В то далёкое и многими забытое время, когда снежескорны уснули в подземных темницах, а многие земельники — под Ульдаманом, в семье Ярла Гьялерброна, Ольгерда сына Трюггви, рождается первенец, которого сразу же нарекают Ольриком. В это неспокойное время, когда гремели масштабные воины со свирепыми джалгарами, правителям клана Укротителей Драконов было как никогда важно обеспечить свой род продолжением и Ярл Ольгерд справедливо считал, что справился с этой задачей как нельзя лучше. И правда, сын Ярла, Ольрик родился крупным младенцем, даже по меркам врайкулов. Уже тогда он был крупнее обычного новорождённого собрата раза в два. На званом пиру по случаю рождения первенца сам король Имирон обратил на это внимание и нарёк Ольрика прозвищем «Китовый Бок». С самого детства Ольрик Китовый Бок воспитывался, как настоящий воин. Будучи сыном далеко не последнего человека в клане, он так же не знал себе ни в чём отказа. Его тренировал один из лучших дружинников короля Имирона — врайкул по имени Гуннар. Он был страшен не только в бою, но и в повседневной жизни. За неудачи на тренировках Гуннар сурово наказывал тогда ещё юного Ольрика. Но и вознаграждал за успех большой щедростью. Первый раз, когда Ольрик уловчился повалить Гуннара на лопатки в тренировочном бою, тот подарил ему свой рунический топор и потребовал с ученика обещание, что он навсегда запомнит этот день. Рунический топор Гуннара обладал очень интересным свойством: он всегда возвращался в руку тому, кто его бросит и Ольрик быстро научился обращаться с таким грозным оружием.


Сам же Ольрик со временем глубоко зауважал Гуннара и прислушивался к каждому его совету. Не только за необычайную силу и хитрость он удостоился уважения, но и за свою безжалостность ко всем, даже друзьям и ученику. Сложно было сказать, как сам Гуннар относился к Ольрику, но однажды он ему заявил: — «Мне нет проку от союзников, которые слабее меня. Достойный ли ты союзник или нет, я увижу это скоро. Видит Один, я буду чертовски зол, если ты окажешься слабаком в реальной заварушке». К этому времени Ольрик был уже в возрасте, когда многие воины клана отправлялись на войну. И однажды вечером Ярл Ольгерд позвал сына с собой, как он выразился, пройтись да ноги размять. Шли они довольно долго, рассуждая о будущем Ольрика, о том, каким правителем он станет, когда отец войдёт в славные чертоги Одина и будет вечно пировать там. О том, что он будет делать, если король Имирон потребует явиться сына Ярла на войну. Ольрик на все отцовские расспросы отвечал полной готовностью служить клану и королю. Кажется, Ольгерд был удовлетворён такими ответами, но что-то в его поведении этим вечером выдавало беспокойство. Отец с сыном всё шли и шли, а Ольрик даже не заметил, как они углубились в самый лес. — «Куда мы идём, отец?» — спросил Ольрик. — «Увидишь, сын. Мы уже почти на месте» — отвечал ему Ольгерд. Они прошли ещё немного и вот уже из-за деревьев показались яркие огоньки и множество мужских голосов. Это были знахари при дворе отца. Их было не более десяти и стояли они на лесной опушке, образовывая полукруг, а в нём над костром висел большой котёл, содержимое которого освещалось светом факелов. Отец торжественно оповестил Ольрика, что сейчас будет проводиться священный и древний ритуал, корнями уходящий ещё в то время, когда все врайкулы обладали железными телами. Он приказал ему раздеться и встать перед котлом. Ольрик послушно разделся и смирно встал перед костром, как тут же его окружили знахари с факелами в руках. Каждый из них макал что-то в котёл и подносил это к телу Ольрика, рисуя на каждом участке его кожи какой-то замысловатый узор. Эти неизвестные чернила обжигали плоть, казалось, что они прожигают её до костей, но Ольрик терпел, лишь крепче стиснув зубы. Ритуал продолжался до самого утра и, когда уже светало, знахари наконец закончили своё дело, а чернила на коже окончательно высохли. Но отпускать ярлова сына они не спешили. Каждый из них приложил свою ладонь к начертанным узорам на теле Ольрика и, к немалому его удивлению, узоры тут же загорелись ярким белым светом. Кажется, теперь ритуал был завершён и тело молодого врайкула покрывали причудливые рунические узоры, напоминавшие образы разнообразных животных. Руна на груди была похожа на черепаху, руны на руках были похожи на змей, на плечах красовались драконьи пасти, ноги были покрыты чем-то, напоминающим медвежьи лапы. На спине тоже что-то было, но Ольрик не мог это рассмотреть по понятным причинам.


