Игровое имя:
Айтедарель
Статус:
Нежить
Раса:
Высший эльф
Нестандартная раса:
Высшая нежить
Народность:
В прошлом - эльфы Кель'Таласа, ныне - Отрёкшиеся
Пол:
Женский
Возраст:
Приняла смерть в возрасте 244 лет
Особенности внешности:


Что ты можешь почувствовать после смерти? Как это отразится на твоём характере, на твоей внешности? Ведь это всё лотерея, и зависит от десятков, нет, сотен разных факторов. И бывают моменты, когда ты будешь проклинать Тьму за поражение в этой несправедливой лотерее… Правда, в ней бывают, что удивительно, победители. Победители, которые не всегда благодарят Тьму за предоставленную щедрость, и одной из этих «счастливчиков» является эльфийка по имени Айтедарель.

Некогда прекрасная кожа эльфийки приняла трупный оттенок, а пышные золотые волосы — цвет пепла и сажи. Кроваво-красный полнит очи Айтедарель, словно выпуская накопившуюся в её проклятой душе ярость и злобу на всё живое… Ведь когда-то и сия эльфийка жила, любила, поражала многих своей красотой. Когда-то, но не сейчас. Ныне же её образ способен лишь ввести в ужас, в то время как острый, словно бритва, взгляд заставит затрястись поджилки любого неподготовленного наблюдателя.

Неаккуратный шрам украшает шею сий особы, в большинстве случаев прикрытый от собеседников монотонным платком — причина смерти эльфийки, вступившей в неравную схватку в ближнем бою. Кроме того, в районе живота имеется второй след — от проникающего удара мечом, не оставившего никакого шанса на выживание. Ныне же, обладательница столь странных подарков от свои врагов относится к их получению с самокритикой, позволяя не забить себе голову почиванием на лаврах. Кель'Талас уже когда-то погиб от этой опрометчивости...

Лицо же у Айтедарель сохранилось на удивление хорошо, пусть и в очень своеобразной манере… Некогда прекрасная и строгая эльфийская красота ныне застыла в мертвом ожидании, словно архитектура столь близкой к ней нежити. Лишь мелкие шрамы изредка нарушали естественную красоту сего лица, и им не суждено когда-либо зарасти. Длинные уши же не подверглись мертвецкой девиации, за исключением отсутствия половины правого — с сохранностью тела явно возникли некоторые проблемы, не нашедшие у воскрешающего решения. Пепельные брови же лишь дополняют скорбную картину мертвого лица.

Естественное для эльфов мелкое, сухое телосложение лишь придает охотнице шарма. Смерть сняла многие ограничители с тела, даруя охотнице некоторые преимущества перед представителями живых. Рост же можно считать нормальным для живых Кель'Дорай… Столь прекрасные физические данные вкупе с врожденной ловкостью и послужили главной причиной дальнейшего поступления и службы в рядах именитых Следопытов Кель'Таласа. Что не мудрено, даже после смерти маленький силуэт не раз спасал Следопыта от обнаружения или стрелы...

Плавно же переходя к одежде эльфийки, стоит заострить своё внимание на покрытой грязью и пылью золотой полосе из ткани, пересекающей поясницу той. Словно память о прекрасном прошлом, она нашла пристанище в поясе Айтедарель… И пусть для многих это не скажет ничего, для самой же обладательницы и её окружения эта полоса олицетворяет родство с Кель'Таласом. Королевством столь родным, и столь далёким одновременно… Впрочем, не только же о поясе мы пришли сюда говорить?


Основную же одежду сего Тёмного Следопыта составляет униформа чёрных тонов, состоящая из больших размеров плаща с капюшоном, потрёпанной шарф-повязке на шее, лёгкого кожаного камзола с парой кармашков, краями опускающуюся ниже пояса. Просторные тканевые штаны для долгих перемещений, а так же пара легких сапогов — всё это выглядит странно на фоне золотой повязки, вклиненной в старый почерневший пояс с символикой Луносвета. Подытожить всё это можно наличием пары просторных подсумков и ёмкого колчана, дополненного искусно созданным луком. Почти типичный образ для верных слуг Королевы-Банши.

Особенности характера:


О, бессмертная душа! Пока не продашь за бесценок — не пожалеешь об её отсутствии. Увы, но особенность профессии обязывают Тёмных Следопытов быть беспощадными карателями. Так или иначе, но служба Королеве-Банши убьет всё доброе даже в самой стойкой душе, а если не убьет — королева найдет замену этой неприступной душеньке. Либо же ты будешь достаточно умным, дабы свою доброту скрыть… Как жаль, что это — не о беспощадной Айтедарель, в сердце и душе которой не осталось места доброте, только лишь принципам.

