Игровое имя:
Рудгер
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Народность:
Штормград
Пол:
Мужской
Возраст:
41 год
Особенности внешности:

Как и у большинства военных, Рутгер обладает немалым количеством шрамов. По сравнению с тем, что творится на его руках, это ещё самые цветочки. На левой руке у него отсутствует один палец, связанно это с тем, что его не очень любили. Когда он только поступил в армию — всё время что-то заучивал, умничал, короче сослуживцы считали его выскочкой и завидовали. Через какие-то несколько лет, когда мужчина дослужился до капрала своими стараниями в бою, боевой подготовке и знании тактики, его подкараулили трое сослуживцев и в качестве «наказания» начали отрубать ему пальцы. Первым был мизинец левой руки, ибо капрал — левша, а дальше… бунтарей засекли и схватили, после чего отправили на гауптвахту. Дентейл, оставшись без пальца, отправился в медпункт, где целитель залечил рану. Палец так и не нашли… возможно его кто-то утащил, кто знает? Несмотря на свою травму, а точнее её отсутствие, молодой боец продолжил службу в рядах армии.

Также попадается на глаза тот факт, что у этого человека нет глаза. Ослеп Рутгер во время одной из провальных операций, которую он прозвал позорной. Орк во время нападения совершил удар сразу же в голову, рассеча лицо наполовину и лишив глаза бойца. Тот дал отчаянное и мощное сопротивление, однако сил на захват лагеря не хватило и бойцы были вынуждены отступить.

Подобно командиру, Рутгер шагает прямо, держа осанку, словно он сидит на высоком прямом стуле, он не смеет горбиться или как-либо сгибаться в спине, ибо это могло плохо послужить его телу. Его тяжёлый, в то же время уверенный шаг способен разбудить солдата, служащего с ним. Благодаря своей усердной физической подготовке, Рутгер обладает мускулистым телом, что подтверждают его широкие плечи и доспехи, подчёркивающие это своей шириной.
Пусть тело у него и крепкое, но лицо своей свежести не оставило — рано постаревшая рожа оставила на физиономии бойца старческие морщины, а также демонстрировало шрамы, полученные в боях. Обезображенное шрамами, усатое лицо старика с тёмными волосами и выбитым глазом могло ужаснуть любого, что зачастую и чувствовали те, кто служил рядом.

После того, как он погиб, внешность кардинально не изменилась, даже узнать его было легко — оторванная половина руки, а также огромные рваные раны на туловище, что нанесли пред смертью бойцу та же нежить Плети. Некромант пришил ему недостающую половину правой руки и зашил раны кожными заплатками, пусть и цвет кожи был совершенно другой. Это не помешало Рутгеру свободно научиться управлять своей новой частью тела, пусть он и продолжает чувствовать фантомные боли в ней, будто бы руку опять отрезают.

Лицо изменили, лишь поменяв родной глаз на глаз другого человека. Они начали светиться светло-голубым цветом, придавая и без того страшному старческому лицу жути, а побледневшая кожа придавала мертвецкого шарма. Пугало и вызывало у людей странное необъяснимое чувство страха и… чего-то странного, что заставляло отвернуться и вырвать.

Спустя долгие годы тренировки в качестве Рыцаря Смерти, боец обрёл ауру, что вызывало у находящихся рядом существ чувство дикого холода, а также муражки по коже...

Предательство солдата, что считался в отряде Рутгера, оставило на нём же самый свежий шрам. На всю его голову распростёрся длинный шрам со следами зашивания. Грязное, мерзкое предательство, что рассекло его череп наискось. Некромантам пришлось хорошо постараться, чтобы прикрепить разрубленный череп и закрыть это всё кожей. Лишь чудом его главный орган, мозг, остался цел, иначе бы не видели Рыцари Чёрного Клинка нового бойца в не-жизни.

