. Мужество и благородство этого рода не находило предела — и они стремились проявить его во время каждой из Войн. И Матиас Гарсайд — отец Карен — не стал исключением. За доблесть в сражениях ему было даровано небольшое поместье на юге лордеронских земель. Мало кто знал, что оно будет расположено на месте последних битв Алого Ордена с нападением Плети...




Матиас был в отчаянии, когда вместо долгожданного наследника у его жены, Марии, родилась девочка. Когда он получил известия о появлении Карен на свет, сир Гарсайд даже не пришёл в Собор чтобы повидать дочь. Он решился взглянуть на неё лишь на третьи сутки, и то из-за отчаянных мольб её жены. Презрение к дочери, правда, никуда не пропадало. Несколько лет Матиас продолжал игнорировать своего отпрыска. И, естественно, это отразилось на характере Карен. Слова Марии, её матери, о Матиасе, что всегда выставляли его лишь в лучшем ключе, привили в девушке уважение к своему предку. Карен не знала почему, но, по его поведению, понимала, что чем-то сильно его обидела. И потому всю жизнь старалась произвести на него впечатление.

Впервые у неё это получилось в возрасте пяти лет. Тогда у Марии и Матиаса появился второй ребёнок — мальчик, которого назвали Аланом. И в нём отец увидел своё спасение. Он, впервые за всё то время, что утекло с рождения Карен, перестал быть холодным к своей семье. Он даже стал обращать на девушку внимание — в особенности, когда она заботилась о своей матушке и младшем брате.

Карен, по правде говоря, много приходилось брать на себя. Мать у неё была волевой и сильной женщиной, что могла управляться с домашними делами и уходом за девушкой, но после рождения Алана, сил и возможностей для заботы о доме и своих детях ей явно не хватало. Тогда Карен, считая себя взрослой и самостоятельной, и научилась многим умениям, что в дальнейшем ей сильно помогут — шитьё, ухаживание за малыми детьми, готовка еды, даже навыки садовничества. Мария с гордостью следила за успехами своей малышки. Сначала она всячески старалась обеспечить Карен беззаботную жизнь, но понимала, что этот путь — не для неё, а посему поняла, что нужно научить девочку всему тому, что облегчит ей существование в будущем.

Даже Матиас перестал смотреть на свою дочь как на провал, ведь именно за это он её и принимал. Девушка в роду была для него неприятным бельмом в глазу, но, когда он увидел, в какую ответственную и заботливую личность превращается её дочь, лёд по отношению к Карен в его сердце оттаял. Может быть, даже она, слабая девушка, станет доблестной и гордой личностью, что будет с честью нести имя Гарсайд. Матиас перестал игнорировать девчушку. Стареющий, но ничуть не потерявший формы солдат стал проводить больше времени с ней. Когда она повзрослела и смогла поднять что-то тяжелее садовых ножниц, Матиас и вовсе вложил в её руки свой клинок. Возможно, девушка и не сможет сравниться в силе с бравым рыцарем, но сказания о героинях, что сражали врагов человечества, врать не могли — храбрости у «слабого пола» также было в достатке. И именно эту храбрость, вместе с умением неплохо сражаться, Матиас воспитал в заботливом и милосердном сердце Карен. Она и раньше не обидела бы и мухи, но тогда это благородство и вовсе переросло в отчаянное желание защитить тех невинных, кому причиняют незаслуженные ими страдания.




— Папа. Мама. Марк. Алан. Я смогу вас защитить. Мы все продолжим жить, как раньше… — девушка выдохнула. Облачённая в оставшимися крепкими отцовские латы, что немного не подходили ей по размеру, кольчугу, а также вооружённая длинным полуторным мечом, Карен вышла из её старой хижины, примечая пару наглых упырей. Настало время для агрессивной защиты...

… которая продлилась сравнительно недолго. Да, Карен могла за себя постоять. Она справилась бы даже с несколькими нападавшими, если бы они были людьми. Но это были далеко не люди. Упыри и вурдалаки продолжали окружать девушку со всех сторон, хоть она и продолжала вкладывать в уничтожение нежити все свои силы и старания. В конце-концов, она оказалась полностью окружена — заляпанная кровью, с пробитым доспехом и сломанными мечом, Карен, хоть и будучи почти полностью разбитой физически, продолжала быть твёрдо уверенной в себе. Единственное, о чём она жалела, так это о невозможности снова увидеть своих друзей и семью.