Кажется, ритуал этот был проведён как нельзя кстати, ведь примерно через тридцать дней король Имирон потребовал от Ярла Гьялерброна отправить на войну с джалгарами всех, кто у
него был, включая своего сына, заявив, что победа как никогда близка. Ольрик был одарён доспехом по его огромному росту, над которым с самого момента ритуала трудились кузнецы.
Это был добротный доспех, с меховыми подбивками, чешуйчатой защитой в местах сгибов и золотыми вкраплениями. Доспех, достойный сына Ярла. Гуннар пребывал в хорошем расположении духа и даже шутил, что когда они будут драться плечом к плечу, то первого убьют Ольрика из-за слишком дорогого доспеха. Война была кровопролитной, тысячи и тысячи врайкулов в едином порыве сошлись с джалгарами и оттеснили их в густые дебри центрального Калимдора. Север теперь единолично принадлежал врайкулам. Ольрик с Гуннаром в боях покрыли себя великой славой, убив бесчисленное количество медведолюдов, а руны на теле оказались действительно ценным приобретением. Ведь даже стрелы, даже топоры не могли пробить кожу врайкула, а сила его ударов возросла многократно, отправляя в полёт и впечатывая в землю любого джалгара, у кого хватало смелости бросить ему вызов. По пути домой врайкулы пировали, пересказывали события прошедшей войны и предвкушали, как вернутся домой героями. С того времени Ольрик стал известен, как «Свистящий Топор».


Но не тут-то было, ведь дома героев войны ждала настоящая трагедия. Снова сказалось Проклятие Плоти. Женщины Укротителей Драконов стали рожать маленьких уродливых детей, а король Имирон публично обвинял во всём Хранителей. Он называл их злодеями, которые вместо награды за великую победу послали проклятие на его род. Король убедил подданных отречься от безмолвствующих высокомерных создателей, покинувших свой народ в беде. Он поклялся объединить под своими знаменами всех врайкулов и первым указом приказал последователям очистить клан, уничтожив уродливых младенцев. Некоторые исполнили жестокое распоряжение Имирона. Но были и такие, кто не сумел убить невинных детей. Они решили скрыть обездоленных отпрысков в легендарной южной стране, куда, согласно легенде, Тир, Аркедас и Иронайя увели часть врайкулов. Однако были и те, кто посчитал такой акт милосердия предательством и отправились вслед за ними, поклявшись сделать то, на что не решились беглецы. Одним из таких врайкулов стал Гуннар. После кровопролитной войны он был уверен в своём ученике и позвал его с собой, как он это называл, «прибраться от мусора». Ольрик Свистящий Топор и Гуннар, к тому времени уже ставший известен всем, кто отправился вместе с ними, под прозвищем «Кровопускатель», вместе нагоняли беглецов, хладнокровно расправлялись с ними, топили в крови родителей их уродливых детей и дальше продолжали своё мрачное дело. Решив наконец, что убили достаточно предателей, наставник и ученик вернулись домой спустя несколько лет, где вместо славного приёма с подобающими почестями их снова ждало разочарование. Укротители пытались разными способами очиститься от проклятия. Вопреки всем усилиям болезнь изменяла и ослабляла их. Наконец врайкулы погрузились в долгий сон в надежде сдержать заразу. И пробуждение было не из лёгких. Врайкулы, словно призраки давно забытой эпохи обнаружили себя в совершенно новом мире, где они больше не хозяева севера, где выродки правят землями, где потомки джалгаров вновь наводнили родные фьорды и где над всеми навис новый бог, бог смерти, а король Имирон никак не мог пробудиться от долгого сна. Ольрик хотел было наведать своего отца и родной Гьялерброн, но Гуннар остановил его, чуть ли не избив при этом. В грубой манере он поведал сыну Ярла, что отец его вместе со всеми подданными Гьялерброна «преображёны в бессмертном обличье» самим богом смерти и с тех пор не в своём уме. И если Ольрик не хочет такой же «славной участи», то лучше ему держаться с Гуннаром и охранять короля Имирона. Гуннар и сам уже был одним из «преображённых», и кажется понимал, что это совсем не то, что ему было обещано. В один из дней, когда Ольрик всё же решился выбраться из Крепости Утгард, чтобы посетить Гьялерброн, на крепость напали герои Азерота и перебили всех, кто там был, а в самом Гьялерброне теперь уже законный Ярл обнаружил толпы агрессивной и безмозглой нежити. После всего увиденного он решился на жизнь отшельника, подальше от всего этого безумия и подальше от живых мертвецов. В отшельничестве он нападал на всех, кого встретит и на всё, что движется. Не важно, будь то заблудшая стайка нежити или патрульный отряд низкорослых выродков. Никому не удавалось остановить бесчинствующего врайкула, движимого жаждой наживы и отмщения. Годом позже его нашли выжившие врайкулы из клана Укротителей Драконов и с тех пор они держались вместе, ведь их оставалось слишком мало, чтобы жить поодиночке. Кто знает, может быть вместе они смогут вернуть земли его отца, попутно разграбив лачужки вырожденцев, которые они называют домами.






