Игровое имя:
Вермина
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Ашенваль
Пол:
Женский
Возраст:
271
Особенности внешности:





Простирающиеся до плеч черные волосы, по истине высокорослой девушки, выглядели здоровыми, являясь важным аспектом ее прекрасной внешности по меркам калдорай. Блестящие бирюзовые глаза отражались в холодном пруду, как две маленькие луны, в то время как ее ответная улыбка даровала приятные ощущения радости, полноты счастья и спокойствия. Черты эльфийского лица дамы были остры на месте скул, но плавно переходили в центральную часть, образуя небольшой носик и четкую форму пышноватых губ. Ровно подчеркнутые брови темно-густого цвета воцарились над ее глазами, придавая некого величия, особенно когда взгляд женщины был нахмурен.Неописуемая фигура девушки была ее непоколебимым козырем, впрочем, как и у многих старательных дам народа ночных эльфов: длинные ноги, прекрасные пропорции и по истине высокий рост, в самом деле возносили девчушку над большинством, но при этом не сотворили из нее надменную гадину.



Перво-наперво: боль исказила деву. Созидающая на ее личике улыбка — появлялась лишь с трудом, да и то не в добром свете, а скорее выставляя на показ коварство и бессовестность намерений женщины. Скверна пропитывала ее всю, струясь по жилам вместе с кровью, но как нечто отдельное, влияя на организм и душу отверженной дамы. Блистательные волосы стали на вид более ломкими и приобрели иссиня-черный оттенок, когда ее «две луны» заменились полыхающими огоньками хаоса и потери — пламенем Скверны. Вынужденная скрывать данную особенность, Вермина носит тряпичную повязку на глаза, но никак не избавится от выростов на своей голове, которые преображались с каждым поглощенным демоном, пока не обрели форму спиралей с острыми концами. Кожа стала груба и неестественно мягка в некоторых местах. Инородные татуировки покрыли ее серую, будто мертвую, кожу, став неотделимой частью нынешней «красоты». Чего уж — уродства. Крылья — стечение времени и убийства своих врагов закаляли боевой дух настоящей убийцы, в чьем уме не было понятий совести и пощады, оставив за собой яркий след в характере и внешности — Пара демонических крыльев приобнимали силуэт «оружия смерти», имея на некоторых местах дыры, будто отражая состояние души охотницы.


Особенности характера:




Волевая девушка с ярчайшей улыбкой на своем лице всегда относилась терпимо к внешним раздражителям — нелюбимым ею личностям. Несмотря на то, что в родных краях все относились друг к другу с уважением, среди них все равно находились единицы, вызывавшие неприятные впечатления со стороны Вермины, однако даже такое поведение не оставалось без внимания ее улыбки. Добрая, ничуть не застенчивая, но и не опошленная в край женщина — совестная особа, тверда в своих решениях и мягка с товарищами, которые были ей наравне с родной семьей. Всегда, даже через мельчайшее горе, она проходила с лёгкостью благодаря решимости, смелости, воли и сторонней поддержки друзей с родными.Она не была врединой, будучи воспитанной девочкой. Конечно, когда проходила ее беззаботная юность — всегда могла подшутить над друзьями, подурачиться не глядя и приятно провести время в играх со сверстниками. Дни шли, а характер все преобразовывался, сделав из нее ту, кем она являлась до становления охотницей. Кто же знал, что это будет не последнее изменение?