Особенности характера:

«Уверенный, безэмоциональный, всезнайка, дисциплинатор до ушей», чего только Рутгер не слышал в свой адрес. Большинство из этого было правдой — он правда достаточно уверен в себе, не всегда проявляет эмоции, лишь в некоторых моментах, когда это необходимо, а также действительно пытался узнать многое, однако всего ведь и не узнаешь.

В армии Рутгер, как замечали офицеры, показывал себя достаточно неплохо — всегда выполнял приказы, служил верой и правдой. Арестовывал виновных, помогал пострадавшим. Он редко когда проходил мимо кого-то, кто был в опасности, или пострадал от чего-то страшного, вроде кражи, ограбления или же, что страшно, убийства. Все эти дела парень не оставлял без присмотра и всегда рассказывал об этом страже. Зачастую он участвовал в них совместно.

Благодаря своему отцу, что закалял Рутгера смолоду, тот вырос даже слишком дисциплинированным, по крайней мере так думают многие. Даже может показаться, что этот человек мало чего боится, и что у него вообще нет эмоций, что не правда, Рутгер способен чувствовать страх. Он боится смерти, не знает, что будет дальше, боится пасть в бою, если это не принесёт какого-либо прогресса, также напуган, когда понимает, что его отряд будет под угрозой. Ещё, что достаточно странно, он боится к кому-либо привязаться, ибо хоронить умерших — всегда тяжело...

После смерти, которую он принял, дабы спасти свой отряд, стало ясно, что мертвецы тоже способны на эмоции, в этом Рутгер убедился, когда только восстал. Он был напуган. Очень напуган, осознавал, что погиб, и не был способен себя контролировать. Лишь последующие годы обучения вернули его в призму «безэмоциональности».

В отличие от своего живого прошлого, Рутгер стал слишком холоден. Наплевательское отношение к своим «братьям по оружию» сделало ему не самую хорошую репутацию. Когда рыцаря просили о помощи, он лишь молчал и занимался тем, что делал до этого, даже если от этого зависела жизнь его товарища. Слушался он только, и только командиров, и молча выполнял приказы, как и в прошлом.

Каждый шрам, что он получил за все свои жизнь и не-жизнь, напоминают ему про что-либо. Самый большой, что на груди, напоминает ему об огромном отрывке прошлого, о том мерзком предательстве, что свершили над ним, и которое он совершил сам над собой. Став носителем слова короля Лича, чудовищем, что несёт только смерть и разрушение во все стороны, проходя по мирным землям.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Лёд
Способности:

Познание Льда
Лёд. Спокойные и уверенные в себе воины. В избрании данного направления бойцу помогло его прошлое. Его спокойный и не-эмоциональный характер помогал ему обучаться так же усердно, как и в прошлом, постигая магию льда, наносящую вред врагам и помогающей своим.

Рыцарский штурм — первая способность, изученная Рутгером во время своего обучения. Судя по словам его учителя, это заклинание усиливает рунное оружие и первые три удара, которые были нанесены после усиления, наносят больше урона, и каждый последующий удар сильнее предыдущего.

Знобящий ветер - второе обученное заклинание, направляющая мощные потоки снега и мороза в противников, способное заморозить их. Рутгер учился ему достаточно долго, и давалось оно достаточно тяжко, ибо лёд контролировать — не самая лёгкая способность, которой обладает воин.

Уничтожение — одна из самых простых способностей, что бойцу приходилось изучать. Концентрация энергии смерти в клинке и атака — всего-то. «Я дольше изучал знобящий ветер» — говорит Рутгер своему товарищу в РЧК, с которым он стоял в качестве стражников.

Оковы мерзлоты — умение, которым боец пользуется достаточно редко, ибо просто не на ком. Да, в отдельные моменты он может кого-то заковать в эти цепи, но пользы в них не особо много, когда возможно просто, хе-хе, отрубить ноги.

Кристальные клыки — способность, возвышающая пред заклинателем волну шипов, способных задеть и проткнуть его противников. Рутгеру нравится оно, и он старается усилить заклинание любым способом.

