«Боль — это важный жизненный опыт.»

Игровое имя:
Лирик
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Араккоа
Народность:
Изгои Запределья
Пол:
Мужской
Возраст:
75 лет
Особенности внешности:

Один уверенный глуховатый стук по старому деревянному полу, следом за ним громкий и неаккуратный, после чего удар тростью. Сгорбленная фигура шла не быстро, оставляя после себя мокрый пух, капли и опавшие перья красновато — рыжеватого оттенка. Старая хижина с протекающей крышей едва удерживала на редкость сильный напор влаги, а за окном бушевала гроза, если в этом умирающем мире вообще остались грозы. Укутавшись в старые обноски одежды, некогда величественных одеяний, что сейчас больше напоминали огромную кучу разноцветных, льняных и шёлковых тряпок, фигура направилась к древнему столу, на котором располагались: свитки, бумага, чернила, и ненужный хлам, что обычно скапливается за долгое время работы без своевременной уборки. Несколько капель прокатились с макушки, огибая ярко красное оперение, проскальзывая по неровной «горке» морщин на лбу, мимо уставших, светящихся в полнейшей темноте, золотистого цвета глаз, собираясь вместе на кончике неровного, чуть треснувшего, огромного клюва, падая прямо на недавно законченный свиток, оставляя большую водяную кляксу. Фигура потянулась своими слегка трясущимися, израненными руками, покрытыми выпадающим пухом и ороговевшими кусочками кожи, прямо к одному из ящиков стола, опуская внутрь свои острейшие, изогнутые и, на удивление, крепкие когти, доставая парочку свеч, и маленькую щепочку с покрытой серно — углевой головкой. Спокойно поджигая щепку о шершавую поверхность стола, незнакомец слегка вскрикнул, повернувшись под таким углом и так подняв руку, что причинил себе этими махинациями нестерпимую боль в области сгибающихся мышц крыла, где в данный момент, под глухим слоем одежды, красовались ужасающие, зарубцевавшиеся шрамы. Терпя боль, фигура всё же смогла зажечь несколько свечей, принимаясь, сильно прихрамывая, расставлять их возле себя.

Спустя еще какое — то время, горбатая птица, тяжело выдыхая воздух, грузно уселась за стол, поправляя свои рваные, синевато-рыжие одеяния, снимая единственную драгоценность, удерживающую все эти горы тряпок вместе — золотую булавку. Обнажая изуродованное, сгорбленное тело, незнакомец, аккуратно, словно своё дитя, сложил одеяния, дабы зашить и высушить их, потряхивая изогнутым клювом в знак неодобрения текущим погодным условиям.

В успокаивающем свете мерцающего пламени свечей, птицеликий принялся обрабатывать свои шрамы и тело специальными противовоспалительными бальзамами, растирая их между трясущихся, четырёхпалых рук, будто бы удалой делец, после успешной продажи. Закончив с мазями и бальзамами, фигура выкрикнула какие — то ужасающие слова, словно каркая, что твоя ворона, вытирая свои руки о лежащие неподалёку от стола, заготовленные, чистые тряпки. После чего, осматривая предстоящий объём работы и сверившись с песочными часами, находящимися среди прочего хлама, птицеликий выдернул своё перо из руки, скорее от нервов, чем от необходимости, и погружая его в чернила, начинал заполнять символами новый пергамент.

Частенько странный начертатель, увлекшись работой, напевал что — то на свой мотив, достаточно тихо, чтобы никто снаружи не мог услышать. Его голос хоть и поскрипывал, словно старая, ссохшаяся, не смазанная петля на двери, но выводил очень приятную мелодию — зачастую этот навык искажать голос так, как это требуется, помогал адаптироваться под любого собеседника, копируя манеру речи, интонацию или тембр.


Особенности характера:

У этой фигуры, что сейчас занималась своим свитком, никогда не было друзей или лиц, что можно было бы так назвать. Отнюдь, он никогда и не стремился их заводить, пусть и обладал когда — то всеми предпосылками. Как и все юные птенцы, он верил, что существуют такие понятия, как: «верность», «долг», «доброта», «правда». Повзрослев, сполна вкусив все прелести жизни высокого общества, Лирик превосходно разбирался в характере сверстников, спокойно примерял на себя любую «маску» в угоду заинтересовавшегося собеседника.

Хранитель свитков до своего «грехопадения» был и без того алчным лицемером, навешивающим лапшу на уши всем зевакам. Охочий до власти и знаний, Лирик, без капли сочувствия или сострадания прокладывал свой путь по головам окружающих, лишь обида собственного сына, породившая удар в спину — стала причиной лишения всех заработанных благ. После же изменения своего внешнего вида до неузнаваемости, обезобразившись в низине Сете, некогда высокомерный и гордый араккоа приобрёл новые параноидальные черты, озлобленность, и нервозность.

Деньги и знания для Лирика стали основными жизненными ориентирами, ведь чем больше золота можно было выторговать, нажить, украсть, тем легче казалась ему эта ноша под названием «жизнь». Учиться приходилось всему и сразу, опыт накопленный в обществе знати совершенно был не применим среди изгоев, тёмных личностей, и чёрного рынка. Хранитель свитков много совершил гнусных дел: испачкал руки в крови, подставлял знакомых, доносил, стравлял неугодных друг с другом, научился доверять только себе и звонкой монете, при том ничуть не раскаиваясь в своих поступках.

