Смерть лишь одно мгновение, инструмент в руках судьбы. Сражайся достойно, воин, и пусть пир твой будет вечен.

Игровое имя:
Торхильда
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Валькира
Народность:
Валарьярская валькира
Пол:
Женский
Возраст:
Около 50-ти на момент смерти.
Особенности внешности:

Валькиры ─ избранницы Одина. Крылатые воительницы, что служат хранителю и самой вечности, являясь проводниками и судьями для душ смертных, которые своей волей и силой доказали, что способны получить нечто большее, чем скитания по Тёмным Землям. Вечный пир и славные битвы ─ вот что к чему стремятся смертные, что избрали свой новый путь. Одной из таких дев судьбы, покровительницей битв и славных воинов является Торхильда, при жизни прозванная Медведицей.


Если же смертному, что испускает свой дух в пылу сражения, предоставится шанс вознестись к Чертогам Доблести, на суд Всеотца, его проводником может стать и эта крылатая воительница. Озарённая Светом Чертогов, словно сам лик этой чистой магии, Торхильда способна одним лишь своим видом вселять храбрость и надежду с сердца валарьяр и смертных, что избрали путь под покровительством Одина. Внушительный рост и мышечная масса, в которых дева явно прибавила после своего вознесения в ряды своих новых сестёр, не мог не производить впечатление на смертных и вдохновлять их на сражения, словно умелый скальд с заводной песней, что сопровождает славных воинов на битву. Казалось бы, даже слепой способен увидеть сквозь сильную ауру вознесённой девы, что она подвергалась частым и суровым тренировкам ещё при жизни. Каждый изгиб её тела прошёл через то, что многие смертные не в силах вытерпеть. Каждый мускул на её теле способен заставить воительницу биться до самого конца. Золотистая, бледная кожа, под которой струилась в жилах энергия Света Чертогов, не могла не привлекать к себе особого, диковенного внимания. Пышные, густые, светлее цвета мёда, волосы Торхильды развивались на ветру. Локоны её, что устремлялись назад, были распущенными и вьющимися. Что же насчёт кос валькиры, что свисали на её могучие плечи и грудь? О… она их любила, как ни одна дева не любит прекрасные украшения.

Ещё при жизни грозная врайкула уделяла своим косам особое внимание, постоянно совершенствуясь, словно скульптор, создавая всё более красивые и причудливые образы для своих волос. Самое интересное, что у ещё живой Тори, как её ласково называли её сёстры по оружию, всегда было правило: какими бы прекрасными косы не были, они ни в коем случае не должны были мешать ей в сражениях. Если же Торхильда, озарённая духом соперничества, позволяла себе плести косы, что бились о её лицо и заслоняли обзор при битвах, она, испытывая глубокую вину перед собой, своими сёстрами и самим Всеотцом, немедленно их срезала, таким образом стараясь искупить вину и напомнить себе о истинном, высшем пути. Нельзя не сказать, что подобный символизм не имел под собой пользы, поскольку с каждым разом врайкула плела со всё большим вниманием, держа в голове мысль о своём предназначении. Подобно ей самой, что плела свои косы, судьба так же плела нити жизни воительницы-претендентки. На неё у высших сил были большие планы....


Однако стоит всё же вернуться к внешности уже самой валькиры. Что до лица, то хоть статую высекай! Черты присущие истинной воительнице, это само собой. Но она не являлась круглолицей девонькой-красавицей с розовыми щечками и пухлыми губками, о нет. Её правильный, строгий лик обладал угловатым подбородком. Достаточно выразительные, выдающиеся скулы заявляли об истинной красоте, казалось бы, даже столь отречённой от самолюбования, женщины. Тонкий и прямой, по врайкульским меркам, нос дополнял общую картину, помогая угловатым, объёмным губам и голубовато-серым, подобно озеру в свете дня, глазам, справиться с этой задачей. Что еще стоит сказать, так это то, что на некогда покрывшемся морщинами, в силу своего возраста, лице Торхильды не осталось и признака старости. Всеотец ценит любого, кто почитает судьбу, которую он уготовил всем своим подопечным-врайкулам, видать от этого он и подарил новое тело своей новой избраннице, являвшееся совершенством среди смертных и даже по меркам некоторых бессмертных существ. Утончённая шея, плавно переходящая в могучие, сильные и открытые плечи, подчёркивала в целом женственный, но всё же весьма воинственный образ валькиры. Крепкие, могучие руки, казалось бы, способны раздавить камень. Её пикантный и всё такой же могучий, кажущийся ещё больше вследствие правильной осанки, бюст приковывал внимание любого смертного мужа. Относительно узкая талия подчёркивала остальные, не менее приятные изгибы тела бывшей врайкульши, а на обнажённом животе красовался заметный, рельефный пресс. Пышные, массивные бёдра златокожей девы выглядят достаточно нежными и мягкими, однако не стоит забывать, на кого направлен взгляд: стоит лишь приглядеться, сразу становится заметен их отчётливый рельеф мышц, что проступают плавными изгибами сквозь кожу.


