«Мы все потеряем надежду. Рано или поздно.»

Игровое имя:
Гарь
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ворген
Народность:
Гилнеас
Пол:
Женский
Возраст:
54
Особенности внешности:

Человек


По виду ей нельзя дать больше тридцати. Огромный даже по человеческим местам рост, она часто возвышается на другими, когда стоит рядом. Тело худое, даже тощее, из-за чего это выглядит очень специфично. Глаза цвета топаза, наполненные печалью и болью, взирают на других с нескрываемой тоской. Голова держится на длинной шее, покрытой с левой стороны рядом старых шрамов и двумя следами от укуса будто клыками, что, наверное, и стало причиной появления её звериной натуры. Черты лица странно острые, будто бы через них выражается вся линия жизни, ломанная и раздробленная. Тонкие бледные губы, черные следы под глазами от недосыпа, нервов и других передряг стали ещё одним «украшением». Густые черные волосы, достигающие ключиц, такие же тонкие в начале и расширяющиеся к концу брови в контрасте с не самым смуглым лицом. В ушах помимо стандартных украшений есть ещё одно: дырка от пули, что поразила её на Темных Берегах, в этот раз не просвистев рядом.

Ворген


Почти трёхметровая волчица, чей взгляд никогда не меняется. Обрастая жесткой и темно-серой шерстью, в душе её кипят такие же страсти. Длинные звериные клыки находятся в постоянном оскале, но не по её вине. Почти все шрамы на теле перестаёт быть видно, но лишь один, расстрелянное из винтовки ухо, остаётся напоминанием даже в её звериной натуре. Длинные лапы, острые когти и звериная прыть — скромная плата за жажду крови и неконтролируемые в некоторые моменты действия и чувства. И сколько бы она ни пыталась их обуздать, выходило хуже лишь для неё самой. Хоть и обросшее шерстью тело, всё равно остаётся непропорциональным росту и слишком худым, будто бы ту морили голодом.

Особенности характера:


Характер


Война… Война никогда не меняется. Она угнетает всех, кто в ней участвует… Косвенно или прямо. Она не пощадила и Игвинн: всё её любимые были унесены вместе с пеплом горящего древа, прожженных берегов и покрытых кровью вод. От пережитого девушка не может обращаться обратно в человека, звериная сущность, мечтающая лишь мстить и рвать нечисть, что сотворила это, перекрывает остальные человеческие чувства. Боль, досада, гнев, — лишь толика того спектра эмоций, что она испытывает. Никакой улыбки на лице она не может себе позволить, как и спокойного разговора. Вся речь оборванная, будто бы врос камня на глубину реки. Частый рык и опущенные вниз глаза — такое обычное состояние у той. Желая восстановиться, она желает найти себе знакомых и людей, что разделят её боль и будут рядом… И тогда в сознание вернётся тот человек, что был рождён, что жил до проклятия, а зверь отойдёт на второй план и будет возвращаться лишь тогда, когда её новой семье будет грозить опасность.

Сейчас же она желает ещё одного, что не смогла сделать ранее: отомстить своей сестре, Эшли Риччи, что получила от жизни всё, сделала её своей слугой, хоть и по незнанию. Именно из-за неё случились все беды, что были в её жизни. Так думает она. Лишь разорвав ту на части, она будет спокойна и сможет забыть о вечной гонке, что была в её детстве, становясь хоть на толику спокойнее.

Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:


Вера


Игвин не верит ни во что. Даже в себя. Свет и магия ведьм не спасли её родину, Гилнеас, от нашествия диких воргенов, из-за которых королевство пало, как спичечный домик от дуновения ветра. Свет и Элуна не помогли сокрушить нашествие дикой и варварской Орды, что вероломно ворвалась на тёмные берега и разрушила её жизнь снова, лишив друзей, эльфов, что стали ей настоящей семьёй, и ставшего таким родными за прожитые годы дома. Теперь у неё не осталось никакой надежды на нормальную жизнь. Сломленная, она не будет мнить ничьим голосам про веру. Для неё она погибла вместе Тельдрассилом, охваченная в пламени катапульт.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
Хронология:


Хронология


… Её отец был не самым чистом человеком, каким его считали все. Он не грешил и скрытыми романами со своими слугами… В следствии которого однажды и появилась она, Игвинн. Но никто не узнал об этом, кроме самой служанки с фамилией Кайтерфолл, даже сама девушка не помнит его, что говорить о других. Он сразу же отказался от мысли, что это может быть его ребёнок, сослав всё на гулянья самой служанки, тем самым успокаивая себя самого. Ей ничего не оставалось, как стать ещё одной слугой в его доме. Место проживания — узкая комната где-то на отшибе поместья, где жила вместе с женщиной в возрасте, именуемой её матерью. Поначалу, до десяти лет она лишь училась писать, считать и всему другому, что могло пригодиться в жизни… И однажды она услышала разговор графа Эдварда Риччи с её родителем. Спрятавшись за камень, она узнала всё. Теперь ей стало ясно, кто её отец. От этого, сжав зубы, она попыталась вернуться в свою узкую комнатушку, но предательских хруст ветви выдал её расположение двоим, из-за чего с ней состоялся не самый приятный разговор, в ходе ей запретили рассказывать это кому-либо даже под предлогом изгнания из поместья её и женщины, что породила ту.

Дальше началась её служба. С детства её учили правильному обращению с её подопечной — собственной сестрой! Как же в ней кипели чувства, когда младшая Риччи приказывала ей принести себе книгу, расчёску или просто помочь надеть чулки! И ответить она тоже ничего не могла, потому что переживала больше не за себя, а за свою мать. Так и текли монотонно день за годом, неделя за неделю, месяц за месяцем, год за годом… Но оставалось лишь одно неизменно: чувство ущемленности, ненависти к другой, которой повезло больше её. Смотреть на огромные комнаты, личную библиотеку, ванну, гнедого жеребца по кличке Гайдар, когда в её распоряжении была лишь швабра, тряпки, потёртый фартук и коморка, что звалась «домом». Она познала несправедливость со своего рождения, изменив взгляды на жизнь. В то время, когда Эшли, её сестрёнке, было семнадцать, ей уже был двадцать один год. За это время произошли многие события: гибель их общего отца на дуэли, болезнь и скоропостижная кончина его жены, Ребекки Риччи. Только реакция у тех была разная: если одна страдала и пыталась утихомирить свою боль, то вторая радовалась этому. Наконец-то её угнетатели получили по заслугам. Теперь остались лишь они, один на один. Она могла получить всё: поместье, концерн, шахты! Горы золота… Ей лишь нужно было убрать свою сестру с дороги. Одной из длинных ночей, когда та должна была мирно спать в своей постели, служанка решила стать королевой своей жизни. Взяв мелкую иглу, она осторожно шла к своей заветной цели, предвкушая её: отомстить за всё. Дверь тихо скрипнула, она уже занесла острую стальную спицу… Но внутри спальни никого не было. Ни души. В её голове последовательно пронеслись три эмоции: недоумение, отчаяние и гнев. Выместив свою злость на подушке и разорвав ту в клочья, она вышла из поместья. Теперь… Никто не может узнать, что у Эдварда была ещё одна дочь. Никогда ей не получить власть, что она жаждала.

Прошло несколько дней, но никто так и не нашёл её. Надежда на возвращение окончательно пропала, когда на берегу реки нашли её порванную одежду. Теперь она лишилась работы, своего дома, который отошёл с молотка другому хозяину, теперь никому ненужный. Он переселил в новые помещения своих служащих и подчиненных, пинком выгнав всех других, что остались при старом хозяине. Долго Эгвинн с матерью скиталась по улицам Килевой Гавани в порванной одежде, надеясь, что кому-то они будут нужны. Но разве это было так? Конечно же нет. Перед их носами хлопали дверьми, а спать им приходилось на каменной кладке под дождём и мрачным гилнеасским небом, что своими ртутными сводами давило на рассудок, будто бы желая прикончить на месте, превратив в лепёшку.