Нельзя не отметить, что у этой падшей души были и проблески света… где — то глубоко внутри. Хранитель свитков, как и многие в свои пожилые года, очень любит наставлять молодёжь, давать советы и всячески поучать. Не только потому, что считает себя умнее окружающих, а как раз из альтруистических дуновений, может быть так араккоа предупреждает «птенцов» о тяжёлой дороге называемой жизнью.

В те мгновения, когда Лирик не занимается саможалением, заготовкой товара, написанием свитков или подсчётом золота, он посвящает себя творчеству. Только оно ещё немного доставляет удовольствие, позволяет успокоить разбушевавшиеся нервы, выразить свои чувства, доверив их голосу и инструменту или кисти, и краскам. Обычно все картины араккоа в багровых, тёмных тонах, выражают мрачность, грусть или одиночество, таким он видит этот мир, этим он и вдохновляется, песни же мелодичные, спокойные, в некотором роде красивые, но уж через чур душераздирающие.

Не обделён мозг этого крылатого негодяя и познаниями в арифметике, дабы уметь быстро подсчитывать количество золота текущего в его карманы. Таких как он обычно называют «дельцами», они успешно принимают многие решения исключительно в свою пользу и могут быстро анализировать ситуацию, очень часто именно эта черта спасала тушку араккоа от недовольных покупателей, и полного банкротства.

Гибкость, именно это качество подсознательно уважает Лирик как в себе, так и в знакомых. Когда в мгновение ока теряешь всё что имел, оказываешься на обочине, будто бы пыль у дороги, то мысли о смерти заглядывают в изнывающую голову всё больше. Однако, хранитель свитков смог найти в себе силы отбросить гнетущие думы и приспособиться к новой жизни, постепенно начиная всё с нуля. Извилистая дорога по которой приходится ступать всегда подкидывает новые испытания: грабежи, взыскатели долгов, завистники и обманутые покупатели, но именно гибкость позволяет адаптироваться ко всему.

Достоинства:

Наставник — Лирик очень любит давать советы как жить, поучать молодёжь и делиться опытом. Если бы не остальные черты, араккоа бы смог даже спасти от постигшей его когда — то участи не один десяток молодых и горячих «птенцов».

Делец — хранитель свитков хорошо знаком с арифметикой и торговлей, способен быстро принимать решения. Очень часто оборачивает сделку в свою пользу, заранее предугадывая следующий шаг своей «жертвы», вытрясывая последние гроши из наивного покупателя.

Творец — способен создавать мрачные произведения искусства, а также оценивать их. Находит успокоение в работе над очередным холстом или напевая понравившуюся мелодию.

Гибкий — Лирик за свою, уже достаточно долгую, жизнь не раз начинал всё с нуля и подстраивался под окружение. Умение крутиться и вертеться чтобы выжить — основа основ, которую практикуют все кому собственная шкура хоть сколько — нибудь дорога.

Недостатки:

Параноик — хранитель свитков никогда не повернётся к Вам спиной, не выдаст своих слабостей и всегда, всегда будет подозревать всё своё окружение в каком — нибудь заговоре! Часто пересчитывает каждую полученную монету, а про полное доверие нет и речи, не то что про «завести друзей».

И льстец, и лжец, и на дуде игрец — араккоа сделает всё чтобы Вам понравиться, расположит к себе, узнает слабости и вкусы. Расскажет множество удивительных мифов и историй, будет приглашать к себе на чай со сладостями — всё, только лишь бы Вы купили его товар, да золота больше отвесили.

Трус — Лирик никогда не церемонится с противником… всегда сбегает и прячется, пока не стихнет, чтобы после натравить всех собак на своего обидчика. Часто отводит взгляд и не строит из себя героя, пожертвует всем святым кроме собственной шкуры.

Алчный — пернатый любит золото больше всего на свете, разве что тяга к знаниями немного уравновешивает эту чашу весов. Охочий до прибыли, хранитель свитков не будет помогать лишь от благих побуждений и точно потребует награду за свой труд. Любит злоупотреблять властью, если она у него есть, используя все доступные средства для большего обогащения.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Начертатель; Торговец
Способности:

«Истязатель» — быстродействующий наркотик, изготовленный по старому рецепту изгоев много лет назад из трав произрастающих только в Террокарском лесу. Лирик помнит состав наизусть и уже много раз варил его для проводимых среди «собратьев» ритуалов — мгновенно вгоняет в транс, и затуманивает ясность мыслей, однако, вызывает чрезмерно быстрое привыкание. Если не принять нейтрализующее действие наркотика снадобье или повторно не испить истязатель — начинается сильнейшая ломка, разрушающая тело в кротчайшие сроки.

