Полное имя:
Каранастраз Жизнепламенный

Игровое имя:
Каранастраз
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Дракон
Народность:
Красная стая
Пол:
Мужской
Мировоззрение:
Истинно-нейтральное
Класс:
Блюститель жизни
Способности:

Каранастраз был, есть и будет могучим драконом, то явственно. Чешуя его крупна, имеет строму ромба, — она остра в краях, точно бритва цирюльника; она крепка, воистину, в сотни раз крепче металла, и цвет ее — красный. Красный — самый лучший цвет. Он подходит любому, и дракон — не исключение. Существует более тридцати разных оттенков красного. Жизнь, любовь, страсть, лучший способ покончить с тоской — вот что такое красное. От красного дракона нельзя оторвать взгляда. Ежеди взор спадает на его чинную голову, в глаза тут же бросаются наросты всех мастей: от мала до велика. Они украшают его подбородок, нос, переносицу и лоб, и на лбу они исключительно крупные, — то является и своего рода инструментом защиты, и инструментом бахвалы. Зоркие очи носят тот же оттенок — красный. Зрачки некрупные, округлые, они увенчивают величие крупных глаз. Каждый из них — рубин, в кой инкрустирован крохотный обломок обсидиана. Из ноздрей все время клубит пар, воеже дыхание его достигает колоссальных температур. Лик дракона «слеплен» весьма тонко и умело — он вытянут, по бокам приплюснут, а челюсти позволяют без особых заморочек перекусить тушку того или иного злыдня при необходимости. Если взгляд оставляет голову, то тотчас хватается за туловище древнего ящера, ибо он действительно огромен. Шея широка, держит она крепкую голову гордого дракона уже не первый десяток, не первую сотню, и даже не первую тысячу лет. Ежели затрагивать его брюхо, можно сразу заприметить отсутствие чешуи как таковой, но это отнюдь не значит, что его возможно вспороть даже самым ширпотребным клинком — вовсе нет. Если сверху металл, то снизу настоящий камень, и под этим камнем хранятся мощные и волокнистые мышцы — следствие многовекового «активного» образа жизни. И вот, взгляд медленно переходит на гордость Каранастраза — его крылья. Они воистину огромны, кожа на них крепка, не пропустит она ни стрелу, ни копье, ни болт арбалетный. О костях же лишнего говорить не стоит, они абсолютно идентичны костям остальным, но то, что действительно стоит отметить — по одному когтю на конце каждой кости обоих крыльев. Они остры, они тверды, они крупны.По четыре темных опала на каждом крыле, изогнутых в форме полумесяца. Они с легкостью цепляются за поверхности всех мастей, удерживая абсолютно всего дракона в любом положении. Ни в коем случае не потрепаны временем, наоборот — они все так же прекрасны, как в те далекие времена, когда он в свой первый раз взмыл в голубое небо Азерота, давая безмолвную клятву своей Короле о пожизненном сохранении баланса и жизни в мире. Взор же, тем временем, невольно спускается вновь к туловищу, а там уж к двум парам лап — передние и задние, классика без новшеств. Когти, снова когти — все те же темные полумесяцы украшают каждый палец всех четырех лап ящера. Право — они настолько остры, что даже думы о них могут оставить порез. И уж кто знает, на разуме ли, или на плоти? Даже если такие смельчаки и находились, они находят трусость молчать об этом. За сим, взгляд твой переплывает к венцу сего творения — великолепному хвосту. Длинный, — аккурат полтора туловища Каранастраза, — гибкий, тождественно чешуйчатый. Чешуя виднеется как на внешней, так и на тыльной сторонах. Вкупе с чешуйками, на внешней стороне идут крупные шипы, а на самом конце висит эллипсовидный нарост. Твердый и крупный. Он — оружие дракона. То, чем он волен выбить врата самого защищенного города, и чем способен сокрушать горы. Контакт с этим наростом так и сулит погибель. Так или иначе, но Каранастраз вынужден периодами надевать личину смертного создания, как и его сородичи. Всецело его смертный облик неудобств ему не доставляет, даже наоборот — ему нравится процесс наблюдения за меньшими. Он облачается в эльфа высокого роста, зрелого на глаз. Его фигура, казалось, состоит из одних костей, мускулов и сухожилий; видно было, что он перенёс множество тяжёлых испытаний. Очень выразительное, нервное лицо его с крупными и резкими чертами, в спокойные минуты кажется как бы задремавшим после взрыва бурных страстей, но надувшиеся жилы на лбу и подёргивание верхней губы показывают, что буря каждую минуту может снова разразиться. Во взгляде его смелых, рубиновых, проницательных глаз со змеиными зрачками можно прочесть целую историю об испытанных и преодолённых опасностях. У него такой вид, точно ему хочется вызвать сопротивление своим желаниям — только для того, чтобы смести противника с дороги, проявив свою волю и мужество. Его алые, шелковые волосы и крепкие рога на голове визуально расширяют лицо, иллюзорно придавая ему грубую форму, но две ниспадающие пряди по обе стороны его головы усиляют эффект вытянутости. Он одет в вычурные наряды детей крови. За спиной, в портупее, заткнут большой двуручный клинок — единственное при нём оружие.