Воля в принятии решений сменилась на выдержку, которую нельзя было поколебать каким-либо словом против. Твердость превратилась отчасти в упертость, а смелость попросту исчезла, заменившись жаждой, которая обратила некогда полезное качество в прах. Отсутствие совести стало важным приобретением после ритуала. Вермина ощутила то, чего не имела по отношению к чужакам — равнодушие. Отсутствие совести изничтожило понятие о взаимоуважении, вывесив на передний план жестокость, горделивость, апатичное отношение к иным расам и шовинизм. Даже несмотря на это, она все также имела зоркий взгляд, но выступала более не в качестве миролюбивой девушки, а как предвестник потери — тела, души, прежних ощущений. Встретив ее, путник задумается о том, что она в целом не столь ужасна на первый взгляд, но если с ее стороны отсутствует хоть малейшая заинтересованность — на передний план сразу выпадает «яркая» горделивость вкупе с полнейшим безразличием. Жестокость — выраженная после ритуала и сопровождающая охотницу по сей день. Без нее нет смысла прибегать к решительным мерам, а уж к ним, поверьте, Вермина готова, как никогда раньше. И в заключение стоит учесть, что все эти черты закрепляет очевидное — хладнокровие: неотделимая часть любого охотника на демонов.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Специализация:
Охотник на демонов
Способности:



Скверна протекала по жилам охотницы, придавая ей невероятную мощь, однако все же имела свою цену.
С периода становления охотником на демонов, Вермина научилась многому, с каждой поглощенной душой твари Легиона, она улучшала себя:


— Лишение привычного зрения во время ритуала не обошлось даром. Очи Вермины засияли ярким пламенем Скверны, извиваясь маленькими вспышками. Благодаря ему она способна заметить сокрытое от иных глаз, например, скрывающегося демона или же вовсе способность к ощущению ауры внутри существа.


— Владение парными клинками было достойным приобретением на пути охотницы. Вермина научилась владеть ими на профессиональном уровне, но до мастера, как ясно — ей далеко. Впрочем, это не огорчение для девушки, а даже наоборот — шанс к стремлению.


— Добротный лук, сделанный из коры прекрасных деревьев Фелвуда незадолго до его осквернения. Это орудие является также неотъемлемым «товарищем» Вермины, ведь благодаря ему ей даже не нужно приближаться к цели, если этого не требует жажда или обстоятельства. Владение им также на профессиональном уровне, но до совершенства еще очень далеко.


— Пара демонических крыльев позволяют особе взмыть над своим противников в небо на недолгое время или же вовсе ловко сменить свою позицию, парируя по воздуху.


— Поглощенный Верминой демон был из числа кровожадных убийц, отчего способности твари с лихвой передались носительнице: В некоторые момента женщина способна выпускать «на поводке» ярость своего пленника, тем самым нанося противнику сокрушительные удары, однако это дорого стоит для охотницы, отчего ее после мучает соблазн жажды и прожигающая по всему телу невыносимая боль.


Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Талассийский
  • Эредан
Пояснение к языкам:

Всеобщий — ну как не знать то, что необходимо для коммуникации с остальными народами.
Талассийский — родной язык для Вермины.
Эредан — каждый охотник на демонов обязан знать язык своего врага и Вермина не стала исключением.


Инвентарь:




— Пара остро заточенных боевых клинков являются основным оружием Вермины, которое она носит с собой в странствиях и частенько использует при столкновении с противником вблизи. Для дальней есть нечто иное!



— Крепкий лук с тугой тетивой — орудие для дальней дистанции. Извилистая форма древесной коры Фелвуда, из которой сделан данный лук, завораживает своим видом, придавая себе важное значение для охотницы.



— Старая сумка-котомка. Довольно вместительная, ведь позволяет таскать различного рода припасы, фонарь-подсвечник, сам запас восковых свеч, а также запасная одежда в виде крестьянского платья калдорай.



Род занятий:
Убийца
Хронология:



Разумеется, вся история началась с рождения маленькой девочки в одной из безызвестной деревне Ашенваля. Детство юной особы проходило в благоприятных условиях: заботливые родители, что передали малышке свою яркую и добродушную ухмылку на фоне пышненьких румяных щек. Играя со сверстниками, характер девочки лишь начинал как-то отстраиваться, а до ее ныне истинного облика было совсем далеко. И родилась Вермина двести семьдесят один год назад.
Время шло, день за днем, неделя за неделей, год за годом. Изоляция народа не приносила действительных проблем, поскольку была совершенно добровольной. Фурболги, друиды круга Кенария и прочие прелести природы открывались перед Верминой, отчего ни один день в юности данной особы не прошел незамеченным.

