Игровое имя:
Чароед
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Пол:
Женский
Особенности внешности:

Рыцарь не помнит, какой она была при жизни. Возможно, обычной для своей расы женщиной, которая не могла похвастаться великой красотой или ужасным уродством, а может красавицей или таким же чудовищем, которым она является сейчас, но по отражению в зеркале, неживая вполне способна собрать старый образ, ну или хотя бы выдумать его для особо любопытного смертного. По её рассказам, при жизни она была спортивного телосложения женщина, что может намекать на военную карьеру рыцаря. Единственное в чём она уверенна наверняка, так это невысокий рост, который позволял, да и позволяет сейчас быть довольно юркой и проворной. Девушка обладала светлой, нежной кожей напоминающий шёлк. Её средней длины как она предполагает, вороные волосы в сочетании с ярко-карими глазами чуть больше среднего размера, и овальными чертами лица со слегка пухлыми щеками, делали лицо по-детски наивным и милым. Длинные ресницы, маленький короткий нос и красные, тонкие губы, имеющие слегка улыбчивый наклон, лишь прибавляли к остальным чертам лица этой «детской наивности». Именно так она обычно описывает себя живую, чтобы вызвать некую жалость перед тем хладным трупом, которым она является сейчас.


Настоящую же внешность трудно будет назвать приятной для большинства адекватных живых. На груди и спине есть шрамы от сквозного и к несчастью смертельного ранения в сердце, помимо главного шрама на груди рыцарь так же успел заработать парочку во время битвы за Часовню Последней Надежды, а именно: Порез на шее, что вскоре был зашит, оставляя не самый приятный след в виде шва и пара следов от колющих ранений на животе. Некогда вороные волосы приобрели белый подобно снегу цвет, оставляя от прежнего, лишь две чёрных прядки. Они расходятся в противоположные стороны: Вперёд, которая обычно аккуратно уложена и является чёлкой и назад, словно создавая одну небольшую полосу в виде границы на причёске. Сами же волосы стали довольно жесткими, чем это было при жизни, а вместо ярко-карих зрачков в её глазницах, появилось два ярко-синих огонька извергающие из себя небольшую дымку и зловещие синее сияние, что способно повергнуть в ужас любого, слабого волей смертного. Кожа стала мертвецки бледной, но всё так же гладкой словно шёлк, некогда красные, тонкие и слегка улыбающиеся губы почернели и потрескались. Небольшая улыбка теперь напоминает скорее злобный оскал, нежели что-то милое, а впалые щёки с чёрным рубцом на её маленьком и коротком носу лишь усугубляли ситуацию. Делая из милого и по-детски наивного лица зловещую гримасу. Её спортивное тело слегка подсохло, словно обводя её мышцы, которые впрочем, уже нельзя было увидеть. Ведь тело было «похоронено» под тяжёлыми, тёмно-фиолетовыми словно сама тьма латными доспехами, которые она предпочитает не снимать как из практических соображений, так и для того, чтобы подразнить глупца, что решил поинтересоваться не врёт ли рыцарь.


Особенности характера:

Как и внешность, характера рыцарь не помнит, но издеваться, выдавливая из людей жалость, она всё же любит. Рассказывая о том, какой добродушной, заботливой и общительной женщиной, что любила и была готова помочь нуждающимся в этом существам, она была. Девушка могла начать помогать кому угодно. Начиная милыми котиками и прочими зверушками, которых очень любила и, заканчивая убогими эльфами, что вечно раздражали её своим надменным характером, как в жизни, так и сейчас. Но, несмотря на своё очевидное любому добродушие и заботливость, у неё ещё был и воинственный характер. Он достался ей от отца, что на пару с матерью постоянно были недовольны этим, и пытались всячески огородить девушку от тренировок с оружием и драк с соседскими мальчишками. Находясь не совсем в своём обществе, юная воительница выглядела намного более стрессоустойчивым человеком, которого сложно было напугать или обидеть какой-нибудь нелепой шуткой от очередного остроумного паренька, да и обидеть бы она себя не позволила, благодаря тому самому воинственному характеру.


