«Моё пламя будет вечно бушевать. Я был тут изначально, когда у Азерота и не было планов на
таких как ты. Ярость моя бушевала, как и моих собратьев. А потом нас одолели. И я пылал в
недрах моей тюрьмы. Меня призывали в этот мир вновь и вновь, заставляя Азерот гореть. Меня
запихивали в тюрьму раз за разом. Но моё пламя будет вечно бушевать – во мне по отношению к
таким как ты.» — Пламерат.

Игровое имя:
Пламерат
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Магматический элементаль
Народность:
Народ огня
Пол:
Мужской
Возраст:
Изначален
Особенности внешности:

Некоторые говорят, что элементали все на одно лицо, другие молвят, что и вовсе не надо вдаваться эти вопросы. Но эти утверждения лишь отчасти верны к молодым и ослабевшим слугам и подданным одному из четырёх Повелителей. Изначальные же сущности могли преображаться со временем, под силой своей нарастающей и угасающей мощи, так как они вздумают, или прикажут. Пламерат был одним из тех, что видели рассвет сей планеты, а посему был волен преображаться веками, наблюдая за обстановкой планеты. Начиная с небольшой и слизеобразной капли магмы с краплениями камней, неустанно ползущей к своей цели, он изменялся. Постоянные стычки, позволили тому набрать сил в самом начале времени, из-за менее алчных до силы и более медлительных порождений стихии земли. Перекатывающийся шар лавы увеличивался и увеличивался, покуда не стал размером с заметный валун. Широкий шар, порождение ненависти, как именовал свой народ их повелитель, продолжал свой поход за силой, во славу своего повелителя.


Яростный магмовый элементаль с годами лишь крепчал и набирался сил. Его туша наконец поднялась от земли, хотя частички его тела по-прежнему стекали по его очертаниям и капали на землю. Висящие куски камня над землёй, вели к его телу, что было построено на половину из раскаленных камней и переливающейся в его теле магмы. Она будто была закована в его грудную клетку из камней. «Кости» грудной клетки уходили за спину, где образовывала монолитную пластину, что защищала тыл Пламерата. Даже для головы своей, силой воли и при помощи камня, элементаль создал очертание шлема, из которого изредка капали кусочки испепеляющей лавы. Две огромные защитные пластины стали напоминать наплечники доспеха, хотя и были выполнены очень топорно. Там рытвина, а спустя пару сантиметров уже подъём.

Прошли годы, декады, века и даже тысячелетия, а Пламерат продолжал приспосабливаться к войне собратьями и иными силами, поселившимися на их планете. Элементаль уже итак представлял из себя величественный симбиоз раскалённых руд и ярчайшей магмы, но и этого было мало, всепожирающему пламени. Кто-то из собратьев обратился животными, появившимися на Азероте. Иные стали подобны птицам и изменились в огнекрылов.

Пламерат же наблюдал с собратьями за теми, кто казался им достаточно величественным для их силы. Демонические отродья, что пришли на Азерот и стали прообразом. Стражи Ужаса, архидемоны всегда стояли в рядах Легиона как полевые командиры, если не было кого постарше. К тому же, ряд его собратьев уже преобразился под облик этих существ. И решил он тоже начать преображение в существ схожих с ними. Падение Элун’Дриса уже миновало Азерот, а Пламерат и ряд единомышленников преображались, продолжая вести войну в заточении. Парящий отросток над землёй превратился в две могучие лапищи, целиком из магмы с крупицами горных руд, вылитых на подобии защитных элементов демонов Легиона.

Тело, что привыкло к бесформенному существованию, исказилось и выпрямилось, приобретая очертания гуманоидной осанки. Теперь можно было различить талию из магмы, обвитую раскалённым поясом. Шар, на котором раньше держалась голова элементаля, расползся в испепеляющую грудную клетку, из которой выросло две полноценные руки с трёхпалыми лапами. Дабы выделить голову древнего элементаля, Пламерат преобразовал металлы и магму своего тела в некий капюшон вокруг своей головы, с которого свисали излишки металлов, которые изначальный элементаль запланировал для изменения с запасом.

Внутри же капюшона плескалась бесформенная и не застывшая лава, которая представляла собой голову и лицо, хотя и очертаний того не было. От всего тела исходит постоянный и испепеляющий жар, да так, что если смотреть в сторону элементаля, то, из-за температуры Пламерата, воздух близ него преломляется. Последним же, что Пламерат решил изменить – вернуть себе возможность полёта, так что он не решил придумывать что-то новое и взял пример с тех с кого и начал свой путь – демонов. Два громадных крыла медленно отрастали из спины элементаля.

Прежде всего, вырисовалась структура крыла как основа для оперения. Затвердевшая магма и металлы окрепли за продолжительный срок, к тому же постоянная война не способствовала этому процессу. Нередко, их ломали в ходе боя, не позволив огненному элементалю закончить процесс преображения. Когда же крылья оказались готовы, Пламерат распустил меж основами крыльев «оперение» из потоков пламени, опаляющими окружение близ их носителя при каждом взмахе.

Особенности характера:

Как и подобает несущим пламя, Пламерат агрессивен, решителен и . Свои привилегии и недостатки та давала ему. Импульсивность не является хорошим качеством командиров, но такова природа народа огня. Даже сам повелитель огня, Рагнарос славился этим просчётом, но как показала история – он ему помог. Иногда слепая спешка была куда более верным путём. Покуда элементали прочих стихий лишь готовились к сражениям, слуги Рагнароса вовсю совершали свои нападения. Отрицательная черта двойственной стихии огня, пожирала всё на своём пути и Пламерат этому активно способствовал. Ярость первых мыслящих существ Азерота бурлила в нём, и тот не скрывал ту, щедро одаряя созданий иных стихий. Особую ненависть от элементаля, получили слуги Теразан. Их усидчивость, их упрямство и тактика защиты не только бесила Пламерата, но и бросала тому в лицо вызов, его особую вражду с силами земли. Он не смог впитать в себя коварство последователей Ал’акира, но частые конфликты с детьми земли, выдрессировали в нём упорство и превозмогание до последнего запала его сущности.

