Игровое имя:
Годрей
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Штормград
Пол:
Мужской
Возраст:
34 на момент смерти
Особенности внешности:


Рядом с костром палаточного лагеря расположились два человека. Их тени плясали за спинами из-за света костра, также освещая тусклым светом усталые морщинистые лица. Позади них пронеслась группа людей, что переносила раненых. В лагере стояла почти гробовая тишина, лишь изредка прерываемая шепотом или стонами раненых солдат после очередного столкновения с мертвецами. Тишину у костра прервал рядовой Бодри, что приподнял взгляд и устремил его к силуэту напротив.

— И как много друзей и соратников мы потеряем завтра, если с каждым днем нас все меньше и меньше. — Его голос походил на шепот, однако Бодри не намеревался говорить таким образом. Он чувствовал себя не лучшим образом после всех этих событий, отчего и держал часто свою ладонь на шее.

— И что прикажешь делать Бодри? Бросить все, чтобы получить шанс остаться в живых как трус? — Голос Калеба казался грубым. Сама мысль об отступлении была для него неприемлемым, особенно из уст других бойцов.

— Я об этом не говорил… просто… — Бодри запнулся, а после громко прокашлялся, прикладывая кулак к губам и прикрывая очи.

— Просто что, Бодри? Хочешь найти лазейку, как остаться правильным и при этом не рисковать жизнью во имя других? Хочешь умереть как… как Годрей? — Капрал запнулся. Он вспомнил на миг самого обыкновенного человека. Каштановые волосы, едва касавшиеся плеч, желтые глаза, отчасти походившие на цвет тепло-желтого зарева. Ничем не примечательный и самый обычный человек лет тридцати в рядах армии Альянса. Разве что, индивидуальности ему прибавлял шрам, что рассёк Годрею бровь и щеку. Щетина, может, хоть как-то красила его лик, однако это было не в новинку.

— Не говори о нем так Калеб… он пал героем… он защитил нас, и это не нужно забывать. — Бодри убрал кулак с губ, разжимая его до ладони. Его взору предстал шрам, который он успел заработать после того, как опрометчиво попытался спасти союзника, хватаясь за лезвие острия. Благо, это дало свой результат.

— Я могу с точностью сказать, что он хотел попросту сбежать отсюда… я уверен в этом. Бодри оскалился на миг, кинув взор очей прямо на лик капрала.

— Ты его не знаешь и поэтому лучше затки свой рот и не порочь человека, что спас мою жизнь – Бодри явно набрался смелости, процедив это в сторону капрала.

— Опыт говорит об обратном… и если ты еще хоть раз… — В этот же миг, со стороны врат послышался крик. Сначала, он был попросту предупредительным, однако через несколько мгновений он перетек в крик полный агонии, успев затихнуть буквально в секунды. Взор каждого в лагере был направлен в сторону врат, где стоял он… герой, что спас безымянного рядового ценой жизни… Годрей.

Его внешность не походила больше на прежнюю. Это был человек, чьи волосы походили по цвету на снега Нордскола. Его желтые глаза будто бы превратились в лед, навсегда потеряв прежний цвет глаз. Кожа, как и у других мертвецов, была бледной. Левая кисть была лишь обрубком, ровно, как и нога, что оставалась после битвы лишь по колено. Однако, сейчас ему служила обычная конструкция, на которую он опирался. Это были обыкновенные прутья металла, что были вогнаны в расчлененное колено. Судя по всему, он явно стремился в бой. Помимо самой кожи, прежний цвет потеряли и губы, став бледно-синими. Судя по пустому и холодному взгляду их бывшего товарища можно было понять, что от прежнего благородного война, что был готов поделиться последним куском черствого хлеба ничего не осталось Единственное что напоминало павшего война это его высокий рост, при жизни он был одним из самых высоких людей в отряде.

Калеб и Бодри замерли, будто бы в один миг успели окоченеть. Мертвецы начали подступаться ко всем живым, разделываясь с ними достаточно быстро. Раненые не могли должным образом дать отпор. Калеб и Бодри подхватили мечи, растерянным взглядом оглядывая толпы мертвых. В голову Калеба вмиг пришла лишь одна мысль: “Бежать”. Хоть он и был противник этой мысли всю свою жизнь, он понимал, что здесь его ждет только смерть… никакой победы.