На момент своего нечестивого становления и по сей день её характер не сильно изменился, являя собой безжалостную и жесткую машину смерти, от которой нельзя дождаться пощады, особенно тем, кому не посчастливилось стать врагами её «друзей» на данный момент. Вот что в ней не отличается от рассказа про прошлый характер, так это жажда общения, которая лишь возросла. Особенно на философские темы с испускающими дух смертными, да и воинственный характер никуда не делся, который в совокупности с жестокостью и отсутствием жалости сделал из неё ту самую машину для убийств. После освобождения от воли Короля — лича во время битвы за Часовню Последней Надежды, жестокость и безжалостность рыцаря никуда не делись, но её начало одолевать чувство вины за всё содеянное ею, будучи рабом плети. В комплект к жестокости идёт ещё и своеобразный юмор на разные «мёртвые» темы, которые могут не посчастливиться услышать незадачливому путнику, что решился принять помощь рыцаря. В разговоре же Чароед в большинстве случаев стоит со своей типичной и злобной гримасой, которая судя по всему, уже давно застыла на его лице, но изредка она может поменяться. И вот собеседнику повезёт, если она поменялась от чего-то удивительного в хорошем плане, по мнению рыцаря, а вот если напротив, то тому лучше бежать, хотя его это не спасёт — ведь от хватки смерти не убежать.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Рыцарь смерти 3-го поколения.
Специализация:
Нечестивость.
Способности:


Особого выбора у рыцаря не было, когда она была поднята, как очередной мёртвый послушник, воительница прошла проверку, по итогам которой её отправили к Леди Алистре постигать тёмные тайны нечестивости. Как и любой другой рыцарь нечестивости, Чароед искусно управляется с болезнями, что способны сломить даже самую крепкую оборону, подъемом хоть и не целых армий, но внушающих по объёмам групп мертвецов. Помимо типичных для нечестивого рыцаря направлений, на уроках Леди Алистры рыцарь не терял время даром и усваивал все уроки своего тёмного ментора. Чароед мастерски освоила целый ряд заклинаний, что заставят усомниться в своей эффективности большинство магов всех мастей, и целителей.


Если рыцарь хорош в борьбе с заклинателями и целителями, что тогда говорить про мастерство владения своим руническим мечом? Как и большинство Рыцарей Чёрного Клинка, она прошла своё обучение в горниле смертей тех, кто был недостоин называть себя рыцарем смерти и заслуживали лишь смерть от рук более сильного оппонента, под чутким надсмотром Инструктора Разувия, что так рьяно следил за всем процессом обучения своих послушников.


Антимагический панцирь — излюбленная способность Чароеда. Она окружает себя нечестивым полем, что поглощает всю входящую в него магию и в случае рыцаря, использует этот момент для мгновенной контратаки, по ничего не ожидающим заклинателям.


Хватка смерти/асфиксия — Используя энергию пронизывающую и объединяющую всё сущее, позволяет манипулировать объектами в пространстве по желанию рыцаря. Конечно, чаще всего она использует эту способность, чтобы притянуть очередного заклинателя, что так не любят держаться на расстоянии вытянутого меча.

Навыки и профессии:

Гравирование — Как и любой другой рыцарь смерть, Чароед способна наносить руны на своё оружие.

Кузнечное дело — Спустя некий промежуток времени после освобождения, рыцарю было невыносимо носить свой старый доспех, и она решила обучиться кузнечному делу, чтобы выковать новый, как символ нового начала и в конечном итоге ей это удалось. Хоть не все смертные мастера были рады работать с ней и обучать её этому нелёгкому делу. Но кто сказал, что есть только смертные?

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

-

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Талассийский
Пояснение к языкам:

Всеобщий — Чароед была человеком и этот язык её родной.

Талассийский — Этот язык она учила у своих новоявленных в смерти эльфийских «братьев» к коим она относилась более терпимо, чем к их живым сородичам. Причиной же послужило безудержное желание узнать, что же визжат эти высокомерные ублюдки, прежде чем испустят дух, и за своё существование рыцарем смерти она достойно овладела им.

