«Сквозь их смерти проложен брод к нашей победе.» — Сказала Зитени, наблюдая за горящим древом жизни Тельдрассил.


Игровое имя:
Зитени
Статус:
Нежить
Ссылка на квенту персонажа:
Раса:
Нежить
Народность:
Лордерон
Пол:
Женский
Возраст:
33 (20 на момент гибели)
Особенности внешности:

Внешность

Чистое лицо не без косметики, неизменная тушь под глазами. Маленький носик, ровные черты лица, и худоба щек — все это формирует ее вечно беспечный лик. Улыбка редко появляется на ее лице, и только в редких случаях она напрягает мышцы лица чтобы выказать свою радость. Глаза практически не светятся, и при особом усилии можно было различить в них заплывшие тусклые, словно разбитые уличные фонари, зрачки. Их зеленое слабое сияние придает лицу жути у тех, кто не часто видит живых мертвецов.

Черные волосы собраны в два хвостика для удобства в схватке. Иногда гигиена и простое причесывание становится для нее настоящим испытанием, борьбой со своей ленью, которую частенько проигрывает. Уход за волосами для нее мучение, которое она старается избегать. А поэтому чаще всего ее можно было лицезреть с заплетенными неухоженными косичками, что подпрыгивают в такт ее движениям.
Кожа во многих местах отсутствует, оголенные кости хоть и содержатся в минимальной чистоте, но выглядят чудовищно. Она не стыдится недостатков своей внешности, и с легкостью признает свое несовершенство. Ростом она не выделяется в строю своих собратьев по смерти. Тощие бледные, словно покрытые мелом, конечности двигаются резко и непринужденно. Движения сопровождаются тихим хрустом сухих костей и шорохом старых сухожилий.

Но со временем она стала выглядеть куда более серьезной, и не по своему желанию. Зитени разучилась улыбаться, забыла как проявлять интерес и выглядеть живо. Пустой взгляд, не выражающий пылкого настроя, не вызывает ничего, кроме печали. Выражение лица меняется лишь в битве: в такие моменты он частично вспоминает об эмоциях. Только в сражении она способна улыбнуться, оскалиться, хитро сощурить глаза, показаться вновь живой хотя-бы частично.
Глаза ее стали более тусклыми и мутными. Они не мигая перекатываются с места на место, осматривая все перед собой внимательным взглядом. Десять лет загробной жизни в корне изменили ее характер и внешность. Теперь Зитени нельзя даже с натяжкой назвать человеком.
Лишь хладное костлявое тело, закованное в латную броню, обладающее повадками хищника-убийцы. Низкий неприветливый голос и взгляд, тяжелый как свинцовые тучи в небесах. Посмотрев на Зитени сейчас можно с уверенностью заявить — она выросла над собой, и превратилась во что-то пугающее и непохожее на того, кем была при жизни.

Особенности характера:

Характер

Сперва она мыслила и говорила простыми словами, не обладала хорошей памятью. Болтлива и приветлива со всеми, даже при встречи с подозрительными незнакомцами. В бою она становилась серьезнее, и высказывала свои мысли коротко и ясно. Обдумывала ситуацию прежде чем броситься вперед, но все равно слишком часто делала поспешные выводы и промахивалась. Делала и в правду много ошибок, и стыдилась этого перед собой и окружающими. Загробная жизнь стала испытанием для ее рассудка, которое было поистине непосильным для девушки. Глубоко внутри она признавала свою лень и бедственное материальное положение, но не любила когда об этом говорил кто то в открытую. В бою предпочитала быстрые внезапные атаки, но пыталась избежать боестолкновения, если это возможно. Не испытывала страха ни перед боем ни во время того, но на собственном опыте знала, что опрометчивые поступки дорого могут обойтись. Страха нет, но всегда можно поплатиться собой за неосторожность и пренебрежение к опасности. Став отрекшейся, Зитени заново училась общаться и принимать решения.

И она всегда старалась отдалиться от горя и печалей, чтобы видом своим воодушевлять товарищей. Ведь важность боевого духа и решимости в бою переоценить невозможно, и Зитени понимала, что даже мертвым нужна поддержка.
Важно добавить, что она долгое время после воскрешения она не знала, что уже мертва. Вернее, она не осознавала грани между жизнью и смертью, ведь для Зитени момента смерти попросту не существовало. Провалы в памяти и повреждения мозга привели к тому, что нежить считала нынешнее состояние абсолютно приемлемым и нормальным, она продолжала «жить» не задавая себе трудных вопросов.
Но со временем она смогла разбить оковы психических травм и трагичного прошлого. Мало кто знал настоящую Зитени, и даже для нее самой она была загадкой долгое время. Самокопания и самобичевания привели к тому, что она наконец отчистила свой разум от чуждых голосов и мыслей, и теперь формирует свою точку зрения на этот мир. Определенно, в ней закрепилось несколько черт, определяющие ее поступки, являющиеся их причиной.


Честность превыше всего.

Та самая Зитени Моргинг, что то пропадала, то вновь появлялась, была честна с сама собой и окружающими. В любой непонятной ситуации она действовала так, как считала нужным, а не ради чьей-либо выгоды. При жизни, когда ее младшую сестру обижали, Зитени встала между толпой маленьких хулиганов и сестрой, тем самым верша свою справедливость, защищая слабого. В такие ситуации страх пропадал, и оставалась лишь железная уверенность в своей правоте. Она поступит так, чтобы это было честно, хотя бы с ее позиции. Зитени предложит дуэль один на один, если это требуется, примет на себя удар, защищая союзников. Она защитит свое имя, отстоит свое достоинство, пускай и чести в смерти у нее быть не могло. Для нее важно ничего не таить от себя, и поступать так, чтобы в каждом действии и слове была искрящаяся частица искренности. Она не пойдет на предательство или страшную ложь, какой-бы суровой ни была ситуация.

Сила — это право принимать сложные решения.
Ни разу в своей нежизни она не прекращала смотреть вперед, думать о лучшем. Она взирала на мир широко открытыми глазами и терпела трудности и лишения вот уже долгих десять лет. За это время она многое повидала, что могло сломить ее тело и дух, но не сдавалась, и шла вперед, прямо по головам врагов. Ни Алый Орден, ни нежить, ни даже эльфы не смогли сломить ее. Она стойко выдержит все лишения, как и подобает воину, или же любому кто силен духом. Испугать ее — задача невозможная и бессмысленная, а пытки не дадут какого-либо результата.

