Игровое имя:
Чароед
Статус:
Нежить
Раса:
Человек
Пол:
Женский
Особенности внешности:

Внешность Линны в каком-то роде необычна, ведь перед вами предстанет нетипичный для рыцаря смерти человек и это сразу бросится в глаза. В то время как многие из её “собратьев” представляют собой внушительных по размеру воителей, неживая же напротив – низкая, из-за чего, порой, её тяжело заметить на фоне других. Подобная отличительная черта позволяет ей быть куда более проворной, чем большинство других рыцарей, но так же может сыграть и злую шутку с ней. Но, несмотря на низкий рост, девушка обладает крепким телом, которое, и без учёта мёртвой наружности, лишено какой-либо женственности, что может намекать на её военное прошлое. По этой мертвенно-бледной оболочке раскинулось множество шрамов, большинство из которых она получила уже после своей смерти, но лишь несколько из них заслуживают хоть какого-то внимания – это шрам от колющего удара, что расположился на груди. Удара, что остановил сердце некогда благородной воительницы. И порез на шее, который был наспех зашит, оставляя на память уродливый шов. Этот шрам не скрыт под бронёй или одеждой, а потому с лёгкостью может вызвать отвращение у живых.

Лицо неживой нельзя назвать приятным, и уж тем более милым – Почерневшие, тонкие губы, контрастирующие с белой как мрамор кожей. Впалые щёки, которые придают чертам лица остроты и подчёркивают силуэт черепа. Маленький, прямой нос со слегка задранным к небу кончиком и тонкой переносицей, на которой расположилось два чёрных рубца. Всё это безобразие прикрывает средней длины причёска молочного цвета, состоящая из сухих как сено волос. Из-под них виднеется синие пламя, что извергают глаза Линны. Два больших глазных проёма с опущенными уголками, добавляют нечестивому взгляду щепотку безразличия, которое, без всякого сомнения, присутствует в рыцаре. Вишенкой же на этом подгнившем торте служит выражение лица, которое уже давно застыло в ужасной гримасе боли и ненависти, отдалённо напоминающей улыбку. Очень злобную и хищную.

Особенности характера:

Характер Рыцаря Смерти, которому удалось вырваться из лап Короля мёртвых – Метающийся из крайности в крайность. Невозможно остаться собой, когда тебя убили, а затем воскресили в виде нежити, навсегда осквернив твою душу. На одной чаше весов раскаяние, доблесть и шанс искупить свои грехи, а на второй призрение, гнев и рунический голод, который даже после освобождение будет вынуждать тебя причинять боль и страдания. Из-за этого, рыцарь давно уже выработал несколько линий поведения: Линна Ацилия — благородный воин Лордерона и Серебряного Рассвета, коим она была при жизни, но о котором никто уже и не знает. И Чароед — жестокая тварь, бывший раб Короля-лича, а ныне Рыцарь Чёрного Клинка, которым она представляется всем.

Линна из того типа рыцарей, которые приняли все свои деяния слишком близко к сердцу. Ей плевать, была ли у неё воля, или она действовала по указке Короля мёртвых. Её разрывает от боли сама мысль о том, что все те бесчинства были совершенны её руками. Но за годы существования в шкуре рыцаря смерти, воительница привыкла скрывать свои подлинные чувства за маской бессердечной Чароед, которая существует только для утоления своего голода. И всё же, две эти сущности имеют общие черты характера, которые доказывают, что какую бы маску не примерила Линна, она всё ещё остаётся собой.

Осквернённую некромантией душу рыцаря разрывает от гнева, из-за чего та постоянно прибывает в дурном настроении, которое легко может перерасти в едва контролируемую вспышку ярости. Линна старается всеми силами подавлять свой гнев, но игра в маски отложила на ней свой отпечаток, а потому, она может и не заметить, как заигралась в Чароед, начав думать о том, как бы сломать собеседнику шею за неправильный, по её мнению, взгляд. И зачастую, от мыслей до действия её отделает один шаг.

Непреклонность и свободолюбие же, напротив, объединяют обе эти личности, не позволяя кому-то извне вмешиваться в этот балаган. Если неживая что-то для себя решила, понадобятся весомые аргументы, чтобы заставить её изменить своё мнение и действовать иначе. Со свободолюбием всё довольно предсказуемо — Линна не оценила по достоинству ту шутку, которую с ней сыграла Смерть. А потому, ей противна сама мысль о беспрекословном подчинении кому-то, но это не значит, что она недисциплинированна и ставит свои желания превыше боевых задач. Скорее, она предпочтёт не идти на подобные задания, нежели выказывать неподчинение, подвергая своих соратников риску.