Его голос так же не отличается от сильных его рода. Низкий, раздающийся на всю округу голос с тяжким хрипом мог услыхать каждый, кто был близ Пламерата, но не каждый мог разобрать его слов. Слишком он был горделив, чтобы опускаться на одну ступень с жалкими смертными, что прибыли в мир элементалей, до прибытия Древних богов. Но не стало падение повелителй стихий чем-то сдерживающим или усмиряющим для Пламерата. Нет, это лишь сильнее заставляло того пылать от ярости. Поражение непростительно. Даже после свержения Рагнароса и его лейтенантов, взгляды магмового элементаля не переменились. Разве что ярость ныне легла не на жалких смертных, а на вполне себе реальные угрозы нынешнего Азерота.

Мировоззрение:
Законопослушно-злое
Класс:
Магмовый элементаль
Способности:

Естество народа Пламерата даёт познать любому живому о приближении конца. В отличии от прочих видов стихий, даже нахождение поблизости с подобными существами вызывает дискомфорт из-за температуры. А коли такое приблизится к вам, то можно и осознать, что бежать поздно. Раскалённый воздух подле сущности огня выжигает пространство вокруг него. А каждый взмах крыла лишь усиливал эффект.

Потоки огня, раскалённый воздух от взмахов крыльев, метание кусков магмы и пламени стали неизменным оружием сильного элементаля. Будучи самой стихией, он прекрасно мог с ней обращаться. Но и его грубые атаки, например дланью, крылом или ногой несли за собой разрушающие последствия, оставляя за собой лишь пустоту, ведь даже прах сжигался.

Навыки и профессии:

Будучи изначальным, Пламерат стал участником тысяч, если не миллионов боёв. Некоторые из был мелкие, некоторые крайне масштабные. Часть из них он проиграл, вернувшись на Азерот спустя время, когда ещё элементали были полноценно бессмертны. Но большую часть сражений, элементаль одерживал победу, набираясь сил и опыта. Говорят, что огонь закаляет сталь. А он и есть огонь, и он закалял себя сам с самого зарождения на Азероте.

Сражения на первобытном Азероте уже смогли придать тому толику сил, что казались крупицами, по сравнению с теми, что были им, заполучены в ходе сражений. Даже учитывая растраты при поражении Богам и Титанам, Пламерат нашёл в себе силы, продолжать извечную войну стихий. Уже, будучи в заточении, тот и смог набрать всю свою мощь. Неустанная война на просторах Обители Стихий.

Вера:
Шаманизм
Пояснение к верованиям:

Трудно отрицать силы и возможности стихий, когда ты сам являешься её проявлением.

Знание языков:
  • Наречие троллей
  • Орочий
  • Таур-ахэ
  • Калимаг
Пояснение к языкам:

Не со всеми наречиями своей расы он знаком, да и оно тому не нужно. Пламерат активно выступал на передовых против детей Теразан, от чего и знает лишь Игнан, да Терран из своего родного. Язык же недостойных элементалей ветра, тот и вовсе отказывался воспринимать.

Два прочих, недостойных языка, тот знает из-за тех частых попыток связаться с элементалями от этих двух народов. Пламерат понимает их и слышит. Но он не слушает, и явно не будет отвечать на них.

Инвентарь:

Откуда бы? Только первобытная ярость

Род занятий:
Месть, сила, месть, сила.
Хронология:

История эта держит свои истоки там, где только начали появляться первые мыслящие существа Азерота. Существа эти были – элементали, бушующее олицетворение стихий. Упрямые по природе и упорные по естеству, слуги земли неустанно вели оборонительную войну с сородичами иных стихий, превознося Теразан. Коварные и слишком переменчивые, последователи ветра, подчинявшиеся Ал’акиру, наносили свои удары в самый неожиданный момент и зачастую действовали крайне коварно. Сущности стихии воды и вовсе старались не выходить на открытый конфликт, но всеобщая мелкая война, вытащила нерешительный народ Нептулона из пучин, ввязывая тех в войну. И наконец, народ родной для Пламерата. Дети пламени. Дети Рагнароса, который иногда звал своих собратьев, порождениями ненависти. Народ, быстро смекнувший, либо спешно сделав выводы, что не редкость для сущностей огня, что этой планеты будет мало для всех элементалей сразу. Решительность и слепая спешка к силе и жажде разрушения вела народ на великую войну, которая только вскоре была должна начаться.

Единичные стычки или бои мелких групп уже стали чем-то обычным, что для Пламерата, что для абсолютно любого другого служителя стихий. Но даже в таком положении, всё могло стать хуже. Растущая душа мира смогла усугубить положение на её поверхности. Огромная часть пятого элемента, Духа, что была на планете, было поглощена миром. Без сей первозданной силы, и без того шаткое равновесие – нарушилось. Элементали Азерота погрузились в хаос, медленно утаскивая вслед за собой и саму планету. Самые сильные от каждого народа стали повелителями духов стихий. Каждый из них обладал немыслимой силой для тех кто только спустя тысячелетия заселит этот мир. Каждый из них смог подчинить своей волей меньших собратьев. Так, мир погрузился в Великую войну, что будет раздирать планету тысячелетиями. Власть над миром металась от одного элемента к другому, и у каждого из них было своё виденье на идеальный мир. Но даже не победа была так важна каждому из них. Элементали рождены для битвы и ей они упиваются. Смута, раздор, агония мира – всё это лишь было на руку им. Ведь именно в такой среде они чувствовали себя в блаженстве.