«Трансмутация» — древняя школа магии последователей Анзу, уже более двадцати лет практикуемая Лириком. Позволяет манипулировать временем и пространством, превращая как вещи, так и некоторые живые объекты по воле араккоа во что — то иное. Несомненно, при торговле и обмане покупателей лучшего применения не найти, но более важное заклинание — телепортация, которую крайне тяжело удаётся контролировать и стабилизировать… Лирик вовсе не считает себя магом и никогда не станет претендовать на это звание, однако, в самый трудный час или ради наживы блеснуть умом, и навыками не откажется.

«Криат Мегила» — чтение свитков, написанных лично Лириком от руки, практически с мгновенной скоростью. Зачастую для вызова волшебных томов — фолиантов, яств или для мгновенного реагирования на происходящую ситуацию, ведь существуют в коллекции торговца как свитки телепортации, так и охранные, дабы уберечься от разбушевавшегося покупателя.

«Удар в спину» — хранитель свитков никогда не полезет в драку или какую — нибудь заварушку напролом, вообще стараясь избегать прямых встреч со своими врагами, однако, всегда ищет слабое место и давит на него: грубым словом, клеветой, нанимает убийц выполнить грязную работу за него или всегда наносит неожиданный удар исподтишка.

Навыки и профессии:

Начертание — кропотливое искусство наносить зачарованные символы на пергамент, придавая ему различные свойства. Лирик овладевал им более тридцати лет, но до сих пор не может сказать, что знаком с такой сложной наукой в совершенстве, однако, преуспел как в скорости начертания, так и в качестве создания. Прочитавший свиток в правильной последовательности покупатель мог призвать яства или различные фолианты, наслаждаться записанной в символах мелодией, трансмутировать некоторые предметы, придавать телу несвойственные ему черты.

Алхимия Запределья — зелья защиты из «манаполоха», изготовление наркотиков из «сияния грёз» и «ползучего кошмарника», эксперименты с ядами и токсичными веществами, настойки для скорейшего заживления из «сквернопли» — всё это умеет варить, перегонять и применять Лирик. Пусть навыки его намного ниже, чем у профессионалов из Шаттрата, однако, в самых потаённых свитках хранятся уникальные рецепты апекситских снадобий!

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Вера никогда не имела какой — то ценности для Лирика, ведь правда сложно не верить в то, что и так существует? Хранитель свитков после своего падения в низину Сете, с головой погрузился в изучение тайной магии по заветам Анзу, почитал его и оставлял подношения… не более того. Смог вовремя покинуть Скеттис, где обезумевшие фанатики только и искали пути призыва Терокка обратно в реальный мир — нет, всё это был совсем не тот путь, что сулил благополучие и счастливую жизнь, полную празднеств, и гор золота. С другой стороны, отсутствие привязанности к вере, позволяло продавать некоторые священные для других народов реликвии совсем не опасаясь кары или проклятий.


Хранитель свитков прекрасно знает, что всегда рассчитывать можно только на себя и собственные силы, не надеясь на божественное вмешательство, которое так никогда не появится. Тем не менее араккоа верит, что однажды Анзу выйдет из тени…

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Орочий
Пояснение к языкам:

Воронье наречие — родное наречие всех араккоа, несколько раз изменявшееся в зависимости от каст, места рождения и времени. На слух воспринимать незнакомцу такую речь будет крайне трудно и неприятно, ведь слова сопровождаются карканьем и «стреляющими» в ухо шипящими, свистящими звуками. Лирик прекрасно знает родной язык и частенько в разговоре с покупателями прибегает к «острым» словечкам, если уж собеседник совсем балда, тем самым выходя «сухим из воды».

Орочий и всеобщий языки было достаточно трудно постигнуть, но необходимость общения в Шатратте и за его пределами заставили сделать это. Язык орков содержит много грубых звуков, потому его изучение давалось намного легче и роднее, нежели лаконичный всеобщий. Со временем практика давала свои плоды и хранитель свитков освоил письменность — важно продавать товар, пояснение к которому мог прочесть, и сам покупатель.

Лирик пробовал свои силы и в дренейском, но понял, что без опытного наставника или носителя языка — это пустая трата времени. Удалось выучить только несколько фраз и те произносятся с ярко выраженным акцентом.

Инвентарь:

Старая трость — так как Лирик хромает, эта прочная, огрубевшая палка служит верой и правдой уже который год. В бою ей трудно найти применение, разве что отпугивать голодных зверей, или показывать простенькие магические фокусы покупателям.


Походная сумка — наполнена: золотом, товаром, снадобьями, едой и некоторой магической мишурой — всем необходимым на случай, если придут недовольные покупатели или «взыматели долгов» дабы быстро ретироваться с местного рынка.


«Коготь» — клинок, которым Лирика пронзил его сын. Рана на спине до сих пор даёт о себе знать. Наиболее ценная вещь, которую хранитель свитков бережёт до того часа, покуда не встретит своего сына вновь… Всегда бритвенно острый и проливший немало крови — надёжное, быстрое оружие, что всегда под рукой.


Порванные одеяния — старые вещи, что являются сборной композицией на тему «выживи или умри». Араккоа старается поддерживать их в частоте и опрятности, пусть даже эти тряпки все в дырках, но они хранят память о тех временах, когда Лирик парил в небесах, а соратники глядели на него с трепетом и уважением. Практичны в использовании и имеют множественные скрытые карманы, в которых спрятан различный товар.