Но что для неё значат принципы? Является ли верность своим взглядам обычной случайностью, или девушка воспитала в себе эти черты? Относится ли служба к Следопытах Кель'Таласа к этой особенности характера, или она стала такой уже после смерти? Никто этого ещё не знает, но, по крайней мере, известно минимум одно — от своих принципов эльфийка отступает очень и очень редко. Несомненный плюс в её репутацию, и явный минус для её врагов.

Но чего ходить вокруг да около?.. Сама Айтедарель часто бывает прямолинейной, и не любит выслушивать пустую болтовню тогда, когда можно дать прямой ответ. Но в бою и в мирной жизни её мнение на этот счет разнится — когда её телу не угрожает опасность, она очень даже любит этакую пустую болтовню. Говорить ни о чём, например — о смерти. Вам ведь нравится смерть? А смерть детей?.. Неизвестно почему, но сия лучница очень нетерпимо относится к детоубийцам, и никогда не поднимет руку на несовершеннолетнего. Возможно, в искаженной гримасе ужаса маленьких созданий она видит юных эльфов, погибающих под натиском Плети? Никто не знает, увы.

Впрочем, в бою она, несомненно, жестока. Готова пытать вражеского командира без остановки ровно до тех пор, пока он не посинеет от недостатка крови… Садизм не лечится, и если ты получаешь удовольствие от воплей ужаса и боли — это уже навсегда. Впрочем, Тёмный Следопыт только рада этой метаморфозе — вместо трясущихся рук и строгого контроля за своими чувствами, ты можешь спокойно показать врагу своё отношение к его бренному телу. Это ведь ужасно?.. Ну, как минимум заставляет мурашки наблюдающих восстать из мертвых и начать плясать хороводы по телу.

О, эти яркие цвета осени! Вызывают ненависть и любовь одновременно, но как бы ты не воскрешал эльфа из мертвых — ты можешь забрать его тело и волю, но ты не заберешь из его души Кель'Талас. Никак. Посему, каждое возвращение в Земли Вечной Осени для Айтедарель как праздник — любимые желтый и красный цвета, а так же восстающее из пепла королевство. И пусть оно никогда не вернётся к своему былому величию, а стены Луносвета до конца своего существования будут помнить ужас тех дней. В этом есть несомненный плюс — плохие времена создают великих людей, и об этом лучница знала не по наслышке, посим будущее Син'Дорай в глазах сие особы вполне себе безоблачно.

Амбиции, желание показать себя… Весь этот бесполезный фальш, настолько свойственный живым. Стремиться к лучшему, несомненно, нужно, но с мертвым телом стоит позабыть об амбициях и жить нынешним днем. Твоим луком, стрелами и нынешним напарником. Мало что может измениться, и стоит наслаждаться текущим положением вещей. И пусть сама Айтедарель считает свою обреченность нормой — черезмерное самобичевание и «удовлетворенность» своим положением, если это можно так назвать, придают её садистскому характеру капельку нейтральной расцветки.

Но каково ей презрение живых? Их взгляды, ненависть, тихий шепот за спиной? Ответ крайне прост, и вполне себе ожидаем — ей плевать. Абсолютно плевать на всех этих лицемеров, которым одна цена — медяк. Убедилась в этой Айтедарель уже давно, но частое общение со столь предвзятым населением усугубляет проблему наплевательства на смертных. Ведь они не знают, каково это — быть мертвой, потерять всеобщее доверие и оказаться отверженной собственным народом. Единственная странная особенность этого отношения — радость за упокоение погибших. Ведь даже врагу не пожелаешь того, что сейчас ощущает вся нежить… Даже худшему врагу.

Правда… Сомнение. Это ужасное скользкое чувство, часто подрывающее принципы и портящее всё до конца. Именно сомнение Айтедарель порою заставляет её ощущать себя не самым лучшим образом. Поступает ли она правильно? Насколько все её действия оправданы? Удовлетворенность удовлетворенностью, но вдруг она делает всё не так?.. Каждый раз сомнение, и так трудно с ним бороться...