Зазубренная коса — самое интересное, но в то же время, странное заклинание. «Менять форму своего оружия на другое? Интересно. Нужно поэкспериментировать с ним», думал про себя Рутгер, несколько лет изучая это заклинание.

Мщение Владыки — заклинание, создающее серию хладных взрывов вокруг заклинателя, наносящая урон всем противникам вокруг. Слишком опасная, по мнению Рутгера, способность. Он считает, что всегда есть шанс нанести урон не только по противникам, но и по себе. Не хочет он второй раз умирать, особенно от взрыва самого же себя.

Хлад ледяного дракона — тяжело давшееся заклинание, которое воину очень трудно контролировать. Боец концентрирует энергию в себе и выпускает из своих дланей огонь, сжигающий всё перед ним. Однако, Рутгер держать это может лишь минуту-две, иначе он упадёт обессиленный

Навыки и профессии:

Фехтование — с начала своей службы Рутгер учился фехтовать разными видами оружия. Мечи, булавы, топоры… всё, до чего рука дотягивалась. Разве что с древковым у него было много проблем, от чего он даже копья в руки не берёт. В лучшем случае — ему в руки перепадёт двуручный меч. Рутгер давно имел пристрастие к ним. Мощь и красота сочетаются в вихре клинков, разрубая и разрезая доспехи и плоть противников.

Кузнечное дело — Рутгер попросил кузнеца научить его ковать, и спустя пару лет учений выковал себе достаточно большой клеймор, коим, спустя время, научился управлять, словно умел и до этого. Странным это посчитали солдаты, но офицеры считали это хорошим усердием и позволили ему носить с собой этот меч. Учение проходило когда как: иногда что-то шло не по плану, иногда кузня тупо ломалась, горнило не хотело гореть, всякое бывает, но Рутгер это всё учитывал и исправлял по мере возможностей.

Картограф — боец часто изучал карты Лордерона, Каз'Модана и королевства Штормград, гулял по ним и изучал. Многие земли он повидал, исследуя и узнавая. Ему будет тяжело потеряться в этих местах.

Начертание рун — всех рыцарей смерти учат начертанию рун, Рутгер не стал исключением. Он овладел этой возможностью с третьего раза, ибо изначально чертить руны было слишком тяжело, а с ними до этого момента он дела не имел.

Вера:
Нет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дворфийский
Пояснение к языкам:

Всеобщий — родной язык Рутгера. С детства он общался на нём и продолжает общаться. Заострять на нём внимание не имеет смысла, родной язык — родной говор.

Дворфийский — язык, который начал изучать Дентейл, когда Штормград работал со Стальгорном во Второй войне. Подбил его на это его погибший товарищ Бугдоф, дворф-стрелок. Во время одной из операций, дворф погиб от удара орка. Что было — похоронил Рутгер его на кладбище Штормграда.

Инвентарь:

Доспехи:

Саронитовая броня — выданная ещё во времена существование Плети, Рутгеру броня, что служит ему и по сей день. Множество раз она подвергалась ударам, вмятинам и прочим повреждениям, и ни разу она не развалилась — держится, спасибо кузнеческому умению бойца. Удобно.

Рунический клинок — выкованный и гравированный Рутгером клинок, что не сломался до сих пор. Не считая это чем-то зазорным, Рутгер решил назвать его в честь кузнеца, что когда-то помог сковать ему свой первый клинок — Арторидас, и по сей день он носит это имя, напоминая о кузнеце.

Род занятий:
Дезертир
Хронология:

7-й год до ОТП

Рутгер младший появился на свет от брачного союза двух нелюбящих родителей. Если своего отца он ещё помнит, то мать — нет. Она ушла через год, как родила малыша, к более влиятельному и богатому «папику», как говорится. Отец семейства забрал к себе ребёнка и мало что мог поделать после такого инцидента. После такого он много раз говорил маленькому сыну вплоть до его взросления — «Сынок, никогда не верь бабам, они те ещё лживые твари». Младший запомнил эту фразу надолго...