Свитки — их там много, а некоторые из них настолько огромные, что приходится носить даже за спиной! Они имеют как большой вес, так и ценность — несомненно, Лирик будет защищать их так долго, как сможет, покуда ситуация совсем не прижмёт.


Род занятий:
Странствующий торговец
Хронология:

«Тени сгущаются. Когда ворон проглотит солнце.

Пылающие небеса гаснут, когда крылья ворона медленно окутывают небосвод.

Отдыхайте, дети мои, отдыхайте. Ведь даже солнце должно спать».


42 год до О.Т.П.

Лирик проклюнулся из яйца среди многочисленных братьев и сестёр, за которыми активно присматривал апекситовый страж. По началу только он и служил в качестве родителя — няньки, взрослые намного холоднее относились к своим птенцам и почти не участвовали в непосредственном воспитании. Так, к Лирику, с самого детства, как это было в лучших традициях их общества, была приставлена пара — Зешара, дабы они росли вместе, учились, а главное наблюдали за поведением друг друга и не дай Рухмар кто — то в процессе взросления смог в мыслях кинуть тень сомнения на правильность воспитания, уважение к старших и почитание жрецов — клетка без солнца в изоляции до конца жизни или низвержение в низину Сете, вот какая участь ждала неугодных.
Лирика и Зешару сразу, ещё до того как их глаза открылись, определили в касту жрецов, в которой они должны были взобраться на вершину их иерархической пирамиды или попросту найти своё место в обществе — так было принято. Братья и сёстры, чьи имена не особенно задерживались в голове будущего жреца, также были представлены к кастам.
Араккоа быстро росли и вскоре стали достойными друг друга — яркое, красивое оперенье, что у Лирика, что у Зешары привлекали взгляды многих собратьев, их считали прекрасной парой. Будущий хранитель свитков никогда не задумывался над таким чувством как «любовь», ибо всё происходило как — то само собой и ему казалось, что это не такая уж и важная составляющая жизни, куда важнее отношение, и положение в обществе.


27 год до О.Т.П.

Повзрослев и научившись вертеться, как угорь в воде, Лирик без труда поднимается по иерархическим ступеньками, что стелятся у него под ногами, пусть спотыкаясь, порой, о мелкие неудачи, виновницей которых чаще всего была Зешара за что наказывали их обоих, так как в паре несли ответственность не только за самих себя.
В это время своей жизни Лирик много времени посвящает изучению старых писаний, старается понять природу апекситовых кристаллов и практикуется в магии богини Рухмар, за что получает признание со стороны сверстников… Пусть даже некоторых из них потом ждёт мучительная агония в низине Сете, так как Лирик не знал жалости, поднимаясь к «вершине», донося жрецам любую информацию о инакомыслии.
По Небесному Пути всё чаще проходили волнения из — за сгущающихся сил насекомых называемых «орками», только отстроенная технология дыхания Рухмар была гарантией их защиты. Правда, покуда прямого влияния на Лирика не оказывалось, он не придавал ничему из этого какого — то важного значения, а наслаждался роскошной жизнью, драгоценностями и грелся в лучах апекситового свечения.


22 год до О.Т.П.

Имея почтение и уважение среди сородичей к двадцати годам жизни, Лирик и Зешара подумали о своём потомстве, чтобы произвести на свет достойных почитателей Рухмар и её ценностей. Так и случилось, вскоре, за их яйцами уже во всю ухаживали всё те же древние големы — апекситовые стражи, но довольные собой родители быстро охладели к этой затее. В будущем Лирик точно будет знать кто из появившихся на свет птенцов сможет быть подле него, принося славу и почёт имени своего отца, иначе зачем вообще иметь отпрысков? Всё больше времени араккоа проводил за изучением старинных свитков и подолгу оставался в библиотеках, казалось, плотские утехи и украшения уже не приносили бывалое удовольствие, только постоянная подпитка своего интеллекта свежими идеями удовлетворяла непомерные аппетиты.
Лирик хорошо влился в светское общество и совсем скоро перешёл в один ряд с почитаемыми жрецами, и мудрецами. Теперь в его распоряжении было намного больше апекситовых кристаллов, их свет завораживал, подпитывал тело и точил остроту мысли, словно боевой клинок. Однако, чем больше араккоа погружался в древние писания, тем больше находил там несостыковок с историями, что рассказывали старшие жрецы Рухмар и их последователи… Сомнения закрадывались в голову Лирика, но будь он проклят Сете, если позволил хоть на миг усомниться в нём окружающим — не подавать виду и носить самодовольную маску он умел с раннего детства.
Сам нисколечко не чурался подставлять знакомых и клеветать на них, если повышение социального статуса того требовало, ни в чём себе не отказывал и в плохом настроении мог измываться над низкорожденными, всячески язвя и плюясь желчью в их сторону.


7 год до О.Т.П.