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Специализация:
Тёмный Следопыт
Способности:

Почему Следопыты Кель'Таласа отличаются от других стрелков прекрасной выучкой и отточенными навыками? Кто-то укажет на традиции, кто-то — на срок обучения. Третьи покажут на прошлое бессмертие Кель'Дорай, а четвёртые лишь многозначно пожмут плечами. Впрочем, каждый из них окажется в некоторой степени прав — долгое обучение, практика и прививаемое чувство внутреннего долга делают из Следопытов Кель'Таласа лучших стрелков континента. По крайней мере, тало в прошлом...



И, наверное, у каждого обитателя Азерота армия Следопытов ассоциируется ни с чем иным, как с луком и стрельбой. Да, Айтедарель обладает отменными навыками боя. Отточенные в тренировках и в горниле войны, они помогают своей хозяйке по сей день. Выучка Тёмного Следопыта до сих пор опирается на навыки, полученные на службе… И во время последнего боя в том числе.



Помимо этого, стоит заметить прекрасные навыки скрытности. Будучи живой, Айтедарель испытывала трудности с сокрытием… Но теперь на её стороне не только тень, но и сама природа — мертвецам не свойственно ничего, что так ослабевает живых. Жажда, голод, общение — всё это осталось в прошлом, ныне же позволяя Айтедарель быть одной из числа лучших убийц — Тёмных Следопытов.

Так же стоит уделить особенное внимание магии тени, усиливающей выстрелы и помогающей скрыть себя с чужих глаз… И пусть сия эльфийка первое время не горела желанием осваивать столь подозрительную магическую школу, последующая служба Тёмной Госпоже обязала Айтедарель к изучению оной. И она очень даже преуспела.



Ещё одна страница прошлого — навыки травничества и первой помощи. Во время службы эти способности крайне помогали в боевых вылазках. Разобраться в травах, суметь сделать из них целебную мазь и правильно наложить повязку — целое искусство. Очень полезное свойство для лечения живых, хотя оно имеет и другую сторону… Яды. Сделать «вредную повязку» своему врагу, дабы обеспечить ему долгую смерть в муках. Ужасно, но крайне и крайне эффективно.



Напоследок можно сказать о прекрасных способностях в сфере пыточного дела. Настоящий палач и садист, Айтедарель способна подавить волю и заставить плакать даже самых крепких командиров… И пусть эти навыки уже давненько не использовались ею за ненадобностью, не упомянуть их было бы чистой воды дилетантством.

Вера:
Культ Забытой Тени
Пояснение к верованиям:

Вам нравится запах палёного мяса? А запах гниющих тел, нанизанных на кол? Вам нравится рубить головы еретиков в очередных бессмысленных религиозных войнах? Что бы вы ни сказали, Айтедарель ответит многозначным молчанием на каждый из этих вопросов… Пытка не должна быть бессмысленной, а оставлять гниющие тела — слишком бесчестно. И пусть в нынешнем положении религии вызывают у мертвой эльфийки лишь омерзение… Вера Отрёкшихся вызвала у неё достаточно уважения.


Культ Забытой Тени. Децентрализованная религия Отрёкшихся без единого намёка на единого попа и сожжение еретиков. И пусть она заложена на основе Церкви Святого Света, эльфийка уверена в кардинальном различии верований друг от друга, а общность некоторых постулатов — лишь способ объединить вчерашних адептов Света… Кто-то оказался в изгоях после обращения, ну а кому-то просто нужно во что-то, да верить. Философия же Забытой Тени пришлась по вкусу новообращенной эльфийке. Основа на трёх постулатах позволяла иметь хоть какую-то духовную опору под собой… Хотя, если говорить честно — для потерявшей веру Айтедарель это было чисто формальностью… Хотя с познанием приемов тени её вера в «теневое начало» крепнет и крепнет.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Наречие трущоб
  • Орочий
  • Талассийский
Пояснение к языкам:

Родной язык Айтедарель, с которым она прожила большую часть жизни. Каждодневная практика наедине с собой, а так же любая попытка пообщаться с носителем. Какой-то мертвяк один раз сказал ей — «Если ты забудешь свой язык, то начнешь забывать и прошлую себя». Она поверила.


Язык бывших союзников и нынешних врагов. Необходим в ряде случаев, в том числе и в инфильтрации. Конечно, владение не идеально… Но если со Следопытом беседует не лингвист — разница между ней и носителем будет едва уловима.


Язык Отрёкшихся, составляющий уникальный в своём роде языковой состав. Внутри него сложены части Дворфийского, Всеобщего и даже Талассийского. Язык изгоев и криминальных элементов, которым приходится пользоваться при общении с низшей нежитью.


