<...>
Погиб исцелитель,
Подарив продолжателя рода.
На всё воля Августейших.

Вырезка из дневника Хоня.
Найдена в дневнике Ксу.

Полотно времени хранит в себе тысячи историй о молодой крови, покидавшей родные места в поисках лучшего места. Не материальными благами гонимы были те герои, но порывом духа. Как закалённая сталь, их характер прорубал невзгоды, стоявшие пред ними. И тысяча первым средь подобных стала не сталь. Какая дерзость!

В сердце долины Четырех Ветров, доходящей ветвями фермерских земель до двух лесов на востоке и юге и земель безжалостных существ-богомолов — на западе, процветала крупнейшая деревня всей Пандарии — Полугорье. Здесь, живя по соседству с трактиром «Ленивая Репа» и лавкой резчика по дереву Хенши, обретал мастерство и славу резчик по камню Хонь. И было при нём всё, что нужно великому мастеру своего дела: его крепкие и длинные руки могли без молота стучать по зубилу, придавая форму куску камня, ум его был острее солнечного зайчика, попавшего в глаза в безоблачный день, а умение вести риторику не раз помогало добиться пандарену уважения и почтенной платы.

Как увядали огненные бархатцы к зиме, так и слабел к ночам Хонь. Колоколом мысли о жизни звучали в его голове. Небожители наградили его друга достойной девой, но воля Августейших обошла стороной мастера камня. Не суждено ему было сидеть под лунными лучами с кем-то, задыхаться, читая стихи о прекрасном. Какая досада!

Виноградными лозами дни перевивались в месяца, а те — в года. Его друг, державший родовую ферму, был награжден повторно: Небожители дали его жене сына. Радовавшийся фермер был стар, но, говорят, когда старик узнал о скором рождении, тот прыгал до самих небес, и взгляд его смог рассмотреть пик Безмятежности, на котором тренировались монахи. Снег тех мест так поразил фермера, что тот назвал своего сына «Ксу», что означает «Снег».

Но как Небожители одарили новой жизнью род Бин Сон, так они и забрали в ответ другую. Его мать, почтенная Тянь, не выдержала боли и страданий, павших на её душу. В ту минуту, когда Ксу закричал, Тянь совершила последний вдох.

<...>
Яблони запах
Щекочет мне ноздри.
Сладкий ветерок.

Сын фермера был ниже своих друзей на голову и толще на две. Его мягкий с детства мех цвета молока и персика торчал пушками, что бросалось в глаза каждому обратившему на парня толику внимания. Цвета насыщенного нефрита глаза бегло осматривали окружение, любознательно примечая для себя детали. Если Ксу видел что-то из ряда вон интересное, пандарёнок ходячей бочкой приближался к цели: его ноги семенили трусцой, а руки на каждом шаге выбрасывались назад, подталкивая ребёнка вперед. Пальцами тот тщательно изучал предмет, но лишь после того, как подстриженная голова убеждалась в безопасности: воистину это был ребёнок боящегося крестьянина!

О, Небожители! Любознательности этого чада мог позавидовать любой исследователь. Всё новое, что когда-либо видел Ксу, вызывало интерес в этом создании. Он бездумно желал изучить всю скромную библиотеку фермера, и всё же изучил её за несколько дней. Когда же книги закончились, пандарёнок изучал книги у соседей, помогая тем с домашними делами. Ох, сколько юный Бин Сон прополол грядок, сколько пыли и сора было выброшено на улицу им! Воистину это был любознательный ребёнок!

<...>
Трухлявая вишня
Не даст прекрасных цветов.
Спасён лишь последний побег.

Но в доме, где вчера радость выливалась на улицу криками и хохотом, нежданным гостем приходит скорбь. На одиннадцатый год жизни юного Бин Сона, его отец слёг в кровать от болезни. Не суждено было прожить ему больше данного Августейшими временем. Юному Ксу было запрещено подниматься на второй этаж, где умирал его родитель. Его любопытство, тяга к жизни и чувства были срезаны под корень наказом отца и названного дяди Хоня.

Старший Бин Сон ел лишь супы, потому его друг Хонь жил на его ферме. Он наладил поставки лучшей из лучших рыб, которые было в пору подавать императору Пандарии, он без устали изничтожал сорняки и сеял тыквы. Пандарен, завидовавший названному брату, делал всё возможное для его спасения. Воистину это достойнейший из всех пандаренов!

В один из дней Полугорья произошёл дождь, и не дождь то был, а ливень ливней. Каменная крыша родовой фермы барабаном звучала на округу, как и сотни других. Звук радости и счастья обещал стать вестником смерти.

Хонь, как и сотню раз до этого, поднимался по бамбуковой лестнице. На нём была простая крестьянская жилетка и короткие штаны. Ноги его были в грязи, а в руках, на подносе с вырезанным журавлём, стояла керамическая жёлтая чашка, в которой настаивался суп. И вот, когда последняя ступень миновала, Хонь привычно оглядел своего брата. Лежащий в кровати, с прикрытым одеялом телом, со смоченной повязкой на лбу, он лежал, прикрыв глаза. Хонь обеспокоился, мигом поставил на табурет поднос и подошёл к старшему. Он молил про себя Небожителей, чтобы не быть свидетелем вечного сна родного брата.