Миллионы одаренных умов, тысячи смоченных в чернилах перьев и сотни острых языков успели сложить мириады сказок и ратных былин про небесных ящеров — драконов. Как они одиноко парят в голубых небесах Азерот, рассекая своими могучими крыльями облака. Но какими бы горделивыми они не были, есть правда одна, про стаю красную, а именно про их толерантность к смертным. Спору нет, каждый ящер, чья чешуя имеет один из оттенков красного, без задней мысли поможет нуждающемуся. Пущай вид его отталкивает, но сердце — точно мякиш свежего белого хлеба, что сокрыта под черствой коркой — притянет и стар, и млад. С самого своего рождения, Каранастраз закладывал в свой характер многие положительные качества: чувственность, чуткость, нравственность и понимание. Он знает цену каждому моменту и каждой секунде прожитой жизни, коей он и повелевает. Ящер считает, что жизнь — есть миг. Короткий миг, в период которого живущие воистину бессмертны. Он желает добиться именно той точки, в которой каждый будет счастлив в этот миг. Он подвижен, он активен, он весел. В его глазах до сей поры с времен тех дальних все еще горит пламя. Пламя красной стаи. Пламя самой жизни. И даже такие колоссальные запасы энергии не становятся преградой на пути к спокойствию, в иные моменты — грусти. К каждому нужен свой подход, каждый индивидуален. Это правило не обошло стороной драконов, это правило затронуло и смертных. Он заядлый наблюдатель, в меньшей степени участник. Дела сильных мира сего касаются Каранастраза едва ли, ежели они не угрожают балансу, но таких, увы, еще не придумали. Сотни живых умирают ежедневно, чего там — ежечасно. Каждая победа достигается прежде всего кровью и костями, а уж потом железом. И ни одна победа не сможет затмить скорбь об ушедших в иной мир. И раз уж если победа не может затмить скорбь смертного, она вовеки не затмить скорбь и печаль того, кто был создан, чтобы сохранять жизнь. Это есмь открытая рана на жарком сердце Каранастраза, и она кровоточит. Ежедневно, ежеминутно. Ему больно от одной лишь мысли, что где-то там, на другом конце планеты, кто-то погибает. Погибает по велению и желанию другого. И именно посему он часто пребывает в унынии и апатии. Как бы он не хотел, как бы он не желал, за всеми уследить он не сумеет.