Самым главным, для Пламерата, конечно же, был Рагнарос, Повелитель Огня. Резкий, вспыльчивый, порывистый Неугасающий Огонь уничтожал своих врагов исключительно грубой силой. Не зачем было ему тянуть с врагом. Если эта сущность тебе враг, то умереть должна она. И чем быстрее – тем надёжнее. Поступью своей он разливал по миру вулканы, огненные реки и пылающие просторы, губившие всё вокруг. Выжигай моря, разрушай, горды до состояния пыли и шлака, души небеса едкими тучами пепла. За свои деяния, характер и метод ведения войны, другие повелители пропитались к нему особой ненавистью. И тому это было лишь на руку.

Повелитель, чей род огненный народ ненавидел больше всего и кто скрывался высоко за облаками мира был назван Ал’акир, Владыка Ветра. Хитрость – вот его главное оружие. Его шпионы и манипуляторы заставляли другие народы набрасываться друг на друга, а когда их силы на исходе – и сам выпускал свои армады в бой. Его поступь разгоняла по миру ураганы, а небеса чернели от наступающих грозовых бурь. Молнии ударами выбивали камни из земли, верные ему вихри ревели, сам же повелитель обрушивал на своих врагов чудовищные тайфуны.

Мать-Скала, Мать-Земля иль Теразан мудра, сдержана и даже в какой-то степени – спокойна к войне. Она вела свой народ оборонительной войной. Она первая кто получит удар по себе, лишь бы её детей не тронули. Либо же преградит путь наступающим врагам целой горной грядой, которую та могла создать по велению своей воли. Но когда противник изнемогал в своих бесчисленных и бессильных попытках преодолеть гряду – Мать-Земля прекращала созидать и начинала поступь уничтожения. Земля под врагами Теразан – расходилась в сторону подобно жадной пасти. Эта пасть была способна поглотить в себя целые армии элементалей. Но даже те кто умудрялись выжить после такого – не долго существовали. Защитник земли, огромные каменные големы, верные Теразан, высеченные из прочнейших каменных пород и кристаллов – настигали тех, кто удосужился вероломно вломиться во владения Матери-Скалы. Именно эти существа и именно этот повелитель был «излюбленным» для Пламерата. Ведь большую часть своего существования – он сражался именно с ними.


И наконец последний из Повелителй, и последний из них, для Пламерата опять же, достойный упоминания лишь для цельности картины – Нептулон, Хозяин Приливов. Мудрый, осторожный, но нерешительный повелитель элементалей воды. Если тактикой последователей воздуха было стравливание сил друг на друга, то водные предпочитали – выжидать. Они редко выходили поодаль от воды, и ждали, когда враг сам подступит к ним или вражеская армия будет возвращаться после побоища или бежали с позорным поражением. Тогда-то и трусливый, подлый, недостойный и слабый, опять же, по мнению Пламерата, действовал. Великие цунами утаскивали за собой, в морские пучины всех кто был на их пути. Их высота ужасала, ведь даже горы самой Теразан были лишь жалкими холмиками по сравнению с ними.


И так могло продолжаться бесконечно. Вся эта война лишь была сладким безумием для каждого из повелителей и им служащим. Но, ничего в этом мире не может длиться вечно. И на голову уже окрепшего элементаля магмы, как и всей планеты. С небес на мир упали древние боги, укрыв собой места падания. Сгустки плоти возвышались над окреснотями. Неумолимый скрежет сотен челюстей разносился по планете. Глаза, наполненные ненавистью, разили безысходным отчаянием на всех, кто попадал в их взор. Их великая сила распространялась до всего, до чего смогла дотянуться. Всё это – гибло и увядало от воздействия богов. Две порождённые ими расы тоже стали докучать всем элементалям, не говоря уже о безграничной мощи самих богов. И тогда Повелители Стихий предприняли то, что до этого не случалось.


Впервые за тысячелетнюю историю мира, Повелители – объединились пред ликом всеобщей угрозы. Испытывающие друг к другу некую смесь презрения и ненависти, Ал’акир и Рагнарос создавали чудовищные вихри, сотканные из силы бурь и огня. Огненная гиена проносилась по цитаделям Тёмной империи, выжигая всех кто там был и разнося на куски строения. Теразан же с Нептуолоном тоже работали сообща, ведь от этого зависело их будущее. Утёсы, полные выходов руды, которые терзали врагов, появлялись вокруг слуг Богов прямо в походах, а её землетрясения разрушали города-храмы. А после этого, вступал черёд Нептулона. Цунами, кои мог создать только он, поглощали н’раков и акир, удушая тех и разбивая о скалы, возведённые Матерью-Скалой. Но всё это было тщетно. Убитые полчища слуг богов – заменяли совершенно новые и куда больше. Они вырывались из омерзительных и набухших туш богов. И в конечном итоге – повелители склонились пред Древними. Те смогли их поработить. Повелители стали нести своё безвольное существования на крохотных лоскутках земли, которые никак не могли сравниться с их прошлым величием.


Когда же в мир пришли титаниды, Древние боги прибегнули к своим сильнейшим слугам – повелителям стихий. А судьба подчинённых одной из четырёх стихий – весьма проста. Повелитель сказал – Пламерат исполнил. Титаниды по первой даже падали от столь яростных атака сил богов с их союзниками, стихиями. А сам Пламерат не забывал о неустанной войне с прочими стихиями, время от времени развоплощая и поглощая силу тех. Но всё кончилось когда титаниды решили брать не силой, а умом. Они разделили свои силы, выбрав сильные и слабые стороны врагов. Против Пламерата и его собратьев выступило сразу два титана с их войском. Тир и Один бились с самым из жестоких повелителем стихий и «отцом», таковым Пламерат его считал, детей огня. Сражения шли безустанно, неделю за неделей, кроша тела хранителей, развоплощая элементалей и заливая всю поверхность битв огнём и лавой. Но как бы долго это не продолжалось, итог был один и заведомо предрешён. Ломать хранителей при помощи огня и силы лавы было почти невозможно, но Пламерат и его народ сопротивлялись с прежней яростью. Их оттеснили армию огня в огненные просторы, что были в восточных землях. И именно там, Тир и Один – одолели Рагнароса. После и другие элементали пали, а за ними и Древние боги. Но к тому моменту, Пламерат уже был побеждён.