Язык внутриордынской дипломатии и контрразведывательной деятельностью. Помогает коммуницировать со своими «союзниками», впрочем — по-своему прекрасен. Говоря же об личном отношении — Тёмный Следопыт говорит на нём только при необходимости… Но в нынешних реалиях эта необходимость проявляется всё чаще.

Инвентарь:

Должен ли заботиться мертвец о вещах? Должна ли его волновать их история? Может ли он чувствовать к ним привязанность? Паладины и прочие блюстители Святого Света лишь недовольно фыркнут, а обычные обыватели пожмут плечами. Ведь говорить о нежити — табу. Нежить — нежеланный гость, необходимая к уничтожению… Хотя на самом деле уничтожению необходимо подвергнуть именно тех, кто так считает. Этим и занимается Айтедарель, а в кровавой жатве ей помогают именно вещи с долгой и очень болезненной историей.


Старый лук, потемневший от земли и окропленный эльфийской кровью. Вы ведь помните ту бойню, после которой Кель'Талас обратился в пыль?.. Этот лук тоже помнит ту ужасную битву. После смерти его хозяйки, он оказался в проклятой земле, пока его золотые украшения чернели. Но вскоре, найденный своей хозяйкой, лук был восстановлен. Верный своему делу, он продолжает быть величественным, но смертоносным оружием для уничтожения нежити… И не только.



Но если бой застанет вас врасплох, если враг будет слишком близко для стрельбы? Помочь в столь странной для опытного следопыта ситуации может старый одноручный клинок. Но какой клинок? Снова артефакт, помнящий старые битвы и способный одним своим видом внушить уважение или скорбь? Увы и ах, но нет. Обследовать поля боя, мародёрствовать — бесчестно. Оружие всегда должно оставаться с его хозяином...



Меч. Обычный ржавый меч, полностью олицетворяющий состояние его хозяйки — пусть она и потеряла большую часть прошлой себя, ныне её душу полнит желание сражаться с удвоенной силой. И каждый её удар будет вредить врагу больше, чем десяток прошлых «Я». Правда, соотношение скепсиса от ржавчины со смертоносностью Темного Следопыта — излишне, но кто мешает нам выразить всё в красивой ноте? Ну а в целом, этот клинок — обычный короткий меч, изготовленный некогда в Лордероне. Отобрать его у еле живого офицера людей было одним удовольствием… А подарить ему смерть — пик удовольствия. Пославший своих людей на смерть, фанатик Святого Света сам того не подозревая вызвал у мертвой эльфийки ещё большее отвращение ко всем этим «верованиям», заставив ту окончательно усомниться в своих прошлых взглядах. ..



Помимо оружия, у нее имеется колчан со стрелами, пара бинтов, мелкая тара с водой… Вы не подумали, что она будет её пить? Нет, она нужна ей для другого. Служебная вода, которой можно очистить клинок после жаркой битвы. Пара мелких кинжалов и нож с широким лезвием… А так же маленькая деревянная фигурка эльфийского стрелка. Возможно, эта давно сгнившая фигурка напоминает Айтадарель о чём-то, либо она что-то для неё значит… Не станет же нежить носить гнилую поделку из дерева с собой? Хотя, кто знает.

Род занятий:
Служба Тёмной Госпоже, разведка местности и рядов оппонента, подрывная деятельность, уничтожение безумной или мятежной нежити.
Хронология:

О, жизнь! Как же она и прекрасна, и жестока одновременно! Где-то наградит, где-то — лишь нагадит. Но в том и смысл жить, не так ли? Ждать солнца в ночь, и холода средь пекла! Жизнь жестока, но иногда её жестокость слишком сильно переходит все доступные грани. Тот момент, когда жестокость начала переливаться через края, а смерть начала пировать. Чума, падение Лордерона… И уничтожение Кель'Таласа.

Заслужили ли Кель'Дорай той судьбы, которую им уготовил падший принц? Заслужили ли многие воскрешенные той участи, которую им уготовили некроманты Культа Проклятых? Чем? Разве за промахи одних должны расплачиваться все? И когда люди умирали от чумы десятками, даже самые рьяные служители хвалёного Света замолчали… Только если они не были обращены в мертвецов раньше, конечно же.