Пламя — первый дар его, но и бремя сразу. В течение долгих лет Каранастраз обучал себя использовать его по назначению, ведь оно способно как подарить жизнь, так и отнять ее. Как залечить недуг, так и отяготить его. Кто благочестив и доброте своей границ не знает, тот получает доброту в ответ от пламени, кто поскупее будет — ничего не выудит, а кто совсем уж слыл треклятым злыднем, тому-то пламя это все грехи напомнит, воздав страшным жаром по заслугам. Сила — второй дар. Каранастраз волен управлять самой жизнью. Она — его стихия, полыхающие языки алого пламени в сердце каждого, кто дышит, в сердце каждого, кто чувствует, и ящер волен либо затушить сие пламя, либо разжечь с невиданной ранее силой. Он чувствует жизнь, он видит жизнь, он дарит жизнь, он сохраняет жизнь. Приятие — третий дар. Во тьме ночи, при свете дня, биенью сердца не спрятаться от глаз дракона, не затаиться от его ушей, не сбежать от его чувств. Каранастраз способен зреть сквозь пелену любой магии, видя живое, Каранастраз способен слышать жизнь за самые дальние дали, Каранастраз способен чувствовать жизнь в самых темных уголках мира, будь то крохотный цветок, или же невиданная тварь, а ежели сородич его — и вовсе вдвойне. Четвертый дар — стойкость. Подобно мощной скале, ящер способен вынести практически любой натиск в свою сторону, будь он в облике истинном, будь он в облике смертного. Ежеди натиск плотский — плоть его будет сродня камню, и ранить его словчится лишь поистине мастер; коли натиск магический — жизни энергия и сердечное пламя сбережет дракона, как и его чешуя. Заклинания тайной магии, льда и огня — даже самые древние — казалось бы сами упраздняют свою же мощь, лишаясь проводников, когда сталкиваются с сущностью и телом такого же древнего ящера. Пятый дар — зной, который словно путеводная звезда в антрацитовом небосводе указывает дорогу всему живому — дорогу к спасению и исцелению. Волей-неволей, но к Каранастразу тянутся и низы, и верхи, инстинктивно ощущая спокойствие, теплоту, новые силы и опеку. Рядом с ним последний способен стать первым, а первый — последним. Шестой дар — дар обмана, присущий сплошь всем драконьим стаям. За все прожитые года и века на Азерот, Каранастраз собрал своеобразный паноптикум образов и обликов — звери и гуманоиды. Будь это человек, будь это ласковый кот, иногда — эльф, может пугливая овца, а-то и грозный волк. Возможность наблюдать глазами иных издавна манила многих.

Навыки и профессии:


Расправив свои крылья и взмахнув ими, Каранастраз без лишних усилий волен поднять свое тело ввысь, точно в самое небо Азерот. Сделав еще один — он двинется вперед и начнет бороздить необъятный и удивительный мир, наблюдая за всем с высоты более высокой, чем птичий полет. Если уж и попадется такой счастливчик, кой сможет лицезреть его — он на век запомнит об этом, поведает историю о летящем в небесах огромном змее своим детям, а его дети своим. Грамотность — то, без чего он не может обойтись в своих личинах. Ящер самостоятельно обучился и письму, и чтению. Почерк его — витки тонкой лозы, что стелятся по пустынным просторам пергамента. Сам же Каранастраз пишет легко и непринужденно — создается впечатление, что инструменты письма, попадающие в его руки, мгновенно обрастают сотнями блеклых нитей искусных чар, которые и помогают писцу в этом деле, но это совсем не так. Ловкость рук и никакого мошенничества. Всякий, кто уха краем слышит поющий глас ящера, удивляется непременно. Он поистине прекрасен, каждый звук с высочайшей точностью попадает в нужную ноту того или иного мотива. Бархатный баритон Каранастраза, что преследует его в любом облике, наполняет теплом всех слушателей, спокойствием или вовсе весельем, воеже все зависит от настроения.


Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:


Уста Каранастраза властвуют над всеобщим языком, и это особых пояснений не требует. Язык распространенный и везде узнаваемый. Прост в изучении, еще более прост в использовании. Каранастраз не испытал трудностей в его изучении. Гномский же более интересный и заковыристый язык, используемый гномреганскими уроженцами. Впрочем, даже сам ящер позабыл, дался ли сий язык ему с легкостью, или же он испытал разного рода трудности. Последующий язык — дарнасский, язык звучащий, изящный и настолько же древний — даже древней, чем сам ящер. Язык близких друзей красной стаи — звездорожденных. Контактируя с их народом, Каранастраз создал для себя определенную методику изучения языка, при помощи которой овладел им в должной мере. Дворфийский — грубый, топорный язык — который не поленился выучить и Каранастраз. Мастерски наблюдая за дворфами в горах Каз Модана, ящер смог выучить их язык путем имения базы в фолиантах и подпитки живой речью. Ко всему прочему, Каранастраз очень долгое время своей жизни провел в лесах Вечной Песни, всякий день зрея детей Солнца — оттого их наречие будто было изучено само собой. Аспект жизни, — избранница Эонар, — Алекстраза передавала древние знания языка Творцов всем своим сыновьям и дочерям, дабы те смогли постичь обветшалые заветы далеких лет. Исключением не стал и Каранастраз, и в заключение: Каранастраз — дракон, на драконьем разговаривают, разумеется, драконы.