И наконец, позорный и переломный момент для почти каждого элементаля Азерота. Ра и Хелия понимали, что силы стихий напрямую связаны с Азеротом. А посему и решили создать отдельный мир для элементалей, подобно тому, что Саргерас создал для демонов. Точно такая же тюрьма, была наименована – Обитель Стихий. Всё в этом было будто бы с издёвкой для Пламерата. Его смогли одолеть. Его Повелителя смогли одолеть. А после их вместе заперли в тюрьме, отделив от родного мира. И наконец, назвали это ужасное место – обителью. Вместе со всеми своими собратьями, Пламерат был отправлен в вечно горящий и тлеющий мир, где лава текла всё время – Огненные просторы. Не всех своих собратьев Пламерат нашёл после этого. Он считал, что часть из них просто не успела вернуться в этот мир, но он ещё не знал две вещи об этом мире. Первая и самая важная – умерев здесь – он умрёт навеки. Вторая – есть свободные от воли Повелителя элемнетали, что остались в их родном доме на Азероте.


Будучи в заточении, Пламерат понял, видя гибель собратьев, что настал конец бездумному сражению. Методы ведения войны каждого из народа сильно изменились, понимая свою новую сущность. Тактики стали изощрённее. Действия коварнее и кровожаднее. Конечно же сила каждой из сторон плодилась новыми элементалями, но потеря одного сильного – не могла быть равной рождению нескольких новых. Конечно же природная ярость и импульсивность Пламерата осталось в нём, но частые бои со служителями Теразан на Азероте и тут – выдрессировали того упорству и терпению когда нужно. Пламерат рвался в любой бой, где нашлось бы место убийству верных Матере-Скале, но при этом он считал себя «запачканным» если его силой пришлось прихлопнуть назойливую муху из народа ветра. Он стал чаще наблюдать за боем и отправлять бой тех кто был слабее, заставляя сражаться во славу Рагнароса. Но когда в бой вступал сам Пламерат – лавовые потоки летели во все стороны, а его огромные испепеляющие хватки разрывали противников.


Годы шли. Прошли декады, а за ними века и тысячелетия. Элементаль рос и мужал все эти годы, набираясь сил из павших. Он был всесилен и были времена, когда убегал с поля боя, бросая на съедение своих меньших собратьев. Это не трусость, такова была их природа. Выживает лишь сильнейший, а сообразительность и хитрость стали такими же равноценными с силой факторами. Каждый такой раз заставлял Пламерата впадать в ярость, ведь как так могло произойти?! Чтобы – ОН, древний элементаль бежал с поля боя. Пускай после он и понимал цели своего побега, дабы избежать смерти и не подставить своих собратьев из-за того, что ЕГО сильного элементаля пожрали другие, но…он не мог мириться с поражением. Они испепеляли того изнутри. Хотя была и весьма занятная черта у него. Он всегда хотел знать, что происходить на Азероте – их доме. Каждая новость от собрата, коего вызвали шаманы или из диких, которые остались после сотворения темницы, но были убиты на Азероте – всё это жаждал узнать Пламерат. Он и сам несколько раз бывал на Азероте по воле шаманов, когда те вызывали его народ. Нередко, было замечено, что тот самовольно отправлялся в чужие владения, чтобы выудить информацию от других элементалей. Конечно же, потом убегая. Ему стало известно и о тварях легиона и о том, что какие-то остроухие и прямоходящие твари заполонили мир – что за вздор? Но, как раз разговоры о величии и силе демонов – тот слушал с упоением. Одно существо, пропитанное своей силой и способное руководить другими – это слишком ему напоминало самих элементалей. Но нет. Это были стражи ужаса. Пускай они и были не самыми высшими в иерархии демонов, но это те кого могли увидать собратья Пламерата в боях. После сих новостей, он намеренно стал бросаться в битвы, дабы заполучить ещё больше силы. Магмовый элементаль впервые за свою историю – получил свою личную цель, и она даже не препятствовала, а способствовала его Повелителю.


По-прежнему шли тысячелетия бесконечной битвы, именуемой Расколом стихий. Но среди мелких стычек, было и то, что отметилось на всём роде народа огня и воздуха. В той битве и Пламерат принял своё участие, ведь цель была поставлена от самого повелителя. Даже сеть шпионов элементов ветра не смогла предугадать, куда падёт воля Рагнароса, его лейтенантов, владык и прочих мелких элементалей. Подобно огненному смерчу, кои пламенные и воздушные сыновья сотворяли против титанов – так же стремительно и неожиданно был нанесён удар по одному из значимых элементалей ветра. Сам принц Громораан стал жертвой своей невнимательности. Покуда все меньшие разбирались с небольшой армией принца, сам Рагнарос и его лейтенанты сразились с принцем ветра. Пламерат уже к тому моменту дослужился и набрал сил достойных для вознесения до владыки. Он был в том бою с Громорааном и даже терзал того языками пламени, но куда ему сравниться со своим повелителем. Лишь один стремительный удар Сульфураса. Рагнарос было уже поглотил сущность принца, но та была слишком велика. Тогда она поместил останки принца в талисман стихийных оков. Он раздробил эту темницу на две части, после чего отдал каждую из них своим двум самым доверенным лейтенантам – Гарру и Геддону.