Детство маленький Рутгер мало проводил на улице. Ему не были интересны всякие бессмысленные игры, по типу пряток или бегалок. Старший был достаточно сильно удивлён и постоянно пытался выгнать сына, хоть чуток прогуляться. Иногда происходило так, что младший приходил достаточно поздно. В один момент, когда ребёнок сидел в библиотеке, старший предложил кое-что — проводить небольшие тренировки каждый день. «Будем направлять твою силу в полезное русло», говорил он пятилетнему Рутгеру, протягивая небольшие, сшитые знакомым его отца, кожаные перчатки с мягкими подушками. Странно восприняв это предложение, малой всё же согласился. Он принял подарок отца. Вместе они отправились домой, где и начался «боевой» период роста паренька.

4-й год после ОТП

Шли годы, настроение Рутгера в очередной раз сказало «сходи на улицу, пообщайся с кем-нибудь». Прошло к этому моменту лет шесть. Пареньку в тот самый день пришлось продемонстрировать свои навыки. Прогуливаясь мимо одного из переулков, паренёк увидел, как небольшая банда хулиганов, пользуясь численным преимуществом и своей силой, забирали у паренька того же возраста, что и Рутгер, деньги. Восполнив свою душу гневом, пользуясь эффектом неожиданности, он налетел на самого страшного из них ударом в челюсть. Скорость удара малого для одиннадцатилетнего была достаточно высокой, что вывело главаря из равновесия и тот пал. Его прихвостни попытались атаковать паренька, но лишь получили по лицам и остались с разбитыми носами, не получив денег и потеряв честь, ибо получить такие тумаки от одиннадцатилетнего было довольно позорно. Вернув обратно деньги пострадавшему, мальчик пошагал наружу и позвал стражу, сообщив о том, что в переулке находится пьяный ребёнок. И больше он не видел этих придурков.

11-12-е года после ОТП

Прошло семь лет. Совершеннолетие. Для кого-то это радостная дата, для кого-то же эта дата — осознания всего того, что будет ждать его в будущем. Этим же человеком стал Рутгер, однако не рад он не был. Парень, самолично записался в армию Штормграда, разумеется, оповестив об этом своего отца. Тот не особо был рад решением своего «отпрыска», но противиться не стал — наберётся ума, станет нормальным человеком. Только не учёл, что армия — рассадник идиотов...
Первый год службы Рутгеру выдался достаточно легко. Он без проблем сдавал физические нормативы, нужные экзамены. Всё это казалось ему лёгким, однако, дальше всё было лишь хуже. Служба шла удачно — марш-броски, тренировки боя на мечах, вечные крики и маты, летящие из ртов офицеров. Всё шло гладко, пока не случился один инцидент. Сидя после тренировки в библиотеке Штормграда, парень невзначай увидел в окне заплаканную девушку. Переполненный гневом, он с грохотом закрыл книгу и поспешил к этой даме. Нагнав, он начал расспрашивать девушку, которую зовут Мирана, про её состояние. Та нехотя, зная что это может повториться, решила рассказать парню про то, что случилось. Один из кретинов в отряде Рутгера, что называл себя солдатом, подкараулил девушку за одним из тёмных углов, и, уведя её куда подальше, изнасиловал её, после чего спокойно пошагал куда-то, будто бы ничего и не было, оставив шокированную даму в переулке. Оставаясь с ровным лицом, однако, испытывающий внутри сильный гнев, рекрут этого так оставить не мог. Схватив даму за руку, боец пошагал в сторону военной части. Там он оставил Мирану у входа и быстро пошагал к казарме, где этот урод в данный момент и находился. Заметив, как он находился возле двух товарищей по оружию, общаясь, Рутгер спокойно подошёл и потащил его к офицерам. «Хрен ли ты делаешь?!», кричал солдат, пытаясь вырваться из крепкой хватки сотоварища. Благо, офицеры находились у себя в данный момент. Рассказав им об этой ситуации, рекрут, как звали тогда младшего, повёл старших по званию к проходу к части. Они выслушали слова пострадавшей, а Рутгер лишь ударил урода по челюсти, на что один офицеров ответили лишь кивком, как бы соглашаясь с действием парня. Он отделался лишь выговором, а насильника отправили под трибунал.