Девушка вдохнула и приготовилась к своему последнему сражению, но не успела даже вскинуть клинок. Её грудь пронзила крепкая и весьма меткая саронитовая стрела. Карен выдохнула. Она даже не поняла, что произошло, осознавая лишь резкую острую боль. Девушка с грохотом лат упала на землю. Резко навалила усталость. Последним, что услышала Карен перед тем, как провалится в бездонную тёмную пучину, был топот вурдалачьей орды. А также едва различимый человеческий голос.

— Заберите её в Акерус. Она убила слишком много вурдалаков для простой деревенщины.




— Вурдалачья жратва. — многозначительно выдал Инструктор, глядя на новое пополнение в виде только что собранного отряда поднятых рыцарей смерти. Среди них на коленях виднелась и Карен. Девушку, как и приказывал тот, как оказалось, некромант, утащили в Акерус упыри и вурдалаки. Девушка, опустив голову вниз, лишь вместе с остальными обречённым на служение Королю-Личу безучастно слушала речь Разувия для новичков. Выпал отличный момент для раздумий о её положении. Она не сохранила обещание своему брату и погибла в бою. Хоть Карен и с самого начала осознавала то, что именно подобная участь ей и будет уготована, она и представить не могла, что удостоится воскрешения, да и ещё и в виде рыцаря смерти, о которых рассказывали самые изувеченные из паладинов Ордена. Теперь, девушка и сама стала подобным чудовищем — ужасающей машиной смерти, что несёт погибель и страдания на полях боя. И подобному воспротивиться она никак не могла — в конце-концов, вся нежить Акеруса была подчинена его владыке. Мысли только-что-воскрешённой, однако, пришли к одному закономерному исходу — ей придётся принять эту участь, или быть окончательно уничтоженной. Конечно, на подобный выбор подействовали как речь Разувия, так и влияние короля нежити, но и сама Карен не стала особо возражать. Ей не хотелось уходить.

А потом появилась боль. Боль от постоянного голода. Но голода не подобного голоду смертных, когда те лишь требуют удовлетворения своих потребностей. Нет, то была жажда смерти, жажда разрушения и убийства. От этого не мог уйти ни один из рыцарей смерти, и Карен не стала исключением. Постоянные страдания, что нельзя было заглушить простым крошением черепков ненужных вурдалаков, вскоре вытеснили все остальные эмоции. Из боли, соответственно, выходит ненависть. Карен не могла думать ни о чём другом. Отголоски старой жизни, что всё ещё теплились в глубинах её сознания, перестали быть чем-то значимым для девушки. Они стали далёким и неизвестным, что напоминали о себе в редкие моменты утоления того неистового голода. Однако, не-мёртвая не могла жаловаться.




Характер у Карен же, после проведённых в качестве слуги у Короля-Лича нескольких недель, не мог не поменяться. Её привычное поведение исказилось в сторону более жестокого и необычайно злобного поведения. Все те качества, что были присущи живой Карен, были, как и она сама, убиты и воскрешены во что-то ужасное и неестественное для её личности. Добродушие и радость, с которыми девушка всегда относилась ко всем её окружающим личностями, заменились раздражительность и отрешённостью. С другими рыцарями Карен, во время свободного присутствия в Акерусе между операциями, почти не контактировала, посвящая его тренировкам и обучению новым навыкам.

Однако, было одно качество, которое от Карен никуда не ушло, хоть и приняло оно форму куда более странную. Девушка, хоть и будучи озлобленной на всех, кто её окружал, продолжала фанатично за теми следить и защищать. Иногда она, даже игнорируя приказы, рвалась в передние линии авангарда, принимая на себя удары, что должны были покончить с другими рыцарями смерти, или же насылала проклятия и некротические снаряды не на важную цель, а на того, кто угрожал ближайшему её «союзнику».