Прошла неделя скитаний, прежде чем они нашли себе новое пристанище: среднего размера поместье, в котором они стали домохозяйками. Небольшая зарплата, крыша над головой всё равно были лучше, чем жизнь на отмели и сон на холодной и мокрой кладке улиц. Так и тянулись дни, монотонно и вроде бы как приятно, постепенно Игвинн стала отходить от неприятных ей мыслей… Но всё не могло идти так хорошо и дальше.

… В этот день она проснулась не от звука бьющих часов, что означали начало рабочего дня, а криков за окном. Не сразу понимая, что случилось, она прямо в своей обычной одежде выбежала на улицу. Там творился настоящий хаос: лежащие на земле хладные трупы, оторванные части тела, бегающие в страхе люди… И человекоподобные существа, все покрытые шерстью, с длинными клыками и волчьей мордой. Опешив от такого, она не сразу догадалась закрыть за собой дверь… И это было её главной ошибкой. Одно из таких существ заострило внимание на ней. Один быстрый и бесшумные прыжок, и оно уже было готово разорвать её на куски… Но мать, что вовремя успела подойти сзади, дернула ту на себя, закрывая дверь… Зверь успел лишь поцарапать её за шею, желая схватить за горло, чтобы потом впиться в него своими бритвенными зубами. Получилось так, что клыки вошли всего на сантиметр, но кровь быстро заструилась вниз по её одежде. Порвав собственную одежду, она перемотала рану и уселась на кровать, одержимая мыслью, что же будет дальше. Она начинала чувствовать, как рана начинает гореть, как и всё тело, будто бы та подхватила чахотку. В один момент разум затуманился, и она вскочила из объятий своего родителя, начиная корчиться от боли, что пронизывала её тело. Хруст костей раздавался по всему телу, а зубы стали увеличиваться в размеров, становясь острыми, как ножи. Ещё несколько секунд, и вместо девушки стоял ворген, который смотрел на окружающее красными от крови глазами, ища себе жертву… И кроме женщины, её матери, никого не было внутри. Та лишь испугалась, хватаясь за меч… Но не смогла поднять руку на собственного ребенка. С лязгом бросив тот на пол, она смиренно встала и стала смотреть ей прямо в глаза, готовая принять любой приговор. Зверь же в голове Эгвинн не думал, что делает. Она кинулась на ту, начиная драть длинными когтями одежду вместе с кожей. Та же не сопротивлялась, отдавшись её воле. Понимая, что её осталось недолго, и скоро красная пелена окончательно затмит её разум, она повесила свой кулон в виде перчатки и меня ей на шею. Ворген же наслаждался кровью и той жестокостью, что делал. Лишь спустя время дикое существо отпрянуло смотря на то, что само сделало. Теперь она не могла ничего вернуть… Лишь завыла, падая на задние лапы, передними разрывая в щепки деревянный пол под собой. Он был настолько сильный, настолько наполненный болью, что под таки гнётом не выдержало даже стекло в доме, с грохотом вылетев из ставен. Это и дало охотникам найти её. Выбив дверь, те влетели и связали ту, уже желая убить на месте… Но передумали. Для неё могла быть припасена куда более страшная участь: стать одной из первых, на ком попробуют противоядие, антидот. Было понятно, что та человек, по разорванной обычной одежде и кулону, что был на шее. Даже после смерти мать отдала себя дочери, спасая от неминуемой смерти пулей в затылок.