Сверх всего этого, у Линны есть ещё и свои принципы, на нарушение которых та ни за что не пойдёт. Но благо для остальных, этих принципов не так уж и много. 1) Она никогда не тренируется с живыми. Ведь для неё они не более чем манекены из плоти и костей. 2) Она никогда не подымит оружие против беззащитного или ни в чём не повинного живого, даже если его назначили врагом. Этот принцип появился под давлением вины за все загубленные ею души. Да, может ублюдки из Алого Ордена и заслуживали своей участи, но тела жителей Нового Авалона никогда не исчезнут из памяти рыцаря, как бы сильно она не пыталась забыть.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Рыцарь смерти Акеруса
Специализация:
Нечестивость.
Способности:


Нечестивость – будь у неё воля, неживая никогда бы не стала послушницей Леди Алистры. Никто бы не захотел стать её послушником, но к счастью для воительницы, выбора у неё не было. Власть над смертью и разложением – вот оно, истинное искусство Плети и Леди Алистры. Безжалостная, остроухая сволочь никогда не славилась “мягким” подходом к своим послушникам, но она ценнейший учитель, благодаря которому Рыцарь компенсировала свои недостатки с лихвой. Ведь несмотря на свой маленький по человеческим меркам, и ничтожным по рыцарским, рост, Чароед обладает огромной силой и скоростью. Но и этим её власть над нечестивостью не ограничивается, делая из неё владыку болезней и восставших мертвецов.


Владение холодным оружием – ещё при жизни Лина была неплохим воином и достойно овладела фехтованием, но это её не спасло. После нечестивого перерождение в её новом мире не было места для слабаков. Жестокий отбор среди послушников, вынуждал даже безвольного мертвеца становиться лучше, чем остальные безвольные мертвецы. Королю мёртвых нужны были лучшие воины и Инструктор Разувий за этим внимательно следил.


Борьба с магией и исцелением – В отличие от большинства других рыцарей и особенно нечестивцев, Чароед уделяет антимагическим заклинаниям куда больше времени. Всё благодаря Леди Алистре и её урокам. Некротические язвы, антимагический панцирь, зона антимагии, тёмный симулякр – истинное оружие Чароед.


Хватка смерти/асфиксия — Используя энергию пронизывающую и объединяющую всё сущее, позволяет манипулировать объектами в пространстве по желанию рыцаря. Конечно, чаще всего она использует эту способность, чтобы притянуть очередного заклинателя, что так не любят держаться на расстоянии вытянутого меча.

Навыки и профессии:

Гравирование – Без рунного клинка рыцарь смерти не более, чем хороший воин, но быть хорошим воином недостаточно. Как и все, кто носит на себе бремя рыцаря смерти, Рыцарь умеет наносить на своё оружие руны, из которых она и черпает свою нечестивую силу.

Кузнечное дело — Спустя некий промежуток времени после освобождения, рыцарю было невыносимо носить свой старый доспех, и она решила обучиться кузнечному делу, чтобы выковать другой, как символ нового начала. Не все смертные мастера были рады работать с ней и обучать её этому нелёгкому делу, но кто сказал, что есть только смертные?

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

-

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Талассийский
Пояснение к языкам:

Всеобщий — Линна была человеком и этот язык её родной.

Талассийский — Этот язык Чароед учила у своих новоявленных в смерти эльфийских «братьев» к коим она относилась более терпимо, чем к их живым сородичам. Причиной же послужило безудержное желание узнать, что же визжат эти высокомерные ублюдки, прежде чем испустят дух, и за своё существование рыцарем смерти, она достойно овладела им.

Инвентарь:

Пожиратель жизни — расколотый двуручный меч, что расписан рунами Смерти по всему долу. Раны оставляют на теле некротические язвы, которые трудно исцелить даже опытному жрецу. Поэтому рыцарь нарекла его Пожирателем жизни.


После освобождения от рабских пут Короля мёртвых, Линна, как и многие другие рыцари, сбросила с себя старые саронитовые латы, но время показало, что это было опрометчивое решение, а потому она поспешила создать новый доспех из того же саронита, который был бы для неё полезен в борьбе с магией. Именно поэтому, её новый доспех украшен немалым количеством рун, которые помогают ей нейтрализовать направленную на неё магию.