Но что-то мы забегаем вперёд! Речь сейчас пойдёт не о свершениях принца, желавшего добра своему народу, и далеко не об полной истории его восхождения на престол. Даже его падение — далеко не основная часть оперы, лишь косвенная. И пусть личность, о которой сейчас пойдет речь, не известна великими подвигами или геноцидами… Она достойна того, что бы оказаться записанной хотя бы в одну скрижаль хранителей истории. Речь пойдет о защитнице Кель'Таласа, а нынче — Тёмном Следопыте на службе у Королевы Банши. И имя ей — Айтедарель Солнечное Пламя.


Рождение… Тот момент, когда невинное дитя выходит из утробы матери в столь несовершенный мир. Когда жестокость ещё не проникла в сердце малютки, когда очи его ещё не видели смерть. Одной из новорожденных в процветающем королевстве была Айтедарель, нареченная Солнечным Пламенем. Прекрасная семья, братья и сестры… Это уже ускользает из памяти. Уничтожить те славные деньки внутри своего сердца, иначе тоска возьмёт своё.

И каждому будет наречено по способности, и каждый сможет делать что должен. Красивые слова, полностью отражающие отношения Дарега Солнечное Пламя к своей семье. Видит достоинство — продвигает его вперёд, не жалея ограниченных средств семейства. Чем богаты! Хоть не на кровопийке сидят, готовые за дозу волшебной травы удавить родного.

Но в чём было достоинство Айтедарель? Была ли она великим магом, или суждено ей было вести скрижали об истории великого рода Солнечных Скитальцев? Нет и нет. К своему недовольству, Дарег узрел в дочери талант к стрельбе и сродство с природой. Девочка любила свою родину, любила цвета Кель'Таласа. Желтый и красный… Особенно природа! Попасть под листопад, или узреть вековые дубы! Приметить прекрасное здание, вписанное в ландшафт. Удивительное королевство навсегда влюбило эльфийку в себя… И тем больнее было терять его.


С легкой руки отца, уже повзрослевшая эльфийка стала следопытом. Стоит ли заострять своё внимание на долгом, изнурительном обучении столь элитных стрелков? Разве что стоит упомянуть, как легко молодая Айтедарель влилась в коллектив. Не имея за спиной знатной родни и не обладая сверхестественной красотой, она заработала уважение менторов и добрую дружбу среди нескольких других молодых следопытов. Дальнейшая же служба давалась ей легко, ведь в этом и было её призвание. Всегда и везде в согласии со своим Королевством… Лишь только когда открылся Тёмный Портал, впустив в Азерот орков… Она усомнилась в правильности своего бездействия. Но духу пойти вслед за Аллерией Ветрокрылой ей не хватило, увы.


Вторая война же внесла свои коррективы в спокойствие Лесов Вечной Песни. Когда Орда появилась на приграничных землях, Следопытам пришлось насторожится… А когда на поселения начались налёты Лесных Троллей, Следопытам пришлось отбросить приказы и вступить в прямую конфронтацию с ордой. Среди защитников Луносвета под руководством Сильваны в те дни была и Айтедарель, показавшая себя толковым бойцом и полевым командиром. Приказ короля Анастериана Солнечного Скитальца о начале боевой компании против Орков эльфийка восприняла с явным воодушевлением, участвуя в боях вплоть до полного устранения угрозы Троллей. Дальнейшая гарнизонная жизнь не выделялась ничем особенным и требующим упоминания… Проводя увольнительные вместе с роднёй или в любимых осенних лесах, Следопыт была уверена в своём будущем…

Айтедарель даже не помнит, когда в Кель'Талас сообщили о Чуме в королевстве Лордерон… Но точно помнит пренебрежительную реакцию командующих с полной уверенностью в собственных силах. «Даже если появится прямая угроза королевству, наша армия сможет её устранить». Эти слова были как бальзам на душу, ведь родному Луносвету ничего не угрожает… Но когда «ничего не угрожает» уничтожило Внешние Ворота и ринулось прямо в королевство, все планы улетели в бездну. Началась последняя битва, и об этом знали все. Даже Айтедарель.


Надежда. То, что тешит тебя в моменты трудности… Порой ты её не замечаешь, но стоит её потерять — как ты уже обречён на падение во тьму. По-началу, в сердцах эльфов была надежда. Маленький красный огонёк теплился в душе каждого из них, от мала до велика. Каждый встал на защиту родных лесов — кто-то с мечом иль луком, кто-то — с магическими приемами, коих не видел свет, кто-то — с благословеньем Солнца и жаркими речами. Каждый верил в победу, и каждый жаждал уничтожить надвигающуюся угрозу Нежити. Как же мы тогда были глупы...