Какой бы красивой Рассекательница Небес не была, она ведь не ходит голой! Да и негоже столь светлому созданию отвлекать воинов от славных битв таким видом. Одним из главных атрибутов любой валькиры считается металлический шлем-маска, закрывающий лоб, глаза и часть носа, оставляя открытым лишь его кончик с ноздрями, рот и подбородок. Косы, кои были достойны упомянуться ранее, переплетены тканевыми полосками, что делали пышные волосы куда уже. Грудь и спина прикрывалась кожаным лифом, поверх которого был нацеплен металлический нагрудник, откидывающий золотистый, порой даже ослепляющий, блеск. На запястьях красовались такие же металлические, длинные браслеты. Талия опоясывалась поясом из грубой, обделанной кожи, от которого тянулась алая ткань, которая являлась набедренной повязкой валькиры. Ноги же были обуты в кожаные сандалии. Особое внимание в одежде Торхильды стоит обратить на её алую, обагрённую собственной кровью в миг своей смерти, набедренную повязку. Небольшой кусок ткани так же постоянно весит на древке копья, словно личное знамя валькиры, в память о той жертве, что она принесла.


Образ девы являлся эталоном врайкульской красоты, грации, воинственности и самое главное, верности своему хранителю и создателям

Особенности характера:

А коль сказ наш продолжается, примем же мы стиль его истинного повествования. Как врайкулы─сказители повествуют о деяниях своих героев, так и речь отныне пойдёт на былинный лад.


Что же сказать о натуре и нраву нашей крылатой воительницы? Характер её, коль время шло попарно с жизнью, как два начала одного целого, менялся. С самой своей юности дева не знала покоя и смирения, была крайне волевой и пылкой, упрямой и безрассудной, строптивой и дерзкой. Готова была Тори драться до последнего своего вздоха, а смерть не страшила её никогда. Коль заветы Всеотца чтишь ты с малого своего, то и судьба твоя — союзник твой. К целям своим шла всем бедам назло, да с таким рвением, что сами Титаны позавидовали бы её крепости разума, да тела. То бишь, прямолинейная и доблестная, но все же была подобно бочке с порохом сия дева. На провокации и подначивания велась только так, любое скверное замечание по поводу всего, чего она любит, уважает и за что стоит, кончалось битыми мордами и болящими от тумаков седалищами. Зато дралась-то как! Где она всегда чувствовала себя на своем месте, так это на ратном поле. Первой в бой ринется, щитом всех раскидает подальше, да как начнёт мечом махать, что аж воздух дрожит по округе, а сама же непробиваемая, как гора. А если кто-то словцом её крепким одарит, да честь её заденет, пускай зубы собирает. В миг на бой ринется, сверкая духом соперничества в глазах, тумаков таких надаёт, что потом в жизнь не выкрутишься. А тренировалась-то так, ух…

Выйдет в лес с копьём одним, да без одежды вовсе, на небеса взглянет и прошепчет себе под нос Всеотец, узри свою дочь, я взываю к твоей воле, коль ты не заберёшь меня сегодня на пир твой вечный, то знай, что жертва твоя — враг мой. Силён мой враг, как сильна моя воля. Узри же дочь свою в бою, имя мне ─ Торхильда Медведица. Так её и звали сёстры, с коими она жила в Скольд─Ашиле.


А после как нежить лупила дева эта, слов не передать! Просто в труху и щепки мертвецы разлетались направо и налево под гнётом славного оружия её, да так, что потом ни один некромант не соберет обратно! Однако это все прошлое Торхильды, мирское её. Сейчас же как сталкивается с вражиной, так и вспоминает свою буйную молодость, да с лихвою. Вот где себя показывает именно та старая добрая Торхильда. Дева, чьё сердце до сих пор пылает надеждой и верой в бравое дело, никогда не покинет мир, который поклялась защищать, и имя ей — валькира.

Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Класс:
Воительница
Специализация:
Дева щита
Способности:

Озарение ─ Валькира исцеляет близстоящих союзников, озаряя их энергией Света Чертогов.


Столп Света ─ Взывая к силе Чертогов, валькира способна наносить урон врагам на расстоянии, обрушив на на них столп Света из своей обители.


Крылья Судьбы ─ являясь на места массовых сражений, валькира уносит с собою тела и души достойнейших в Чертоги Доблести.


Правосудие Совершая прыжок на огромное расстояние, валькира, набираясь при ускорении силой Света Чертогов, обрушивается прямо на врагов, нанося урон всем вокруг, кроме валарьяр.

Буря клинков ─ Дева кружится в неистовом танце со своим оружием, не подпуская к себе врагов. Любой, кто рискнёт к ней приблизится, получит урон.


Копьё Чертогов одно из важнейших орудий в арсенале валькиры. Призываемое копьё с помощью силы Чертогов не раз выручала крылатую воительницу.


Поступь силы валькира совершает рывок на врага, ошеломляя при ударе и пытаясь повалить на землю. Так же действенно для сокращения дистанции.

Вера:
Пантеон Творцов
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Титанский
Пояснение к языкам:

Врайкульский ─ родной язык народа Торхильды, который был знаком ей с рождения.

Титанский ─ Язык, изучаемый валькирой после её вознесения в обитель хранителя Одина. Большая часть слов девой уже изучена, однако она всё ещё не овладела им в совершенстве.

Всеобщий ─ общий язык всех рас Азерота, будучи врайкулой, Торхильда познала его в момент своего обучения.

Инвентарь:

Бьёрнхейм ─ материальное оружие Торхильды, верно служащее ей и по сей день. Некогда принадлежало отцу бывшей врайкулы, подаренное ей при её уходе в Скольд-Ашиль. Имя копьё получило в битве с первым врагом его владелицы — могучим медведем. Ещё будучи врайкулой, дева использовала его, дабы доказать свою преданность Всеотцу, Этим же оружием она сражала врагов при нападении на Скольд-Ашиль. Даже в миг смерти копьё её не оставило — врайкула пала вместе с ним. Усиленное в Чертогах Доблести, оружие преобразилось вместе со своей хозяйкой, так же вобрав в себя силу Света Чертогов. По его же образу и создаётся призываемое копьё воительницы.

Скальторн ─ верный круглый щит воительницы, идеально сочетающийся в тандеме с её пикой. Врученный ей как одно из дополнительных мер защиты при обучении в Скольд-Ашиле, так же может быть призван валькирой с помощью Света Чертогов, правда в таком случае будет иметь уже несколько другую форму. Обычно шиты подобной формы сочетаются лишь с коротким одноручным оружием, и не менее Торхильда с течении всей своей жизни познавала искусство фехтования при, казалось бы, столь странном сочетании оружия.



Род занятий:
Проводник душ
Хронология:

Самое первое, что сделала Торхильда в своей жизни, это, разумеется, на свет появилась. Детство, подобно и всем представителям столь славного народа, что зовутся врайкулами, проходило под сводами земель её родных. Одним из таковых мест была и родная деревня оной. С самого своего детинства юная дева не знала покоя, а иначе никак, ведь залог успешного процветания семьи, деревни, государства ─ это взаимопомощь и стремление к общему делу, на благо себя и края своего. Мать учила ее всяким женским премудростям, а старик её, Асгейрфиннбьорн, что мамкин муж был, все ворчал и плевался. Не мудрено, ведь столь славный воин себе сынка наверняка хотел, чтобы тот его дело продолжал, а тут во тебе, деваха орущая появляется, да ещё её в руки ему тянут вечно! Чего только мелкая не чудила, бестия! То горшок с варевом с печи опрокинет, то секиру найдёт отцовскую, и как давай в доме размахивать, силы ведь не дюжина. Чего только не было с ней в детстве: палкой за это отец её лупил, и в погребе запирал. Но всё сводилось к одному — отходчивый слишком был-то врайкул этот. Ну не мог на неё долго обижаться, доченька ведь всё таки, родная его. Однако, как то бывает в хорошем рассказе, не обошла судьба и гневные изречения Асгейрфиннбьорна, ведь дочь стала все чаще спрашивать отца о его делах его великих и после слушала с большим интересом байки эти врайкульские: как тот на охоте скакал, да по девкам в юности носился, а потом наоборот. Доходило до того, что эти росказни, порой, повторялись или придумывались на ходу. Старый бородач, сам того не подозревая, воспринимать стал дочь не как девчонку на выданье, а как полноценного приемника рода своего. Но видно у Одина была на то своя воля и всё переменилось в жизни девы юной, когда кровь от крови её к верованиям народным приучил. Долго же юное, ещё невинное создание не понимала, кто же это за Хранитель такой, однако все в клане его чтили и заветам Всеотца следовали. С течением времени, словно достигнув озарения, Тори уже сама начала молиться покровителю рода её.