Инвентарь:

Пожиратель жизни — Рунический меч Чароед, который получил своё название не просто так, ведь стоит ему порезать оппонента своего носителя, как тот сразу начнёт чувствовать, что силы его покидают из-за более усиленного вида язвы, чем обычные гнойные, коими так любят пользоваться остальные рыцари нечестивости. Несмотря на плохое самочувствие врага, некротическая язва не призвана убить его в короткие сроки, ведь её прямое назначение не заставить оппонента погибнуть, а истрать больше сил его целителя. Сам же меч выглядит довольно невзрачно, а скорее даже заставит врага почувствовать некое облегчение и насмешку над рыцарем, ведь он наполовину расколот, правда будущему покойнику будет невдомёк, что меч куда более остёр и смертоносен, чем может показаться на первый взгляд. Единственное что может смутить врага, так это тёмная аура, что окутывает клинок.


Будучи слугой Короля Лича в броне Чароеда не было ничего, что могло бы хоть как-то подчеркнуть «уникальность» или специфику рыцаря, но вскоре это изменилос, ь вместе и с доспехами, что та выковала во время кампании против бывшего повелителя в Нордсколе. Сейчас же это комплект довольно лёгких на первый взгляд, но чертовски крепких саронитовых доспехов, тёмно-фиолетового цвета. Он покрыт множеством рун на более светлой обшивке по всему доспеху, включая коронный крылатый шлем. Эти руны призваны усилить способности рыцаря в борьбе с заклинаниями, путем увеличения продолжительности и эффективности действия его основной защитной способности — антимагический панцирь, коим рыцарь может даже отражать заклинания врага в более извращенной и нечестивой форме в виде лика смерти. Помимо всего прочего, из доспеха исходит такая же тёмная аура, как и от клинка, но уже в виде миазм, которые уже сложнее заметить, чем в случае с тем же клинком.

Род занятий:
Рыцарь смерти на службе Альянса.
Хронология:


Очнувшись посреди тёмного оплота, первое, что увидела новоиспечённая послушница — это недовольный некромант, нависавший над ней словно падальщик, которому запретили обглодать труп. А вот первое, что она услышала, так это крики разгневанного Инструктора Разувия, который явно был недоволен одним из своих учеников. Повернувшись в сторону той, кого в будущем будут звать Чароед, он приказал некроманту надеть на неё одеяния рыцаря Акеруса. Когда приказ был выполнен, Инструктор произнёс слова, которые рыцарь слышала ещё много раз «Слушай, рыцарь смерти… Внемли гласу своего повелителя! Он зовёт тебя! Твоя судьба решена! Встань, ибо повелитель ждёт твоего прибытия. Ступай же!», рыцарь лишь ответила то единственное, что могло позволить ей «её» сознание " Моя жизнь — в служении Королю-личу!". После же получения наставлений от Короля-лича на тему того, что рыцарь лишь инструмент в его руках, тот был направлен обратно к Инструктору Разувию, где и получил свой первый и последний меч, тогда он ещё был цел и выглядел довольно угрожающе. Но лишь выглядел и как показал бой в кругу, что находилось в сердце Акеруса — внешность довольно обманчивая штука, ну или же орк с которым пришлось сразиться во время своего первого боя, был настолько силён, что расколол одним ударом на две части некогда грозный меч. Благо для неживой воительницы, это всё на что был способен орк и пользуясь преимуществами своего роста, сделала пару ловких финтов, оказываясь позади того, яростно нашпиговывая его расколотым клинком в спину, как позже сказал Разувий — здоровенный кусок ничтожества. Вурдалак — это предел его способностей.