По-началу мы даже преуспевали. Древние защитные системы помогали нам задержать нежить, помогали её вычищать… Но на каждого мертвого вурдалака приходило ещё два, а каждый убитый некромант заменялся десятком. Каждый погибший эльф пополнял ряды врага, и даже если потери не были значительны… Погибло целое королевство. Будто бы у Плети не нашлось бы сил, дабы держать напор бесконечно долго?

Но, как бы ни была сильна вера Кель'Дорай в победу, как бы совершенны ни были системы защиты или приемы… Всё это шло прахом. День за днем, ряды защитников редели. Сначала нежити было трудно, но вскоре… Она начала навязывать нам бой на нашем же поле! Это было бессмысленно, и все больше эльфов понимало это. Но стоять было необходимо, стоять до конца. Победного или скорбного, но конца...

И одной из защитниц в те дни была Айтедарель Солнечное Пламя, следопыт Кель'Таласа, защитник Луносвета. И пусть врагу не было конца, она готова была стоять день и ночь! Но силы её были не вечны… С каждым бессонным днём, с каждым пропущенным пайком силы медленно покидали тело следопыта. А вместе с силами и уходила надежда, в то время как пустующее место быстро занимала обреченность. В конце концов, под самыми стенами Луносвета, следопыт дала застать себя врасплох. Как командиру одного из отрядов, ей был дан приказ прикрывать опасный фланг. С самого начала силы плети наседали, и ряды немногочисленного отряда стремительно редели. В конце концов, опытный следопыт осталась одна.

Вступив в ближний бой с четырьмя ожившими скелетами, она смело отражала удары… Но когда её уставший взор узрел поднимающееся тело соратника, буквально недавно бывшего живым, рука эльфийки дрогнула. Удар в шею и падение, алая кровь окропила землю. Она лежала, думая — «Ну и что теперь?.. Что дальше? Куда я денусь после смерти?». Надежда снова воспылала, покуда скелет добивал раненного следопыта. Фланг был пробит, и спустя какие-то часы поле боя огласил ужасный крик. Лидер Следопытов, Сильвана, погибла во время защиты своей родины… И место её заняла ужасная банши, не разбирающая ни друзей, ни врагов в своей слепой мести.

Когда битва отгремела, на поле боя установилась тишина… В воздухе витал запах гнили и горелой плоти, и взгляд всех оставшихся эльфов застилало зарево пламени. Столица горела, как и горела надежда рода эльфов на спасение своей столицы. А когда последние очаги сопротивления были подавлены, по полю боя прошлись машины смерти — труповозки. Некромантам Смертхольма требовались тела для их беспощадных экспериментов. На «удачу» павшей в бою Айтедарель, одна из труповозок в сопровождении тройки некромантов проходила по месту генерального сражения… И заприметила её свежее тело.


Смертхольм. Если бы чистилище существовало, оно было бы здесь. Реки смертельной для живых заразы, проклятые обелиски, огромные бойни и сотни некромантов. Каждый день из свежих тел защитников Кель'Таласа создавались всё новые и новые твари, призванные окончательно изничтожить остаточное сопротивление эльфов. А ввиду обилия материала, не проводить эксперименты было бы настоящим кощунством!

Так же думали три некорманта, заприметившие свежее тело эльфийской защитницы. Нетронутая гнилью, а так же обладавшая прекрасной физической формой… В мире её звали Айтедарель Солнечное Пламя. Ныне же она была лишь бездыханным телом, оказавшимся в руках у настоящих палачей. И палачи, как этого и требовал от них научный долг, приступили к мучениям. Правда, пациент был уже давно мертв… Но кого это вообще волнует?

«Резать, пилить, сшивать и кромсать! Что-то вырвать, что-то убрать! Залить, откачать, посыпать… И вуаля! Тело подало признаки жизни! Снова разрезать, по-новой сшивать, добавить крови и пару настоев… Потом тёмной магией всё это сдобрить! Прекрасный процесс, и руководство в восторге!» — эта песня всегда сопровождала процесс истязания тела беззащитной Айтедарель.

Некроманты долго издевались над телом… Не давая ему сгнить, они лишь продолжали свои еретические деяния над ним. Их целью было воскресить нежить в том виде, в котором она появлялась очень и очень редко — сохранив качества, присущие им при жизни. Сохранив часть воли… И задачу свои некроманты выполняли исправно, ведь с каждым днём тело проявляло всё больше и больше активности. С помощью особой формулы, они планировали сохранить тело и разум… И в один момент у них получилось.