Опыт — ее важный и столь тяжелый багаж за спиной.
Именно на основе своего опыта ныне Зитени делает выводы. Долгие годы странствий в мертвом теле принесли свои плоды. Она знает множество историй, бесчисленное количество различных случаев и ситуация, как боевых так и нет. Это помогает ей принимать решения в новых ситуациях, оставаться как можно более объективной всегда. Она злопамятна, и с огромным трудом прощает ошибки даже своим ближайшим соратникам, и не доверяет тем, кто ранее уже оступался. Не любит предателей и подлецов, и всегда ждет от подобных личностей самого худшего. Ненавидит карьеристов и лицемеров, которые прячут свои корыстные и бессовестные желания за ширмой полезных действий.

«Почему я ничего не чувствую.»

Пустота. Мало кто может точно сказать, что это слово означает. Для Зитени стылая пустота и голод мыслей стали единственной реальностью. Нет более никаких чувств: ни стыда, ни сострадания, ни радости, ни печали. Даже знаменитой жажды убийства, за которую нежить ненавидят и презирают, нет в ней. После всего что стряслось с ней она осталась бесчувственным хладным трупом, что взирает на серый бессмысленный мир. Она каждый день и каждую ночь уверяет себя, что еще не все потеряно, что впереди ее ждет цель. Но вот солнце садится, а цели так и нет. Единственное, что держит ее от кончины — это служба, долг, и верность. Она не сдастся и не опустит руки потому что считает что вопреки презрению и гневным взглядам в нее еще верят.
И, по правде говоря, даже эта вера не приносила ей удовольствия. Ничто на этом свете не может заставить ее чувствовать. Каждый день все тусклее чем предыдущий, а перспективы все более удручающие.



Жизнь солдата ничего не стоит.


Зитени за долгих тринадцать лет смерти причинила невообразимый объем страданий тем, кого считала врагами. Где-то ее вела месть. Где-то — обыкновенная жестокость и жажда крови. Зитени презирает жалость к врагу, что испытывают другие солдаты. Им важно знать, что те страшные поступки, что они наворотили, были совершены по приказу, по чужой воле. Им спокойнее от того, что во всех зверствах и кровопролитиях можно обвинить кого-то другого. Зитени не такая.
Она признает свою ответственность за совершенные зверства, не стыдится врожденной жестокости. Желает убивать без остановки и ограничений. Мертвая воительница воспользуется любым шансом, чтобы лишить жизни тех, к кому проявляет малейшую неприязнь. Она не забудет и не простит обидчика, стремясь к наиболее кровавому решению любого конфликта. Ее картина мира проста и понятна:

— Лишь потеряв жизнь враг искупает свою вину. Простить недруга — значить предать самого себя.


Мировоззрение:
Законопослушно-злое
Класс:
Воин
Специализация:
Оружие
Способности:

Способности

Она долго и упорно практиковала темные искусства некромантии, учась у Рандис Разделенной Души. Через несколько месяцев непрекращающихся практик в боевых условиях она может считать полноправным некромантом с уровнем знаний не ниже адепта 3-4 круга Культа проклятых, а может даже и выше. Держала в своих руках два рунических клинка, и активно училась пользоваться их силами в бою. Не раз она поднимала разумных существ с того света: Омарион, Латеналь, Урукмар, Кулханис, и наконец Тирус…
Всех их она помогала вернуть к жизни, и внесла существенный вклад в развитие некромантии в армии Орды. Пускай это искусство было запретным и противоестественным для живых, но лишь оно поддерживало Зитени в кромешной тьме посмертия, и давала силы чтобы встретить новый день.

Ее способности путем долгих практик приобрели устойчивую форму:

Темная стрела — мощная атака энергией смерти, требующая высокой концентрации и опыта. Обычно ей владеют только некроманты-заклинатели, но Зитени овладела этой способностью не взирая на трудности. массивная некротическая сила тлена разрушает ткани живого тела, заставляет их гнить и разрушаться. Эта жестокая атака издает характерный свист воздуха, знакомый каждому, кто когда либо его слышал. Настоящее воплощение смерти в реальном мире.

Мощь проклятых — некромантия позволяет воздействовать на мертвую плоть, как и свою, так и чужую. Таким образом Зитени пропитывает свои ткани насквозь потоками губительно энергии, делая свои движения быстрее. Светящиеся от нечестивой энергии руки способны на невозможное ранее, например разорвать противника на части без оружия в целом. Сила смерти во много раз превосходит любого живого, и превращает новоприобретенное тело Зитени в страшное оружие.

Навыки обращения с оружием — неутомимая борьба заставила ее приспосабливаться к новым условиям. Так Зитени со временем овладела и мечами, и топорами, как короткими так и длинными. Она предпочитает острое оружие ближнего боя, ведь верит в его надежность и эффективность. Техника и способ удара в основном зависят от специфики противника, которого она видит перед собой. Зитени сразу понимает, как лучше и проще атаковать цель, вставшую на пути.


Навыки и профессии:

Кузнечное дело.
( Уровень великого мастера ) Училась как и у мастеров Орды, так и у умельцев нежити Подгорода, которые в своем большинстве опирались на старые техники лордеронских кузнецов. Знает как сотворить магический клинок, а с недавних пор учится зачарованию лат. Использовала как и обычные металлы, так и редкие. Мифрил, арканит, даже саронит — она знает о них многое, и всегда найдет способ приспособить их для дела. За время служения Орде она произвела на свет множество мощного снаряжения, что стало достоянием бойцов Армии Чести.

Первая помощь.
(живым — новичок; мертвым — мастер ) Способности в этой сфере разделяются на две части.
Некромантия способна исцелить раны мертвецов и придать им сил, но имеет свои минусы. Каждое ее использование является для Зитени неким испытанием, ведь при больших нагрузках она не может предсказать последствия для себя и раненного.
Зашить рану, или же перемотать конечность она сможет без особого труда, но в этом деле ей крайне не хватает аккуратности. Впрочем, если речь идет о мертвых, но она сможет оказать достаточную помощь.

Любит петь.
Знает множество мрачных песен, как бы это ни казалось странно для нежити. Калимдор подарил ей бесценный багаж исторических и фолклорных знаний. От странников она слышала песни, которым было суждено передаваться из уст в уста. Часто она напевает себе что то под нос, если путешествует в одиночестве.

Наложение чар.
В середине Четвертой Войны Зитени занялась изучением наложения чар и зачарованием предметов экипировки и оружия. Она научилась распылять предметы, обладающие магической силой, извлекая из них чародейские субстанции. Так же в ее архивах числятся некоторые гравировки и магические символы, способные многократно усилить оружие. Все чаще она начала прибегать к зачарованию своих изделий.