Пройдя подготовку по владению мечом, рыцаря направили к Леди Алистре, из-за выявленной у неё склонности к силам нечестивости, где она провела не мало времени, познавая все аспекты тёмного искусства. Особенно чутко рыцарь внимал на «уроке» борьбы против магии. Призвав трёх скелетов магов, Леди Алистра приказала им атаковать себя, и при помощи антимагического панциря начала отражать заклинания в них. Параллельно этому зрелищу, эльфийка произнесла речь, которая отпечатались в голове рыцаря на всю оставшеюся вечность. «Ваши заклинания не будут столь же сильны, как мои, но всё равно вы найдёте антимагические панцири весьма полезными против большинства магических атак. Сила заклинаний которые вы поглощаете своей оболочкой, может быть использована вами для контратаки. Маги боятся таких, как мы… и недаром. Играйте на их страхе, ученики». И рыцарь играл, играл так, что первыми на её пути пожирателя магии стали жрецы и паладины Алого Ордена, которые довольно быстро познали на себе гнев всего тёмного воинства. Затем и Серебряного рассвета, где Чароед так увлеклась запугиванием и расправами над своими жертвами, что это чуть не стоило ей вечного покоя. Преисполненная нечестивой яростью, она убивала одного воина света за другим, пока в брешь на животе не вонзилось два копья. Неживая сначала и не обратила внимания на столь незначительные раны, даже когда по её горлу прошлось тонкое лезвие меча, но затем она рухнула на колени не способная продолжать бой, как и все проклятые, что в этот день были на поле брани. “Свет…тут… нет надежды” Произнёс Верховный Лорд Могрейн, склоняясь перед жалкими остатками святого воинства, коим удалось удержать этот небольшой, но очень важный в посмертии каждого рыцаря, клочок земли.


Дальше же её ждало одно из самых значимых событий в посмертии — кампания в Нордсколе. Где уже свободная от воли Короля-лича рыцарь, несла погибель плети и её некромантам. С упоением наслаждаясь их воплями, и вспоминая слова наставницы, Чароед продолжала играть на страхе колдунья, даже там где это не было некой необходимостью, а иногда и вовсе излишне. Но, как и всё хорошее, эта война закончилась, чего нельзя было сказать о жажде крови рыцаря. Не зная, что делать, тёмная воительница подалась в Альянс, которому верой и правдой служила до самого вторжения Легиона, принимая участия в боях против орды. Когда Легион вновь вторгся на Азерот, все осознавали, что времени на дрязги двух фракций подошли к концу, в принципе как это и происходило, стоило лишь появится очередной внеочередной угрозе. Но и этой войне пришёл конец, и вновь вернувшись в Альянс, Чароед продолжала ожидать приказа, который кинул бы её в очередную бойню.


Орда поспособствовала таким приказам, вторгнувшись на территорию детей звёзд и уничтожив их дом. Возмездие не заставило себя долго ждать, как и совет в Стромгарде, в ходе которого, высшие чины Альянса определились с тактикой предстоящей битвы, битвы за Лордерон. В составе группы союзников Седьмого легиона, Чароед прошла путь от берега Тирисфальского Леса до самого Подгорода. Сказать, что Альянс тогда победил, было бы ложью.
Коварная Банши знала, каковы будут последствия её действий, и приготовила ловушку для “героев” и воинов Альянса. Правда, что-то пошло не так и последние успели эвакуироваться, отделавшись лёгким кашлем… Рыцарь тоже смогла покинуть Лордерон, но ей повезло куда больше, ведь она давно не дышит и вкусить ароматный запах зловонной чумы отрекшихся ей не удалось. Зато ей удалось попасть на Кул-Тирас, где по приказу Генна Седогрива и офицеров Седьмого легиона, она вновь присоединилась к отрядам Чёрного Клинка, хоть и на небольшой промежуток времени.
Друствар – удивительное место, которое сумело впечатлить даже настолько чёрную душу, как Чароед. Но, к сожалению для неживой, её пребывание там ограничилось лишь парочкой деньков, половину из которых та провела не в самом впечатляющем Тирагардском поморье. Но именно в нём она вновь ощутила вкус войны.
Ряды Нефдрага редели, Вестники смерти менялись один за другим, как и капитаны. И было бы славно, если бы вечные страдания её вечно ноющих про них братьев закончились, но нет. За начало четвёртой войны, не один рыцарь смерти Нефдрага не пал смертью храбрых, отстаивая свои идеалы и идеалы Альянса. Все они оказались трусами, которые предпочли вернуться в тёмный оплот на службу фанатикам Короля Мёртвых. Наверное, сейчас они зовут её предательницей, но любой настоящий рыцарь Чёрного Клинка понимает, кто предатель, а кто продолжает верно служить Ордену, хоть и под знамёнами в виде золотого льва.
Что же до войны, то Чароед успела проявить себя на поле боя “гражданской” войны в Кул-Тирасе, хоть неживая и не понимает, с чего вдруг бойня с пиратами, овладевшими Азеритом, является войной, так ещё и гражданской. На данный момент, как и во время битвы за Лордерон, тёмная воительница является союзником Седьмого легиона, с которым и одерживает победы над врагами Кул-Тираса, а значит и Альянса.