— Бодри, уходим! – Клич его разнесся крайне быстро и громко, отдавая неким звоном в ушах у человека, что сидел с ним у костра. Будто бы оглохнув, Бодри не стал слушать капрала. Он устремился сразу же к ближайшим раненным, дабы защитить их. Калеба охватило неприятное жжение по всему телу. Он понимал, что не сможет никого спасти. Понимал, что поступок Бодри воздастся ему смертью. Он не медлил… даже не оборачиваясь, он начал бежать в противоположную часть лагеря, подальше от мертвецов.

Как только сблизившись с ходячими трупами, Бодри умело снес нескольким из них головы своим клинком, защищая раненых, что едва могли ходить. Всеми своими силами, они пытались бежать, но мертвецы начали окружать их. Взмах… еще взмах. Бодри успевал отразить атаку и отступать в унисон с отступлением раненых. Однако… в очередной взмах меча, Бодри услышал не звук лезвия, что прошелся по плоти, а стальной звон удара сталь о сталь. Годрей отразил атаку Бодри, а после, оттеснил его, сделав уверенный шаг без единой нотки страха. Его взор дал это понять, отчего Бодри лишь на миг успел засомневаться. Его надежда не ушла, и он продолжил сражаться, нанося следующий удар в сторону Годрея. Однако его лезвие вновь встретило сопротивление, соскользнув по лезвию до гарды меча неживого.

— Годрей…это я, Бодри! – Молвил явно растерянно Бодри. —Что ты делаешь… мы же сражались бок о бок!

Теперь, показался удар Годрея. Он был наполнен силой, и шел как режущий с правой стороны. Бодри отразил его атаку, стиснув зубы до скрипа.

— Что ты делаешь? Остановись! Вспомни кто ты!

Судя по всему, немертвому было плевать на возгласы рядового, ведь его вела жажда убийств. Годрей сделал выпад, пытаясь совершить удар левым обрубком в сторону груди Бодри. Рядовой не успел опомниться. Он поставил руки пред собой, но как только он убрал их, в сторону его лика уже стремилось лезвие…
Прошло три года, с тех пор мало что изменилось, лишь маленькие детали, которые отделяли того человека служил на благо Альянса и того чем он стал. Губы его потрескались, а на переносице зиял шрам что оголял мертвую плоть. Потерянные конечности были пришиты некромантами, конечно это были не части тела самого павшего война, а лишь тех кто пал от его руки. Новая часть ноги и кисть практически не выделялись, такая же мертвенно-белая плоть.



Особенности характера:

При жизни он был ярым защитником слабых и поборником справедливости, он мог отдать половину своего жалования нуждающимся или поделиться похлебкой со сослуживцем. Он видел в своей жизни только один смысл, защита слабых. Будучи ребенком он видел какая несправедливость иногда бывает в его родном городе, и всегда хотел это исправить. Так что при первой возможности он записался добровольцем в армию. Будучи почти всю жизнь солдатом, он редко следил за своим внешним видом, только если это не касалось его формы. Его воспитывали исполнителем, а не руководителем, поэтому из него получился идеальный солдат выполняющий приказ любой ценой. При жизни был очень разговорчивым и веселым парнем, и он не упускал момента пошутить.

Посмертие изменило его, темная магия извратила всю сущность бывшего война. Благородность и склонность к справедливости сменилось безусловным послушанием приказов своих владык, Годрей стал оружием в руках плети. До его освобождения из под влияние Короля-Лича Рыцарь был марионеткой, что просто исполнял волю владыки. Все изменилось, когда пришло освобождение, частицы воспоминаний прошлой жизни потихоньку возвращались уже в прокаженный разум Годрея. Он понимал, кем был в прошлой жизни и кем является сейчас. Осознание того что он творил пока был безвольной марионеткой пошатнуло итак неокрепший после освобождение рассудок, его наполнила безудержная ярость к бывшему Владыке. Так же он преисполнился отвращением к самому себе из-за деяний совершенных под пеленой повиновения. Для него смысл существования был потерян, старая «семья» ненавидела то чем стал Годрей, Альянс благодаря Тассариану и Тириону Фордрингу хоть и принял освобожденных от пагубного влияние Рыцарей Смерти, но обычные люди называли их чудовищами, монстрами, что не заслуживают прощения. В тот момент он потерял себя, у него была лишь одна цель, положить конец зверствам Короля-Лича или погибнуть пытаясь это сделать. Благодаря ордену Черного Клинка и Верховному Лорду Могрейну Рыцарь обрел смысл своего существования присягнув на верность Лорду Могрейну Годрей стал Рыцарем Черного клинка. Благодаря новому «дому» он смог сдержать нарастающие безумие и понять то кем он стал. Хоть и пазл из воспоминаний в голове Годрея превратился в подобие целостной картины, он не захотел принимать помилование дарованное Альянсом, лишь сохранив нейтральное отношение. Но позабыть зверства Орды он не сумел, хоть среди представителей Орды и были достойные и благородные войны, прощать ее он не захотел.