Тактическим мышлением же Карен, увы, оказалась обделена. Она даже за жизнь не получила должного образования, и всё её познание о мире, его законах и энергиях основалось на местной церковной школе и уроках от родителей. И в тайны стратегических формирований и условий, которые необходимо было выстроить для правильного ведения боя её уж точно не посвятили. Возможно, именно по этому Карен никогда не доверяли никакой силы больше небольшого отрядика вурдалаков, который она сама же и поднимала во время боя. Девушка же не жаловалась, ибо подобный недостаток она принимала и осознавала сама. Да, Карен пыталась от него избавиться, однако стратегов готовят годами, а у не-мёртвой не было столько времени.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Нечестивость
Способности:

— Уяснили? А теперь быстро к горну, ничтожества! — на ново-поднятых рыцарей смерти не отводилось больше времени, чем того обязывали обстоятельства. А обстоятельства были жестокими — нужные знания давались лишь частично. Приходилось буквально схватывать на лету и додумать недосказанное. Те, кто к такому бешеному не сумел адаптироваться, отсеивались в первом же бою в яме, в то же время уступая место тем, кто осознал необходимость думать своими полусгнившими мозгами как можно быстрее. Карен повезло. Она умела быстро запомнить нужную для неё информацию. И посему, как только Инструктор отправил её за заготовкой с лишь поверхностными знаниями об основных рунных соединениях, девушка бегом рванула к стойке, выхватывая оттуда первое попавшееся ей под руку оружие — мощную саронитовую булаву. Рунная связь оказалась довольно трудной, ибо была не из тех простых, что обычно выбирают новые рыцари. Карен старалась, и, хоть с небольшой задержкой, таки завершила гравировку ударной части своего оружия, закаляя то в печи душ.




— Оружие готово? В яму. Посмотрим, что вы, ничтожества, можете показать в бою. — Разувий бросил усталый взгляд на группу новых послушников через пару часов после того, как те получили свои, среди которых стояла и Карен, со своей увесистой булавой. Они выстроились в ровный ряд, прямо перед склонившимися недостойными. Из этой ямы через несколько минут выйдет лишь половина. Отсеивание слабых в угоду сильных. Ну, или более везучих.

Цепи разомкнулись. Секунду назад бывшие недостойными схватили оружие со стоек рядом и приготовились к бою за свою не-жизнь. Также сделали и другие претенденты.

— Начинайте! — громогласно объявил Разувий, да развернулся, уходя к другой группе ново-воскрешённых.

Навыки и профессии:

— Внимание. Вы, едва-едва поднятые уродцы, будете учится у меня, потому что так сказал Разувий. Ясно? Конечно, ясно. — леди Алистра, отложив свою книгу в сторону, оценивающе оглядела новый отряд рыцарей, которым предстояло очень быстро пройти курс посвящения и освоения навыков нечестивости. Алистре, собственно, как и Разувию, было абсолютно плевать на то, удастся ли послушникам за столь короткий срок освоить нужные умения. Их задача заключалась в том, чтобы выдать необходимые знания.

Эта практика, собственно, была применима к любому занятию в Акерусе. Не сумел вовремя понять нужное? Учись дальше сам. Не успел к другим? Значит, работать быстрее. Бешеный ритм не-жизни в некрополе, вкупе с ужасной нагрузкой во время тренировок и занятий запросто откидывали добрую половину с каждой поднятой группы обучающихся в рыцари.

Карен была определена в опеку леди Алистры как будущий рыцарь нечестивости. Не-мёртвая девушка быстро освоилась в жестоком и мощном течении Акеруса. Хоть и будучи при жизни лишь обычной девушкой, даже после воскрешения она старалась всячески доказать то, что она может больше, чем о ней думают. И если при жизни тот, кому она показывала свои умения, был её отец, то сейчас, в посмертии, ими стали инструктор Разувий, не-мёртвая леди-эльфийка и сам Король-Лич. Она сумела показать себя лучше всех как нечестивый заклинатель, но как боец Карен явно отставала — двуручное оружие было для неё слишком велико, а с теми палашами, что находились в Акерусе, она орудовать не могла. Девушка старалась, старалась до полного износа своего тела, и кое-как смогла компенсировать разницу в навыках между ней и остальными рыцарями. Даже Разувий вскользь отметил её упорство, хоть и забыл об этом буквально через минуту. А вот Карен не забыла…

Вера:
Другое
Знание языков:
  • Всеобщий
Инвентарь:

— Щит? Зачем тебе щит? — главный кузнец Акеруса, великий владыка скелетов-мастеровых и создатель всего вооружения рыцарей смерти Корвий недоумённо взглянул на подошедшую к нему с весьма странной просьбой Карен. Щиты были не в почёте у рыцарей смерти. К чему тебе защищаться, если ты — машина для убийств, что не может устать от постоянного наступления? Этим и руководствовался Корвий, но заказ от неё он всё-же принял. Карен также добавила к нему утяжелённый комплект брони рыцаря.