Хронология:


4256 год до ОТП:
Рождение. Из десятков яиц появляется тождественное количество новых дракончиков — юная кровь, горячая и прыткая. Среди них был и Каранастраз, и он выделялся на общем фоне. Его огромный и пылкий потенциал заметил Аспект Жизни, именно она и нарекла его Жизнепламенным. Он познал свою первую душевную теплоту, ощущение защиты. Начался долгий и трудный процесс обучения, в котором он научился правильно использовать свои способности, обрел понимание более мирских вещей — тому пример умение летать, искать себе пищу, различать «Добро» от «Зла».

4106 год до ОТП:
Повзрослев и познав азы своих способностей, Каранстраз принял решение об уходе в вольное плавание, настояв на нем. Уведомляя Аспекта Жизни, дракон совершил многозатратный относительно физических сил перелет на Калимдор, где произошло его знакомство с детьми Звезд — народом ночных эльфов. Путешествуя по хиджальским лесам, Каранастраз встретил одинокого травника — и именно этот момент стал переломным в его жизни: ящер впервые попробовал перевоплотиться за пределами своей обители без сторонней помощи, и ему удалось. Первое время он, право, косолапил и всячески хотел вернуться в свой истинный облик, но принятие явилось быстро, засим он стал передвигаться весьма ловко и грациозно. Именно в этом облике он наткнулся на одно из многочисленных населений, в котором решил осесть. Притворяясь немым, Каранастраз влился в бурный поток быта ночных эльфов, по своему долгу он помогает им, кого нужно — наставляет на правильный путь, других же исцеляет как физически, так и духовно, и из-за своих знаний успевает слыть под одновременно и прозвищем, и титулом «Шан'до». За неимением имени у сего облика и нераскрытием имени самого дракона, прочие калдорай так его и величают.

3872 год до ОТП:
По прошествию — ни много ни мало — двух веков и трех десятков лет, Каранастраз на должном уровне постигает обычаи и быт калдорай как таковой, также он изучает их язык. Увы, как все прекрасное, его пребывание здесь заканчивается, далее — путешествие в восточные земли. Будучи наслышанным от некоторых представителей народа ночных эльфов, Каранастраз решается посетить известный Кель'Талас. Перелет из Калимдора в восточные земли занял куда больше сил, чем планировал ящер. В Лесах Вечной Песни он нашел укромное место, где взял отдых, попутно наблюдая за тамошней лесной жизнью.

3869 год до ОТП:
За время своего отдыха, Каранастраз успел изучить растительный и животный миры эльфийских лесов, а еще познакомиться с детьми Солнца. Ящеру они кажутся, на первый взгляд, холодными, непорочными и непостижимыми, но также уважающими традиции и заветы своего народа, как и их предки с Калимдора. Такой контраст зацепил дракона, а посему он решился узнать о народе кель'дорай получше. Нужный облик найден — им становится заблудившийся в лесу жрец, которого, по стечению обстоятельств, Каранастраз вывел из природной западни.

3869 год до ОТП:
Поверхностно разузнав о быте высших эльфов от некоторых своих сородичей, находящихся, к удивлению, в этих же лесах, Каранастраз ступил в венец их королевства — Луносвет. Величественные и искусные аллеи, сады и улицы радовали пылкие глаза ящера, а их архитектура так и норовила заставить Каранастраза залипнуть на минуту-другую, глядя на какое-нибудь даже самое обыденное для эльфов здание. Впрочем, пребывание в Луносвете отличалось от пребывания в Калимдоре лишь пейзажами, жителями и парой незначительных вещей, как считал Каранастраз, но даже это не мешало ему держаться своего долга. В конце-концов, за свое недолгое нахождение в столице высших эльфов, Каранастраза, а вернее его личину, успели заклеймить под весьма благочестивым прозвищем «Анар'маланоре» за свои не менее благочестивые деяния в отношение всех высших эльфов.