Взросление наступило совершенно неожиданно, оставив за собой прелестные деньки детской жизни, дав волю наступить поре взрослой. Став, как уже ясно, красивой и примерной калдорай, Вермина начала обучаться искусству боя, как и все. Конечно, это должно было являться глупой затеей для народа который уже долгое время живет в изоляции, но это не означает что иная опасность может миновать.

Так оно и случилось. Глухие известия об армии мертвых доходили с востока, пока растительность Фелвуда мгновенно не была осквернена, а на материк не заявились чужеземцы. Началась Третья война, в которой Вермина с гордым ощущением в сердце участвовала. Не стоит описывать, как она сражалась с орками клана Песни Войны, уничтожая их резкими и маневренными атаками, а после и вовсе терпели поражение, вынужденно оставляя свои позиции в лесах.

Множество событий прошло: страхи, гибель друзей, а самое ужасное — родных, которая ввергла Вермину в отчаяние, пробудив в ее душе первую жажду — мести. Резкие и яркие эмоции начали тускнеть и заглушаться, а желание уничтожить разорителей родных земель лишь росло.
Таким образом ее внимание привлек к себе Предатель — так звали ныне владыку Иллидана, цели которого не хило пересекались с намерениями Вермины. Зная, что ничего ее больше не держит, эльфийка примкнула к нему еще во время третьей войны, оставаясь верной и по сей день.
Именно после всех сложившихся событий начались странствия женщины. Проявленная решимость в становлении охотницей вызывали похвалу, а сама дева развивалась и дальше, убивая и убивая, с каждым днем становясь все иной.
Сейчас Вермина до сих пор верна Иллидану и лояльна своей семье в лице Иллидари, зная, что вскоре явно понадобится ее помощь — она не прекращает тренироваться в ожидании, когда зов Иллидана на глобальную битву с демонами прозвучит вновь. А пока она продолжает свою работу, выискивая остатки Легиона по Азероту, в частности — по Калимдору.





Бороздя просторы неба, дождь лишь усиливался. Он плавно перешел в мощный ливень, который омывал залитую Скверной землю. По легкому доспеху эльфийки стекали капли этого самого дождя, пока ее блеклый взор с тоской смотрел на оскверненный лес.
Фелвуд — некогда прекрасная обитель диких зверей, сейчас это место превратилось в могилу, которая так и источает из своих недр порчу.
Слезы наворачивались сами по себе, усталость от прошедших боев заставляла тело физически ныть, пока душа болела от происходящего. Вокруг лишь разрушения, где-то в пруду уместились тела товарищей, оставив эльфийку наедине с мраком, в будущем ставший для нее чем-то родным.
Страх подавно отстранился на второй или даже третий план, пронзающая боль от потери близких и друзей — куда сильнее ломила волю девушку, и так заметно обозлившейся на эту войну.
— Это ведь, как перепутье, когда стоишь на перекрестке двух троп...
Пробурчала она себе под нос, издав нервную усмешку. Очи свои прикрыла, раздумывая над принятием трудного решения.
Война унесла бесчисленное множество эльфийских жизней, а также сбежавших на земли Калимдора инородцев. И ведь в голове были мысли, что оборона от полчища Демонов в самом деле будет бессмысленна. Еще ни одна глухая защита не приводила к победе над врагом, а контратаковать не задумывался никто, кроме известного в данный период Предателя — Иллидана.
— Мне… Точнее я… — оборвалась ее начавшаяся фраза. Ладони прикоснулись к лицо, а девушка уселась на корточки.
Ветер усиливался, ее черные волосы развевались хаотично, как обычно происходят все события при хаосе вокруг. Приподнявшись, она крепко ухватила свой лук, сделав шаг вперед.
— Решено. Я приму этот путь.
Твердость и решимость так и веяли от ее силуэта.
В небе было густо. Дождь не собирался прекращаться, как и война.