Фракции:

Плеть — Чароед могла бы сказать, что ненавидит плеть и прочий мусор, но на самом деле она не испытывает никаких эмоций по этому поводу, кроме жажды мести над бывшим повелителем, что уже совершена и не играет никакой роли в посмертии рыцаря на данный момент.


Рыцари Чёрного Клинка — Чароед уважает почти всех своих братьев по несчастью, хоть ей и вряд ли дано понять их. Она не помнит своего прошлого, поэтому и не испытывает ничего по поводу своего бытия рыцарем смерти. С ними она прошла всю кампанию в Нордсколе и с ними же в составе пепельного союза свершила месть, хоть и не собственными руками, как того хотелось ей. Во время последнего вторжения легиона, как и остальные рыцари, Чароед выступила под знамёнами ордена, который выставил Владыку Смерти своим командиром в войне с Легионом. Но Легион пал, а мир двигался дальше, приближаясь к войне. Не видя смысла оставаться с отрядами, что так яро возжелали служить новообретённому союзнику в виде Короля Мёртвых, неживая присоединилась к Нефдрагу. На данный момент воительница старается не поддерживать контакт с Орденом, ведь балом в Акерусе заправляет Эгида Ледяной Короны и его верные псы. Но она без колебаний вернётся в Чёрный Оплот, стоит лишь Верховному Лорду Могрейну вновь призвать всех рыцарей в их родной дом.


Пепельный Союз — объединение Рыцарей Чёрного Клинка и Серебряного Авангарда, на время, пока Король-лич не будет повержен, и он был повержен, хоть и не так, как хотелось бы многим. К самому же союзу рыцарь относилась как к необходимой мере для торжества возмездия за сотни загубленных ею душ под властью этого чудовища.


Альянс — когда Король-лич был повержен, Чароед предпочла прибиться к Альянсу. Может из-за своего изначального бытия человеком, а может из-за того, что будучи рабом, именно представителей Альянса она перебила сполна, сея хаос на территориях бывшего Лордерона. В любом случае, одно другому не мешает.

Прозвища, звания, титулы:

Чароед — Имя, титул, прозвище или же звание, для Чароед это не имеет никакого значения, ведь она просто делает то, в чём так преуспела под чутким началом Леди Алистры. Жрецы и паладины Алого Ордена, некроманты Культа проклятых, через чур болтливые маги, чернокнижники и прочие хлам. Они считали будто бы их магический «талант» позволит им заполучить победу над рыцарем или просто сбежать от него. Все они погибали как один, и все как один, перед смертью видели никчёмность своих стараний. Как говорит сам рыцарь «Ты можешь быть тысячу раз гениален и способен, но в конечном итоге тебя будет ждать смерть — это единственная сила от которой тебе не удастся уйти»


Рыцарь смерти — Как бы очевидно не звучало, но данный титул она получила, переродившись в виде тёмного послушника, пройдя не лёгкий и опасный путь по головам таких же, как и она сама.