Девушка так и не смогла в полную силу овладеть искусством владения двуручным оружием. Отец постоянно пытался дать девушке нужные знания и навыки, а также натренировать её тело для этого благородного клинка, но, то ли из-за невозможности контролировать такое огромное оружие своими руками, то ли из-за банального нежелания, Карен так и не научилась обращаться с мощными орудиями для убийства, что предпочитали другие рыцари. Даже когда все выбрали по огромному полуторнику или двуручу, девушка остановилась на облегчённой булаве, с которой она позже и вовсе спилила нижнюю часть ручки, превратив её в удобное одноручное дробящее.

В конце-концов, необходимо было использовать свои преимущества и уменьшать эффект недостатков, верно? Карен приняла на вооружение немного другую тактику, по сравнению с той, которая была предпочтительна для остальных рыцарей. Девушка, будучи адептом нечестивости, нанесла рунный рисунок не только на булаву, но и на поверхность щита, позволяя себе использовать весь тот полученный арсенал заклинаний даже во время глухой обороны. Карен играла на время, ибо с каждой секундой бой становился выгодней для неё, хоть и битвы с мертвецами превращались в бесконечную баталию, и только чужое вмешательство могло её закончить.

Род занятий:
Рыцарь Чёрного Клинка
Хронология:

— Карен...? — тяжело дыша произнёс парень, отброшенный в сторону мощным ударом саронитового щита. Рыцарь смерти, которой приказали зачистить от жильцов эту небольшую хижину, резко остановилась. Она, всё ещё не утратив воспоминания о своём имени, осторожно оглядела пространство комнаты из-за своего бастиона, а после чуть подняла голову, снимая с пояса булаву. Но тот человек, что сейчас успел обзавестись парой сломанных рёбер, привлёк её внимание. Молодой парень, лет семнадцати-восемнадцати. Худощавый, но высокий. Она определённо его где-то встречала. Но думать об этом времени не было. Надо было исполнить приказ и присоединиться к остальным. Девушка зашагала к стоящему у стены. Но вдруг тот снова заговорил.

— Карен… чёрт. И почему ты не могла просто погибнуть? Ты ведь меня даже не узнаёшь, да? — парень устало выдохнул, поднимая взор на не-мёртвую. Он глядел прямо в глаза стоящей с булавой Карен, и во взоре того любой бы мог прочитать вселенскую скорбь.

Просто погибнуть? Нет, она определённо не могла просто погибнуть. В конце-концов, нужно было окончить зачистку Нового Авалона. Всех живых. Но что-то пошло не так. Она не могла просто того убить, как всех остальных крестьян. Они были знакомы при жизни? Воспоминания девушки давно были закинуты в дальнейшие уголки сознания за ненадобностью. Из них она извлекла лишь желание сражаться за других. Защищать других. Но кого она хотела защитить изначально?

— Хе-е… а ты меня ещё не убила… остальных и не подумав забила. Неужели, ты ещё что-то помнишь? — парень слабо усмехнулся. Он медленно съехал спиной по стене, падая на пол, но взгляда с Карен так и не сводил. Прижав свою руку к переломанным от мощного удара щита рёбрам, Марк, что давно не походил на Марка из-за поросшей на лице щетины и грязных длинных волос, криво улыбался. Не так он представлял встречу с сестрой.

Кто это мог быть? Карен, забыв напрочь о своей защите, стремительно перебирала свои воспоминания. Отец? Нет, её отец определённо был гораздо старше. Брат Алан? Нет, у Алана была совершенно другая форма тела. Он был гораздо крепче и выше. Лежащий определённо не был похож на её мать. Кто? Кто мог знать её имя? Неужели это был Марк?

— Как тебя зовут? — раздались первые за эти сутки слова со стороны Карен. Да, она действительно стала крайне немногословной, общаясь лишь по мере возникающей необходимости. Но сейчас… сейчас ей двигало что-то другое. Она давно могла размозжить голову этого парня своей булавой. И именно это движущий ею голос повелителя нежити велел сделать. Покончить с ним, как и с остальными крестьянами. Однако, что-то непривычное для не-мёртвой двигало ею в этот момент. Что-то… живое.