И вот, отправились в один миг отец, да с дочерью своей на охоту, мелкая она ещё была душой, да телом зрелая уже. В лесах дичь им повстречалась, да вот лука при них не было со стрелами, пришлось выкручиваться. Старик не сомневался в умениях Торхильды, копьё ей своё вручил, да говорит: " Смотри вон, олень скачет, если поймаешь его ─ сегодня ужин будет знатный, всех накормишь. Но коль не справишься… голодными спать ляжем, негоже это, врайкулу без живота набитого засыпать. Ступай, душа моя, и помни, Всеотец смотрит за нами." Слова раздались звонким громом в голове Торхильды, вспомнила она рассказы старейшины, да магов рун, что постулаты Одина блюдут, и другим их забывать не дают. Дева подкралась незаметно, и вот, удар! Протяжный рык, что стоном отдавался… зверь пал под ударом острия. Юная дева, да на охоте своей зверя могучего сразила оружием отца. Был пир в тот день, с тех пор отец души не чаял в дочери своей, но вот вдруг, как пятой огромной, накрыли слова Торхильды Асгейрфиннбьорна: «Отец… последний ужин мой сегодня в обители своей. Учениям Всеотца верна я быть хочу, отныне и навек… Я ухожу в Скольд-Ашиль, к таким же сёстрам, что путь свой выбрали. Клянусь тебе, что я прославлю наше имя, когда буду пировать с воинами в Чертогах, да кубки поднимать за здравие твоё.». Принял Асгейрфиннбьорн в тот день слова родной своей, ведь чтил обычаи свои же. Да отдал ей копьё своё родовое, Бьёрнхеймом что называлось, дабы помнила она, от чьих кровей пошла. И вот, на следующий день дева, собрав свои припасы, отправилась по пути своему, как та сама считала это Великой Благодетелью.


Долго же она училась, да заветам Всеотца не изменяла, верною его последовательницей была, да таких, что поискать надо. Сестёр уважала, чести не предавала, да на любой наказ старших, первою ринется на помощь! И вот, выросла девчушка в деву зрелую уже, силы немерено, здоровая, как вепрь, а как за молот, аль копьё отцовское возьмётся, то раскидает всех мигом. За это и любили её в сестринстве, как настоящую сестру принимали, всё было бы так и впредь, до сих пор...


Час, что мраком озарился, коль вспоминают врайкулы битву ту бесчестную, то мигом лица жмурят. Изменница, что смерти неподвластной стала, всё ещё боялась. Никого не пожалела в тот день она… Почти всех в тот день Скольд─Ашиль лишился дев прекрасных, да вот остались те, кто до конца самого бился. Чьё сердце билось в тот день, сияя в лучах истинной веры своею, ни за что не отступили, смертный бой приняв свой славный. И дева наша, что Торхильдою Медведицей звалась, из таких была. Копьё в руке сжимала она крепко, да щит свой славный, что получила она при обучении своём. Коль мертвецы ринулись на неё, одним ударом толпу разнесёт! Да вот в тот день не смогла она выстоять под гнётом чумы гадкой, супостат сильнее оказался. Пронзили пиками грудь её, да сердце на куски порвали, да вот пала она не сразу. Сила, что в жилах её струилась с детинства самого, не спешила дух её отпускать. Упала она под волнами оружия врага не живого. Звуки битвы стали затихать… тело ослабло, а взор стала застилать тёмная пелена, что смертью называлась. Всё бы так и осталось, если бы не девы могучие, Светом озарённые, да с крыльями, чьи перья прозрачных и энергии непоколебимой состоят. Валькиры мигом ринулись к воительнице, что уже дух свой испускала, подобрав его на руки свои могучие, девы унесли её к небесам, прямиком в Чертоги, где Хранитель восседал. Достойнейшей девой признал её Всеотец, что чести своей не изменяла и заветы его почитала. Выбор встал перед Торхильдой тяжкий: стать воином силы великой, да с предками своими пировать, что так же пали в боях славно, аль такой же девою стать, что врага могучего не побоится, стеною непреступною встанет перед ним, да бой даст великий и славный, дабы мир свой родной защитить от силы коварной, таких же воинов достойнейших на суд ко Всеотцу приносить, служа самой вечности, миру и покровителю своему. И вот, наконец та самая судьба, что плела путь Торхильды, пристала перед ней. дева понимала, что всё, к чему шла она в стремлении своём — прямо перед ней. То благословение, коим одарит её Один — вот что было её судьбой. И выбрала свой путь дева павшая, да Всеотец лишь улыбнулся по-родному: «Да будет так, дитя моё. Пусть Свет моей обители наполнит твоё тело. Прими же имя своё истинное Торхильда Рассекательница Небес. Отныне ты — валькира, Света порождение.»