Каннибализм.
"Возьми часть меня и съешь. И так раз за разом, пока от меня не останется ничего. Только так ты утолишь свои печали и извечный голод..." — Хром Фалькон сказал это перед расставанием с Зитени. В тот злополучный вечер в Ашенвальском лесу Зитени целиком сожрала своего товарища чтобы продолжить путь, и выполнить боевую задачу.

Я не ем пленников, я люблю мятные пряники.
При жизни она была поваром кондитером на службе у дворянина, поэтому навыки готовки пищи, отточенные путем кропотливого труда, остались с ней на долгое время. Зитени может приготовит вкусный торг, пирог, даже пудинг. После смерти она начала больше интересоваться готовкой людей и гномов, поедая их по настроению или по нужде. Однако, она не упустит возможность продемонстрировать свои навыки и сделать что-то вкусное и сладкое для живых товарищей.

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Чаще всего в качестве привычки она просила у всемогущей Тьмы, покровительствующей отрекшимся, помощи в трудную минуту. Но со временем Зитени перестала чувствовать опасность или страх, поэтому вера в высшие силы отпала за ненадобностью.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Орочий
  • Таур-ахэ
Пояснение к языкам:

Отлично своим родным языком — всеобщим. Выучила орочий, так как путешествовала по Калимдору на протяжении девяти лет. Хорошо знает и язык тауренов Мулгора, ведь пребывала в Громовом утесе продолжительное время.

Дарнасский язык приобрел необходимость еще очень давно. Сражаясь с врагом, ты должен минимально понимать его шаги, и в поэтому Зитени смогла запомнить ключевые фразы на диалекте эльфов. Впрочем, не только с противником она использует его. Талласийский, он же язык эльфов крови, немного похож на дарнасский. Она сможет построить диалог с союзником-эльфом, если этого потребует ситуация.

Инвентарь:

Снаряжение

Имеет:

Саронитовые латы повелителя Плети. Этот доспех достался ей с большим трудом по чистой случайности. Завладев крепость Тирагард, что раньше была аванпостом отряда рыцарей смерти Длань Смерти, она нашла в подвале хранилище подходящие латы. Эта броня по прочности и надежности обходит любую другую и может без сомнений именоваться непробиваемой. Зитени долго работала, чтобы приспособить эти латы под свои размеры и в результате смогла стать носителем пугающего реликта времен процветания Плети Короля Лича.

Трупный возраст — одноручный длинный меч, чем то похожий на пилу. Острое лезвие с выпирающими шипами искрится силой смерти, явно давая понять что острота это не единственное почему стоит опасаться этого клинка. Он так и пропитан мощью тления и разложения, и в умелых руках некроманта сможет принести огромный ущерб как и живым существам, так и мертвым порождениям.
(Получен тута rp-wow.ru/events/6325.html)

Секира палача — памятный предмет. Зитени получила эту двуручную тяжелую секиру в подарок от своего командира Ридли Плагфиллера, и первоначально дорожила ей чуть ли не сильнее, чем частями собственного тела. Этот острый и мощный топор с двумя лезвиями имеет по бокам гравировки в виде черепов, отливающие холодным стальным блеском. Основное оружие Зитени на данный момент.

Кровопийка — Отравленный кинжал с зазубринами был ее ответом на неожиданные и непредвиденные угрозы. Яд, что может остановить даже мертвого, опасная кромка, несущая смерть любому живому — все это было в ее руках. И пускай это оружие больше напоминало инструмент подлых и бесчестных убийц, но Зитени прекрасно понимала, насколько порой мир несправедлив и бесчестен.
(Получен тута rp-wow.ru/events/9991.html)


«Третий неизвестный» — Рунический клинок, найденный среди трофеев Войны Шипов. На него нанесена руна раскалывания мечей. Длинный меч веет смертью и могуществом, которым Зитени не может обладать в полной мере. Она не знакома с магией рун смерти и не обучена искусствам, что владеют рыцари смерти. Но даже без пользования силой рун этот клинок является устрашающим оружием.

Кхор, Молот Порчи — добыт после победы над кровавым богом Г'ууном в глубинах Ульдира. Этот молот обладает секретами могущества титанов и является страшным оружием в руках мертвой. С его помощью она может воздействовать на кровь и плоть своих врагов, испуская порчу, заточенную в древнем артефакте. Кроме того, даже без особых способностей молот крепок и тяжел, являясь надежным оружием против хорошо защищенных неприятелей.


Род занятий:
Служба Орде и Вождю
Хронология:

О жизни
Зитени родилась в Брилле, была у нее любящая семья и маленькая сестра. Она не знала бед и лишений, а ужасы Второй Войны обошли ее стороной. Вступив в совершеннолетие, она начала работу на кухне у знатного рода Агамондов, где числилась поваром-кондитером...

Я люблю кексы больше чем караваи
Сяду за плиту и уже не опоздаю
На кухню я стараюсь приходить только вовремя
Раз почуяла волю — опоздала — чуть не уволили.
Кухонное утро со стаканом чая,
Более двух сотен трудобудней за плечами,
Более двух сотен обедов недоеденных,
Более трёх сотен сахарниц объезженных.
Радость от проделанной готовки никакая
Все мои блюда Агамонды уплетают во вкус не внимая
Вестимо не дождаться кулинарного мастерства
Ведь влияют на карьерный рост лишь большие празднества!
На дворянских пиршества мнусь по углам я,
Всячески стараюсь не привлечь к себе внимания.
Если дворянин посмотрит: то только искоса, нехотя -
Не ласкают мужской взгляд крестьянские черты лица.
В детстве было хорошо, в отрочестве — хуже,
В девичестве снизошло — я никому не нужная.
Раньше сладости наполняли душу радостью,
Теперь когда съедаю их, то уже не улыбаюсь я.
Вечером после кухни малый сон и жизнь в грязи -
Нету никакой заботы для соседей снизу.
Голоса не подаёт неделями сестрица,
Если просыпаюсь по утрам — то только от ведра воды в лицо!

Нам с тобой:
Голубые небеса через шторки порванные,
Или после кухни спальня с кроватью сломанной!