После падения Короля-Лича Годрей вновь утратил смысл своего существования. Когда вновь разгорелся конфликт между Ордой и Альянсом он предпочел остаться в стороне, ведь это была не его война. Сам по себе Годрей стал более замкнут в себе, необщителен. Теперь он если и защищает кого-то, то только из-за того что видит в этом выгоду для себя, он будет защищать соратника с которым сражается, но пройдет мимо группы приключенцев если тем нужна помощь.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
III поколение — Кровь
Способности:

Годрей освоил только лишь одну ветку, но освоил ее почти в совершенстве, но все еще продолжает постигать секреты крови. Будучи Рыцарем Черного Клинка, он избрал путь «защитника» своих товарищей используя как свою кровь, так и кровь противника, манипулируя ею, заставляя вскипать и поглощать ее, дабы укрепить себя.


Фехтование одно из ключевых аспектов любого война, будучи обычным пехотинцем Годрей неплохо управлялся с мечами, но став Рыцарем смерти он все еще продолжает совершенствоваться в этом, быть слабым значит погибнуть, поэтому он не упускает возможности улучшить свои навыки боя на мечах. Используя свой полуторный рунический клинок, Рыцарь предпочитает уходить в оборонительную стойку, выжидая пока враг совершит ошибку.

Навыки и профессии:

Годрей все еще может говорить и писать на всеобщем. Но те ремесленные знания, которыми он владел при жизни были потеряны. Но благодаря Рыцарям Черного Клинка он освоил нечестивые знание про гравировку оружия...

Он овладел наложением рун на свое оружие, тем самым усиливая его, или усиливая себя. С помощью нечестивых ритуалов он гравирует на оружие проклятые символы, которые усиливают те или иные аспекты Рыцаря Смерти. При этом необходимо находится у кузницы Душ.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Вера в свет утратила актуальность для Рыцаря когда он открыл свои глаза, будучи уже не-живым. Он считает что свет оставил его, позволив изуродовать его душу и самого Гордея. Он полностью посвятил себя служению Рыцарям Черного Клинка и будет следовать как за Лордом Могрейном, так и за Владыкой Смерти.

Ему все равно кто какой веры, главное для него это то насколько его союзник силен и полезен в данный момент.

Знание языков:
  • Всеобщий
Пояснение к языкам:

Всеобщий — один из тех языков, который использует подавляющая часть населения Азерота для взаимодействия меж собой.

Инвентарь:

Саронитовый латный доспех- эти доспехи единственное в чем ходит Годрей, старый багровый плащ скрывает рюкзак в котором Рыцарь переносит все необходимое. На поясе закреплены ножны для рунического клинка, концы плаща сильно ободраны, а сам плащ имеет несколько заплаток. От самой брони слегка веет холодом, она вызывает у тех, кто встречает Годрея лишь презрение.

Рунический клинок «Непокаянный» — этот клинок Годрей получил когда прошел обучение после воскрешение из мертвых, клинок является полуторным мечом, усеянным нечестивыми рунами. Это первое и пока что единственное оружие что держал в руках Рыцарь, во время дуэли за права жизни и продолжение обучения, пролил первую кровь будучи, уже Рыцарем Смерти.
Род занятий:
Служение ордену Рыцарей Черного Клинка
Хронология:

-9-ой год до открытия Темного Портала

Рождение Годрея под знаменами Штормграда

1-4 год с открытия ТемногоПортала

В землях королевства Штормград присутствовала орочья угроза. Постоянные столкновения, войны. Отец Годрея успевает на корабль, мать погибает вместе с родным городом ребенка, отец и сын эвакуируются на кораблях, приплывая в Лордерон.

7-10 год с открытия Темного Портала

Окончание Второй Войны. Начало восстановление Штормграда. Годрей с отцом возвращается в родной город. Мальчик уходит в армию, отец вступает в гильдию Каменщиков

13-ый год с открытия Темного Портала

Попадает в один из Легионов Армии Штормграда, начинает полноценно служить своей родине.

20-22 год с открытия Темного Портала

Из Штормграда был переведен на пограничный аванпост, занимался охранной границ королевства. Третья Война.