И наконец, ему выдался шанс вернуть в мир на более долгое время. Наивный и отчаянный Таурисан, тан-колдун народа дворфов Чёрного железа – взмолил силы древнего огня прийти на выручку. И те его услыхали. Сам Рагнарос отозвался на прошения дворфа. Вырвавшийся Повелитель огня тут же прошёлся по округе сериями ужасающих взрывов и вздымая земли Азерота. Тан, так сильно возжелавший смерти своих врагов – погубил себя этим проступком и погрёб за собой свой народ. Но кому какое дело до этих жалких смертны, что пришли в мир, которым должны править элементали. Рагнарос и слуги его, прошлись волной и уничтожили большую часть Красногорья. И Пламерат был только рад, вновь, нести хаос и разруху на мир жалких живых. Но его замысел отличался от большинства. Он не искал смерти живым. Он искал смерти всем тем кто повинен в его заточении в каждом поражении. Он рыскал поблизости любой намёк на Древних богов иль титанидов, но, увы. Чёрная гора возвысилась на месте империи Чёрного железа, впиваясь хваткой в Азерот и давая слугам огня шанс – вернуть то, что принадлежит им по праву. И выжившие, порабощённые дворфы Чёрного Железа были «рады» помочь повелителю в свершении его планов.


Но спустя столетия нашлись смельчаки, что решились бросить вызов Рагнаросу и всей его армии. Пламерат, другие элементали и дворфы чёрного железа, с пламенным радушием встречали идиотов из совета теней. Каждый из тех, кто приходил по началу – выжигались изнутри. Никогда прежде орки не сталкивались со столь мощными духами стихий. Но после, чрез богов, что преследовали общие цели с народом огня, Чо’Галл проник в глубины чёрной горы, где выступил не как захватчик, а как союзник. Он смог убедить дворфов и самого Рагнароса в том, что у Совета теней и народа огня – общие цели и общие друзья. Волей Рагнароса было выдать оркам часть горы, а именно её пик, как убежище на Азероте. Но, Рагнарос оповестил оных, что покуда совет находится там, то он и сами духи – не будут трогать орков, чего не мог пообещать, если орки спустятся с пика.


Прошло не так много времени с момента договора до поражения Орды пред Альянсом. Оргрим, отступая с боем, приказал остаткам орды прибыть к пику чёрной горы, да ждать подмоги. Самих элементалей не сильно волновали события, происходящие там – на поверхности. Договор был о предоставлении убежища для верных древним богам, ведь повелитель всё ещё был связан с ними. Но помогать орде – не его дело. Куда важнее то, что произошло с народом огня ранее. После приказа Рагнароса дворфам о всеобщей мобилизации, внутри Даграна, тана дворфов Чёрного железа, поселилась мысль. Что этими общими силами он сможет свергнуть гнёт народа огня. И первым этапом заполучения мощи стало похищение дочери короля Стальорна с целью шантажа. Но, увы, желания и эмоции смертных куда сильнее их разума. Дагран влюбился в свою заложницу Мойру Бронзобород. И та даже ответила взаимностью. Но Магни не стал просто так сидеть сложа руки. Он не верил, что его дочь добровольно любит этого жалкого дворфа из народа Чёрного железа. Небольшой диверсионный отряд Стальгорна пробрался в тронные палаты Тенегорна, центр империи Чёрного железа. Завязалась бойня в ходе, которой победили диверсанты, перебив стражу и самого Даграна. Но к их удивлению – Мойра решила остаться и даже разгневалась на попытку её спасти. Ведь она действительно любила Даграна и уже носила ребёнка от него. Но это всё мало заботило народ огня. Куда важнее, что убийство раздробило Чёрное железо и в империи воцарил хаос. Каждый из народа огня был брошен на подавление бунтов, недовольства новой королевой, дабы вновь захватить власть над жалким народом карликов. Зачастую Пламерат просто выкашивал недовольных своей длань и покрывал тех уже отрощенными крыльями, как и у ряда его собратьев. Так же, эта мерзкая дворфийка Мойра, пустила по королевству два слуха. Первый, что смерть Даграна – сильно отразилась на времени для сбора армии дворфов. Второй же был выпущен за пределы чёрной горы. Она говорила, что там – в недрах горы лежат несметные сокровища, подбивая героев, приключенцев и просто жадных до наживы, на общую атаку, дабы затолкать повелителя огня обратно в просторы. Но так же к ней на выручку прибыли и те, кого она не ожидала. Как и тан-колдун, что уничтожил своё королевство ранее – нынешние дворфы и ряд других рас уже практиковал шаманизм. Они смогли призвать гидраксиканских повелителей воды, что были заклятыми врагами огня.


И вот, настал день ещё один день, который Пламерат вспоминает с яростью. День штурма чёрной горы. Когда ряды живых совместно с тварями воды – вторглись во владения огня. Дворфы, слуги огня, подняли оружие против своих хозяев, а в то же время, силы, дарованные гидраксиканцами, помогли уничтожить печати защищающего барьера Рагнароса. Прикрывая своего повелителя собой и расправленными крыльями, Пламерат получал удар за ударом. Зачарованные клинки, заклинания магов и сильнейшие заклинания самой стихии воды от тех кого Пламерат даже не считал за достойных элементалей. В ярости, откидываясь во врагов кусками магмы и раздувая из себя потоки пламени, Пламерат отдавал все свои силы, но увы. Он был развоплащён, а вслед за ним и пал Повелитель. Оба они вновь были возвращены в Огненные просторы, где стали выжидать новой возможности. Нового шанса вернуться на Азерот и закончить начатое.