Род занятий:
Рыцарь Чёрного Клинка, Рыцарь на службе Альянса
Хронология:


Существо, которое некогда было Линной, распахнуло глаза. Пред ним предстала ужасная картина: Груды мёртвых тел, люди в странных нарядах, неизвестные голоса и странное ощущение присутствия, которое ни на секунду не давало покоя. Но страха не было, было лишь повиновение, и вечные муки, которые не прекратятся никогда. Где-то в стороне звучал неприятный голос, который оценивал воскрешённых и выносил свой вердикт. Кто-то проявлял слабость, моля о том, чтобы их муки прекратились, но таких ждала лишь ещё более мучительная смерть. Линна же безвольно стояла, молчаливо ожидая своей очереди. Она погрузилась в раздумья, пытаясь понять своё место в этом новом мире. Но ощущение присутствия не покидало голову воскрешённой, ясно давая понять, что все её мысли принадлежат не ей.

И вот, неприятный голос из вне добрался и до неё, выбивая из раздумий. – Бери клинок и покажи, на что ты способна. – Фигура, закованная в латный доспех с виду напоминавший лёд, указала на оружейные стойки. Ничего не отвечая латнику, Линна подошла к стойке и вынула из неё двуручный затупленный меч. Пятна крови на котором давали понять, что она не первый его владелец и скорее всего не последний. – Быстрее в круг, ничтожество! – Раздражённый голос прогремел на огромный зал. Только сейчас неживая заметила полную картину своего нового мира. Она, словно маленький таракан, брела по огромному залу до сердца некрополя, в котором находился злосчастный круг. Это был Акерус, место в котором ей придётся провести не один день, дожидаясь, когда Владыка очнётся, и обрушит свой гнев на мир. Но сейчас он спал, затаившись где-то в глубине сознания каждого из обитателей Акеруса, что не мешало ему удерживать их волю в своей стальной хватке.

Пару мгновений спустя, Линна уже находилась в залитом кровью кругу, напротив такого же воскрешённого, как и она. То был побелевший орк с пылающими нечестивым огнём глазами. На мгновение в голове неживой возникла картина из прошлого. Чувство ненависти и вражды захлестнуло её разум. Она не знала, что это за существо, как его зовут, были ли они знакомы и связывает ли их что-нибудь. Но всё это не имело значения, ведь без приказа фигуры в латном доспехе она и не подумала бы напасть на орка, но приказа оставалась ждать недолго. – Сражайтесь! – Нечестивый голос вновь прогремел на весь некрополь, принуждая мертвецов к действию. Орк ринулся на Линну, вынуждая ту перейти в оборону, которая затянулась ненадолго – Одного удара орка хватило на то, чтобы расколоть меч воительницы пополам и впиться своим клинком ей в плечо. Отскочив назад, Линна машинально схватилось за рану, словно по привычки из прошлой жизни. Она ожидала физическую боль, но боль, которая терзала её душу, перекрывала любые другие чувства, кроме ненависти, гнева и полного безволия. Но время не стояло на месте, и бой продолжался, а Линна была в невыгодном положении – Меч наполовину расколот, а враг превосходит её по размеру и физической силе. После первого удара орк явно набрался уверенности, насколько ему это позволяла роль раба, и вновь ринулся на неживую, намереваясь прикончить её. Поддавшись гневу и ненависти, Линна поступила аналогичным образом, ведь в защите не было смысла, если её уничтожают одной мощной атакой. Сблизившись, орк вновь обрушил на неживую всю свою мощь, но вместо парирования, он встретил пол Акеруса. Воительница, пользуясь своим маленьким ростом и манёвренностью, отскочила в сторону и одним мощным ударом отрубила голову орка. Никто из них не ожидал этого. Особенно Линна, которая в недоумении оглядывала свой расколотый меч. Кем бы она ни была при жизни, теперь она лучше, сильнее и быстрее. Теперь она раб Короля-лича, в которого заложили всю его сущность – Злость, безжалостность, отмщение. – Твоя душа отмечена знаком войны, но это лишь начало, рыцарь смерти. Нанеси руны на свой клинок и готовься к следующей битве. – Вновь раздумья Линны прервал нечестивый голос латника, который указывал в сторону кузни рун. – Не заставляй меня ждать! Повинуясь голосу, неживая побрела к кузне, у которой начала вытачивать руны на своём мече, наполнять их магией смерти и связывать тот со своей проклятой душой. Она ничего не понимала в этом, но сущность, которая таилась где-то в глубине её разума. Сущность, которая повелевала ею, делилось крупицами своего знания, позволяя осуществить приказ фигуры в латах. Теперь она и клинок это одно целое – оружие Короля мёртвых.