25-ый год с открытия Темного Портала

Был переведен в Штормградский гарнизон. В небесах стали появляться парящие некрополи, а на города нападать орды нежити, и настала пора браться за оружие и оборонять родной город. Годрей вместе со гарнизоном отправили защищать поселения вне стен города. Отряд Годрея попал в засаду противника, отбивая атаки нежити пытаясь отступить обратно и перегруппироваться, мужчина дал свой последний бой, орды нежити были настолько огромны, что надежда таяла с каждой секундой, видя как его соратники погибают один за другим он заметил фигуру в темных доспехах, решив что это существо командует ордой нежити, Годрей предпринял попытку убить Рыцаря, но потерпел неудачу, он прорвался к темной фигуре и вступил с ней в бой, но бой был изначально неравный, и во время боя темная энергия окутала Годрея, и он почувствовал смрад смерти, благодаря его действиям отряд с большими потерями смог отступить. После того как он открыл глаза он перестал быть солдатом, он стал безвольной марионеткой Короля-Лича, он встал на кровавый путь убийств и зверств во имя своего Владыки. Позже он вместе с мертвецами нагнал и уничтожил отряд в котором ему приходилось служить при жизни.

25-27 год с открытия Темного Портала

Являясь безвольным оружием Короля-Лича, Годрей долгое время бесчинствовал вместе с другими рыцарями и нежитью, разоряя поселения и сея хаос всюду, где пройдут мертвецы. Всё это продолжалась до переломного момента не-жизни Рыцаря Смерти. Под командованием Верховного Лорда Дариона Могрейна ему, как и многим другим рыцарям смерти удалось освободиться от власти падшего принца, дав ему достойный отпор в битве у Часовни Последней Надежды. Обретя былые чувства и воспоминания, Годрей впал в отчаяние и ведомый жаждой отмщения присоединяется к Рыцарям Черного Клинка, дабы покончить с ужасами, что творит Король-Лич в его цитадели. Битва за битвой, он следовал к пока что единственной своей цели, но так и не застиг смерти Короля-Лича, по велению Лорда Могрейна Годрей остался у внутренних врат цитадели сдерживая нежить.

29-32 год с открытия Темного Портала

После смерти Короля-Лича, Годрей казалось бы, потерял смысл своего существования, но благодаря новому дома смог найти новый смысл, теперь он служил Черному Клинку. Так и продолжалось многие годы, проходя военные компании одну за другой, пока Рыцари Черного Клинка вновь не затрубили общий сбор перед лицом вторжения Пылающего Легиона. Годрей теперь сражался под родными знаменами, исполняя приказы Владыки Смерти.

33 год с открытия Темного Портала

После поражения Пылающего Легиона большую часть времени выполняет поручения Владыки или находится в акерусе.

Фракции:

Штормград является родиной Годрея, хоть он это и понимает, но к Альянсу он проявляет равнодушие. В разуме Рыцаря иногда всплывают теплые воспоминание об этом городе, возвращаться туда без особой нужны у него нет желания, ведь идя по этим улицам, он видит людей что считают его чудовищем, изредка попадаются те кто не обращает внимание на него. Если Король Штормграда вновь протрубит в горн войны, Годрей возможно не откликнется на его зов.

Хоть в орде и есть благородные войны, но Годрей недолюбливает орду, встретив ордынца в одиночном странствие он не проявит агрессии, но будет защищаться вследствие нападения. Но если он будет передвигаться с группой или заметит бой между представителями Орды и Альянса, то встанет под знамена Альянса.

Рыцари Черного Клинка, это место является родным домом для любого освободившегося Рыцаря Смерти. Сражаясь много лет своей не-жизни под знаменами этой фракции, Годрей проникся глубоким уважением к каждому из разделивших ее судьбу соратнику. Когда появился новый Владыка Смерти, обладающий настолько безграничной силой, что ему хочется служить словно Могрейну, Годрей приклонил пред ним колено. Он относится к этому созданию с глубоким превознесением.

Места пребывания:




Как член рыцарства Черного Клинка, Годрей находится в Акерусе.

Отношение:


«Флай Шейзер, поначалу я подумал что она очень пассивный Рыцарь Хлада, и это моя первая ошибка. Да, большую часть пока мы не ведем бои, она любит лицезреть пламя, иногда чуть ли не влезая в самое пекло костра. Но только стоит ее слегка растормошить и ты уже в яме, не везет тем кто сражается против выведенной из себя Флай. Я всегда не понимал как дворфы или гномы могут внушать страх, а не смех, но вот Шейзер исключение. И даже если она полукровка, то только с одной из „низких рас“, ну или просто дворф переросток, вот только за маленьким ростом скрывается довольно сильный воитель, не зря она занимает свои должности, это один из тех Рыцарей кому я могу довериться будучи в бою. Бывают моменты когда ярости и гнева ей не занимать, поучились бы некоторые рыцари у нее, глядишь перестали бы быть мясом. Конечно иногда бывают странные замашки, но я всегда делаю скидку на то что она женщина хоть и мертвая.