Практиковать солнечную магию входило в обязанности Лирика уже многие годы, но всё чаще его интересовала тайная магия, пусть она была и не в ходу среди его сородичей. Проведя четверть своей жизни в библиотеках, араккоа уже достаточно смог узнать о Анзу, свержении Терокка, а также других событиях древности, собирая эту информацию по крупицам, читая между строк оставленные предками послания. Лирик смог даже узнать о целой группе изменников внутри Небесного Пути, но пока не сообщал о них жрецам… на случай, когда потребуется их помощь, если не дай Рухмар настанет смена действующего режима. Он довольствовался тем, что отдавал на растерзание жрецам отдельные личности, а не топил всех сразу, тем самым получая привилегии и почёт, не вызывая подозрений. За последним Лирик отчаянно следил, не оставляя никаких зацепок и нитей, ведущих к нему, и его знанию о прошлом… но как это обычно бывает, одна случайность решает всё.
Вареш — сын Лирика уже долгое время находился в тени своего отца, он был всем доволен, только как и папаша хотел намного большего, а осознавая, что его в открытую не переплюнуть из за целого слоя почтения и опыта, что выросли за эти года — действовать нужно было по другом. Отец симпатизировал своему сыну лишь отчасти, только ему он уделял крупицу своего внимания, видя в нём возможного преемника, но очень смутно — это была какая то естественная, животная мысль о продолжении рода, нежели продуманное решение. В случае когда же Вареш допускал оплошность или его пассия — отец нещадно наказывал отпрыска, дабы тот впредь не позорил славное имя отца, а тем временем злость внутри сына копилась, словно энергия солнца в апекситовом кристалле. В один из дней, Вареш проследил за отцом, тот подолгу задержался среди архивов, делая какие — то записи, пытаясь найти почву для подсиживания, завистливый сын не удержался и в одну из ночей выкрал из личной библиотеки Лирика хорошо сокрытые сведения — прочитав и впитывая которые, перья на его теле вставали дыбом, а когтистые руки дрожали. Отец — изменник!
Найдя в записях упоминания о группе инакомыслящих, Вареш забрал этих записи, а остальные отдал жрецам — те сначала не поверили словам юнца, но также читая предоставленные сведения лишились всех сомнений. Хитро подстроив церемонию становления Лирика одним из старших жрецов Небесного Пути — они перед всеми сородичами осудили его, показывая доказательства, а сын, достав ужасно изогнутый клинок, вонзил в спину своего отца, скидывая его прямиком в Сетеккскую низину… это был кошмар… эта была боль… страх… отчаяние и, наконец, агония.
После, Вареш провёл жрецов к оставшейся группе низкорожденных предателей, что также следом за Лириком были отправлены в «один конец», пощадили только Зешару, но потом всю её жизнь относились к ней как к низкорожденной жене предателя.

«Я лишь бедняк, безвестный странник,

Что по миру вдаль бредёт.

Но нет болезней, забот и страха

В земле, где свет, сияя, ждёт...»

2 год то О.Т.П.

Агония, боль, душевное и физическое опустошение через которое пришлось пройти Лирику трудно передать словами, но только природная тяга к жизни не дала ему покончить с собой. Изуродованное и хрупкое тело, вместо прекрасных мышц и солнечного оперенья, сломанные крылья как смерть для любого апексита, утрата магии Рухмар, а также вечный шёпот в голове понемногу сводили его с ума, расстраивая разум… Араккоа помогли такие же как он — изгои, отведя его в свою столицу, о которой он узнал из архивов Небесного Пути — Скеттис. Там Лирик нашёл утешение в постижении тайной магии и изучении свитков, начертании. Вскоре, тяга к праздной жизни становилась всё более невыносимой, вид золота словно магнит притягивал взгляд араккоа, так он потихоньку стал приторговывать, обменивать и красть что, и где мог.
Прошло не так много времени перед тем, как Лирик слегка обжился в новом, вечнострадающем теле, научившись контролировать и распределять ограниченные силы, а также не поддаваться шёпоту — жить стало намного проще, араккоа обустроил свою хлипкую хижину на границе Скеттиса, где в перерывах между торговлей проводил всё свободное время. Все вокруг боготворили Анзу и Терокка, на последнего Лирику было совершенно наплевать, а вот легенды о Анзу отзывались чем — то приятным в чёрством сердце хранителя свитков, потому он сам не заметил, как стал делать ему подношения и разговаривать будто бы с богом — удивительно, но такой способ позволял немного сохранять целостность рассудка.
Вскоре, пришли те самые насекомые именуемые «орками» — они предложили вступить в союз с ними, дабы захватить Небесный Путь, взамен эти дикари готовы были отдать захваченную столицу. Лирик сразу почувствовал неладное и скорейшим образом ретировался из Скеттиса куда подальше, собрав пожитки, и многочисленные свитки, араккоа решил переждать в Террокарском лесу неподалёку. Каково было его удивление, когда на вершине Небесного Пути послышался взрыв, а тушки его сородичей вдалеке летели в Сетеккскую низину. «Так вам и надо, предатели» — подумал он в тот миг про себя, но теперь стало понятно, что орки не собирались оставлять в живых его народ, потому скрываться — было истинно верным решением. Лирик надеялся, что его сын умер самой мучительной смертью, а если нет — дал себе слово найти его и добить тем самым кинжалом.