– Скоро тобой овладеет неутолимый голод, рыцарь смерти. — Голос из вне вновь обратился к Линне, заставляя ту обратить на себя внимание. — И когда это произойдёт, ты испытаешь невообразимые страдания. – Страдания…-Первое, что произнесла Линна с того момента, как её подняли. Она не узнала свой голос, он всё ещё был женским, но таким же жестоким, резким и неприятным, как голос фигуры в латах, что командовала ею. Латник продолжил. – От этих страданий есть лишь одно средство, которое утолит муки голода. И я подскажу тебе путь к спасению. – Инструктор указал на круг, в котором Линна совсем недавно одержала победу над орком. В посмертной агонии она и не заметила, что в кругу было множество воскрешённых, которых заковали в цепи. – Здесь, в сердце Акеруса, мы держим тех, кто оказался недостоин вступить в наше тёмное братство. — Он указал на ключ. – Отомкни им цепи, и позволь сразиться за свою свободу. Убей их – и боль пройдёт. Уступи им – и твои страдания будут длиться вечно. — Линне оставалось только повиноваться и сразить очередного врага.


Существование рыцаря смерти не заканчивается бесконечными сражениями в сердце Акеруса, там оно лишь начинается. Одержав не одну победу, Линна насыщалась и утоляла свой голод, но этого никогда не хватало, и никогда не будет хватать. Окончательно убедившись в том, что неживая достойна, Разувий велел ей двигаться дальше. Теперь Линну ожидало следующие испытание – Леди Алистра. Эта неживая эльфийка занимается нечестивым практиками и не славится заботой о благополучии и успехах своих учеников, для неё они не более чем расходный материал, который она вынуждена учить.

Путь нечестивости, это путь смерти, чумы и разложения. Это путь смертоносных заклинаний и не менее смертоносных способов борьбы с чужими заклинаниями. В полной мере постигнувший этот путь рыцарь, становится смертоносным оружием в руках Короля-лича. Нет такой крепости, которая бы устояла перед чумой. Нет такой армии, кровь в жилах которой бы не застывала при виде мёртвых полчищ. Нет таких заклинателей, магию которых нечестивиц бы не смог применить против них, и нет такого целителя, который бы в полной мере мог бороться с ранами от рунического клинка. Нечестивость – вот она, истинная мощь Плети и Короля-лича.

Обучение Линны началось с неестественного отбора. Леди Алистра, в свойственной ей манере, решила продемонстрировать своим послушникам, на что способна нечестивая магия. – Дражайшее королевство теней, удостой нас присутствием одного из множества твоих обитателей. – С некой нежностью голос пронёсся над Залом Власти, прежде чем вылезли вурдалаки. – Вурдалаки? — Разочаровано произнесла Алистра. – Они нас уже утомили. – Голос эльфийки резко стал безразличным. – У меня часто возникают проблемы с вурдалаками, поскольку они вырабатывают свой ресурс очень быстро. Пусть их заберёт смерть и разложение. – Леди Алистра вскинула своих длани к потолку Акеруса, обрушивая на камень под ногами прислужников багровый туман, который медленно убивал их. Из-за этого Линна предпочла отойти в сторону, чтобы ненароком не угодить в эту проклятую область. – Со временем, их тела могут стать даже более полезными, чем сами вурдалаки. – На лице эльфийки на мгновение проскочила ели заметная улыбка, после чего трупы вурдалаков разорвало на десятки осколков, которые превратились в поражающий элемент. Одни послушники падали замертво, когда в их плоть впивалось невообразимое количество костей, другие погибали от нечестивого взрыва, а их тела отталкивало в разные стороны. Представление было окончено, а от ели заметной улыбки на лице Алистры не осталось и следа. Её багровый взгляд остановился на трупах послушников, которые не пережили подобного шоу. – Хм...- Тихо хмыкнула эльфийка, а затем ещё более безразличным голосом произнесла. – Какая жалость. — Данный урок усвоили все выжившие, в том числе и Линна. В чём же заключался урок? – Наверное, каждый послушник усвоил его по своему, но Линне он показал, что её существование ничего не значит, а жизнь зависит от воли Владыки. Если ей предначертано сдохнуть на уроке нечестивости, значит такова его воля.