Понедельник. Грустное утро. Мне на кухню надо.
Мой пожелтевший фартук который год дышит на ладан.
Утреннее зарево не вызовет в душе волнения
Равнодушно взгляд засунула в сахарные изделия.
На родную кухню спешу я с раннего утра,
Вокруг меня взрослые, дети — кто куда.
Ну а я кухарка, я по улицам не бегаю:
В голове уже шаблон, сколько я сегодня сделаю.
Просто я пеку неутомимо уже сколько лет,
Сам Девлин руку жал, сказал, что мне замены нет.
Это значит, мне не светит перспектива роста.
Это значит, что меня снова опустили, просто.
На кухне как и дома всё одно и тоже:
Презирают поварихи, сестра терпеть не может.
Что толку стараться проводить время с пользою,
Если все мои знакомые меня просто используют.
На износ работаю, на вынос отдыхаю,
Отдаю родителям и Минтен всё, что зарабатываю.
До последнего золотого, с ними не общаясь,
А из за этого хорошей сестрой и дочерью считаюсь.
О происходящем узнаю из россказней,
Молитвенник, щурясь, перечитываю ночью поздней.
Веду статистику потраченного сахара,
Жизнь мне не сладка, так буду делать пироги сполна!


О моменте смерти

Спокойная жизнь закончилась, когда в Брилл пришла нежить. Перепуганная до смерти Зитени лишь успела спрятать свою сестру в шкафу и выбежать на улицу, чтобы отвлечь орды нежити от дома и не дать мертвым убить родную сестренку Минтен. За свою самоотверженность она поплатилась жизнью: ее изрешетили из луков, после чего воскресили как солдата Плети...

Я собиралась кое-как,
С полок сметая шоколад,
И с мелкой дрожью на зубах
Под визг страдающих солдат
Я собиралась второпях,
Костюм не стиран и помят,
Но там, где ночью ждут меня,
Всем наплевать на мой наряд —
Внимания не обратят;
Мертвые радостно вопят,
Они вопят: «Ее сожрать!»
Я не хочу их понимать…
Бежать уж поздно, и пускай!
Меня азарт не отпускает,
Озорной смешливый страх;
Ночная улица пылает,
И сестру спрятала в шкафах!

То ли слабость, то ли власть:
Я зарекалась, и клялась,
Что завладеть собой не дам.
Но постепенно перестала страх вкушать:
Надо ж как-нибудь принять
Что смерть пришла в гости к нам,
В гости к нам...

И некромант унял моя страх,
Пора признать, что я – маньяк;
Теперь когда моя воля обмякла
Это тем более понятно.
В неживых чужих строях
Немного места для замаха.
Спросить некому с меня,
И я стыжу себя сама —
Я не прощаю как всегда;
Но уйти мне не судьба,
Ведь мысль Плетью занята,
А кухня красным залита.
И я толкаю дубиной дверь,
Понуро голову держа,
Иду спокойная теперь,
И ноги больше не дрожат,
И никакого мандража…

То ли слабость, то ли власть:
Я зарекалась, и клялась,
Что завладеть собой не дам.
Но постепенно перестала страх вкушать:
Надо ж как-нибудь принять
Что смерть пришла в гости к нам,
Ко всем нам...


После смерти

Когда Король-Лич утратил контроль над многими мертвецами Лордерона, Зитени освободилась от ужасных пут Плети. Она была одной из тех, кого отправили на защиту послов, идущих на аудиенцию к вождю Орды. И только встретив живых ордынцев, она по-настоящему поняла весь ужас своего положения...

Стоит мне обнаружиться
Мухи слетаются, будто на свалку отходов съестных
Вроде бы же живу же
Но не помогает
Даже не знаю возможен ли выход
Сколько лекарей не спрашивала
Я и к знахарю хаживала
Все только морщась лицо воротят
И поднимают плечи
Мол этого мы не лечим
То ли не могут, то ли не хотят
Пахнет настолько плохо, что
Кажется будто год прошел
Ровно с тех пор как я умерла от ран
И ощущенье близости
Трупа никак не вывести
Если судьбой я вам в собеседницы дана
Я могу вообще молчать, но вы начнете замечать
Вскоре что воздух удушлив и спёрт
В ужасе и смущении, вы же не в помещении
Так почему так хочется вам открыть форточку!

Если я еду в транспорте
Это небезопасно тем
Кто в это время там оказался
Только вдохну и выдохну
Живые стремятся к выходу
В давке друг другу ущерб нанося
Новобранцы тычут пальцами
Но подходить боятся
Меня на большом расстоянии удерживая
А поймать удастся мне хоть одного мерзавца -
Не буду я с ним ругаться
Скажу ему вежливо я:
Что в виду имели вы
Что, что же побледнели?
Прошу, постарайтесь быть сдержанней впредь
Живой дрожит и стонет
И слезы текут от вони
И волосы на висках начинают седеть
Я отпускаю бедного
Легче ему не стало
Коленями задрожал он и лег на живот
Корчится, похохатывает и глаза закатывает
Никогда уже больше в себя не придет…



Калимдор

В землях Орды она обзавелась надежными товарищами и научилась сражаться. Постепенно она привыкала к специфичному общению с живыми и устоям нового союза, мирясь с бытовыми трудностями...

Я прохожу по Мулгору с привычным «Хао, шу'хало»,
А в ответ слышу, что нежити не рад никто
Я гневаюсь на них, но вида не подаю
Поднимаю руку и в ответ молча рукой вожу
И вот сижу, разгневанная, но не шибко
Наверняка это какая-то ошибка...
Я хороший воин так-то и любима всеми
Но незаметно так в Орде посеяно сомнений семя
Из любопытства прошу у прохожего воды
В ответ молчание, глаза его ужаса полны
А ведь обычно ордынцы помогают славно
И таурены никого не презирают явно
Я поворачиваюсь к оркам и троллям
Они уважали меня за стойкость к ранам гнойным
Но вместо немого дружелюбия на лицах
Поджаты губы и оскалены клыки подобно спицам
Мне становится по правде жутко
Словно утопающая выкрикиваю шутку
Но в ответ вместо заливистого хохота
Слышу в тишине безразлично хмыкнул кто-то там
Оскорбления, смех в дальнем отряде
По-любому это про меня и это всё по правде
Они всё презирают нежить, не зная пощады
И не объяснить им, что мы не виноваты!

Я истребляла свой народ, не моргнув глазом.
Я убивала знакомых и друзей, разрывая горло сразу.
Умерла от ран той злополучной ночью.
И была возвращена посредством чар мощных.
Мне никогда не доводилось так страдать, в конце концов.
Не желала убивать, идти против родных краев.
Я бы хотела искупить свою вину пред всеми,
Но нет прощения мне перед убиенными...