«Я знаю, вокруг темнеют тучи,

Я знаю, путь крут и жесток.

Но нет полей прекрасных лучше —

Тех, что Анзу для нас сберёг...»


8 год после О.Т.П.

Араккоа присоединился к группе возглавляемой Гиззиком — выжившим сородичам, скрывающимся в руинах Аукиндона, некогда величественного города чужаков, коих Лирик за время проведённое в скитаниях смог повидать. У него не было цели отомстить так называемой «Орде», просто одиночество сгубило бы намного раньше, а идти торговцу, собственно, было некуда. Открытый бой с орками, араккоа скорее всего бы не пережил, да и стал слишком труслив и слаб для этого, потому активно занялся алхимией и изучал опасные рецепты сородичей, дабы за определённую плату помогать им в бою — повышая тем самым процент выживаемости в этом проклятом Сете мире.
Вскоре, появились ещё одни чужаки, присоединиться к которым уговаривал Гиззик, так как они вели войну с «Ордой» — «люди» и всякие прочие насекомые, так они себя называли, араккоа не забивал этим память, но сумел наладить некоторый контакт и даже продать какой — то товар. Однако, принимать участие в битве, естественно, не стал, а лишь наблюдал издалека, чтобы после, как падальщик, собрать с тел погибших всё необходимое.
К сожалению, это «пир во время чумы» длился недолго, ибо звуки боя в какой — то момент сменились рёвом будто бы тысячи погибающих Сете, начались массовые землетрясения, оползни — куски земли прямо вырывались из общего полотна планеты и улетали в небо, словно были сродни апекситам, потом… Взрыв и ударная волна потрясли всю планету, Лирика спасло только чудо, и вовремя применённая магия, но даже так не удалось пережить этот апокалипсис бесследно, его ногу зажало между двумя взлетающими булыжниками, а из горла послышался ужасающий вопль! В тот миг араккоа молился Анзу как никогда в жизни и это сработало… словно кто — то «выключил» уничтожение всего сущего — всё утихло. Неизвестно сколько времени прошло прежде чем Лирик пришёл в себя, одно знал точно — он уже не на «Дреноре». В который раз он смог уцелеть, пусть и не полностью, поплатился всем что имел… снова оставшись без сородичей, свитков, золота и средств к существованию.
Небо теперь напоминало какую — то зловещую картину, а сохранять ясность рассудка становилось всё труднее. Выживание — вот, что теперь стало главным ориентиром в жизни. Найдя в себе силы, Лирик оказал себе помощь какую мог и, ужасно хромая, направился в сторону чего — то знакомого… в сторону Тероккарского леса.


33 год после О.Т.П.

Годы скитаний привели его в Шатратт — единственный уголок во всём Запределье, что можно было считать относительно безопасным. Там, начав всё с нуля, Лирик вновь занялся уже привычным делом — торговлей. Не переставая изучать и создавать свитки для продажи, он быстро прославился как один из самых успешных дельцов в трущобах. Его товары пользовались популярностью, а связи только увеличивались и крепли, очень скоро Лирик уже знал многих в этом чужом ему городе. Так, однажды судьба свела его с эфириалами — ушлыми чужаками, что хватали всё что лежит, собственно, как и араккоа. Из этого знакомства выросла налаженная система обмена ценными предметами, покуда в один миг Лирик не обнаружил у коллекционера одно из самых редких сокровищ погибающего мира — яйцо грозного ворона! Это наследие его цивилизации было сродни нахождению апекситового кристалла, а потому эфириалы сначала отказались его продавать или менять наотрез. Но подвешенный язык араккоа смог убедить их «взять его в долг», с гарантией вернуть все и даже больше когда птенец вылупится, а покуда Лирик обязался выплачивать огромную сумму золота чтобы как — то компенсировать цену находки.

Эфириалы поставили ультиматум, что если через месяц — они не получат оговорённую сумму, то заберут все что могут из лап араккоа, в том числе и его чёрную, гнилую душонку. Лирик не подал виду, проглотил ком в горле, улыбнулся и сказал на манер чужаков: «по рукам!».
Конечно, он не мог выплатить ту огромную сумму, что задолжал и некоторое время еле держался на плаву, но после придумал, что скроется от этих существ, а когда всё уляжется, вернётся с птенцом и золотом — тогда может их гнев сменится на милость, в случае провальности этого плана, придётся навсегда покинуть город и скрываться. Как тяжело ни было ему в тот момент, держа в руках огромное яйцо, араккоа почувствовал что — то ужасно родное и уютное… «Нет, я не отдам им его обратно» — подумал он.