— Марк. Твой брат. Второй младший брат. Первого звали Алан. — взор Марка начинал тускнеть. Да, он никогда не мог похвастаться хорошей физической формой. По сравнению со своим братом и сестрой, Марк казался спичкой. И сейчас это лишь ещё раз подтвердилось. Он, сжимая свой бок для уменьшения возможной боли, попытался подняться, однако дело это оказалось провальным. Страдания лишь усугубились, а посему парень зашипел, лишь чуток приподнявшись и поровнее сев.

— Шевелись, Карен! Нам нужно присоединиться к остальным! — снаружи послышался громогласный искажённый голос командира отряда, орка Мохона. Будучи адептом крови, Мохон, хоть и был резок и дерзок когда дело касалось сражений, командовал своим отрядом с необычным для не-мёртвого снисхождением. Но сейчас даже он потерял терпение.

— Давай, Карен. Покончи со мной.

— В бой, тёмное воинство! — на этот раз, сам Дариан Могрейн соизволил спуститься с Акеруса на передовую. Вместе с Кольтирой Ткачём Смерти и Тассарианом они должны были руководить нападением на последний очаг сопротивления паладинов. Часовня Последней Надежды стала последним оплотом жизни в Новом Авалоне. Немногие оставшиеся в живых сражающиеся смогли дожить до этого момента. Но они не теряли отваги. Паладины были готовы отдать свои жизни за эту землю. Как и, собственно, рыцари смерти.

Отряд не-мёртвых воителей, после громогласного объявления Могрейна о начале атаки, ровным строем выдвинулся по направлению к Часовне. Авангард составляли адепты пути крови, лучшие из бойцов, что должны были принять на себя основной удар паладинов. В центре держались рыцари нечестивости и немного некромантов, насылавшие проклятия на ещё живых противников, и поднимая уже мёртвых. Фланги же заполнили рыцари льда, что, в случае опасности, прикрывали нечестивцев и колдунов.

Прямо позади первой линии атакующих следовала и Карен, что, фактически принадлежа к нечестивцам, обычно шла с основным авангардом. Но сейчас, когда дело дошло до более опасных противников, в острие атаки должны были быть как можно более подкованные в прямом столкновении бойцы, способные быстро покончить с врагом. Карен, вместе с ещё тройкой схожих с ней по стилю боя адептов нечестивости, должна была в случае разрыва линии авангарда, заполнить прорехи и задержать противников.

— Мы не справимся. — тихо и весьма меланхолично заявил один из некромантов и выдохнул, открывая необходимую страницу в своих тёмных трактатах. Это выражение Карен не восприняла всерьёз — в конце-концов, большинство некромантов всё ещё были живыми, а посему, особенно недавно присоединившиеся, могли испытывать страх перед сражением.

Сражение стало великим. Вместе с рыцарями смерти, в Часовню вторглись орды вурдалаков, упырей, поганищ, и даже огромных мясных гигантов. Нежить в разы превосходила числом своих противников. Но паладины отнюдь не поникли духом. Они не бежали и не сложили оружие. Они знали, что сражаются на священной земле, и что только они смогут её защитить от самого Короля-Лича Серебряный Рассвет и Серебряная Длань стояли плечом к плечу, готовые дать отпор наступающим мертвецам.

И они смогли это сделать. На каждого светоносного воителя приходилось по десятку не-мёртвых. Казалось, что что-то невидимое и неизвестное сражается на стороне живых, не желая отдавать последнюю нетронутую часть этих проклятых земель. Рыцари смерти не могли сражаться в полную силу, а некоторая нежить и вовсе рассыпалась, только подступая к обители Света, а паладины не играли в благородство с мертвецами, кроша их черепа молотами и сжигая тела священным огнём.

Организованное построение быстро превратилось в рассыпной строй. Адепты крови полегли первыми — они не сумели выдержать такого сопротивления со стороны живых. Некроманты полегли следующими — их тканевые облачения не смогли защитить от огня и клинков паладинов. В конце-концов, пали и ледяные воители. Они сражались, даже не прибегая к своим заклинаниями, и сумели забрать с собой добрый десяток паладинов. Нечестивцы падали один за другим — некоторым отрезало конечности, других просто испепеляли жрецы. Карен смогли одолеть лишь к концу сражения — уже когда основная сила не-мёртвых оказалась поголовно разбита. Своим щитом она умело защищалась как от обжигающих выстрелов света, так и от клинков паладинов, но, в конце-концов, её нижние конечности были перебиты, а правая рука оказалась отрублена. Девушка теперь лишь могла наблюдать из-за своего щита за тем, что происходит.