17-й год после ОТП

Последующие года были наиболее спокойные. Рутгер нёс честную службу в рядах армии, прочитывал книги, тренировался на мечах с другими солдатами. В момент одного поединка, боец, уже не юноша, 23 года, почувствовал, словно его меч облегчал. С этого момента он начал интересоваться двуручниками. Первым его двуручником стал прошлогодний фламберг, который даже боя не видел. После боя с манекенами, он стал испытывать разные виды двуручных мечей, из которых были и длинные цвайхандеры, и полуодноручные полуторки, и даже огромные клейморы, на которых он остановил своё внимание. Прекрасные, мощные, длинные мечи, способные чуть ли не рубить деревянные щиты на раз-два. Спустя лишь пару дней он пришёл к кузнецу, Арторидасу, что работал на армию, и попросил его научить парня создавать, чинить и улучшать оружие и доспехи.

19-й год после ОТП

Обучение бойца продолжалась два года. За всё это время он много раз бил пальцы, руки, обжигался и как только не повреждал себя, однако сковал достаточно немало вооружения для армии и доспехов, достаточно неплохого качества. Спустя всего неделю Арторидас предложил пареньку сковать ему свой собственный меч. Восторженно ответив «да», они приступили к работе, что заняло ещё одну неделю. И вот… сквозь пот, боль и упрёки начальства, Рутгер сковал себе достаточно не малого размера клеймор. Унести его было возможно, и парень, потренировавшись какое-то время, привык к размерам оружия и оставил его себе.

20-й год после ОТП

Уже шёл 9-й год, когда Рутгер вступил в армию. 26-летний парень спокойным шагом прогуливался от библиотеки в казарму достаточно тёмным вечером, как вдруг его кто-то схватил и завёл в переулок. Это оказались трое завистников-военных, что видели, как к нему чувствовали себя девушки и как с ним общаются командиры, и решили его наказать за это. Стянув с парня перчатку, они решили отрубить ему все пальцы, а так как он был левшой, они решили начать рубить ему пальцы на левой руке. Первым стал мизинец. Улыбаясь, словно они какие-то маньяки, бандиты, по-другому их не назвать, смотрели, как лицо парня корчилось от боли. Пришло время второго пальца, и тут пришла подмога в виде военного патруля. Часть патруля побежала за убегавшими психами, а оставшийся боец помог Рутгеру дойти до медпункта, позабыв про палец.

27-й год после ОТП

Армия Альянса была отправлена в Нортренд. Конкретнее — к Борейской Тундре. Тамошнее положение было не из лучших. Огромная армия Плети во много раз перевешивала количество солдат «Синей» фракции. С горем пополам, теряя огромное количество солдат, отряд Рутгера дошёл до Ледяной Короны, и остановились на какое-то время, защищаясь и отбивая нападки нежити. И вдруг — послышался крик в отступление. Множество солдат побежалости обратно к тундре. Рутгер заметил отступающих раненных людей и решился он на отчаянный поступок — защитить их. Боец рванул в сторону небоеспособных бойцов и начал изничтожать солдат Плети. Две дюжины убил боец пред тем, как пасть от их рук. Оставшись без половины верхней правой конечности, он просто лежал бездыханно на земле, пока его не подобрали войска мёртвых и не отнесли в Цитадель.

Ни один некромант не был дураком. Трэводс, колдун, воскресивший рыцаря, видел в нём потенциал отличного воина. Рука не была проблемой, материала было достаточно. Некромант старательно пришивал ткани кожи и мяса, стараясь не вредить костям. С поиском его души в Стране Теней было немало проблем. Мало того, что душа военного бродила где-то там, далеко, так ещё и понять, где именно, было проблематично. Рутгер пытался понять, что это за мир, умер ли он или жив — было страшно, очень. Его даже не успокоило появление этого самого Трэводса, который, рассказав про смерть парня, повёл его к «выходу» из этого места в тело солдата. Первое время после воскрешения, солдат достаточно слабо переносил. Он знал, что погиб и его тело стало прислуживать этим существам, что уничтожили много населения Азерота. Ничего не поделаешь, пришлось служить.