И быстрый топот Хоня оживил Бин Сона старшего. Его нефритовые глаза открылись, а морда растянулась в улыбке. Его рука дёрнулась под одеялом, выуживая бамбуковый тубус с зелёной печатью в виде облачного змея.

— Мои дни сочтены, — сказал Бин Сон старший. — У Ксу, моего Ксу, никого более не будет, кроме тебя. Я прошу тебя, видят Небожители, стать его отцом таким, каким был я тебе братом. Пусть он будет твоим сыном и помогать тебе тогда, когда это будет нужно. Но, мой брат, помни: он не должен быть заточен так, как был заточен я и ты. Пусть он не будет обременен обязанностями рода.

— Как будет угодно, брат, — Хонь чуть отвернулся, пока слушал. Слёзы, подобно бурной реке, стекали по его щекам, и он не хотел показаться слабым, даже сейчас. Он перенял свиток, отдал суп на руки и удалился, пряча его под жилеткой.

Та ночь во власти лун и ливня считается временем смерти устоев рода Бин Сон.

<...>
Грузная сума давит на плечи,
Солнечный лик улыбается мне.
Прощаюсь с остатками дома.

Увы, но время не щадит погибших и потерявших. Следующие годы занятия ремеслом по камню вырастили из Ксу сильного и терпеливого пандарена. Сам же Бин Сон стал еще выше, почти достигая среднего роста жителей Полугорья. Его персиковые пятна на меху насытились, и Ксу получил прозвище «Персище» от хозена из «Ленивой репы».

Дядюшка Хонь, как и обещал, растил Ксу, как родного сына. Он был справедлив, честен и открыт для пандарена тогда, когда юноша не справлялся один, и закрыт тогда, когда Бин Сон должен был разбираться сам. Он обратил внимание на любовь к книгам Ксу (которая никуда не пропадала, лишь кончались книги в деревне), потому, когда была возможность, привозил из Нефритового леса свитки о самых разных расах. Вместе со свитками он привозил и слухи о странных существах, приплывшие к берегам туманного материка. Ведомые разрушением и войной, они уничтожали всё на своем пути! Ксу верил дяде, потому и сохранил до сегодняшнего дня неприязнь к иноземцам.

Любознательность осторожными шагами подкрадывалась к юноше, но главное качество, которое тот развил в себе, было упорством. Младший впитывал всё хорошее от своего дяди, и даже пытался подражать ему, а имя «Хонь» стало до конца жизни символом чести и достоинства для Бин Сона.

Именно дядя рассказывал ему об орденах, защищавших Пандари. Орден воинов тени, орден всадников на облачных змеях, загадочные хранители истории и молчаливые стражи Августейших — на рассказах о них вырос пандарен. Именно эти рассказы побудили его повстречать хотя бы одного пандарена каждого дома.

Но было бы несправедливо отметить только прекрасные черты Ксу. Хоть тот был и достойным, но даже у Шаохао были темные стороны. Так и этот пандарен был не совершенен: его навыки письма оставляли желать лучшего. Толстые черные линии иероглифов могут легко заполнить полуметровый свиток рисовой бумаги, рисуя всего два или три символа. Он не любит, когда его отвлекают по пустякам, совершенно не готов действовать ради неведомой ему цели.

Единоличный, он делает всё ради себя и только ради себя. По этой же причине остатки друзей, которые сохранились еще с детства, развеялись по ветру, подобно яблоневым лепесткам. И у Ксу был лишь один друг — дядя Хонь.

И чадо Бин Сон жило в доме Хонь, пока в девятнадцатый раз не прозвучали праздничная музыка флейты. Хонь сдержал слово и отпустил своего названного сына в открытый мир. И Ксу забрался на холм, и посмотрел в последний раз на деревню, лежащую у него под ногами, и вздохнул, и удалился прочь.

Так началась новая жизнь Ксу Бин Сона, сына фермера и ткачихи, названного сына мастера-резчика по камню. И много препятствий сулят Небожители ему, и даже Августейшие не знают, разобьет ли он стены, вставшие на его долгом пути.

Игровое имя:
Ксу
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Пандарен
Народность:
Континентальный пандарен
Пол:
Мужской
Возраст:
19
Мировоззрение:
Законопослушно-доброе
Вера:
Нет
Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Высокая требовательность

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток. Некоторые моменты меня, конечно, смутили, но все же. Я бы поставил это творение где-то между анкетой и квентой, потому что особое оформление сбивает стандартный шаблон анкеты и способ подачи информации может запутать читателя, хотя и передаёт важную информацию о персонаже, помогает его понять. Выглядит атмосферно и живо, однако именно отсутствие той формы анкеты, которая привычна, мне не позволяет выдать максимальную награду.

По высокой требовательности одобряю, но на +8 персонажу Ксу.

С уважением.

Проверил(а):
Киро
Уровни выданы:
Да
11:20
13:06
633
11:29
0
Малолетний д*б*л
12:14
0
Натурал
Если добавить марганцовку в свинец то я не знаю что получится.
15:38
0
Мда… Пундурены… Лучше синица в руках, чем журавль в небе…
15:47
0
Ордо думаю оценит
16:13
0
Пандарен здравого человека?