Последующие уроки были более безопасными. Леди Алистра продолжала вынимать из царства теней всякую живность и демонстрировать на ней всю мощь своей школы. Так продолжалось днями. Благо для мертвецов, им не нужен ни сон, ни еда. А потому материал усваивался на ура. Но самое большое впечатление на Линну произвело антимагчиское искусство Алистры. Эльфийка умело использовала заклинания, которые служили не только инструментом для её защиты, но и мощным оружием против любого колдуна. Нечестивый ментор настолько тонко манипулировал антимагической материей, что был способен обращать заклинания врага вспять и применять их в искажённом тьмой виде. Вытянув из царства теней трёх скелетов-магов, Алистра в каком-то смысле обрадовалась. – Маги-скелеты. Прекрасная возможность продемонстрировать эффективность наших способностей. Ваши заклинания не будут столь же мощными, как и мои, но всё равно вы найдёте антимагические панцири весьма полезными, против большинства магических атак. – Эльфийка приказала скелетам атаковать, и те исполнили её волю. Град стрел тьмы обрушился в сторону Алистры и тут же испарился, стоило ему соприкоснуться с нечестивой материей, которая словно кокон опутала тело неживой. – И не менее важный момент – сила заклинаний, которые вы поглощаете своей оболочкой, может быть использована вами для контратаки. – Стоило Алистре завершить свой монолог, как в сторону скелетов устремился поток ликов смерти, сметая костлявых за считанные секунды. – Маги боятся таких, как мы. – Алистра выдержала паузу. – И недаром. Играйте на их страхе, ученики. – Эти слова навсегда врежутся в разум безымянного рыцаря смерти, который когда-то был Линной.


После своего обучения, неживую ждали самые важные события в её жизни — Война с Алым Орденом, Серебряным Рассветом, неожиданная свобода и свершение мести.
Первым делом, тёмное воинство расправилось с Алым Орденом, неся смерть и разрушение в Новый Авалон. Рыцари не щадили никого. Женщины, старики, дети — всё едино. Каждый познал на себе гнев Короля-лича. Именно тут неживая совершила большую часть своих зверств, которые по сей день терзают её душу.

Затем рыцарство направилось к Часовне Последней Надежды, где сотни праведников готовились к последней битве за священную землю. Многих из них она погубила, но в конечном итоге её ждало поражение, как и остальных рыцарей. Свет был на стороне благородных воителей. Он пропитывал каждую пядь этой земли, сражаясь против нечестивого войска наравне с остальными защитниками Часовни. Большая часть слуг тьмы была разбита, а оставшиеся рыцари прекратили сопротивление по команде Верховного лорда. Линна же лежала в луже чей-то крови, после того, как её сбила с ног жрица.

Её взору предстала странная картина. Знакомый, но в то же время неизвестный ей воин, уговаривал её вернуться к Свету, бороться против воли Короля-лича. Но она продолжала упираться, считая, что её жизнь принадлежит лишь ему, пока виновник торжества не появился лично. Он вновь предал их. Он предал её будучи принцем, он предал их будучи королём. Лишь после того, как Тирион Фордринг вынудил принца-предателя отступить, пелена спала с глаз Линны, теперь она вспомнила, кем была при жизни. Понемногу к ней начинало приходить и осознание того, что она натворила. Теперь неживая поняла, кто явился ей перед приходом Короля-лича, и был готов признать в ней сестру, а не чудовище на поводке у предателя.

Объединившись, остатки тёмного воинства нарекли себя Рыцарями Чёрного Клинка и поклялись отомстить предателю за всё, что тот вынудил их совершить. Этот год был самым насыщенным и, наверное, самым долгим в новой реальности Линны, в которой уже полным ходом шла внутренняя борьба. Но, к несчастью для рыцаря, победа не принесла ей долгожданного покоя, а потому та решила связать себя с Альянсом, в надежде искупить все свои грехи, но и это не помогло ей найти внутренний покой.
Так и протекало её мучительное существование, пока в мир не вернулся Пылающий Легион, что побудило неживую возвратиться в Акерус, там бы она и оставалась после победы над демонической угрозой, но случилось то, что она не сумела проигнорировать.