Пару дней спустя… в рядах Плети появилось несколько новых бойцов, среди которых был и Рутгер — новый послушник на становление на путь Рыцаря смерти.

Прошёл год. Рыцарь сковал себе доспехи с клинком, без проблем владел некоторыми заклинаниями, а клинком и подавно. Он стал настоящим Рыцарем Смерти. Тело Рутгера поменялось, руку и ногу пришли, глаз, повреждённый много лет назад, вернули, характер изменился кардинально. В один момент, проходя по огромному залу Цитадели, воин заметил, как некий послушник уничтожает своего товарища клинком. Рутгер никак не отреагировал, а просто ушёл. Ему было плевать. Ранее он мог обратить внимание на страдающего, на того, кто стал жертвой чего-либо, помочь как-то, а сейчас. Его и без того холодный взгляд стал по-настоящему холодным, вызывая у тех, кто встречается с ним взглядом чуть ли не морозную корку на теле.

Прошло много времени, и как-то раз, отправившись на пост, боец услышал… ничего. Тишина, дул ветер и кричали уцелевшие птицы. Было такое чувство, словно король замолчал. Его голоса не было в мозгу, неслышно было, и тут его сознание словно поменялось. Рутгер схватился за голову, чувствуя какие-то изменения. Это состояние его преследовало не долго, до момента прибытия к аванпосту рыцарей-предателей. Он было уже готовился к бою, как тут… женщина из его отряда, крича что-то про согласие, рассекла его голову надвое. Падение, тишина.

"… никогда не верь бабам..."

Казалось бы, вторая смерть… всё кончено. Однако тут он умудрился открыть глаза, и очнулся он в огромном здании, а точнее — в Акерусе. Перед бойцом, стояли несколько странно одетых солдат. Их броня была похожа на тёмного быка, а накидки изображали гигантские тёмные мечи с фиолетовым контуром. Окованный цепями, Рутгеру не оставалось ничего, кроме как смотреть на это. Говоря что-то о верности, бойцы не сдерживали себя, нанося удар за ударом по изуродованному туловищу рыцаря и убеждая бойца в верности некому ордену. Чтобы это закончилось, капралу пришлось подчиниться и признать себя частью этого ордена.

Некромант Аврентус, что воскресил повторно парня, рассказывал ему, что воскресить его было трудно, в особенности из-за его головы, что пострадала сильнее всего. Удар был слишком глубокий, настолько, что висело всё повреждённое на небольшом куске кожи. Дабы не повредить мозг, он аккуратно прикреплял отделённый кусок черепа обратно небольшим хирургическим крючком. С кожей же всё было легче — просто пришить отделённое к живому. Шрам со следами шитья остался, и вряд ли человеческая регенерация поможет мёртвому в этом деле.

И тут разговор прошёл про Землю Теней. Боец там был уже не в первый раз, поэтому он знал что делать — стоять на месте и ожидать, вдруг кто-то всё же придёт по его душу. Это и случилось. Аврентус достаточно быстро нашёл дух бойца, и, заметив спокойное поведение Рутгера, повёл его за собой к своеобразному выходу из этих земель, возвращая его в своё же тело.

Служба мало чем отличалась от службы в Военных Силах Штормграда, разве что здесь бойцы были очень дисциплинированными, ни от кого не веяло аурой идиотии как в армии Штормграда. Шли долгие годы, и обучение, наравне со службой, шло хорошо, пока Рутгер не начинал понимать, что Рыцари Чёрного Клинка говорят о мире и о том, что они — одни из тех, кто принесёт его, забывая о том, что прошлом они были одни из тех, кто его разрушал. Желание служить пропадало всё больше, осознавая всё сильнее, каким ужасным существом он стал и то, что, не имеет никакого права вершить судьбу неизвестных ему лиц, что спокойно доживают остатки своих лет в огромных защищённых городах, которым также не о чем было беспокоиться.