Первое, что приходит на ум, когда видишь Ольрика, это то, что слишком уж он самодовольный. Нахальная ухмылка и снисходительный взгляд голубых глаз это всё, чем он готов одарить своих друзей или союзников. Будучи выше самого высокого врайкула из его окружения на три головы, Ольрику кажется, что он имеет право смотреть на других сверху. Долихоцефальную форму черепной коробки с прямым лобовым наклоном, визуально отсутствующими скулами, выраженной носовой перегородкой и широкой челюстью украшает длинная борода золотистого цвета, увязанная множеством косичек. Саму же голову покрывают золотистые волосы, спадающие аж до самой поясницы. Как и борода, волосы на голове заплетены во множество разнообразных косичек. Можно сказать наверняка, что внешнему виду Ольрик придаёт большое значение.

Телосложением Ольрик особенно не выделяется на фоне остальных. Да, есть некоторая рельефность на его руках и туловище, да и плечи широки, но ничего необычного. Разве что его огромный, даже по врайкульским меркам, рост можно считать необычным. Отец Ольрика отличался высоким ростом, да и мать (была) выше многих девушек клана. Видимо первенец семьи Ярла унаследовал от них эту черту. Бледную кожу Ольрика от пяток и до шеи покрывают рунические узоры постоянного типа, напоминающие собой разнообразных животных. Каждая из рун имеет свою композицию, значение, повторяя узоры лей-линий, опутывающих Азерот своими невидимыми нитями. И каждая из рун связывает Ольрика естественной формой тайной магии с чистейшей и натуральной энергией Азерота, давая ему защиту от урона и приумножая силу его способностей.


В бою Ольрик облачён в то, что осталось от его некогда величественных доспехов. За время странствий в новом мире нагрудник был повреждён настолько, что пришлось буквально разрывать его на себе, чтобы выбраться. Всё, что осталось, это шипастый левый наплечник с меховой подкладной и вкраплениями золота, кольчужные штаны с вкраплениями золота, тяжёлые латные сапоги на меховой подбивке. Перчатки были повреждены, но часть кольчуги удалось спасти и скрепить её кожей ворга. Торс же оказался голым. Впрочем, это нисколько не останавливает Ольрика, ведь, помимо доспеха, его тело защищают могущественные руны.


За поясом у Ольрика висит его верный рунический топор, подарок от наставника по случаю, когда ученик смог увалить того на лопатки. Этим топором Ольрик очень гордится и всегда
держит его в чистоте, и идеально заточенным. Так же на его поясе можно увидеть множество разных подсумков, где врайкул хранит всё, что ему необходимо. Будь то долгое путешествие
или внезапная драка, в подсумках можно найти всё, что понадобится в этих ситуациях.






В свои двадцать семь лет Ольрик претерпел множество метаморфоз характера. Сначала честный подросток и верный сын своего отца, он впитал от Гуннара его жестокость и ледяную, расчётливую хитрость. В своём окружении он задирал и избивал ровесников, унижал слабых и подчинял себе сильных. Ольрику это легко давалось, ведь, помимо высокого статуса в обществе, он обладал и внушительным ростом, а посему привыкшие уважать лишь силу врайкульские подростки из тех, которые казались Ольрику достойными его общества, с радостью следовали за ним. Отец со временем перестал быть для него сакральной фигурой в его жизни, а стал ещё одним препятствием на пути к власти и силе. Когда же Ольрик узнал о его незавидной участи, то схватился за голову, осознав, насколько такое отношение к собственному отцу было глупым с его стороны. Можно сказать, что даже у него есть пределы, которые он предпочтёт не переступать и люди, которыми он дорожит. Немного, правда, но они есть.


Ольрик даже и не скрывает, что считает себя лучше, сильнее и просто на порядок качественнее остальных, а потому видит себя в роли прирождённого лидера. Того, кто поведёт достойнейших из достойных за собой, куда бы ни привели его собственные эгоистичные прихоти. Да, он крайней эгоистичен. Привыкший с самого рождения к тому, что всё ему доставалось просто по одному запросу и перенявший от Гуннара все его лучшие стороны, он любыми путями будет добиваться своего и не важно, насколько это окажется подло или бесчестно. Окружить себя Ольрик пытается теми, кто окажется для него полезен. Теми, кого можно будет использовать в своих целях.