Орда вторглась на территорию детей звёзд и уничтожила их дом. Возмездие не заставило себя долго ждать, как и совет в Стромгарде, в ходе которого, высшие чины Альянса определились с тактикой предстоящей битвы, битвы за Лордерон. В составе группы союзников Седьмого легиона, Рыцарь прошла путь от берега Тирисфальского Леса до самого Подгорода. Сказать, что Альянс тогда победил, было бы ложью.

Коварная Банши знала, каковы будут последствия её действий, и приготовила ловушку для “героев” и воинов Альянса. Правда, что-то пошло не так и последние успели эвакуироваться, отделавшись лёгким кашлем… Неживая тоже смогла покинуть Лордерон, но ей повезло куда больше, ведь она давно не дышит и вкусить ароматный запах зловонной чумы отрекшихся ей не удалось. Зато ей удалось попасть на Кул-Тирас, где по приказу Генна Седогрива и офицеров Седьмого легиона, она вновь присоединилась к отрядам Чёрного Клинка, хоть и на небольшой промежуток времени.

Друствар – удивительное место, которое сумело впечатлить даже настолько чёрную душу, как Чароед. Но, к сожалению для неживой, её пребывание там ограничилось лишь парочкой деньков, половину из которых та провела не в самом впечатляющем Тирагардском поморье. Но именно в нём она вновь ощутила вкус войны. Что же до войны, то неживая успела проявить себя на поле боя “гражданской” войны в Кул-Тирасе, хоть она и не понимает, с чего вдруг бойня с пиратами, овладевшими Азеритом, является войной, так ещё и гражданской. На данный момент, как и во время битвы за Лордерон, тёмная воительница продолжает сражаться плечом к плечу с солдатами Альянса. Но с каждым новым днём, каждым новым боем против Орды, Линна начинает задумываться, а правильно ли всё это? Чего не скажешь о Чароед, которая не прочь отправить на тот свет ещё парочку Ордынский ублюдков, чтобы в будущем ей было не так скучно в загробном мире. Не то чтобы она рассчитывает умереть, но быть готовой, считает себя обязанной.

Фракции:

Плеть — Рыцарь ненавидит Плеть всеми фибрами своей чёрной души. Стоит ей лишь вспомнить о том, через что она прошла, как я её душу начинает раздирать от гнева ещё больше обычного.

Рыцари Чёрного Клинка — Соратники, братья… Семья. Может, после вторжения пылающего Легиона, рыцарь несколько и отдалилась от них из-за их нового «союза» с Королём мёртвых и своего участия в войне, но она всё ещё испытывает уважение к большинству из них, хоть никогда и не скажет об этом в открытую.


Пепельный Союз — объединение Рыцарей Чёрного Клинка и Серебряного Авангарда, на время, пока Король-лич не будет повержен, и он был повержен, хоть и не так, как хотелось бы многим. К самому же союзу рыцарь относилась как к необходимой мере для торжества возмездия за сотни загубленных ею душ под властью этого чудовища.


Альянс — когда Король-лич был повержен, рыцарь предпочла прибиться к Альянсу. Может из-за своего изначального бытия человеком, а может из-за того, что будучи рабом, именно представителей Альянса она перебила сполна, сея хаос на территориях бывшего Лордерона. В любом случае, одно другому не мешает.

Прозвища, звания, титулы:

Чароед — Имя, титул, прозвище или же звание, для Чароед это не имеет никакого значения, ведь она просто делает то, в чём так преуспела под «чутким» началом Леди Алистры. Жрецы и паладины Алого Ордена, некроманты Культа проклятых, через чур болтливые маги, чернокнижники и прочий хлам. Они считали будто бы их магический «талант» позволит им заполучить победу над рыцарем или просто сбежать от него. Все они погибали как один, и все как один, перед смертью видели никчёмность своих стараний. Как говорит сам рыцарь «Ты можешь быть тысячу раз гениален и способен, но в конечном итоге тебя будет ждать смерть — это единственная сила от которой тебе не удастся уйти»


Рыцарь смерти — Как бы очевидно это не звучало, но данный титул она получила, переродившись в виде тёмного послушника, пройдя не лёгкий и опасный путь по головам таких же, как и она сама.

Места пребывания:

Как существо преимущественно подневольное и ведомое мыслями об искуплении, Линна прибывает там, где ей прикажут командиры Альянса, а в свободное от войны время, она предпочитает находится в удалённых от живых местах. Но в последнее время она всё чаще задумывается о том, чтобы вернуться домой, в Акерус.