Лордерон

Утратив надежных друзей в битвах, Зитени вернулась в родные земли Лордерона. С новыми союзниками она решилась дать отпор Алому ордену в Тирисфале и навсегда провозгласить эти земли как собственность отрекшихся и Орды.

Я ненавижу человечество, я этим в Хрома
Мой соратник Хром Фалькон, знай, что я тебя не предала
Я, как и ты, считаю, хватит людям править балом
Я поняла это ещё будучи девчонкой слабой
Алые жестоко теснили нас повсюду
Моими первыми словами для них были: «Вон отсюда!»
Я сопровождала их взмахами булавы
Изящно окропляя оружие свое в крови
Примерно в то же время научилась я ковать
И лихо делала оружие, ведь старое уже не починить
Тьма Тьмущая, может, стоит бросить дело ратное?
И стать кузнецом, из тех, которых чтут солдаты?
Но ещё много лет пришлось терпеть гнет Алых
Поражения не убавили прыти убивать людей треклятых
Хотя пытались провести чрез пытки, навредить.
Резали на части, которые мне не проблема сшить!
Но я сражалась, доставляя проблем свору
У меня был план, сработать должен по-любому
Хром Фалькон, будучи однажды сильным и влиятельным
Учил меня сражаться, избегая гибели объятий
Сначала Хром смотрел сердито и шептал проклятия
Но постепенно понял, что мне можно доверять
Я всю округу обошла с ним, изучая оружие иных земель:
Дробящее, рубящее, колющее — всех мастей
Мы проводили за беседами час за часом
Мы спорили до хрипоты и это было счастьем
И на его могиле я поклялась воплотить
Главную из его идей —
Пойти войною на людей
Орки, тролли, таурены, и, конечно, неживые
Пойдут со мною смело, жаждою возмездия влекомые
Весь поход я рассчитала до мелочей
Вперёд, Орда, долой жестоких палачей!
Воины, паладины, друиды, ваш отважный полк
Без промедления бросается на авангард в упор
Вы сдержите удары ведь в защите знаете толк
Ваш натиск вызовет в рядах врага раздор
А это приведёт Алых жрецов в ропот
И тут же наши разбойники и маги вступят
Вы усугубите панику, атакуя в тыловую
Вот тут, чернокнижники, подготовьтесь к бою
Когда противник дезориентирован
Эффект, произведённый вами, будет гарантирован
Ломитесь на мишень, сжигая Алых всех до тла
Люди давно уже отвыкли от скверного огня!
И не забудьте демонов своих призвать
Ведь тогда Алым победы точно не видать

Не забывайте: наша цель — кровавая победа
С максимумом жертв, и трупами для обеда.
Кстати, о вас, ребята: зомби, вурдалаки, призраки
Тут не обойтись без осквернения, вы нам в деле все нужны!
Как ни крути, а вы тяжёлая артиллерия
С такими воинами в поражение не верю я
Стражи смерти на левом фланге и поганища покрупней
Сразите их пехоту и пируйте прям на ней.
На правом — ловчие и маги, тут задача не проста:
Лидеров ордена прикончить не дать упавшим встать
Не забывайте о союзниках в Монастыре
Десятки замученных жертв и сотни мертвых тел
Они готовы встать под наше боевое знамя
Ведь некроманты и жрецы всегда идут за нами
Враг окружен и этот круг всё уже, уже, уже
Всё! И покорятся Алые, и завоют в ужасе
И разомкнётся постепенно круг ордынских армий
И мы увидим в бывших палачах бесправных тварей
И Алый орден сильный, внушающий страх повсеместно
Культу Забытой Тени покорно уступит своё место
Добьем мы пленных, казни десяток или тысячу
И люди будут все мертвы, жалости у нас не сыщут.
И благородный жрец тьмы в богатых темных тканях
Поборник справедливости и доблестный защитник слабых
Так вот, он встанет перед Алыми и промолвит:
«Люди, теперь вы с нами наравне и прежним мир не будет»



Интерлюдия

И не оставалось ничего другого, крове сражений. В страшных битвах Зитени закалилась и стала куда сильнее, чем была раньше. Приняв новый облик, ей стало куда проще брести по миру и собирать кровавую жатву…

Я незваная и неожидаемая вами непрошеная гостья
Я учтиво плечом пожимаю в ответ на проклятья и злость
Я готова разделить с вами горе, которое сама принесла
Гилнеас пал, осталась лишь мертвая земля...
Страшней чумы
Страшней гнили
Калечу я живых ряды
Свожу на нет любой порыв
И мучаю вас будто гнойный нарыв

По долинам и взгорьям спешу я навстречу жертвам своим
И возмездье вершу я над тем, кому мой лик не терпим
Не ведая страха и горя, я боль приношу, вот и всё
От Гилнеаса до Южнобережья иду я, и никто будет спасен!

Смахнувши пыль с могучих крыл
Валькиры путь к спасенью нам открыли
Мертвые дадут отпор любым врагам
Иду я за Сильваной по пятам...







Омарион Ментор

И она нашла. В родном Брилле ютился так же и 252-ой батальон армии отрекшихся, который собирал рекрутов. Зитени вместе с Санитойэр не долго думая вступили в него, и стали принимать участие в различных миссиях. Временами было легко: отряд был силен, а враги немощны. Но бывало и так, что им еле-еле удавалось уносить ноги. После очередной подобной неудачной вылазки, где Зитени чуть ли не разорвали на части, она решила обратиться к некроманту батальона Рандис Разделенная Душа. За этим последовал недолгий разговор, вся суть которого сводилась к тому что Зитени хотела стать сильнее и лучше, чтобы успешно противостоять всем угрозам и опасностям на своем пути. Так и началась ее тренировка некромантии. Сперва все шло довольно плоховато, основы были трудны для неподготовленного человека, но вскоре Зитени овладела ими на уровне новичка. Она долго и упорно закрепляла знания, потому что ей это нравилось. Нравилось осознавать факт, что теперь ее никому не придется защищать. Она не хотела более терять друзей по причине своей слабости.
Но вот настал один день и она вместе со своими подругами пошла в библиотеку. По старой привычке, когда они собирались все вместе — быть приключению или беде. И сейчас они нашли проблем на свои головы: прочитав несколько строк в книге некрологов, Санитойэр призвала прямо в читальном зале большого духа. Они смогли управиться с агрессивной нежитью, и захватить ядро ее сущности. Так и началась их дорога в Западные Чумные Земли. Они решили отнести сущность приведения к его могиле, место расположения которой узнали в книге. Путешествие было нелегким, но в итоге у них получилось желаемое. Результат был непредсказуем: на момент им удалось поговорить с усопшим. Санитойэр в целом была рада, что дух упокоен, но Зитени была разочарована. Она надеялась, что этот путь что то принесет ей, что то даст. Но в итоге она так ничего и не узнала, не получила. С самого начала ведь она шла в библиотеку только для того чтобы из некрологов узнать побольше о кузнецах прошлого и их ремесле.
Но как оказалось, она рано разочаровалась в случившемся. Прямо на дороге у Брилла, одним ранним утром, они встретились. Он был нематериален, но узнаваем. Именно эти очертания видела Зитени, когда боролась с буйным призраком. Но теперь на нем не было цепей, и лицо было крайне спокойным. Он, Оманион Ментор, предложил ей свою помощь и свои уроки. И не собиралась она отказываться от этого.