Прошедший вместе с Иллиданом и остальными, путь в Запределье пролетел незаметно для Вермины. Ее потускневшие очи бегали по маячащим вокруг фигурам, а вертящаяся голова зациклила свой взор на архитектуре Черного Храма — место проведения ритуала, где решившая для себя эльфийка наконец-таки получит то, зачем пришла. Мрак, окутавший территорию вокруг, слишком огромное количество заостренных элементов в строении здания, сама атмосфера была явно не для душек. Может, Вермина и не была критиком или ценителем искусства, но это место заставляло сердце биться все чаще.
Могущество и жажда силы — это последнее, под чем некогда миролюбивая женщина могла прогнуться, но обстоятельства меняют жизнь вверх дном и это стоит для себя признать.
— Главное не оступиться при виде соперника… — прозвучал голос одного из представителей Иллидари, что шел вслед за Вождем — Иллиданом.

Все воспоминания складываются сплошь кусками друг на друга, порой забываешь было ли это на самом деле или очередная выдумка в «полетевшей» голове. Если призадуматься, то взору открывается просторное помещение кругообразной формы с ярко-зеленым полом под ногами и силуэтами на стенах — это был ритуальный круг, проще говоря «приватная арена», где выступавшие в случае победы становились теми, кем являются сейчас — охотниками на демонов. Каждый выбирал себе соперника для проведения боя и всего процесса посвящения. Вермина, конечно же, не исключение.
Шиварра — грозный противник, против которого выступила… Вермина.
О чем думала она, выбирая столь серьезного и хитрого противника? Возможно, она руководствовалась тем, что получит от нее невероятное могущество, поглотив всю ее силу целиком — как же это обыкновенно.