Заперев ту в колодках, прямо в окровавленную пасть ей залили настойку из неизвестных трав в смеси с другими кореньями. Состав она не знает и сейчас, да и ни к чему. Страшные спазмы пошли по её телу, сама она начал пускать пену из рту бешено рычать, готовая рвать сама себя… Но через секунду боль прошла. Она выпала из колодок, потому что дерево больше не могло сдерживать её: она снова стала человеком. Кровавая пена так и была у её рта, а сам она скорчилась, стараясь сплюнуть всё то, что было у неё внутри… И стереть об траву, что было снаружи. Память отказала ей воспроизвести всё, что происходило с ней в тот момент, да и другие не ответили, не желая убить её морально окончательно. Теперь загадка кулона так и осталась при ней висеть на шее, каждый раз при взоре на себя погружая в думы.

Как и многие другие, она отправилась на Тёмные Берега, желая там найти себе новое пристанище. Сначала, как и других, её приняли не особо тепло… Но со временем всё стало меняться. Бесконечные леса, огромное мировое древо, Тельдрассил, стало ей роднее многих просторов Гилнеаса. Виды не отягощали её, а наоборот, лишь успокаивали и давали надежду на новую жизнь. Здесь она могла не скрывать свою натуру, быть той, кто она есть. Ранее скептично настроенные калдорай стали с большим теплом относиться к ней, научив стрелять из лука, охотиться и выслеживать животных. Слушая бесконечные разговоры, Риччи мало-помалу учила дарнасский, даже заменяя им привычный всеобщий. Так она и находилась среди высоких статных остроухих, проникнувшись их архитектурой, культурой и традициями, уже начиная считать себя частью одной маленькой семьи, которая и приютила её, как и они её в ответ.

… Беда снова подкралась незаметно. Сначала отдельные лица, а после и огромная армия вторглась на территорию, принадлежащую ночным эльфам. Началась Война Шипов. Ордынская армия шла победоносным маршем всё дальше и дальше по зелёным лесам, выжигая на своём пути всё, что встречала… Вместе с её уже ставшим родным домом. Они не щадили никого: женщин, детей и тех, кто не мог даже держать в руках оружие. Игвинн вступила в неравную схватку с пятью орками, стараясь защитить «свою» семью… Но не смогла. Пули нашли свою цель, как бы она ни пыталась в отчаянии разорвать сталь доспехов и порвать не куски стальные винтовки. Один за другим её друзья падали в лужи крови, оставленные ими самими и другими эльфами, что пали в бою или при побеге из этого злосчастного места. Понимая, что судьба предрешена, она и сама стала отступать к кораблю, что увозил беженцев. Её одежда пропиталась бардовой жижей с примесями грязи, шерсть пропахла зловонным запахом горящих тел и деревень. На ней свелась одна из отрёкшихся… Но промазала. Сбитый прицел не дал ей попасть той в голову, но прострелил ухо, из-за чего та взвыла от боли, продолжая бежать и бежать дальше, к спасительным укреплениям Альянса и небольшой флотилии из тройки кораблей. Она выжила… Но какой ценой? Потеряв всех родных, близких, свой дом и семью. Смотря на то, как катапульты нещадно покрывают мировое дерево огненным бочками, как горит его листва вместе с жителями… Она не выдержала. Вой, пронзительный и полный боли, как и в первый раз удар по ушам тех, кто был рядом. Игвинн не нужны были слова, что выразить всё, что было на душе. Лишь заунывная панихида по павшим раздавалась с одного из кораблей, что шли в Штормград, спасаясь от зелёной напасти...

Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.

P.s. Король умер, да здравствует новый король!

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

В основном претензий к анкете не имею, кроме разве что одной, на которую намекнул лично, но это скорее своеобразные детали. В целом пригодно к чтению, возможно, не хватает некоторых заполненных полей, на мой взгляд (способности и навыки, например). По ходу вычитки поправил некоторые косяки в тексте по типу неверных окончаний и т.п.

В целом, одобрено по высокой требовательности на +7.5 уровней персонажу Гарь.

С уважением, Киро. Хорошей игры.

Проверил(а):
Киро
Выдача (Опыт):
Да
12:05
09:52
1018