— Подними взор, рыцарь. — на плечо Карен легла тяжёлая латная перчатка, но девушка даже не пошевелилась. Слишком много произошло за такое малое количество времени. Осознать, что ты лишь инструмент, который без всякого зазрения совести или благородства используют для достижения лишь чьего-то тела, было довольно обидно. Нахлынувшие воспоминания захлестнули не-мёртвую с головой. Все убитые мирные жители, воины и паладины — все эти грехи теперь будут лежать за её душой. Все эти души никогда не найдут покоя из-за неё и других рыцарей. Для девушки, что никогда не сталкивалась с потерей даже собственного животного, это было слишком много. Она не могла смириться со своими грехами.

— Подними голову и встань. Ты загубила множество жизней, и никогда их не вернёшь. Но сможешь искупить свой грех. Встань и отомсти за убитых как тобою, так и этим монстром. И защити тех, кто ещё остался. С твоим щитом это будет нетрудно. — Карен всё-же подняла взор. Перед ней стоял высокий и плечистый лысый паладин. Его лицо было перемазано кровью и потом. Он, опираясь на свою булаву, что была очень похожа на оружие Карен, держал не-мёртвую за плечо. Едва заметно улыбнувшись, паладин похлопал рыцаря по плечу и поднялся, уходя к своим товарищам.

А Карен подняла голову и огляделась, заметив врата тьмы неподалёку, через которые уходили последние рыцари смерти и выжившие некроманты. Девушка понимала, что ей некуда идти и никто её такую не примет. Она и не знала, что теперь может. Лишь в своей одной руке она крепко сдерживала щит. Бросив на тот взор, Карен, без надобности вздохнув, поднялась и медленно заковыляла к вратам.

— Рыцари Чёрного Клинка и Серебряный Авангард идут за тобой, Артас! — этими словами закончилась битва у Часовни Последней Надежды. Тирион Фордринг, легендарный паладин, с помощью падшего сына великого Испепелителя Дариона Могрейна, изгнали со священной земли Короля-Лича. Затем пришла пора зачистить Акерус от оставшейся не подчинённой воли Чёрного Клинка нежити, а также наладить контакты с Альянсом и Ордой. Карен же не стала сражаться в одних рядах с живыми. В Альянс её совершенно ничто не тянуло, ибо все родственники и дорогие для неё личности остались лежать в Лордероне. Девушка осталась с Рыцарями даже после поражения Короля-Лича — событие, к которому Карен непосредственно приложила свою руку, уничтожая нежить и помогая живым в Зул'Драке. Катаклизм и стычки в Пандарии оказались для Чёрного Клинка, который в тот момент и не знал, куда конкретно податься, прошли для неё без каких-либо потрясений. Но война с Пылающим Легионом вновь сплотила всех рыцарей смерти. Они снова объединились для борьбы с нависшей угрозой, и снова сражались рядом с живыми. И Карен сражалась, надеясь помочь всем, чем она могла, своим не-мёртвым и прочим соратникам.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Анкета, как оно и видно готова не полностью. Но необходимые параметры соблюдены, так что прошу её проверить. А деталями она обрастёт уже позже)

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:


Приветствую. Сразу оговорюсь, что анкета, пока что, подлежит отказу, независимо от оригинального стиля его описания автором сие творчества.

А теперь расскажу 2 главные причины, по которому оно подлежит отказу:

Описание внешности.
1. Да оно есть в этом пункте, но ему уделено слишком мало внимания, буквально лишь несколько предложений, что явно идет не в пользу создателя данной анкеты.
Где я приметил здесь описание внешность в данном пункте, в котором он обязан присутствовать?

"Она вытянула из глубины деревянного хранителя вещей кольчужную рубашку и, вздохнув, натянула ту через голову. Большевата. Для Карен вообще большинство вещей были большими - ей немного не свезло с ростом. Быть на голову ниже даже своего худощавого младшего брата для неё стало настоящим унижением."