Самый страшный полурослик за две мои жизни.»






" Тарик Торгаддон, безумный берсерк что скучает по временам плети и имеющий ярое желание вырезать всех идиотов что населяют Азерот, в последнем я с ним согласен чуть ли не полностью. Он и понимает что иногда проклятая душа требует кровавых зверств и резни, что не все заслуживают такое право как жизнь, в особенности эльфы. Иногда кажется дай ему свободу действий и ближайшие земли к Акерусу будут очищены от жизни чуть ли не полностью. Яростный и кровожадный в битве, вне ее очень даже спокойный Тарик может в момент ока войти боевой раж, ему только повод дай. Все бы ничего, но всегда есть какое то но, в случае Торгаддона это «бубочка» хер пойми что он вкладывает в это слово, но оно предназначено для Эсфирь. Похоже даже такой отморозок имеет чувство юмора, очень даже специфичное. Учитывая что мы с ним в чем то и похожи но и различий у нас тоже немало, самое интересное что когда был штурм Цитадели Ледяной Короны мы сражались по разные стороны, но вот теперь нас можно назвать «боевыми братьями»Вот такая вот ирония Торгаддон."






Вераксус

Волк, брат по оружию, нет, скорее всего приёмный сын, именно
так я позиционирую то сборище меха что зовётся Вераксусом. Изначально он мне не
понравился и я думал скинуть его на
кого-нибудь другого, но со временем, я понял что могу сделать что-то хорошее в
коем то веке. Я взял мальца под своё крыло, надеясь что он не ступит по пути
старых рыцарей, не допустит наших ошибок и не будет сожалеть о своём выборе,
иногда мне конечно хочется огреть его чем-нибудь тяжелым, да так что бы понял,
но в этом ведь и суть, все мы допускаем ошибки, главное на них учится, у Волка пока
что это получается. Ха и не в этом ли главная задача опекунства? Не дать
совершить своих ошибок и дать базовые умения и свод правил. У Фыркалки есть
голова на плечах, надеюсь она останется и тогда, когда я найду покой.





Горас Аксиманд

Горас Аксиманд? Хм, старик, сколько всего мы прошли вместе. Начиная с того, как пытались убить друг друга, и заканчивая тем, что теперь оба готовы стоять подле побратима до последнего. Иронично получилось, а всего то шесть лет назад один из нас мог пасть от руки другого, но лишь импова небесная машина помешала нам: ты отступил с поля боя, стараясь начать новую резню, а я пал со стены из-за взрыва, низвергаясь сразу же в новую схватку. С тех пор много воды утекло, но знай, брат мой, как только ты попросишь о помощи, я буду готов протянуть тебе руку. Да, может быть я не разделяю с тобой некоторые догмы, но с тобой хотя бы интересно вести диалог — с тем же Тариком это заходит в словесный тупик «Ты идиот». Смотря назад и понимая какой путь мы прошли, я не стыжусь называть тебя Стариком. Да хранит тебя хлад Вечного Трона, Отец.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Ушел в армию бросив отца, мать погибла когда был ребенком, воспоминания о родителях утеряны.

Питомцы:

«Забытый» верный скакун Рыцаря, Годрей получил его после битвы за Часовню последней надежды.

Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность




Буду рад обсудить с рецензентом мои ошибки и недочеты, если вдруг что-то пойдет не так.
P.S из за пролага случайно создало две анкеты.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, Asemblend! Анкета отказана из-за множественных пунктуационных ошибок, что рушит впечатление о персонаже. Есть и грамматические ошибки. Также образ передан очень сухо и скупо. Не используются известные всем художественные приемы, что придает обыденности тексту. Для связи ошибок: Discord: DesireHellandr#8906

Доброго времени суток,
Asemblend! Анкета одобрена в связи с исправлением недочетов. Конечно, еще
парочку осталось, но с ними можно жить и за глаз они не цепляются настолько
сильно, как прошлые. Советую улучшать качество написания. Тренироваться и снова
тренироваться. На персонажа Годрей будет получено +6 уровней.

Проверил(а):
#ДезиреХелландр
Уровни выданы:
Да
21:31
02:56
1308