Они болтали днями, работали часами, без ненужных передышек и остановок. За пару недель интенсивных тренировок в кузнечном деле Зитени смогла овладеть этим ремеслом достаточно хорошо, чтобы уже не называться новичком. Так же Омарион делился знаниями другой природы. Они рассказал где можно найти полезные припасы, где раньше хранились все ценности остатков Лордеронской армии. Они многое дали друг другу, тем самым став лучше.
Но в один момент пришла пора прощаться. Перед отправкой в Оргриммар и вступление в Армию Чести, Зитени отошла в сторонку чтобы поговорить с ним. Там то они и придумали хитроумный план, рассчитанный на длительное время. Омарион и Зитени разошлись по разные стороны, каждый вступал в свою роль, и у обоих на лице была неприятная улыбка горького расставания. Он был первым ее «другом», которого она не потеряла, а с которым попрощалась достойно. Но чувствовала потерю, словно от нее оторвали часть ее души.


Рандис Разделенная Душа

Армия Чести постепенно наращивала могущество и становилась все сильнее и больше. Тем временем, Зитени беззаботно гуляла по Оргриммару, ходила по магазинам. Правда была в том, что ее детский, инфантильный характер проблемы с памятью были вызваны серьезными повреждениями мозга. Если вкратце — она банально не помнила и не понимала, что однажды умерла. Ей казалось естественным все, что происходит вокруг. Такая легкомысленность по отношению ко всему не осталась незамеченной: Пайпер Риквил и Рандис Разделенная Душа предложили ей поработать над собой, восстановить ткани своего тела некромантией. Она была не против, ведь видела в некромантии забавную игру, а не искусство использования смерти.
Однажды когда она была не занята валянием дурака, она вышла за город и провела несложную операцию, которую проводила часто. Но не над собой, а окружающими. В один миг ее сознание сомкнулось, а затем прояснилось полностью. Она теперь помнила все: жизнь, смерть. Быстро она все осознала, и широко распахнула глаза, ей захотелось закричать. Как можно было так существовать долгих десять лет? Безумно, глупо, неправильно. Но злиться было бессмысленно, ибо сейчас она ожила.
Смерть матери, обещание сестре, и собственная гибель — она вспомнила все, что потеряла из за повреждений. Тяжкий груз давил на нее, создавал как и трудности с восприятием реальности, так и все большие сомнения.
Лишь вернувшись в город она смогла заметить, что вся дрожит и мямлит. Выговорить что либо было невозможно, а руки не были способны держать меч. В таком состоянии она пребывала пока учитель Рандис не увидела ее. Вместе они довершили начатое, восстановили разум и тело Зитени достаточно, чтобы та могла считать себя полноценной. После же, Рандис вручила ей книгу: толстый томик с фолиантом, выполненным из кожи. Железные вставки и увесистость книги говорили об ее ценности. Зитени поблагодарила учителя за книгу, а затем они разошлись. Им еще долго не суждено было встретиться, но они не горевали, а были уверены в правильности происходящего. Люди расходятся чтобы вновь встретиться, а встречаются чтобы разойтись. Однажды они вновь будут говорить, пусть и не так тепло как раньше. Второй верный друг покинул ее, оставив что то важное после себя. Все же, общение с лучшими делает нас лучше — так Зитени реагировала на утраты. Все же, она потеряла что то важное.


Хром Фалькон, снова

Шло время, и конфликт Альянса и Орды разгорался все сильнее. Первая кровь пролилась в Ашенвальских лесах, и Зитени была там в первых рядах вместе с другими бойцами Армии Чести. Для нее эта война имела личный, сакральный смысл, ибо все ее товарищи полегли под кронами высоких вековых древ этого леса. Она с превеликой радостью кромсала растительность, вклинивалась в ряды противников. Их разрушительный поход окончился только в Лор'Данеле, где войска Альянса бежали под натиском Орды. Финальным аккордам мести стало сожжение Тельдрассила, которое принесло Зитени несказанную радость на грани безумия. Стоя на берегу она наблюдала за тем, как монумент страданий ее товарищей, и ее собственных мучений и печалей сгорает, освещая все вокруг. Определенно для нее это был момент триумфа над собой и прошлым, но как всегда это случается, за победой неизбежно следуют и поражения.
Сперва она проиграла сама себе, когда впервые взялась за старые книги, когда беседовала с омраченными знаниями старцами. В Оргриммаре она смогла узнать о будущем корне всех своих и чужих бед — о Предателе человечества, древнем руническом топоре. Это оружие показалось ей интересным, она желала заполучить его чтобы стать сильнее. Для этого она перешла через себя, через все во что верила. И нет больше пути назад, к справедливости и доброте. Она буквально вырвала это оружие из рук немощного инвалида, и лишила его жизни. Отныне она стала совсем другой, потому что Предатель человечества являлся далеко не самым обычным оружием. Он шептал ей, говорил с ней когда никто не слышит, постепенно сводил с ума. Так и вышло, что в один момент она потеряла над собой контроль. Кто то другой теперь правил ее разумом, и двигал ее руками и ногами. Зитени могла лишь беспомощно наблюдать, как ее тело вершит злодеяния и безумства. В порыве неконтролируемой жестокости она убила примерно пятнадцать человек за один вечер, и не собиралась кажись останавливаться. Но все же, на удивления, смогла. Голоса в голове преследовали ее постоянно, но она могла в целом держать себя в руках. В целом.