Опять же, для каждого из представителей элементалей – ничего не поменялось. Опять шла война. Опять она не имела ни конца, ни край, покуда сверху не постучали. Древний Бог Н’Зот вызывал своих древних слуг для битвы. Но отозвались на его зов только двое. Мать-Скала и Непутлон, за столь долгое пребывание в Обители – смогли сбросить с себя волю богов. Рагнарос же и Ал’акир остались верны своим господинам. Он пообещал этим двум – свободу от тюрьмы. Свободу от оков. Он позволил бы им вновь бродить по Азероту свободно – как и должно было быть. Он сказал, что как только чёрный дракон, Смертокрыл, вырвется из Подземья – то грань меж Обителью стихий и Азеротом – будет разорвана. Именно он будет продолжением воли Н’Зота и именно чрез него бог будет командовать сумеречным молотом и элементалями для достижения общей цели. Смертокрыл пожрал не только силу бога, но и истощал силу Обители Стихий. Он поглощал их с невиданной доселе жадностью, от чего Азероту пришлось не сладко. Планету накрыли стихийные бедствия. Вулканы заливали всё в своей близи. Моря вскипали от гнева и топили суда всех, кто решил выплыть. Стонущая земля тоже чувствовала агонию Обители стихий, разрываясь на части от землетрясений по всему миру. Там где некогда жили те кто привык видеть солнце над головой ощущать лёгкий жар – ныне снег лежал. Смерчи проносились по миру, вырывая объекты ландшафта и унося смертных за собой на верную гибель.


Все эти бедствия не могли не тревожить тех, кто населяет Азерот. Шаманы уже чувствовали, что со стихиями, что-то не так – но духи молчали. Прочие же просто не понимали ничего, но тревожились. Конечно же, это не обошло стороной и бывших слуг народа огня. Часть дворфов чёрного железа вернулись к поклонению огню. Они подняли восстание против Мойры. Мойра, с частью верных ей дворфов бежала в Стальгорн где объявила себя королевой, по праву рода.

И вскоре земля разверглась. Начался катаклизм.


Стихии бушевали. Огромные волны стирали прибрежные города, будто бы те и никогда не были нанесены на карту, а наводнения создавали в королевствах голод. Горы, монолитные кости мира, стали рассыпаться в паль, погребая за собой жизни. Те места где прошли землетрясения стали, наполненные яростью огня. Погибшие каждый день множились, а их счёт давно перевалил за тысячи. Сражения с силами Смертокрыла, элементалями воздуха и прочими приспешниками древних богов – шли уже достаточно долго. Но народ огня выжидал знака. И он пришёл.

Смертокрыл сотворил ужасающее по своей силе заклинание и сотворил разлом в Огненные просторы. Пламерат был одним из тех, кто первый вырвался из тюрьмы. Он тут же начал разбрасываться своими силами на всё вокруг, пока не увидал преображённый мир без огня. Земля была столь зелёной, а воздух чистым. Повсюду были великие рощи деревьев, а вдали можно было увидеть массу живности. Как же прекрасно всё это будет гореть. Почувствовав приказ от своего повелителя, Пламерат ринулся вниз по склону, наконец увидав заветную цель. Все они находились на Хиджале, намереваясь сжечь дотла Нордрассил. Под каждой шагом Пламерата оставался пламенный след, а его руки продолжали разбрасывать потоки лавы в разные стороны. Но он и его собратья повстречали силы Азерота, что намеревались защитить древо, что ещё не успело воспрять после третьей войны. Драконы пытались искоренить силы огня, но сами влетали в засады элементалей. Куски магмы и потоки огня влетали в тела драконов сражая тех. Силы друидов пытались остановить войско, что было похоже и видом и действием на потоки лавы, стекающие со скалы, но куда им до первородной стихии Азерота. И всё бы пошло по плану, если бы трусливые живые не запросили помощи от Диких Богов. И тогда бой переломился. Пламерат был отброшен один из первый. Взяв в руку одного из эльфов, тот попросту испепелил его в своей руке. Но упиваясь криками и агонией живых, он не заметил налетающей угрозы. Зелёный дракон, что видел силу Пламерата, совершал на него налёт. Огонь дракона сна прошёлся по невыносимо жаркой «коже» элементаля. Но ты было лишь отвлечение. Огонь застилал взор элементалю, а сам дракон, наконец настиг его. Когти, начали тонуть и вязнуть в магме, а пасть затягивалась в самого Пламерата. Своей жертвой, дракон смог отвлечь и сильно навредить духу огня. А остальное уже было за малым и шаманы смогли развоплотить Пламерата, отправляя того вновь в Огненные просторы. Вслед за ним ушли и прочие собратья с Рагнаросом.


И вот второй раз, когда Смертокрыл призвал Пламерата с народом огня. Силы аспектов хотели исцелить этот мир. Они собирались провести его на многострадальной горе Хиджал у Нордрассиля. Пламерат в этот раз не бросился вниз по склону. Нет. Он вошёл прямо в сердце чащи и лишь оттуда помчался к Аспектам. Он намеревался разнести огонь как можно шире и сильнее, несясь прямо чрез леса. Деревья в момент превращались в пепел от его тела. Мощные лапы ломали деревья, а то чего не касался элементаль – загоралось от одного только пребывания Пламерата в лесах. Когда Пламерат наконец выскочил из чащи, то увидал, что его повелитель натравливал огненную бурю в сторону Нордрассила. Вся округа уже была в дыму и снующим по ветру пеплу. Увидя Тралла, Смертокрыл призвал своё новое страшное оружие. Друиды пламени. Одни из немногих кого Пламерат хотя бы воспринимал не за насекомых. Сам Рагнарос обучал Фэндрала, зародив тех самых друидов пламени. Первый друид пламени начал переманивать тех друидов, что разочаровались в Круге. Как и их новый лидер – они были очищены и перерождены в огне. Но история имеет принцип – повторяться. Вновь, объединены силы Азерота и аспектов – смогли отбросить легион огня в Огненные просторы. Но не только отбросить решил Малфурион.