И вновь в памяти возникли пробелы, неважная часть представления ритуала испарилась, а полу-голая эльфийка с ритуальным кинжалом уже стоит в кругу, выжидая противника.
— Вермина? Ты что тут делаешь? — вопросил голос позади, отчего девушка резко повернулась, выставив перед собой оружие.
Силуэта будто бы и не было, сердце затрепетало, а по ногам прошлась легкая дрожь. Воздух прерывисто беспокоил сухие губы девушки, а после очередного возгласа — она обернулась.
Перед ней предстал отец — его широко раскрытые бирюзовые глаза, как две маленькие луны смотрели на родную дочь. Улыбка на лице Вермины начала коситься, а в голову резко пришло понимание — это не правда. Абсолютная не правда.
— Нам с твоей матерью казалось, что ты погибла в Фелвуде сражаясь с наступающими орками. — произнес обманчивый силуэт отца, сделав шаг вперед.
— Ты мертв, отец, как и моя мать. — твердый и решительный голос Вермины заставил ее противника остановиться. Фигура отца повернулась полу-боком к эльфийке, а на его лице возникла маниакальная усмешка.
— Ха-хаах… Дорогая моя, ты действительно так считаешь? Может тебе стоит науч-… — не посмел враг произнести и слова более, как был прерван.
— Я так решила. Ты мертв. — сухо выдала дуэлянтка, соскочив вперед. Сделав резкий выпад, Вермина провела кинжалом удар наискосок прямо по брюшной части противника. Увы, он успел отскочить, попортив себе кожаный нагрудник плотным порезом.
— Насколько же ты глупая девочка! — переменчивым тоном произнес «отец», в чьем голосе уже ощущалась прорезающаяся демоническая сущность. В мгновение иллюзия спала, а перед Верминой предстала высокорослая демонесса с шестью руками, на коих были браслеты, а также длинные смертоносные когти. Она с ухмылкой наблюдала за своей противницей, двигаясь полу-кругом — эльфийка шла следом.
Бой только начался, а рты противников были закрыты. Лишь Шиварра выдала провоцирующие фразы, на которые эльфийка кривила в озлобленности свою гримасу, совершая в ответ резкие удары. Шесть рук — это огромная проблема, а глупая самоуверенность для Вермины вылилась в страшную травму — измотанная из-за хитрых действий демона, она попала в его ловушку, заполучив себе на всю жизнь объемные порезы по телу — три руки совершили несколько замахов, от большей части которых девушка не смогла увернуться, пав плашмя на дуэльном круге.
Кровь растекалась под грудью, обагряя пол. Клинок, сжатый в руке эльфийки не был брошен из-за нахлынувшей боли. Гнев постепенно наполнял глаза девушки. Вермина начала вставать, ощущая эту неистовую тяжесть и возможную смерть. Разные чувства тогда наполняли ее, но все они были придавлены первостепенными эмоциями любого животного, когда вопрос касается жизни и смерти — ярость и хладнокровность. Переборов с криком боль, Вермина налетела на усмехающегося демона. Блестящее лезвие оружия прошлось по одной ноге шиварры, а затем второй! Пав на колено, та взмахнула руками, собираясь вот-вот использовать свои магические способности, дабы раз и навсегда избавиться от навязчивой противницы, но не успела та моргнуть, как Вермина оказалась уже в прыжке к груди демона. Изогнутое лезвие кинжала вонзилось в горло твари, а будущая охотница с оскалом на своем лице прокрутила клинок внутри. Разинув пасть, шиварра с тяжестью пала на спину, оставив довольную победой эльфийку терзать свое горло множественными ударами.
Настала пора второй части ритуала. Наблюдавшие за боем, на его протяжении сомнительно относились к успешному результату, но конец — был впечатлителен.
Последовавшая за изъятием кинжала струя крови — опрыскала грудь эльфийки. Разжав свои зубы, она пала на торс шиварры, переводя дыхание. Было ясно, что пора приступать к не менее отвратной части посвящения, но назад путь нет. Решение было принято подавно.
В руке уместилось горячее сердце шиварры. Кровь была буквально повсюду, а это, видимо, приносило некое душевное наслаждение посвящаемой эльфийке. Пасть вонзилась в сердечко, прямо как в сладостный плод, с прижатыми глазами вырывая небольшой кусок и с тяжестью его поедая, пока на руке на осталась лишь кровь.
Перед глазами мелькали образы, эти «картинки» заставляли страдать от испытываемой боли и подталкивали к последней — главной части. Кончик клинка вонзился в один глаз, сопровождая это душераздирающим криком, а затем и второй.

Рядом лужи крови, тело демона и обессиленная охотница. Да, именно — охотница, чья тушка вяло пала на пол, пока душа проходила весь долгодневный процесс перерождения. Все еще было впереди.





Обучение искусству охоты проходило на протяжении не особо долгого времени. Можно было сказать, что Вермина пошла на поле бое несовершенным бойцом, но и не сопливой девчонкой. Возможно, этот накал во время кровавых схваток был по мнению мастеров полезным опытом для новоиспеченной охотницы. Да, видимо, они были правы.