Самоконтроль не спас ее от убийств и жестокости. Осада Лордерона открыла ее истинное лицо, когда она устраивала кошмарные расправы над уже побежденными врагами. Затем, она решила использовать в бою за Брилл гниль, одна из всего подразделения защитников. Балон на спине, маска на лице, и мощный гниломет в руках — это был самый настоящий ужас во плоти, зрелище, которое противоречит здравому смыслу и морали. Но Зитени вполне был готова предать любые устои и рамки адекватности чтобы победить в сражении за родной дом. Дом, который она самолично залила гнилью.

Голос шептал и дальше, но вскоре Зитени поняла кому он принадлежал. Это был один из ее ближайший соратников, лучший друг прошлого — Хром Фалькон. Этот угрюмый мертвец вместе с Зитени и прочими путешествовал по Калимдору, и участвовал в множестве битв. Он всегда оберегал и защищал Зитени, несмотря на ее умственные и прочие проблемы. Кто знает, почему он этим занимался, но Зитени давно упустила момент спросить об этом. Именно он захватывал контроль над ее телом когда она его теряла, и вел мертвое тело в бой без страха и упрека. Да, он был кровожаден и безумен, но никто не идеален, особенно перед лицом сражения.
И лишь путем большего кровопролития она смогла распрощаться с голосами, и стать самостоятельной. И пустой.



Пайпер Риквил

Зитени продолжила службу. Вот уже Армия Чести рассредоточилась по фронтам всемирной войны. Ее товарищи самоотверженно сражались, каждый по-своему. Зитени же искала причины для сражения. Зачем я существую? — спрашивала она себя вновь и вновь. Пагубные вопросы терзали ее, не давали сосредоточиться. Она разрушила свой собственный дом, и после этого разочаровалась в Орде как таковой. Сильвана не хотела защитить свой народ и прочих подданных, а разменивалась в угоду личной выгоды. Зитени видела, как воины Орды погибают в бессмысленных сражениях непонятно за что, как отдают свои жизни за несуществующие идеалы. И даже воевода Саурфанг, Корлигрум, палач Тирус — все они пали в этой войне, но не смогли своими смертями ее выиграть или приостановить. Зитени, пускай и полыхала в огне ненависти, понимала простой факт — война хуже любого, даже самого позорного, мира. Потому что она забирает лучших из ее товарищей, а в замен оставляет лишь пустоту и боль. Но в череде сражений Зитени всегда видела рядом с собой одну девушку — Пайпер. Маленькая волшебница доблестно сражалась, и никогда не сомневалась в идеалах Орды и Сильваны. Были ли у нее причины воевать?
Смотря на нее со стороны, Зитени раздумывала, нужны ли эти причины вообще. Сомнения и страх поселились в ее голове, потому что она не могла дать себе точный ответ за что воюет. Получается, она проливает кровь просто так?
Одним днем ее рассудок пошатнулся окончательно. Когда среди своих жертв она обнаружила свою сестру, Зитени поняла, что более не может держать оружие в руках. Она своими руками прикончила ту, ради которой умерла. Рухнули все обещания прошлого и мольбы настоящего — Зитени превратилась для себя самой в монстра, который убивает без суда и следствия любого, кого прикажут. Не ради друзей, не ради родных, а во имя дальнейшего кровопролития и боли. Она завернула тело сестры в ткань, и решила больше с ним никогда не расставаться.
Встретилась с Пайпер она когда им вдвоем нужно было вернуться в Оргримммар за новыми поручениями. Зитени была подавлена и разбита, ей больше нечего было сказать и не на что было понадеяться. Маленькая девочка встретила ее с простреленной головой, без глаза, на трясущихся ногах. Ей тоже было трудно, тоже было плохо, но по своему. Зитени удивленно посмотрела на нее, ведь никогда не думала, что Пайпер могла пострадать. Она всегда видела ее как незыблемый ориентир, как непреклонную воительницу отрекшихся. Рыцарь без страха и упрека — так думала Зитени, когда смотрела на Пайпер.
Но сейчас взгляд ее опустел, ей было плохо. Что то терзало ее изнутри, так же как и саму Зитени. Тогда то она и поняла, что верный путь никогда не бывает простым. Она так много потеряла не для того чтобы остановиться и опустить руки. Этой девочке тоже было плохо, но она не раскисала, а продолжала существовать, нести волю Темной Госпожи. Зитени раз и навсегда решила что больше не допустит утрат товарищей и родных, что не поддастся эмоциям в трудный час. И пусть она многих потеряла, но у нее еще были те, кого она должна защитить.

События тех времен описываются в квенте: rp-wow.ru/coolstory/743-volchja-staja-strogo-18.html





Четвертая Война не прощала слабостей и ошибок никому. Зитени участвовала в боях на многих фронтах, но именно после битв в Арати что-то в ней переменилось вновь. Тогда, у Грота Боген, что соединял Арати и Внутренние Земли, она самолично убила целый взвод армии людей, за что заплатила сполна. После ожесточенной битвы она ослабла и была вынуждена отступить в тыл с помощью единственного безопасного транспорта. На подлодке Волчья Стая она переправилась в Оргриммар, где смогла восстановиться и получить пару недель вдали от передовой. Она не сидела на месте даже на «больничном», и пожелала вернуться в Лордерон.
На месте прошедших боев Зитени нашла лишь танки и останки вражеской армии, что пришла на штурм стен Столицы. Развалины и бродящие в чумном тумане скелеты заставили ее серьезно переосмыслить свои действия и взгляды.

Пусть Орда не всегда действовала правильно, а вождь не старается спасти жизни своих солдат. Она постарается спасти каждого боевого товарища сама. Зитени решила, что для защиты дорогих друзей и ценностей всей Орды она должна сражаться. Неутомимо и беспощадно, но зная меру. Благими намерениями дорога в ад вымощена — она понимала суть этой поговорки лучше всех. Отрекшаяся на своей собственной могиле поклялась, что продолжит сражаться и постарается удерживать баланс между чудовищным кровавым безумием и человеческой гуманностью и жалостью.





Фракции:

Фракции

Орда: превознесение.
Пожалуй, не назвать более комфортного места для Зитени чем Орда. Она объехала весь Калимдор в своих странствиях, познала быт и менталитет народов, населяющих материк. Ко всем воинам Орды она относится хорошо, и несомненно поможет им с трудную минуту.

Отрекшиеся Подгорода: превознесение.
Среди жителей Брилла она стала легендой, воительницей, что всегда придет на помощь, разберется с самым страшным противником. Армия отрекшихся подарила Зитени цель к существованию, дала уверенность в правильности своих действий. И она несомненно отплатит за все путем нескончаемой службы.