Места пребывания:

Как существо преимущественно подневольное и жаждущие крови, даже освободившись от воли Короля-лича, рыцарь смерти находилась и находится там, где ему прикажет Альянс в лице офицеров, к которым приставят Чароед. Но если никаких боевых заданий нет, она предпочитает прогуливаться по Королевству Штормград, попутно пытаясь помочь незадачливым путникам или ещё какому бедолаге, которому не посчастливилось наткнуться на неё.

Отношение:

Свет, паладины и им подобный хлам — хоть она и является рыцарем смерти, она не питает презрения к свету, как многие из подобных ей. Чароед убеждена, что именно Свет освободил её из рабских оков Короля-лича во время битвы за Часовню. Благо, по мнению рыцаря это не даёт особого повода святошам ей что-то доказывать, и уж тем более упрекать её в чем-то.


Орда — Несмотря на то, что среди её «братьев» было много представителей этой фракции, Чароед не считала их частью той, а лишь такими же машинами смерти, как и она сама, но в рядах Орды себя не видит от слова совсем, даже под знамёнами тёмной госпожи.


Андуин Ринн — Мальчишка не его отец и это факт. Но кто сказал, что он должен быть как Вариан? Рыцарь не испытывает презрения или уважения к юному королю, ведь он ещё толком не успел показать себя в этой роли.


Маги, чернокнижники и прочие вкусняшки — Чароед определенно любит этих созданий, особенно любит их убивать, ведь маги они как эльфы — в большинстве своём зазнавшиеся гордецы, что не побрезгуют самым близким ради могущества, так почему бы и не убить такого, пока он не натворил дел? Но Чароед даёт себе отчёт в том, что маг магу рознь и не спешит прирезать бедолагу сразу. Она предпочитает начинать издалека, разговорами на отдалённую тему, чтобы прочувствовать, кто перед ней — покойник или обычный человек, что просто наделён даром и не спешит набирать могущество ради самоутверждения.



Семейное положение:
Нет
Питомцы:

Вурдалак, вурдалаки, много вурдалаков, ещё больше вурдалаков! *истеричный крик отдалялся* — на самом же деле у Чароеда есть свой глупый помощник, что беспрекословно выполняет все приказы своей госпожи, которого она ласкового зовёт Червежрач. Хоть неживая и способна поднять кучу трупов на поле боя, этот её любимец, которого она бережно хранит в царстве теней, призывая того лишь по особым случаям.


Труповозка — «Вы правда подумали, что я буду разъезжать на телеге вместе со своим славным Червежрачем? *рыцарь оглядывал группу без каких либо эмоций на лице* — Я то думала, что у меня чувство юмора плохое.» Труповозка — это конь смерти, чей хозяин идиот с тем самым чувством юмора, что так иронично обозвал этого коня, и только попытайтесь доказать, что это не правда, ведь это нечистой воды она.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток. Итак, что могу сказать - анкета вроде бы обращает внимание на детали, однако они изложены несколько сумбурно и идут кучей, без какого-то разграничения, что несколько усложняет прочтение. Но, опять же, они есть, что уже радует. Да и в целом сквозь ваш труд прослеживается одна четкая линия убийцы магов. Достаточно необычный вариант развития рыцаря смерти, которым, вроде бы, пока никто не пользовался. Во всяком случае, не строил персонажа конкретно вокруг него. Но вынужден предупредить - все особые формы использования сил героя, вроде поглощения и последующей контратаки заклинаниями, должны обсуждать с конкретными мастерами на конкретных событиях, поскольку все остальное время в приоритете будет стандартная боевая система сервера. Ну и если смотреть в целом - достаточно неплохой труд, пусть не слишком подробный и со своими огрехами, однако выполняющий свою главную роль в должной мере, чтобы претендовать на высокую требовательность. Потому присуждаю персонажу Чароед +6,5 уровней и желаю удачной игры. С уважением, Эзалор.

Проверил(а):
Ezalor
Уровни выданы:
Да
23:57
08:58
588
Нет комментариев. Ваш будет первым!