3868 год до ОТП:
Стереотипы Каранастраза рухнули в тот миг, когда он встретил разудалую чародейку — Айтариэль. Схожая внешне с остальными, но настолько иная внутри. Эмоциональная, открытая и амбициозная — такой ее видел и кратко описывал Каранастраз. Она всегда тянулась к новому, и именно это тянуло Каранастраза к ней. Он испытывал те же чувства, какие испытала Аспект Жизни, увидев Каранастраза в толпе его сородичей — Айтариэль была огромным кострищем на фоне горящих факелов.

3331 год до ОТП:
Время шло так долго, но проходило так быстро. И именно за это время Каранастраз постиг более мирские радости — спиртное, азартные игры, юмор, литература и искусство, он же, в свою очередь, ознакомил Айтариэль с жизненной романтикой, практически самой ее сутью. Ящер, к его же удивлению, привязался к смертной, разделяя своей компанией большинство дней ее, к тому моменту, весьма долгой чародейской жизни. Но, вспоминив свое истинное предназначение и то, зачем он в этом мире, Каранастраз покинул пределы Кель'Таласа, прощаясь с Айтариэль на неизвестный срок. Каранастраз отправился на юг, а Анар'маланоре в паломничество в неизведанные дали.

3135 год до ОТП:
Сто девяноста лет странствий и изучений увенчал черный рок — Айтариэль погибла. Причиной смерти стал неудачный эксперимент. Ее настигала отнюдь не мягкая смерть — магическая перегрузка, последующие мутации и мучительная кончина. Каранастраз, растерянный и подавленный, не нашел ничего лучше, чем вернуться в Святилище, где мог бы отрезать себя от внешнего мира и погрузиться в свою печаль.

3136 год от ОТП:
Позволив взять эмоциям верх над разумом, Каранастраз потратил в разы больше сил на перелет, чем нужно, посему он упал во все тех же Лесах Вечной Песни, потеряв сознание от изнеможения. Ящера, по удачному стечению обстоятельств, нашла его сородич — драконица Файрестраза. Выхаживая Каранастраза как физически, так и духовно, драконица успела привязаться к нему, а он, в свою очередь, к ней. Каранастраз впервые чувствовал одновременно и жар, и холод — он влюбился в Файрестразу, а она ответила ему взаимностью.

2800 год до ОТП:
Относительно длительное время, которое дракон посвятил своей избраннице, ловит снег на свою голову — племена людей объединились в одну Империю, дабы потеснить троллей. Ящер поспешил к самым жарким точкам, следя за событиями. В обликах незаурядного алхимика и одного из многих аманийских батраков, Каранастраз оказывал помощь обеим сторонам конфликта.

2700 год до ОТП:
Расширение людской империи Аратор и основание города волшебников — Даларан. Каранастраз, малость подавленный тягостными думами о бессмыслии войн, удалился от конфликта, любуясь новоиспеченным городом.

2671 год до ОТП:
К Каранастразу присоединилась его возлюбленная, коя доселе находилась в Строме. С ее помощью, Каранастраз перебил внеочередное желание вернуться в Святилище, лишь бы дальше не видеть кровопролитных войн из-за бессмысленных земель и ресурсов. Ящер успокоил ураган в своем разуме, расставил большинство точек над «И», в какой-то степени закрепил свой характер на очень длительное время. Он начал следить за магами людского рода, примечая их природный потенциал и огромные силы.

2556 год до ОТП:
Насытившись жизнью людской и досконально изучив каждую частичку, вкупе подразумевающую империю Аратор, Каранастраз покинул человеческую колыбель, отправляясь в неизведанные земли на дальнем юге. Новым местом, где он остановился, стали горы Лок Модана — ящер нашел пещеру в одной из многочисленных скал, там-то и осел лет на пятьдесят, изучая тамошние окраины.