Время шло, а первым делом перерожденная эльфийка попала на Расколотые Берега, продвигаясь вместе с коалицией сил Азерота к Гробнице Саргераса. Скашиваемые толпы низших демонов приносили охотнице лишь уйму наслаждения, но боль из-за пленного внутри демона никуда не уходила. Эта тварь каждодневно мучила Вермину в, казалось бы, спокойные вечера.
Острова сменились Аргусом — бывшей родиной дренеев, которая стала оплотом для эредаров — принявших силу Саргераса, подчинившихся его воле ради могущества. Немного что-то напоминает...
Огромные просторы некогда прекрасного мира были усеяны плодами Скверны, она сочилась из всевозможных недр планеты. Мир был давно обречен на полнейшую гибель. Фелвуд на фоне этого был всего лишь каплей в море, однако сейчас — это не вызвало сострадания или жалости у Вермины.
Боевой опыт со временем накапливался, Иллидари, куда и была пристроена Вермина, действовали небольшими группами, вырезая отряды демонов и зачастую помогая «героям» в массовых баталиях. Кровь в венах бурлила, каждый день для рогатой эльфийки вместе с очередной поглощенной душой означал ее прогресс в становлении полноценным охотником на демонов и еще большим осквернением души. Везде, где были демоны — были и Иллидари, а значит — и Вермина.

Эхо войны только начало удаляться. Поражение Легиона на Мак'ари означало фактически конец войны, но оставшиеся группы демонов базировались вразброс на Азероте, и задачей Иллидари был их поиск. По воле случая, Вермина взяла на себя Ашенваль — там, где она родилась и последний раз была давным-давно.
Ощущения были странными, тоска по дому не пробегала по ее жилам души, предвкушение встречи со своим народом вызывало лишь ухмылку и непонятные сомнения, которые в будущем оправдались.
«Как ты могла отдать свою душу в обмен на это?» — задавались сородичи вслух таким вопросом. Отчужденность, презрение и статус изгоя — вот какую благодарность Вермина получила за борьбу с Легионом и ношу с демоном внутри, который давит на нее как смертельная болезнь. Гнев переполнял ее в тот момент, когда давно не ощущаемый дождь вновь полил с небес, став чем-то успокаивающим, прямо наравне с многотонным звучанием арфы. Охотница подняла свою голову, окунаясь мысленно в воспоминания, как она похожим образом стояла на пороге оскверненного Фелвуда.
Больше ей было не ужиться с сородичами, но это и не нужно было. Разваленный в ходе войны родительский дом в дальней части лесов стал прибежищем полу-демона. Главной целью является поиск и уничтожение остатков, а не миролюбивое сожительство со своим народом.
«Паскудные и неблагодарные твари...» — в мыслях Вермины пропечаталась эта фраза, наяву показавшаяся в виде коварной ухмылки.

Цель есть, как и место обитания. Пора лишь осесть и ждать, когда зов Вождя вновь заставит охотницу вступить в глобальную схватку.


Фракции:




Иллидари — дом, каким он всегда останется для Вермины: прекрасным во всех смыслах. Именно они приняли новоиспеченную последовательницу Иллидана в свои ряды, когда началось вторжение Легиона. Тогда для девы не существовало ничего, кроме движимой мести, но в новой семье она почувствовала себя иной — принятой, одобренной, это можно выразить как угодно.
В любом случае охотники из Иллидари оставили значимы след в жизни Вермины, а потому не колеблясь она придет на помощь по их зову.

По поводу остальных фракций толком нечего сказать — Вермина относится к ним нейтрально, не возвышая, но и не опуская их достоинство попусту, поскольку нет до них дела.


Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Тис Черная Пчела — незваная гостья в опавшем родительском поместье именуется дальней родственницей Вермины. Последняя в свою очередь воспринимала это скептически, но какие-то ощущения подсказывали, что между девами имеются семейные узы. Решив действовать наблюдательно, Вермина с демонстративным гостеприимством позволила эльфийке остаться рядом с собой, мысленно не сводя с ее горла лезвие боевого клинка.



Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:





Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Уф. Приветствую! Ну, что сказать, я рассмотрел анкету, попытался заглянуть в "душу" персонажа, конкретно охотника на демонов, и сделал это с трудом. Основная проблема - все сильно сжато. Я не беру во внимание даже высокую требовательность, основные мои претензии к факту того, что персонаж является охотником на демонов.

1) Стоит расписать подробнее хронологию событий, приведших девушку к осознанию того, что впустить в себя демона, навлечь на себя гнев всей расы и остального мира, и, по факту, полностью измениться, это достаточная цена для мести.