Отношение:

Свет и его слуги — хоть она и является рыцарем смерти, она не питает презрения к Свету, как многие из подобных ей. Линна убеждена, что именно Свет освободил её из рабских оков Короля-лича во время битвы за Часовню. Благо, по мнению рыцаря это не даёт особого повода святошам ей что-то доказывать, и уж тем более, упрекать её в чем-то. Но при этом, и она не станет делать подобного, относясь с почтением к своим бывшим союзникам из Авангарда.


Орда — Несмотря на то, что среди её «братьев» было много представителей этой фракции, рыцарь не считала их частью той, а лишь такими же машинами смерти, как и она сама, но в рядах Орды себя не видит от слова совсем, даже под знамёнами тёмной госпожи.


Андуин Ринн — Мальчишка не его отец и это факт. Но кто сказал, что он должен быть как Вариан? Рыцарь не испытывает презрения или уважения к юному королю, ведь он ещё толком не успел показать себя в этой роли.


Маги, чернокнижники и прочие вкусняшки — Чароед определенно любит этих созданий, особенно любит их убивать, ведь маги они как эльфы — в большинстве своём зазнавшиеся гордецы, что не побрезгуют самым близким ради могущества, так почему бы и не убить такого, пока он не натворил дел? Но Чароед даёт себе отчёт в том, что маг магу рознь и не спешит прирезать бедолагу сразу. Она предпочитает начинать издалека, разговорами на отдалённую тему, чтобы прочувствовать, кто перед ней — покойник или обычный человек, что просто наделён даром и не спешит набирать могущество ради самоутверждения.



Семейное положение:
Нет
Родственники:

Велдрик Ацилий — Отец (Жив)
Пинна Ацилия — Мать (Погибла)
Джонатан Ацилий — Брат (Погиб)

Питомцы:

Вурдалак, вурдалаки, много вурдалаков, ещё больше вурдалаков! *истеричный крик отдалялся* — на самом же деле у Чароеда есть свой глупый помощник, что беспрекословно выполняет все приказы своей госпожи, которого она ласкового зовёт Червежрач. Хоть неживая и способна поднять кучу трупов на поле боя, этот её любимец, которого она бережно хранит в царстве теней, призывая того лишь по особым случаям.


Труповозка — «Вы правда подумали, что я буду разъезжать на телеге вместе со своим славным Червежрачем? *рыцарь оглядывал группу без каких либо эмоций на лице* — Я то думала, что у меня чувство юмора плохое.» Труповозка — это конь смерти, чей хозяин идиот с тем самым чувством юмора, что так иронично обозвал этого коня, и только попытайтесь доказать, что это не правда, ведь это нечистой воды она.


Тадеуш — скелет-воин в поношенной латной броне и с двуручной секирой, которого часто можно увидеть рядом с рыцарем. Неживая назвала его так в честь одного чересчур молчаливого сержанта армии Альянса, которого поставили надзирать за ней во время её попытки присоединиться к Альянсу в борьбе с Плетью. Самого же скелета она подняла ещё в Акерусе, за пару минут до прибытия в Восточные Чумные Земли. Если Червежрач глупый помощник, то к Тадеушу она относится как к товарищу, с которым она многое прошла.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток. Итак, что могу сказать - анкета вроде бы обращает внимание на детали, однако они изложены несколько сумбурно и идут кучей, без какого-то разграничения, что несколько усложняет прочтение. Но, опять же, они есть, что уже радует. Да и в целом сквозь ваш труд прослеживается одна четкая линия убийцы магов. Достаточно необычный вариант развития рыцаря смерти, которым, вроде бы, пока никто не пользовался. Во всяком случае, не строил персонажа конкретно вокруг него. Но вынужден предупредить - все особые формы использования сил героя, вроде поглощения и последующей контратаки заклинаниями, должны обсуждать с конкретными мастерами на конкретных событиях, поскольку все остальное время в приоритете будет стандартная боевая система сервера. Ну и если смотреть в целом - достаточно неплохой труд, пусть не слишком подробный и со своими огрехами, однако выполняющий свою главную роль в должной мере, чтобы претендовать на высокую требовательность. Потому присуждаю персонажу Чароед +6,5 уровней и желаю удачной игры. С уважением, Эзалор.

Проверил(а):
Ezalor
Выдача (Опыт):
Да
23:57
06:28
816
Нет комментариев. Ваш будет первым!