"Карен резко повернулась и подняла голову, глядя в глаза своего брата. Её округлое лицо с чуть приплюснутым подбородком, красивые серые глаза, чистый лоб и короткий нос никак не показывали её воинскую натуру. Миловидный лик Карен легко мог принадлежать дочери влиятельного графа или же члену королевской семьи. Но нет, девушке не могло повезти до такой степени. Ростом она не вышла совершенно, да и в общем по телосложению могла вовсе сойти за парня - крепкие руки с длинными, но от этого не менее хваткими пальцами, довольно широкие для девушки плечи и развитые постоянной работой и тренировкой с отцом ноги. Да, принцесса из неё вышла бы некудышная."






Стоит отметить, что в слове "некудышная" вы сделали грамматическую ошибку. Следует исправить на "никудышная". В лишний раз посоветую не выкладывать сразу анкету на проверку, а прогонять текст в Word'e или в других подобных программах, чтобы исправить такие недочёты, которые можно заметить невооружённым глазом.

Что по количеству описанной внешности? Вышло на 146 слов, что является достаточно малой цифрой для одобрения анкеты высокой требовательности, в особенности - на рыцаря смерти.

2. Как раз вытекает из первого пункта, но имеет и свои особенности. Вы написали слишком много? Как это исправить? Вы можете расписать внешность персонажа уже, непосредственно, после его умертвия и становления рыцарем смерти - целый гараж особенностей, болячек и прочих мелочей, которые могут более детально описать вашего персонажа таким, каким он является на данный момент. И, когда я читал данный пункт, у меня сложилось впечатление, будто я проверяю анкету не на самого рыцаря смерти, а просто достаточно подготовленного воина.

Описание характера.

Описание этого пункта достаточно хорошее, серьёзно. Вы раскрыли образ персонажа, когда он был живым, но не мёртвым. Я прекрасно понимаю, что в пунктах ниже дополнительно раскрывается внутренний мир рыцаря смерти, но это не то, что хотел бы видеть лично я.
Вы должны хорошо постараться и описать изменения в мировоззрении или характере самой Карен, когда она восстала из мёртвых по воле Короля Лича. Продемонстрировать всё то, что он вложил в вас: страдание, боль, отчаяние, гнев. Есть множество отрицательных эмоций, которыми вы можете руководствоваться, дабы детально раскрыть персонажа после его "перевоплощения" из живого человека в слугу смерти.

В остальных же пунктах я не заметил ничего критичного, но у меня есть огромная просьба к вам, как к автору данного творчества, в кратце, хотя бы, расписать хронологию персонажа, чтобы иметь представление - потяните ли вы такую роль, как рыцарь смерти, или же нет.



Для связи со мной, если появились вопросы: Loli#0002



И вновь приветствую. Исправив все главные недочеты, выношу вердикт - одобрено.

Персонаж "Карен" получает + 8.5 к уровню



Проверил(а):
Loli
Выдача (Опыт):
Да
17:33
10:04
917
22:43
+5
Нужно больше хештегов, одно из условий «высокой требовательности» это как минимум 5 хештегов. Тебе могут отказать уже с этого момента.
03:30
0
Серьёзно? о_0
09:14
+1
Одна из немногих анкет на Рыцарей Смерти, что мне понравилась *-*. Приятный язык письма, что легко читается и воспринимается, представляя у себя в голове образ Вашего персонажа — то, что мне в особенности пришлось по душе) Но я бы не назвала это полноценной анкетой, скорее смесью квенты и чарлиста. Внешность и характер поданы красиво, но в случае первом — порой так и не хватает деталей, которые бы Карен не только отличи от остальных, но и дополнили саму картину. «Вкусновато, но маловато» — как говорится хдд. По поводу характера — аналогично с моими прошлыми словами, но уже хотелось бы намного больше, ведь Вы описали её стремление к славным битвам, но не раскрыли в полной мере внутренний мир, за исключением отблеска прошлого с холодным отцом) А в целом — приятная и лаконичная анкета, в которой порой не хватает мелочей и деталей. Желаю Вам удачи в игре за этого чудесного персонажа!

p.s личная просьба, замените с
Даже Матиас перестал смотреть на свою дочь как на провал, ведь именно за это он её и считал.


На

Даже Матиас перестал смотреть на свою дочь как на провал, ведь именно за это он её и принимал.


Так, по моему скромному мнению, будет звучать солидней)
Комментарий удален