И настал час сурового обучения её. Сила Света Чертогов струилась в жилах её нового, совершенного тела. Но не одной лишь магией стала сильна Торхильда. Непоколебимая вера в «творца» своего, да и озарённость той фанатичной идеей, коей являлась защита Азерота от зла всякого ─ вот что по-настоящему могло крепить её даже в час вознесения. С каждым разом проходя испытания суровые и сражаясь с достойнейшими из воинов в Кругу Славы, вознесённая воительница обучалась всё новым премудростям своего, теперь нового бытия. Её тело и способности становились всё сильнее с каждым поверженным противником, что теперь был роднее её собственной, смертной семьи, ведь теперь с этими величайшими воинами ей было суждено биться плечом к плечу с силами демонов и тьмы. Однако, не смотря на всё дело своей смертной жизни, а теперь и эфемерного существования, Торхильда не забывает истоков, что породили её за свет. То и дело наблюдая из Чертогов Доблести за своей смертной семьёй, что уже представляла из себя мудрого старца и женщину, да сестёр и братьев, что обзавелись уже собственным семьями и разошлись кто куда, валькира, тяготимая жертвами и лишениями, понимает, что на то была воля её Хранителя, а быть может, и самих Титанов.

Фракции:

Альянс и Орда ─ Торхильда полностью и беспрекословно преданна своему покровителю — хранителю Одину. Соблюдая его заветы, валькира не вступает во взаимоотношения обеих этих фракций. Единственное, что с ними связывает воительницу, так это достойные войны, что погибают во время сражений под её наблюдением.



Прозвища, звания, титулы:

Медведица ─ прозвище, полученное Торхильдой ещё при жизни. Другие сёстры─врайкулы, с которыми она сражалась плечом к плечу как с врагами, так и на охоте подобрали ей именно подобное имя, сравнивая её жертвенность перед другими товарищами, боевой крик и напор в бою с разъярённой медведицей, что в порыве гнева способна расправиться с толпами хищников, что будут покушаться на её потомство.


Рассекательница Небес Имя, данное Торхильде Одином после вознесения и, впоследствии, её превращения в валькиру.


Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

И так, что можно сказать? Первое - проконсультировавшись с мастером и также с частью команды рецензентов, я лишь могу поздравить с успешно созданным творением. Могу лишь отметить, что автор показывает неплохие навыки с текстом, лишь иногда слишком увлекается в этом, что познавать персонажа становится сложнее, но не менее интереснее. Это все, удачной игры.


Торхильда - получает +7,5 уровней.




Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
22:54
17:01
1546
07:30
+3
Не знаю куда ты собрался(ась) за неё, но в нынешних реалиях не думаю что тебе разрешат покинуть пределы Расколотых островов или же Чертогов Доблести.
12:47
0
Чё)

Кому-то я уже говорил, что золотые валь'киры сейчас не могут покинуть Чертоги Доблести. Ослушаться Эйир они не могут, поэтому вне Чертогов появляться не могут. В Валарьяры, в случае одобрения, брать скорее всего не буду.
14:15
0
Персонаж был обговорен с Лео, который, в свою очередь дал добро на свободный отыгрыш валь'киры в рядах валарьяров.
14:40
0
Странно что Лео мне это не сообщил.
14:47
0
Можешь спросить у него сам. Либо же напиши мне в дис, пруфы есть
15:07
+3
Логика против >Лео сказал.
ХММ. Кто же победит? smartboi
А
19:59
0
Лео, он же мастер
21:18
+2
Если Лео дал добро, значит логика есть, Лео лучше всех разбирается в Валарьярах, не то что вы, думаю он бы разъяснил, но ему некогда общаться с такими плебеями.
Здравствуйте, вам BAN по 1.4 И 1.7