2500 год до ОТП:
Бывшие земельники, и нынешние дворфы покинули свою обитель — Ульдаман. Они основали Стальгорн, кой расположился, в общем, не столь далеко от текущего места жительства Каранастраза, а посему он не отказал себе в удовольствии посетить заснеженные края Дун Морога, а там и сам Стальгорн, однако до последнего не дошло, а посему он стал лишь отдаленно следить за жизнью дворфов. Дракон изучил их культуру, язык. В целом, их менталитет несколько забавлял ящера. Они стали, на тот момент, его любимым народом, за которым он не против последить на своем досуге.

1746 год до ОТП:
Судьбознаменных событий не было, жизнь шла своим чередом, и в этот черед, к счастью, никто иной не вмешивался. Предварительно оказав поддержку нескольким молодцам из дворфийского народа, кои умудрились заплутать в своих же скалах, Каранастраз покинул территории дворфийского царства со своей возлюбленной — новой оседлой точкой их путешествия длинною в жизнь стал Зул'Гуруб в Тернистой Долине.

1500 год до ОТП:
Дракон стал свидетелем гражданской войны Гурубаши, скрываясь под обликом жагуара. Каранастраз вновь наблюдал со стороны, и лишь под покровом ночи смел показать, к счастью, не себя, но свою маску, оттаскивая раненых к их опорным пунктам. В конечном счете, затих и этот конфликт. Он нашел чистое и тихое место, там-то Файрестраза и ее спутник вновь решили осесть на время, отдаваясь друг другу. Так Каранастраз еще лучше узнал Файрестразу, а она его. Две души, сплетенные нитью веретена пылкой любви, стали еще ближе друг к другу.

1279 год до ОТП:
Каранастраз все еще пребывал в Тернистой Долине, наслаждаясь красотой и теплотой тропиков. Своеобразный отпуск и передышка меж кровавыми событиями в жизни ящера.

1200 год до ОТП:
Явилось решение об отлете во все тот же Кель'Талас, как уже в более родной дом. Ящер, вместе со своей спутницей, собрались с силами и отправились в путь. По совместительству, до них дошла весть о расколе империи Аратор на семь крупных королевств. Забавное совпадение. Забавное, но неожиданное, как снег посреди лета. Каранастраза поразило удивление, но не настолько сильное, чтобы заглянуть в каждое из них. Будучи уверенным, что его сородичей сейчас там, возможно, хватает, он посетил королевство Азерот на юге и Стальгорн, что севернее.

В жизни ящера наступил долгожданный и длительный отдых, который изредка и всласть прерывали заплутавшие в своих же лесах эльфийские странники. Помоги, подай — по старой классике. В основном, Каранастраз созидал все свое время, проведенное в этих лесах вновь. Теплота, здоровье, любовь, в конце-концов жизнь — объекты его созидания. Он старался не оставлять без них ни одного нуждающегося, и этот труд сладок для ящера. Он все еще нравствен и готов пожертвовать своим «законным» отдыхом ради столь благой цели. Судьбоносные события текли мимо двух влюбленных ящеров, посему участия ни Каранастраза, ни Файрестразы не наблюдалось в них.

230 год до ОТП:
Гражданская война в Стальгорне, так же известная, как Война Трех Молотов. Нашедший силы и энтузиазм Каранастраз с тоской наблюдал за развитием событий, отправляясь в Стальгорн один и делая то же, что раньше — оказывая помощь. Между тем, он следил за развитием и изменением культуры каждого клана. От его любопытного взора не скрылись ни Громовой Молот, ни Черное Железо, ни Бронзобороды. Ударом стал призыв Рагнароса, что безусловно поразило уже древнего дракона. По окончанию конфликта, Каранастраз вернулся к своей возлюбленной, рассказывая о ратных дворфийских воителях, о том, как каждый до конца отстаивал честь своего клана, и об ужасном колдовстве правителя Черного Железа.

170 год до ОТП:
Основание Гномрегана. Народ дворфов встретил гномов. Феномен схожести двух народов и их одновременный контраст привлекли змея, но узреть его лично он решился через десяток лет, когда вся ситуация успокоилась. Особых знакомств он не завел, наблюдал лишь издали.