Так же врайкул довольно вспыльчив. Если что-то пойдёт не по его плану или кто-то посмеет его ослушаться, он добьётся своего любыми способами. От простых уговоров он в мгновение может перейти к избиению до подчинения, шантажу, угрозам семье, похищению детей или показательному убийству. Чем больше рядом с ним его сторонников, тем более жестокой будет расправа. Жестокость для Ольрика стала неотъемлемой частью его самого. Сначала стремившийся во всём походить на своего учителя, Гуннара Кровопускателя, со временем он сам стал Гуннаром Кровопускателем. Холодная расчётливость, кровожадная безжалостность и буйный нрав прекрасно сочетаются в этом врайкуле, дополняя друг друга.


В бою Ольрик полагается не только на преимущество в своём внушительном росте, нет. У него имеется широкий спектр трюков и уловок, порой даже грязных трюков и уловок, на которые честолюбивые врайкулы посмотрели бы с отвращением. Засады, нападения со спины, удары в пах, ком земли в руке, всё, что только может дать преимущество, будет использовано Ольриком по максимуму. Начинать бой он предпочитает издалека, раз за разом обкидывая противника своим руническим топором до тех пор, пока он не приблизится вплотную. Когда же драка перешла на близкую дистанцию, поле боя превращается в операционный стол, где хирург Ольрик точечными ударами препарирует своего противника, конечность за конечностью, выматывая его и ослабляя. Гуннар хорошо постарался над его обучением.


Однако в Ольрике так же присутствует и черта творческой, можно даже сказать, утончённой личности. Проявляется это не только в том, что он следит за своей внешностью, заплетает на бороде и волосах косички, и держит то, что осталось от доспеха, в чистоте. Нет, Ольрика ещё с самого детства очаровывали скальды и их эпические саги, драпы, висы и всё то, что мог услышать подрастающий сын Ярла на пирах. В тайне ото всех и в первую очередь от своего наставника, он сам пытался сочинять стихи, подражая стилю именитых скальдов при дворе. Самое свежее, что было написано Ольриком, это драпа по случаю победы и смерти Ярла Рагнхильд Блёмгхфист. Показывать своё творчество он, конечно же, будет далеко не каждому. Если вообще будет. Ольрик и сам хотел бы увековечить историю о себе в бессмертном творчестве, покрыв историю о своей жизни славой, полной великих деяний, эпических сражений и безграничной власти над землями его отца. Опуская некоторые неприятные детали, конечно же.



Мировоззрение: Хаотично-нейтральное
Знание языков: Врайкульский
Вера: Один

Пояснение к верованиям: Ольрик, будучи эгоистичным, жестоким, надменным и бесчестным врайкулом не горит желанием умирать. Он знает, что если будет верить в Одина и убивать с его именем на устах, то вознесётся в славные Чертоги Доблести и будет перерождён. Такой расклад вполне устраивает Ольрика. Можно сказать, что верит он в Одина потому, что ему выгодно в него верить. Однако свою веру он держит в тайне от остальных членов клана Укротителей Драконов. Дополнение: Ольрик перенял извращённое представление о вере в Одина у своего наставника, который полагал, что только кровью и убийствами можно вымостить себе дорогу в Чертоги Доблести. Гуннар, будучи примером для подражания у юного Ольрика, в его глазах был самым достойным и самым могучим воителем. И кто, если не такие, как Гуннар, попадут в Чертоги Одина?






«Руническое наследие»

Рунические узоры постоянного типа, что покрывают тело Ольрика, дают ему необычайные силы. Когда в рунах есть энергия, удары врайкула становятся поистине ужасающими, одним замахом кулака он может в щепки разнести вековое дерево и покрошить в пыль огромный каменный валун. А тело приобретает такую прочность, что от него отскакивают стрелы, копья, мечи, топоры и что угодно другое, способное навредить Ольрику. ООС: эта способность будет функционировать только по договорённости с игроками и ведущими. Бонусом от способности будут увеличенные роллы на атаку и защиту, а так же дополнительные ролевые возможности.


«Грязные трюки»

Честно сражаться хорошо, когда ты сильнее своего противника. Но что делать, когда силы равны или ещё хуже, противник сильнее? Ольрик давно уже нашёл ответ на этот вопрос. Грязные трюки, подлые приёмы и что угодно другое, что способно дать преимущество и выиграть бой. Этот врайкул не гнушается использовать грязные методы борьбы.