Когда же эфириалы пришли взымать долг, Лирик был уже готов, завершив последнюю сделку и обманув очередного глупца — покупателя, он словно шаровая молния ринулся прочь из города со своими пожитками, оставив всё позади. Однако… его быстро нашли. Окружив бедолагу со всех сторону, они медленно наступали и явно не с благими намерениями, все знали, что обмануть эфириала — значит разгневать одних из самых могущественных существ в Запределье. Лирик не растерялся и, достав огромный свиток из — за спины, в мгновение ока развернул его и прочитал, концентрируя большой сгусток тайной магии — догадавшись, что араккоа открывает портал для побега, эфириалы стали дестабилизировать его, дабы закрыть. Но воспользовавшись секундной заминкой, Лирик успел проскользнуть в портал, руки «коллекторов» вцепились в порванные одеяния, вытягивая торговца назад! Араккоа взял, что первое попалось под руки и с яростным воплем кинул в них мешок недавно заработанных денег, монеты разлетелись, а эфириалы слегка ослабили хватку, упуская из рук хранителя свитков. Двое ринулись за ним в почти закрывшийся нестабильный портал и…
Когда араккоа очнулся, то заметил что отплёвывается от песка и грязи, от его пожитков не осталось и следа: только сумка, трость да свитки за спиной — всё. Преследователей было не видно, не слышно, удалось ли оторваться? Вскинув голову вверх, дабы определить где он сейчас находится, Лирик вдруг заметил, что небо в этом месте не напоминает разрозненную картину, состоящую преимущественного из зелёных красок, а такое же голубое как на шпиле Небесного Пути много — много лет назад… куда же он, Анзу побери, попал в этот раз?


Фракции:

Орда — у Лирика нет к ней ненависти, орки воспользовались междоусобицей среди араккоа и уничтожили апекситовую империю как таковую… Однако, к тому моменту сам хранитель свитков давно уже не считал себя частью единого народа и спокойно наблюдал за тем, как его такие же высокомерные сородичи падают с небес на землю. Ему стало плевать на всех, кроме себя, но может быть где — то в глубине души он презирает каждого орка, что встречается на пути за раскол Дренора и те тяготы, что жителям Запределья приходится превозмогать каждый день. Для Лирика представители этой фракции — чужаки, но все они покупатели его товара, поэтому с их интересами приходится считаться.

Альянс — голубые знамёна ведут себя куда миролюбивее и честнее, потому торговать с ними значительно проще, особенно проще обманывать, но стоит отдать должное — некоторые представители настолько же ушлые и хитрые, как и Лирик. Это придаёт блеск уважения в его глазах, к тому же многие под стягом этой фракции значительно продвинулись в своём технологическом совершенстве, что не может не заинтересовывать всех любителей постигать что — то новое. Правда, пусть их доспехи и сияют, чернота и корысть уже давно проросли в их сердце, вопрос времени лишь, когда эти черты распустятся и будет ли это выгодно для хранителя свитков?

Прозвища, звания, титулы:

«Хранитель Свитков» — такое прозвище Лирик получил уже в Скеттисе, когда всё свободное время араккоа проводил за их изучением, начертанием и изготовлением. Из его лачуги постоянно доносился свет от мерцающих свечей, освещавших сгорбленную фигуру за своей неустанной работой. Собратья часто обращались к нему за советом, просили изготовить свиток с тем или иным временным отрывком, записать рецепт или приобрести какой — нибудь символ. Позже, работая над огромными письменами, Лирик стал носить свитки за спиной.

«Старик» — знакомые на рынке часто так называли араккоа из — за его манеры всех поучать, возраста, хрупкого телосложения и хромоты. Покуда эти связи и общение приносили свои плоды, Лирик совершенно не обращал внимания на прозвища, пока сам не привык к ним.

Места пребывания:

Запределье — некогда целая планета, что именовалась Дренором, была практически полностью уничтожена, оставив после себя лишь небольшие части парящие в вакууме. Пики Арака — сердце апекситовой цивилизации, были опустошены и разрушены, зависая где — то в круговерти пустоты, а массовые катаклизмы истребили многих араккоа. Небольшая группа укрылась в Скеттисе совершая тёмные ритуалы, остальная часть ютится в трущобах Шаттрата, собственно, там и находился Лирик до недавнего визита эфириалов по его душу, где теперь материализуется этот торговец — остаётся загадкой.

Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Родственники:


Вареш — сын Лирика, что всем сердцем стал ненавидеть своего отца, с завистью взирая на него. Хранитель свитков никогда не признавал сына как равного себе, не занимался его воспитанием, оставляя все хлопоты прислуге. Стоило только на глазах высокого общества Варешу хоть на миг омрачить имя отца, как отпрыска ждало суровое наказание, издевательства и избиение, нередко после таких «уроков» сын не выходил из покоев несколько суток, оправляясь от полученных травм. Неудивительно, что вскоре, в его голову закралась мысль о «свержении» тирана — папаши.

Зешара — красивое оперение, ласковый голос, величественная осанка всё это было при ней. Они с Лириком росли вместе в паре, и может быть он даже любил её, но всё это давно в прошлом… очень далёком прошлом.

Херрок и Заша — родители Лирика, не объявившиеся ни разу с момента вылупление птенца. О их существовании араккоа узнал много позже, когда проводил огромное количество времени в архивах, к сожалению или нет, но они не дожили до сознательного возраста своего сына.