Круг Кенария быстро ворвался во владения повелителя огня. Они вероломно возвели свои ничтожные укрепления. Огненная передовая была сдерживающим барьером для всех сил огня. Пламерат был тем участником, что вечно заливал защитные барьеры кусками лавы и выжигая лёгкие защитников, разгоняя своими крыльями – и без того раскалённый воздух. Меньших своих собратьев он бросал прямо в противников. Кого приказами, кого буквально. Но если сдерживать силы Круга у него удавалось, но вот когда на выручку круга пришли силы Альянса и орды, то держать оборону пришлось самому народу огня. Зная о том, что в своём плане элементали не бессмертны, Пламерат уже не лез так сильно на рожон. Нет. Он начал применять более подлые, но действенные ходы. Пламерат очень сильно любил тактику раскалённого и пепельного воздуха против живых. Зависимые от дыхания и крайне слабые смертные – очень быстро становились недееспособными, а после и мёртвыми – без своего драгоценного воздуха. Но насколько бы силён он не был, он понимал, что победа над их народом – вопрос времени. Пламерат не принял участие в финальном рывке живых против Рагнароса в Сульфуроне. Падение каждого из лейтенантов чувствовал Пламерат и его собратья. И наконец, наступил черёд для Рагнароса. Его смерть сотрясла каждого из элементалей просторов. Но это означало лишь новую эпоху в жизни огненных элементалей. Силы живых наконец покинули Обитель стихий, оставив позади себя лишь разрушения. Но разрушения только начались после того как последний смертный ступил обратно на Азерот.


Подобному тому как элементали нападали на Хиджал, волна ярости и ненависти прокатилась по Огненным просторам. Каждый теперь не был просто элементалем огня. Каждый теперь являлся претендентом на престол. Повелитель убит, как и его лейтенанты. Жажда власти и силы всегда бурлила внутри каждого из представителей пламенной стихии. Но, не желая терять собственной уже имеющейся силы, Пламерат не стал ввязываться в наивную войну, теряя уже то, что он имеет. Каждый день рождались новые и слабые претенденты, а старые и сильные всё сходили на нет. Решив, что по одному всех быстро разорвут, Пламерат прибегнул к служению такого же древнего элементаля как и он – Пеплорону. Под его эгидой и с его поддержкой, Пламерат оборонял просторы владений этого претендента на престол. Конечно же, Пламерат время от времени отправлялся на Азерот по зову шаманов и слушал их разговоры о творящемся в мире. Но большую часть времени он верно служил своему новому повелителю, защищая того и наставляя советами. Как-никак – все приближённые Пеплерона были магмовыми и древними элементалями. Некоторые даже походили на него обликом.

Но теперь настало время ждать, когда новый Повелитель взойдёт на престол. И такой момент настал. Конечно, по меркам элементалей прошли считанные секунды, особенно для таких древних как Пламерат, но за это время обитатели Азерота смогли: Открыть целый огромный остров с мохнатыми и разговаривающими животными, вновь разойтись на два враждующих лагеря намереваясь друг друга перебить и даже куда-то свалить половиной армий куда-то в портал. Но всё это не волновало, да и слышал об этом элементаль лишь лишь украдчиво, подслушивая разговоры шаманов и зашедших к ним. Когда же Пламерат услышал вести о зелёных, горящих и кровожадных существах, что пришли с неба и намерены уничтожить мир – он сравнил это со своими старыми познаниями. Демоны вернулись в этот мир, дабы доделать свои дела.

И никому бы не было дело в Огненных просторах до этого, покуда Служители земли, объединение многих шаманов всего Азерота, не связались с силами огня, намеренные объединить силы стихий против Легиона. Часть из них отправилась в просторы для переговоров, и узнать кто новый Повелитель. Но к их удивлению – нового даже ещё не было. Но было два самых видных претендента – Пеплерон и Пирот. Выбор их был сильно облегчён, услышав, что первый не так сильно ненавидит смертных. Так они и решили помогать именно Пеплорону, дабы тот потом ответил им ответной помощью. Подле водоворота был создан портал прямо в огненные просторы. Самые опытные шаманы с их новым лидером отправились для помощи в заполучении престола.

От Пламерона их встретил Барон Поджигон, один из верных Пеплорону, как и Пламерат. Шаманам было доложено, что в этом мире есть только один элемнеталь способный на какие-либо права и силы на трон. Пирот, сын великого Риолота. Был назначен совет среди всех приближённых Пеплорона для вынесения решения. Во время этого совета, Пламерат яро проявлял волю поддерживать союз с шаманами. Он как и всегда ГОРЕЛ идей возврата на Азерот. И никто кроме шаманов ныне не мог предоставить такой возможности. Решением сей дилеммы было – убийство всех слуг Пирота, как и его самого. Но не своими руками. Элементали приказали сделать это шаманам, раз те ещё и хотят какой-то помощи на Азероте. Покуда вся свита вместе со своим повелителем приготовиться к восхождению к престолу, шаманы уже смогли свергнуть Шлакобоя и Пылающую кровь. То были самые ярые защитники Пирота и его самые верные лейтенанты. Позже, на плато Риолота, глава ордена шаманов, самолично сразился с Пиротом, вырвав из того расплавленное сердце. То сущность была претендента на престол. Сие сердце шаман принёс в Погибель смертных, место, где расположился ныне Пеплорон со свей своей свитой.