Тёмная Лучница открыла свои глаза. Из её пересохшего горла вырвался сдавленный крик, а закованные в кандалы руки дернулись вверх. Некроманты начали ликовать, в то время как в их смуглые силуэты уставился ненавистный взгляд воскрешенной. Ровно за секунду до того, как её разум поддался голосу Повелителя Плети, и она стала рабом… Ровно за секунду её восстающий разум поклялся уничтожить этих тварей, вновь подаривших ей ненавистную жизнь.

Но вскоре… Она лишь послушно упала. Вечный раб вечного повелителя, наречённая Багровой. И целью её была лишь вечная служба Королю-Личу, а так же воскресившим её некромантам. Смешно звучит, но именно эта мысль не отпускала разум Айтедарель. Память… Память для неё просто не существовала, оставив место лишь беспрекословной службе. И видела она все зверства Культа Проклятых, и желала их перебить. Однако, увы — желания её так и обещали остаться неисполнеными. Обещали, однако один амбициозный Ночной Эльф решил всё наперёд — он намеревался уничтожить Ледяной Трон.

Льды морозной темницы пошатнулись, и в ту же секунду она осознала себя. Стоящая со своим луком, и облаченная в тёмные одеяния. По-началу эльфийке стало страшно, действительно страшно. Но ужас медленно сменялся гневом, праведным гневом на всех обитателей этого безбожного места. И только то, что они находились не в Смертхольме даровало Айтедарель шанс. Одного из трёх некромантов найдут в скором будущем, со свёрнутой шеей и истерзанным телом. А убийца его в этот момент будет уже совсем далеко,


Миновать весь Кель'Талас было сложно, обходя со стороны нежить и патрули Мстителей. Она уже не чувствовала жажду мести, лишь желание поскорее убраться из умирающих земель. Лишь могилы, оставленные Син'Дорай интересовали её… И на одной из них она увидела ленту. Не стоит упоминять, отчего эта могила заставила её сердце вздрогнуть… Но вскоре, когда она оказалась в Восточных Чумных Землях, эта лента уже была небрежно повязана в пояс.

И мысли. Гиблые мысли не оставляли разума Багровой, заставляя ту возненавидить себя. Она та, с кем пообещала бороться. Та, кто уничтожил её родину. Одна из проклятой нежити, обречённой навечно оказаться вне родной диаспоры. Хотя… Была ли эта диаспора в живых к тому моменту? Наврятли. Один из её родни уже точно погиб. И она радовалась тому, что он не повторил её проклятой судьбы...

Одиночество. Как же могла эльфийка, всю жизнь прожившая в сообществе, вытерпеть столь давящее и беспросветное одиночество? Но вскоре, на горизонте показалась речушка. Умыв своё лицо, Айтедарель посмотрела на руки. Синие, как кожа мертвеца… В водной же глади отражалось её лицо, некогда прекрасное. Ныне же — пара алых глаз, а так же полное шрамов лицо. А один след заставил её ощутить ужасную боль… След от меча на шее, столь спешно окончивший её жизнь.

Движение на запад и чума вокруг. Чума внутри. Везде была видна смерть и погибель, и даже сама Айтедарель была олицетворением этой погибели — восставшей нежитью. Опасливо озираясь по сторонам, она лишь искала чего-то… И спустя некоторое время увидела впереди отряд нежити. Не обратив внимания на фиолетовый стяг она двинулась вперед. Смерть, и только смерть в борьбе — вот, что сейчас хотела. Ничего более.

Дальнейшая судьба эльфийки сложилась достаточно странно. Напоролась она на отряд разведки Отрёкшихся, который проводил каждодневный патруль Западных Чумных Земель. Странную воскресшую эльфийку они заковали и отконвоировали в Столицу. Отличалась она крайней агрессией, а так же клятвами изничтожить сопровождающих. В дальнейшем она провела встречу лично с Королевой-Банши, Сильваной… И это вкорне изменило её судьбу.

Поступившая на службу, Айтедарель Багровая изъявила желание служить в гарнизоне Подгорода. Жизнь её не была полна великими подвигами, и в конфликтах она не участвовала. Ужасная ситуация, с которой она не могла смириться… Впоследствии она поступила в гарнизон перехода в Западные Чумные Земли, где была поставлена в руководство стрелковым соединением. И служба шла...