0 год от ОТП:
Первая Война, открытие Темного Портала и вторжение Орды на Азерот. Орки вероломно вторглись в совершенствуемый десятками тысяч лет жизненный цикл, значительно расшатывая его. В его сердце зародились первые за многие века угли ненависти и злобы. За сим, спешный отлет обратно в Святилище и не менее спешное обсуждение дальнейших планов с остальными стаями, опосля — перелет в излюбленные Леса Вечной Песни.

10 год от ОТП:
Вышеописанные угли Каранастраз не тушит, все это время он кропотливо дует на них, а в во время Второй Войны, коя стала роковой для красной стаи, дает им воздух и позволяет возгореться. Ее события стали шокирующими для всей стаи и плачевными для тех, кто угодил в рабство Орды вместе с Аспектом Жизни. Весть о пленении Алекстразы и весомого количества драконов красной стаи и призыв к действию дошли до Каранастраза с незначительной погрешностью, но это, все же, не помешало ему добраться до горячей точки вовремя. Страшная сеча меж драконами поразила земли Грим Батола и к нему прилежащие. Кровь ящеров окропляла траву нагорья багрянцем и грела ее своим жаром, а Нелтарион Предатель смог сыграть свой предпоследний гамбит. Шторм огня и клыков, смерть с небес — похоронный звон для приспешников Смертокрыла и его самого. Драконьи стаи несли потери, но заставляли сторону противника догонять их в этом плане. Как итог, Аспект Жизни вернулась к своим сородичам, как и сотни других красных драконов…

20 год от ОТП:
Не успел Каранастраз отойти от ужасов Второй Войны, истошных криков его братьев и сестер, как над миром назрела новая угроза — Плеть. Ящер встал на защиту земель Драконьего Погоста и мест захоронения драконов всех стай. К сожалению, это было лишь начало. Череда горестей и бедствий масштабной волной прошли по всей планете, сотрясая и сильных, и слабых. Королевства падали, а на их руинах воцарялась ранее невиданная сила — нежить. Участь краха разделил и Кель'Талас, в котором, на тот момент, находилась Файрестраза. Она стала свидетелем этих бесчинств и осквернений, со слезами на глазах она следила за этим и пыталась помочь. Ее разум разрывали вопли эльфийских воинов, которых после подымали из мертвых на месте, заставляя идти в атаку на свой же дом. Не выдержав этих ужасов, она отправилась к тому, в ком может найти хоть толику утешения — к Каранастразу в Нордскол. Оба ящера уединились в Рубиновом Святилище, — там, где они и родились, — до лучшего, а-то и худшего времени. В этот период Каранастраз был подавлен, как никогда ранее. Слишком много невинных жизней унесла военная машина Плети, слишком много земель было осквернено, слишком много королевств разрушено. Вдруг, Каранастраза охватила ярость. Им овладела тоска. Над ним главенствовала скорбь. Три чувства, дающие в общей совокупности горючую смесь, но именно эта смесь изнурила ящера — он устал как телесно, так и душевно из-за перепадов своего настроя, а посему стал максимально пассивным относительно всего.

27 год от ОТП:
Час воздаяния Королю-Личу и его приспешникам, час потрясения и глубинной тоски. Совершенно не желая того, Каранастраз принял участие в войне Нексуса по указу своей Королевы. Безумие Малигоса и его драконов глубоко ранили сердце Каранастраза, и эта рана кровоточила лишь сильнее с каждым убитым братом.

28-29 года от ОТП:
Пробуждение Каранастраза, пробуждение и Смертокрыла — начало Катаклизма. Дракон покинул Святилище, и именно в этот момент на Святилище напала новые, необычные и необузданная стая — сумеречные драконы. Континенты и материки сотрясались, — это являло факт того, что Нелтарион Предатель вновь решил сеять мор и содом по всему Азероту, и в противовес ему восстали все стаи, а стаям, в свою очередь, помогли Герои. Абсолютно каждый — одна из множества крупиц праведников, вкупе подразумевающих силу, с которой считаться обязаны всё зло поголовно. И вот, Смертокрыл пал замертво от Души Дракона, из-за чего последний реликт, в свою очередь, разрушился. Слабость охватила всех драконов, а Аспекты, ныне, выдохнули со спокойствием — они выполнили свой долг. Они сохранили мир от зла. Пришло время для более юной крови, и пришло время для того, чтобы давний шторм в сердце Каранастраза наконец-то утих.