Прозвища, звания, титулы:

Звания

Палач армии отрекшихся

Каменный страж Орды


Отношение:

Отношение


Альянс — Отрицательное.
Он принес ей и ее товарищам много боли. Заклятый враг, которого можно остановить лишь путем крупных жертв. Она никогда не перестанет смотреть на подданных Альянса как на неприятелей, коих нужно истребить.

Орда — Положительное.
Это ее дом. Место, где ее приняли и дали шанс стать лучше. Измениться и превратиться из кровожадного чудовища Плети в солдата с убеждениями и свободой воли.

Культ Проклятых/Рыцари Черного Клинка — Отрицательное.
Притворные предатели, что решили служить сомнительной силе вместо помощи своему народу. Их замыслы и мотивы Зитени презирает, потому что не раз сталкивалась с жестокостью рыцарей смерти в бою.

Алый Орден — Отрицательное.
Она их прекрасно понимает. Отрекшиеся и Алый Орден оказались в равных условиях. Их презирали и ненавидели, но если нежить смогла найти себе новых союзников и стать частью чего-то большего, то живые люди Лордерона не обрели подобной поддержки. Прошлое сыграло с ними злую шутку, и теперь они обречены на уничтожение, ибо объявили войну всему миру.


Впечатления от встречи с Алым Орденом перешло и на другие подобные секты. Теперь она относится настороженно к любому закрытому религиозному культу.

Пайпер Риквил.
«Что я могу сказать о ней… Такая маленькая, а уже все для себя решила. Одно время я думала, что Пайпер пустая, что у нее нет чувств, что эта машина смерти мертва внутри. Но я ошибалась. Стоило мне пропасть, как она оказалась одной из первых, кто пришел на помощь. В ней есть что то больше, чем бездумное служение Орде. Внутренний стержень, который дает ей силы поступать правильно. Она сильная, но тоже нуждается в поддержке. Я ее не брошу.»

Ана Иссохшая Тень.
«Подозрительная личность. Ее упорство и преданность поражают, но никак не могу избавиться от чувства, что за ее поступками стоит что то еще. Она воюет не за Орду, не за своих товарищей, а по каким то иным причинам. Я доверяю ей, поддержу ее, но не собираюсь говорить с ней по душам и сближаться, потому что это может плохо для нас кончиться.»

Талрик Андоральский.

«Я видела его в первый день своего вступления в войска, увижу и в последний день службы Орде. Глыба, а не покойник — он переживет любую напасть, а после встанет, отряхнется, и вновь ринется в бой. Несгибаемый, сильный боец. Он не тревожит товарищей понапрасну и всегда готов прийти на помощь. Я уважаю его, ведь таких преданных воинов в наше время отнюдь не много.»

Нас'бог.
«Магхары… Для них мы не Орда, а я — не орк. Он не верит ни в Орду, ни в союзников. Лишь хочет, чтобы его народ был в порядке, и чтобы традиции и заветы кланов не оказались ввергнуты в небытье. Я понимаю его, но не поддерживаю, потому что изоляция и недоверие к союзникам не приведут ни к чему хорошему. Он осознает это однажды, и тогда станет сильнее чем есть сейчас.»

Ридли Плагфиллер.

«Сильный мужчина… Чем то он мне напоминает Хрома Фалькона. Воин старой закалки, без сомнений исполняет свои обязанности, и всегда готов к трудностям. Когда разгорелась новая война, он первым принял на себя удар, и достойно выдержал его. Ридли должен являться примером для остальных солдат, потому что никогда не совершал ошибок, и всегда работал не на себя, а ради своих бойцов. Во многом именно он помог мне стать лучше, за что я ему благодарна.»


Семейное положение:
Нет
Родственники:

Мать и отец погибли в Брилле, и Зитени их никогда не встречала после смерти.
Сестра Минтен Моргинг погибла от рук Зитени. Ее смерть заставила рассудок Зитени пошатнуться.

Питомцы:

Спутники




Хади'Бакалим.
Верный скакун Зитени. Однажды она заполучила его в Брилле, после чего верхом на нем проехалась по фронтам Четвертой Войны, ни разу в нем не сомневаясь. Когда не на кого больше понадеяться, Зитени рассчитывает только на своего скакуна.





Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Очень хочу для начала отметить, что хоть и написано немного суховато, но читается замечательно и образ персонажа вышел отличным, без раздутого героизма и пафоса.

В целом, по содержанию есть несколько вопросов:
“Первая помощь ( Новичок ): умеет пришивать конечности” - если её знания сведены к минимуму, то едва ли она справится с такой сложной операцией, как пришивание руки или ноги.
“В свои 20 лет Зитени готовилась к смерти.” - Если на 32 год ОТП Зитени стукнуло 30, то она родилась во 2 году ОТП. Лордерон пал в 20 году ОТП, и если мы проведём несложный подсчёт, то во время падения Лордерона ей было 18 лет, а не 20.
“Зитени очнулась и увидела перед собой светящуюся фигуру с крыльями в мутном небе.
Ты — Ангел? После небольшой паузы белый силуэт дал отрицательный ответ и улетел сторону. “ - хотелось бы подробнее узнать о том, кто воскресил её. Валькира?
“Зитени начала действовать: она набросилась сзади, накинула на шею присевшей Джейл крепкую цепь, и начала неистово сжимать, помогая коленями.” - если после пыток и долгого нахождения в камере персонаж был истощён и измучен пытками, то откуда у неё силы на такое сопротивление? И откуда в клетке цепь, которую так просто можно накинуть на чужую шею?

Далее, имеется пара опечаток:
“Тушь под глазами, хоть и не меняется месяцами, очень подходит эй. “ - ей
“Эй доверяли, поэтому никто кроме нее не появился. “ - ей
“Сначала Зитени и Санитойэр думали, что к ним приставили девушки для того чтобы допрос был легче. “ - девушку.

Также советую убрать авторское отступление:
“( Когда нибудь я напишу целый рассказ про этот Калимдор)”.

В целом работа, как я уже и говорила, неплохая. Выношу вердикт данному творчеству низкой требовательности одобрено на +2 уровня для персонажа Зитени.

По вопросам, за добрым советом или для обсуждения вынесенного мною вердикта можно обратиться в Discord: Ванильная зефирка Пинни#4536.

Удачи!

Проверил(а):
Ванильная зефирка Пинни
Выдача (Опыт):
Да
00:02
11:59
1716
11:27
+1
Монголмонголмонголмонголмонгол
Монголмонголмонголмонголмонгол