«Память о Гуннаре»

Рунический топор необычайной мощи, который Ольрик получил в подарок от своего наставника. На рукояти топора нанесена руническая печать постоянного типа, которая отпечаталась и на правой ладони Ольрика. Пока есть заряд в руне топора, он всегда будет возвращаться в его руку. Впрочем у этой рунической печати радиус действия ограничен. Топор может прилететь в руку Ольрика только тогда, когда они оба находятся в одной локации. С одного края Азерота до другого топор, конечно же, не полетит. На щеке головы топора нанесена руна постоянного типа, многократно повышающая его прочность. Пока есть заряд, топор невозможно уничтожить.







с -25000 до -16000 до ОТП Рождается Ольрик и в возрасте 20 лет уходит в долгую спячку, вместе со своим кланом
26 год после ОТП Пробуждается Ольрик и обнаруживает себя в Крепости Утгард, рядом с Гуннаром
27 год после ОТП Ольрик сбегает из Крепости Утгард. Крепость атакована героями Азерота, Гуннар убит
28 год после ОТП Ольрик уходит в отшельничество и бесчинствует на территории Ревущего Фьорда
29 год после ОТП Укротители Драконов, прослышав о нападениях, находят Ольрика и приводят в Ниффлвар
С 29 по 32 и далее Ольрик живёт в Ниффлваре, пьёт, совершает совместные набеги с остальными, строит планы по возвращению Гьялерброна


Игровое имя: Ольрик

Статус: Жив

Раса: Врайкул

Народность: Врайкул из клана Укротителей Драконов

Пол: Мужской

Возраст: 27




Дополнительно: мать Ольрика не упоминается в анкете потому, что я надеюсь найти кого-нибудь на эту роль. Если найду, то дополню анкету. Так же возможно появление одного или двух братьев. Тоже дополню. Отношения с фракциями хотелось бы формировать по ходу игры, а не предопределять их анкетой, так что заполнять не стал. Можно считать, что Ольрик нейтрален ко всем, так как оппортунист, эгоист и хитрец.

Так же прошу рецензента оценить анкету по высокой требовательности, одобрить этот морф и смену роста, выше максимального. Если есть такая возможность, то так же прошу выдать предмет уместного для рунического топора качества на слот правой руки, с бонусом к критическому урону.






Игровое имя:
Ольрик
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Мировоззрение:
Законопослушно-доброе
Вера:
Нет
Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, дорогой игрок! Увы, но я вынужден вынести вердикт отказано по высокой требовательности.

Почему же? А виной то, что ваш персонаж по истории слишком много взаимодействовал с лорным персонажем, Скади Безжалостным. Да так, что ваш персонаж умудрился повалить его на тренировке и Скади самолично подарил ему свой топор. Увы, это запрещено правилами проекта. Настоятельно рекомендую вам заменить Скади на выдуманного вами персонажа, который сыграл в жизни вашего чара такую же роль, как и вышеуказанный Скади.

Также, смущает пояснение к верованиям.

"Пояснение к верованиям: Ольрик, будучи эгоистичным, жестоким, надменным и бесчестным врайкулом не горит желанием умирать. Он знает, что если будет верить в Одина и убивать с его именем на устах, то вознесётся в славные Чертоги Доблести и будет перерождён. Такой расклад вполне устраивает Ольрика. Можно сказать, что верит он в Одина потому, что ему выгодно в него верить. Однако свою веру он держит в тайне от остальных членов клана Укротителей Драконов."

Простите, что? Или ваш врайкул не знает, что Один не одобряет указанные вами качества? Уж простите, но этот момент весьма противоречив, если учитывать ещё и то, что Клан Укротителей Драконов является врагом Валарьяр и неприятен самому Одину, ибо те отринулись от него, променяв на Короля-Лича.

Однако в остальном же, образ вашего персонажа раскрыт весьма хорошо, а пункты внешности и характера расписаны на очень достойном уровне. Если бы не вышеуказанные недостатки, то анкета была бы одобрена. Надеюсь, вы прислушаетесь и исправите свои ошибки.

Очень рад, что вы, всё-таки взялись за ошибки, на которые я указал вам и пояснения к некоторым моментам. Однако стоит внести в "пояснения к верованиям" тот факт, что чар не ведает то, как Всеотец не одобряет такие качества. Также, слово "выгода" тоже весьма спорна, но это мелочи. В остальном же, нареканий нет.

Одобрено по высокой трбовательности на +7.5 уровней на персонажа Ольрик.

С уважением, Далыч.

Проверил(а):
Далыч
Уровни выданы:
Да
12:04
02:39
549