Смерть Короля-Лича она восприняла с редким энтузиазмом, лишь обронив пару фраз по типу «Как жаль, что он не сдох в муках». Наверняка, эти слова произносили многие погибшие по вине рыцаря смерти существа. Моральный подъем всвязи со смертью своего палача заставил её задуматься… И мысли её продолжались очень и очень долго.

Второе коренное изменение произошло после победы над Легионом. Возможно, эльфийка смирилась со своим положением, а может она вовсе пересмотрела свои взгляды на мир… Но редкие пытки взятых в плен солдат, тёрки с соседствующими паладинами и рутинный дозор ей надоели. После недолгой, но ёмкой беседы с руководством эльфийка была переназначена на более подходящую ей деятельность… Отлов дезертиров и поиск безумной нежити среди просторов Азерота, вкупе с автономной разведкой. Разве не об этом она мечтала, когда росла в золотых лесах Кель'Таласа? Не об этом?..

Фракции:

О, мир! Эта бессмысленная фракционная борьба, эта взаимная ненависть по несостоятельным причинам! Побывавшая на обоих сторонах конфликта, Айтедарель относится ко всему этому с явным пренебрежением. Ну а что ещё можно ждать от той, кто в своё время убивала орков? Правда, не сказать, что ныне убийство людей даётся ей с огромной тяжестью...

Отрёкшиеся. Новый, пусть и не самый любимый, дом. Несколько знакомых лиц, а так же возможность быть вместе с другими жертвами Плети и падшего принца. Что их объединяет? Ненависть к Королю-Личу? Но ведь он давно погиб. Или же, харизматичная личность Ветрокрылой? Вполне может быть. И несмотря на некоторые вопросы чести, иногда терзающие ум Следопыта, она знает одно: покуда не испустил дух последний эльф на просторах Азерота, и коль жива Сильвана Ветрокрылая — дано нести ей вечную службу, пусть и под другими знамёнами.

Воскресший Кель'Талас же вызывает в сердце эльфийки небольшое жжение. Гордость ли это, или отголоски счастья? Единственное, что радует Айтедарель в этом случае еще больше — возможность созерцать столь любимые осенние леса ввиду вступления королевства в Орду. Но каково её отношение к Син'Дорай? Уважение? Возможно, возможно… Как минимум, Айтедарель льстит восстановление некогда сожженного до тла города. А старые лица в руководстве… И пусть правит не вечный род Солнечных Скитальцев, их дело живо до сих пор.

Альянс, когда-то союзники, а нынче — лишь беспощадные враги. Не видя смысла в соперничестве, Айтедарель относится к врагу с уважением… Но не более того. Каждый, кто носит на щите сине-золотого льва, готов умертвить Багровую одним взмахом клинка. Она явно готова ответить им взаимностью.

Новый союзник, взамен Альянса. И нынче Айтедарель всё больше задумывается насчет несостоятельности этого союза. Пускай Сильвана и вождь, но многие народы Орды недовольны воцарением живого трупа. Это очень даже заметно, и Айтедарель мысленно делает ставки — когда же они решат пойти против центральной власти...

Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Просьба оценивать данного персонажа по Высокой Требовательности.


Мой Discord: DellTa#7741


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток. Прекрасная анкета, титанический труд, в который вложено огромное количество сил, прекрасно проработанное изложение... И тем печальнее его отклонять из-за одной небольшой детали. Увы, но банши не могут сами по себе навечно оставаться в захваченных телах. Срок существования подобных вместилищ - около месяца, пока труп не сгниет до полной недееспособности. К сожалению, но валь'кир в окрестностях Луносвета не наблюдалось, поэтому, как вариант, я могу вам предложить возвращение ей тела еще во время власти Короля-лича. Ритуалы Культа Проклятых и тому подобное. Поскольку в данном варианте ваш персонаж лишился родного тела окончательно уже несколько лет назад. Да, и небольшое замечание. "Не обратив внимания на фиолетовый баннер, она двинулась вперед." Вероятно, вы хотели написать не баннер. Если есть вопросы - милости прошу в дискорд Ezalor#6071. Как только вы отшлифуете этот момент, я с большим удовольствием зачту вам анкету. С уважением, Эзалор.

Итак, анкета доведена до нужного вида, и я с удовольствием присуждаю персонажу Айтедарель +9 уровней. Достойный труд, достойная награда. Удачи в игре! С уважением, Эзалор.

Проверил(а):
Ezalor
Уровни выданы:
Да
22:53
22:31
867
19:33
+1
После долгих размышлений, допилов и переписываний — выкладываю в открытый доступ. Терзайте, дамы и господа)