И вот, настал очень страшный момент для всего Азерота — нападение Пылающего Легиона. Как бы ни хотелось Рутгеру остаться и забыться, но ему пришлось участвовать. Во время кровавого побоища своих не отличишь от врагов. Где враги смешивались с союзниками, и каждый убивал первого попавшегося, Рутгера сильно ранили. Отползая назад, дабы исцелиться, он почувствовал, как по его броне постучали. Узнав в силуэте и в мече, что висит на этом человеке, свою вторую убийцу, он лишь нахмурился, и хотел было уже защититься. Фигура, как ни странно, не собиралась его атаковать, а лишь сказала «идём за мной, к свободе!». Не желая оставаться опасной пешкой, которая, когда проснётся очередной Король Лич вроде Артаса, что решит уничтожить мир всеми силами мёртвых, рыцарь согласился. Он понимал, что Рыцари Чёрного Клинка будут одними из первых, кто пойдёт в бой, разнося всё на своём пути. Такая сила не должна послужить кому-то такому. Он и его убийца достаточно хорошо скрылись с поля боя. Зная то, что его сестра по оружию подобрала очень подходящий момент и остаётся только выждать команды, они по ней же скрылись из виду ото всех.

Они покинули Рыцарей Чёрного Клинка...

Фракции:

Альянс —

О нём нечего рассказывать — родная фракция, где он жил, служил, злился, проходил через горе и радости жизни. Однако аристократия и свиньи-командиры взрастили в нём ненавистника власти.

Плеть -

«Их идеи и убеждения подходят лишь животным без разума и тем недалёким, коими мы и были. Представляю, как остальные чувствовали себя во время всего этого. Мне не в чем их винить, никто не мог себе помочь в этот момент… никаким образом», говорил он своему напарнику, стоя на посту стражника.

Рыцари Чёрного Клинка —

«Та же армия, только хуже и страшнее. Я к ним привык, однако в мою голову всё вбивается мысль о том, что эти существа не в праве решать что-то за людей и быть „защитниками“ тех, кого они убивали буквально несколько лет назад.»

Прозвища, звания, титулы:

Зазноба — прозвали его завистники, что отрубили ему палец. Они уже получили по заслугам — были отправлены на гауптвахту и не выпускали долгое время.

Всезнайка, капрал, рядовой — прозывали его офицеры. Даже на такое Рутгер не обращал внимание, чувствуя презрение к этим людям.

Ученик, рыцарь смерти, — «Никогда не думал, что я буду прислуживать самой смерти. Чувствую себя ужасно после такого», говорит об этом Рутгер во время беседы со своим товарищем. «Боишься смерти — стань её посредником», продолжил он.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Рутгер Дентейл Старший — отец младшего и, по совместительству, единственный его родитель. Этот человек был примерным семьянином, помогая сыну в пути и не мешая, когда он захотел стать солдатом и защитником Штормграда. Умер от сердечного приступа в 25-м году после ОТП. «Покойся с миром, отец. Ты для меня останешься лучшим товарищем в мире».

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Мой дискорд: ☭Гулагов Чекист Заградотрядович☭#6641


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день, Жеру Манога Ды Уйадите! После исправления всех недочетов, я смело могу ставить, вердикт одобрено. Персонажу с игровым ником Рудгер присуждается +6 уровней. Добро пожаловать в братство одобренных рыцарей смерти! Удачной игры на проекте. И не попадайтесь Рыцарям Черного Клинка!

Проверил(а):
#ДезиреХелландр
Выдача (Опыт):
Да
23:40
19:35
666
15:20
0
Ошибки были исправлены. Ожидание — ON. pepemelt