2) Хотелось бы видеть детальнее сам ритуал, отношение персонажа, его переживания, мысли и сопутствующие процессы. Например, как был выбран демон? Последующие события после ритуала? Само обучение?

3) Основные события Легиона и принимаемое персонажем в них участие. А так же, концовка. После того, как пропал Иллидан, когда Иллидари по факту разобрались с Легионом, когда Орден фактически перестал быть нужен.

По вопросам - в личку дискорда, Киро#2697, буду рад обсудить.

С уважением.

UPD.

С учетом дополнений персонажа и личной беседы касательно некоторых вопросов - одобрено +10 на персонажа Вермина.

Проверил(а):
Киро
Уровни выданы:
Да
10:52
18:55
880
13:35
+1
Неплохо, довольно неплохо.
13:37
+1
Мнэ нравица вашо анкето.
15:29
+1
Это все хорошо конечно, но какой теперь кпд от Иллидари. Легиону то капут)
Если конечно кто-нибудь, не сделает ги которая будет выпиливать чернокнижников и бездников.
А так красиво сделано, да и содержание хорошее.
09:26
0
Такая гильдия есть. Называется Иллидари
09:44
0
И сидят они в Златоземье
15:49
+2
10.1. Ник персонажа должен соответствовать реалиям мира Военного Ремесла, не нарушать логику мира, быть написан русскими буквами и не быть прямо заимствованным из этого и иных сеттингов, произведений, а так же не должен являться именем/псевдонимом/etc. знаменитых или каких либо любых других личностей ИРЛ. Например: нельзя создавать персонажей с никами: Аннанас, Бамблдор, Артас и т.п. Учитывая, что большинство имен так или иначе заняты, решение, попадает ли имя персонажа под указанное правило или оно общепринятое/недостаточно известное, решается индивидуально.

Возможно, вы это не знали, но все же Вермина — персонаж из другого фэнтези, TES. Лучше сменить имя и попросить ренейм.
15:55
+3
Вермина — вполне себе нейтральное имя. Это тебе не Нарута, Артис, Утир или ИванГрозный.
16:00
0
Соглашусь.
15:58
0
Я знаю, кто такая Вермина, но не думаю, что это имя попадает под правило, не столь оно общеизвестно, как какой-нибудь Артас, Гарри Поттер и тому подобное. Спасибо за слова, уж если прикопаются — поищу компромисс.
16:13
+1
Только вот это портит отыгрыш. Каждый старается сделать себе исключение. Прямо сейчас из одного только TES`а играется Ауриэль, Маннимарко, Джиуб и, как видите, Вермина.
16:15
0
Имя персонажа как-то портит отыгрыш? Ничуть абсолютно. Он зависит не от имени.
Атмосферу? Для тебя — быть может. Большинству — явно нет.
16:34
0
Я даже не заметил что имя то даэдра принадлежит. Наверное кто-то так же бы это пропустил, если бы не ваш спор
16:37
0
Он не значимый. Каждый остался при своем мнении.
Уж я считаю, что его не нужно менять. Как сказал Томас — оно действительно нейтральное и проблем не вызовет.
Имя одного из Принцев Даэдра необщеизвестно? Фанаты TES так точно не считают.
А вообще, какой смысл брать имена богов и известных героев из других рпг, если это не отсылка?
18:10
0
Симпатизирует оно мне.
Ну, я не думаю, что основной контингент Даркмуна это любители вселенной TES, которые бы считали общеизвестным все имена даэдрических принцев, часто встречающихся персонажей и прочих ключевых.
В любом случае я не слышал в свой адрес высказываний по поводу имени персонажа, поскольку оно и звучит красиво для калдорай, да и в принципе не вызывает какого-то отрицания со стороны большей части игроков.
17:24
0
Плюсик поставлю за Иллидари, а потом прочту