И что было дальше:
Пандария, Дренор — нет, эти события не цепляли ящера. Он окончательно устал и наконец-то отдался себе с головой, снова продолжая совершенствовать свои навыки и расширять кругозор и кладезь познаний о мире и всем прилегающем. Очередным, в какой-то степени уже нежеланным и переломным моментом стало третье вторжение войск Пылающего Легиона на Азерот. Активного участия Каранастраз не принимает, находясь «в тылу». Еще одним таким моментом стала атака рыцарей Черного Клинка на Драконий Погост и, в частности, на Храм Драконьего Покоя. Рыцари смерти навсегда заработали репутацию, стоящую по уровню с Плетью, — репутацию настоящих злыдней, именно тех, кого нужно без задней мысли испепелять и рвать на куски. В прочем и целом, с мнением Каранастраза согласна и солидарна остальная часть Красной Стаи. Но вот, даже войска Пылающего Легиона, пытающиеся взять Азерот силой не стали конечной преградой на пути объединенной армии Альянса и Орды — герои низвергли Искусителя, за сим они отправились в новый для них мир — Аргус, где произошло судьбоносное сражение в самом сердце Пылающего Легиона, в его колыбели — Анторусе. В конце концов, сокрушающий миры Падший Титан и Армия Скверны уничтожены. Азерот спасен в очередной раз, а остатки демонических отродий оказались разбросаны по всей планете без четкого командования… Но и это не стало концом всех бед. Война, Орда, Сильвана — три главных слова, которые описывают всю ситуацию на Азерот после победы над Легионом. Тельдрассил, — новый дом ночных эльфов, — сожжен; Лордерон и Подгород — залиты чумой и заполнены трупами солдат обеих сторон. Начались самые что ни на есть настоящие темные времена.

Фракции:


Драконий Союз
Каранастраз — верный член Драконьего Союза, блюститель своей Королевы и Стаи. Ящер почитает каждого его члена, вплоть до смертных, которые многие поколения служили драконьим стаям.

Рыцари Черного Клинка
Позабывшие о всякой морали и чести мертвецы, которые не имеют ни малейшего права на дальнейшее существование. Тех, кого Каранастраз обязался обратить немым пеплом.

Альянс
Грозные девы и мужья, охраняющие покой Золотого Льва. Они — кладезь познаний военного ремесла и чести. Каранастраз уважает их, но знает меру своей радушности.

Орда
Плен, Гниль, Смерть, Тьма — те слова, которые крутятся на языке Каранстраза всякий раз, когда речь доходит до Орды. Ящер ненавидит ее за все учиненные бесчиния.


Места пребывания:

Восточные Королевства
Этот край стал родным — разумеется, после Рубинового Святилища и Нордскола — для Каранастраза. В основном, мириады его обликов встречали именно здесь, но это не отменяет того факта, что он не брезгует насладиться видами прочих частей света.


Семейное положение:
Есть пара
Родственники:

Файрестраза
Благочестивая и грациозная дракониха, которая разделила тягости и радости жизни Каранастраза, которая нашла его в трудную минуту, выходила и, казалось бы, помогла восстать из пепла. Она — тот огонек, к которому тянется и который поддерживает ящер уже долгие и долгие годы.


Айтариэль
Энергичная и жизнерадостная чародейка из магистрата Луносвета. Она показала Каранастразу быт высших эльфов, заложила фундамент для его изучения, по совместительству познакомила с мирскими радостями. По грустной воли судьбы, она сыскала свое забвение из-за малейшей неудачи.


Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Высокая требовательность


Морф


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

В целом анкета неплоха, хоть и есть недочеты со стороны пунктуации и прочего, но в целом нормально. Одобрено.
Карнастраз + 7 к текущему уровню
Морф одобренный.

Проверил(а):
#ДезиреХелландр
Уровни выданы:
Да
05:27
15:46
661