Вторым же испытанием для шаманов было – даровать новому Повелителю огня оружие достойное его величия. Подобно тому, что некогда держал Рагнарос. И оно было всем известно в этом зале. Углекол – древнее копьё, что было рождено из самого сердца Огненных просторов. Могущество сего оружия даже не могло поддаться разуму живых. Именно оно показывало всем обитателям огненных земель, кто является правителем, и лишь одним видом должно было вселять ужас в сердца тех, кто додумается перечить новому повелителю. Единственное но – оно находилось прямо в паутине Бет’тилак. Отправив верховного шамана прямо в логово магмовых пауков, что именовались пеплопрядами. После того как Альянс и Орда прошлись по миру огня, власть менялась и в паутине. Новым матриархом стала Гарриксия.

Найдя необходимый артефакт, шаман увидел, что его ещё требовалось пробудить. А для этого как раз подходили приспешники Гарриксии и она сама. А точнее их смерть. По крайней мере так рассказал шаман по прибытию обратно к ногам Пеплорона. И только после того как Повелитель получил оружие власти – он объявил, что народ огня будет помогать служителям земли в борьбе против Легиона. А другого Пламерату и не требовалось. Теперь у них была возможность выходить в родной мир куда чаще. А так же быть на Азероте в Водовороте, чтобы наслаждаться пребыванием в родно мире. Огненные недра так и не стали Пламерату домом. Тюрьма навсегда укоренилась в его воле как тюрьма. После этого относительного «мира» меж живыми и элементами, Пламерат изъявлял волей не так сильно желать смерти живым. Тем более у него были куда более важные цели в этом мире. Разве что не отзывался когда шаманы вызывали духа на Аргус. Не тот мир это, что интересует элементалаля. Шаманы стали единственным путём возврата в Азерот, благо, что помощь жалким смертным требовалась часто. За время вторжения Легиона, тот успел познакомиться с многими шаманами и услыхал от тех, что те тоже ненавидят Древних Богов. Это лишь грело Пламерата изнутри. В этом мире осталось слишком много врагов и тех, кто должен умереть. А как только будет покончено с ними – этот мир воспылает вновь.

Фракции:

Армада Огненных Просторов

Пламерат относится к ним как абсолютно другое существо к себе подобным. Есть те кто уважения заслуживают, а ЕСТЬ ТЕ КТО ДОЛЖЕН СГОРЕТЬ И ОТЧИСТИТЬ РОД ОТ СЛАБАКОВ.

Служителе земли
Не более чем группа шаманов. Инструмент для достижения своих целей, попутно помогая этим жалким смертным, населяющим его мир.

Прозвища, звания, титулы:

Иерархия у элементалей весьма странная и сложная штука. Так и не добившись звания лейтенанта ни в армии прошлого повелителя, ни в новой, тот всё же сумел стал владыкой. Стал он им, как и Владыка Обжигон. Верная служба претенденту вознесла тех до новых высот.

Места пребывания:

Огненные просторы ныне место, где тот обитает. К его же сожалению. Тюрьма не стала и никогда домом не станет, но другого дома у того нет.

Отношение:

Шаманы – они есть, и они умеют меня призывать в час нужды. Остальные мне не важны и совершенно не нужны. Разве что мог выделить некоторых, прибегнувших к его силе несколько раз.

Лий’на Говорящая с Водой – орчиха-шаманка из Служителей земли, что нередко прибегала к помощи из Обители стихий. Как она сама рассказывала – предсказательница. Хоть та и прибегает к помощи различных видов стихий из Обители, сама же она предпочитает пользоваться силами данными ей Нептулоном. Она та кто заботиться о своих союзниках, а значит, трепетна к окружению. Она печётся о мире и к удивлению – это и нужно Пламерату. Именно она может привести его к цели. Древние боги ей такие же враги, как и элементалю, но его желание их уничтожить – ни в какое сравнение со спокойной шаманкой.

Семейное положение:
Нет
Родственники:

Все его родственники – его же соперники. Народ огня всегда стремился к большей силе и не чураются перебить и друг друга ради больше мощи. Брат или нет – сильный выживает – слабый будет поглощён.

Питомцы:

Откуда бы?

Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Если прочитать анкету, то можно понять о том, что персонаж является, может являться за пределы Обители стихий только в водоворот или по призыву от шаманов. Именно из-за этого Пламерат и не может оставаться вечно на просторах родного мира и после того как шаману не потребуется помощь стихий – элементаль вернётся в свою обитель


Прошу, пожалуйста, выдать шкурку ru.wowhead.com/npc=135934/владыка-поджигон

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Приветствую, дорогой игрок. Что же приступим к рецензии. Внешность - Чуть-ли не самая удачная часть анкеты. Она просто порадовала мой глаз, когда я её читал, ведь так описать элементаля сможет далеко не каждый. Однозначный плюс вам в копилку за внешность вашего элементаля, видно что над ней работали. Характер - Тут уже не так как с внешностью. Нет, она ни в коем случае не плоха, даже хороша, но после прочитанной внешности, характер немного разочаровывает. Но он всё так же хорош. Хронология - Описать хронологию элементаля, фактически создания что существует на Азероте уже сколько.... Ну не меньше сотни тысяч лет, это надо постараться и вы постарались, вам удалось описать историю своего персонажа. Теперь перейдём к вердикту.

Вердикт: Одобрено +8 уровней на персонажа Пламерат, также одобряется получение данного морфа https://ru.wowhead.com/npc=135934/владыка-поджигон. Если же у вас возникнут вопросы то пишите на ник Ice#9901. С уважением,

Проверил(а):
Ice
Уровни выданы:
Да
17:01
20:02
1257
17:35
0
я кончил
ГУСЬ! Топовая анкета!
Мои глаза… это… ВЕЛИКОЛЕПНО!
17:49
+1
норм
18:21
+1
КСС прекрасен… Рука мастера видна издалека. <3
20:44
0
Твой владыка, Лох!
21:12
0
*не говорит на ауране*
21:05
0
ААААААААААААА, я потёк
О духи… ЭТО БОЖЕСТВЕННО!