Питомцы:


Ка — калири, которого Лирик нашёл неподалёку со Скеттисом, выходил его из маленького птенца в настоящую хищную птицу. Верный спутник и, пожалуй, единственный «друг» торговца с которым можно поговорить, не боясь открыть хоть кому — то свою душу. Любит подпевать музыке и имеет крайне спокойный характер, обычно сидит возле прилавка и клюет червей или в полудрёме сидит на плече хранителя свитков.


Одно из последних уцелевших в Запределье яиц грозных воронов. Лирику пришлось пойти на множественные тёмные сделки и влезть в долги, чтобы найти его — это сокровище времён пиков Арака стоит баснословную цену… В планах хранителя свитков дать яйцу вылупиться, ведь за живого ворона можно будет выручить больше, намного больше! Всегда носит его с собой в сумке, в тепле — бережёт как зеницу ока.


Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Вопросы и ответы:
В: Почему именно изгой?

О: Мне очень нравится их внешность и философия, их алчность, и я благодарен Близзард, за то, что они смогли раскрыть их с другой стороны в Дреноре.

В: Что за перемещение в конце хронологии?
О: Я не хочу создавать рояль в кустах и перемещаться туда, куда мне нужно просто «из — за случайного стечения обстоятельств!» — нет, очень бы хотелось, чтобы рецензент поучаствовал в небольшом интерактиве и сам выбрал точку в Азероте, с который будет стартовать мой персонаж.
В: Почему Азерот, а не Запределье?
О: Причин тут несколько и наиболее очевидная — круг игроков, с которым я буду отыгрывать как раз таки находится в Азероте. Вторая причина — в Азероте, естественно, происходит основная игра и весь онлайн «покупателей» для товара именно там.

В: Что ты хочешь отыгрывать, зачем это все?
О: В планах создание закрытого или почти закрытого сюжета в компании игроков, состоящей только из нестандартных рас — как огромный перемещающийся рынок или базар! У персонажа есть личная цепочка, которая начинается в хронологии, думаю её развить.

В: Почему так много ошибок в тексте и почему анкета еще сыровата?
О: Всё исправлю, дописывал её ночью, а так концепт идеи уже пол года, наверное.

Высокая требовательность.


На пергаменте изображён фрагмент, в котором эфириалы приходят трясти долги из хранителя свитков:


На рисунке от GovnarInc изображён «лёгкий флекс», за что очень благодарен, как и за эти замечательные иллюстрации к грядущей идее:


Отдельное спасибо CharmeleonZ за предоставленный КСС!

World Of Warcraft, WoW Short Sword
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:


Здравствуйте, Ло'сь! На связи рецензент Apex.

Ваше творчество рассматривалось по критериям высокой требовательности.

Первое, что хочется подметить, так это интересное повествование. Читатель наблюдает за этой чудной, пернатой фигурой, кое является довольно таки хитрым, алчным дельцом, коего подвели собственные нравы, заставив его бежать из родного мира, от не менее хитроумных эфириалов.

Вам идеально удалось возздать образ(не без ошибок) некогда гордого Араккоа, что снизошел от гордости, красот, чудес, что даровала Рухмар, до лицемерного, жадного, горбатого изгоя. Видно, что автор очень хорошо постарался над творчеством, и это похвально. Хронология раскрывает всю историю Лирика, вплоть до событий наших дней, и это также медняк в копилку. Есть только одно легкое замечание, но оно не критично. Для того, чтобы добраться до детального описания внешности и характера(если читатель зашел только ради этого), придется пробираться через множества текста, но это незначительно.

Рассмотрев данное творчество, выношу вердикт «Одобрено».
К выдаче +9 лвлов на персонажа «Лирик»

Персонаж привязывается к локации Вол'дун, а также встает на исп.срок до 19.03.2019. За это время необходимо предоставить скриншоты отыгрыша, отчеты и доказать то, что персонаж отыгрывается. Присылать всё в Discord — Apex#5276


Испытательный срок пройден. Привязка составит 2 месяца (05.03.2020. - 06.05.2020). За это время вы должны будете предоставить мне в Discord доказательства отыгрыша(логи, отчёты, скриншоты), дабы эту привязку снять уже навсегда. Менять локацию можно, но лишь с логичным обоснованием и отчетами.

Проверил(а):
Apex
Уровни выданы:
Да
01:42
17:08
553
04:30
+2
На меня уже сегодня хватит, пАцны, чекайте ошибки если найдёте, комментируйте, ставьте лайки, подписывайтесь на канал — всем удачи, всем пока!
04:34
0
Если кто знает как засунуть музыку в спойлер — буду благодарен!
КАР БЛ*!
06:25
+1
Замечательная подача! Приятно и интересно было почитать. Ну а арты — просто бомба! АвторАМ милевон лайков и подписка на канал с двух акков!!! хD
12:48
+3
Вчерашнее слово сдержал, уважаю
Наконец-то можно расчихлять весь наш циганский сквад для игры
Ну что тут можно сказать! Это как всегда ужасно не понимаю откуда у таурена появились крылья и отрос клюв
tenor.com/view/loading-cat-thinking-wait-what-gif-15922897
15:10
0
Это всё тлетворное влияние магии природы, давай создавай анкету на торгаша тоже.
Ice
18:49
0
*звуки довольного араккоа*