Шен Лоу.

Историю данного могу можно охарактеризовать шестью словами:
Безымянный, Глашатай, Писарь, Историк, Колесо Сансары.

Глашатай в его лучшие годы.

Игровое имя:
Шенлоу
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Могу
Пол:
Мужской
Возраст:
Чуть меньше 14000
Особенности внешности:

Некогда, это был прекрасный представитель своего рода (коим он сам себя считал). Как и у большинства его собратьев могу, их тело было сделано из камня и плоти, а благодаря узорам их фигуры выглядят очень мускулистыми. Цвет тела обычно имел от 6 до 7 оттенков, но мы ведь говорим про Шен Лоу. Его «кожа» была синяя, словно океан, а тело покрывали «лёгкий» каменный покров, похожий на серую рясу. Лик же его нельзя назвать приятным для смертных — грубое лицо, напоминающее сплющенную морду льва с парой выпирающих клыков и с блекло светящимися бирюзовыми глазами, а с головы спадали такие синие локоны волос, которые так же были из камня и имели узоры. Выражение лица чаще всего было вдумчивым, ведь он часто уходить в себя, захламляя голову тоннами вопросов, ответы на которые чаще всего не находит.

Когда же начался бунт рабов, Шен Лоу побоялся гнева бывших пленников, решив спрятаться на Острове Грома, впав в спячку. Однако, он не мог предположить, что его сон продлиться многие тысячелетия...
Спустя где-то 12000 и ещё 33 года, одиноко стоящая статуя начала трещать. Могу чувствовал сильную боль в районе живота, от чего содрогался разум и мешал его сну. От очередной волны боли статуя упала наземь. Но она не сломалась на десяток камешков, а напротив — с неё спал многовековой слой пыли и мха. Трясущие, ели движимые руки неспешно подняли тело, а его ноги смогли выдержать напор, удержав её на обеих лапах. Открыв веки, он осмотрел помещение, в котором находился, но не мог понять, где он… нет. Скорее, он не помнил где. Он был на какой-то заброшенной верфи, где была пара сгнивших лодок с пробитым дном. Подойдя к воде, он увидел своё отражение: прекрасная синяя кожа стала словно песок, а глаза не горели прекрасной бирюзой, а лишь поблескивали желтизной, словно топазы. Его любимой робы не был с ним, оголив его торс. Из мускулистого, отливающего прекрасной синевой, низкорослого могу он превратился в средних размеров толстяка из песка, глины и мха. Его плоть окаменела, словно он был лишь ожившей статуей. Волосы собраны вместе и закреплены «резинкой», сделав на затылке что-то типа окаменевшей горящей свечки. Да и ростом Шен был выше себя прежнего, где-то наголову. Складывалось ощущение, что Шен переселился в тело другого могу, но он, увы, не помнил даже свой вид, так что спокойно принял нового себя. Оглядевшись, он увидел рядом с собой лишь старый заброшенный пирс с прогнившими лодками на берегу. День, а то и пару, он пробыл у того места из-за страха, вызванным беспамятством, но оно уже и побудило его вскоре покинуть временный лагерь, ведь его желание вспомнить кем он является становилось всё больше и больше. Отломав от пирса деревяшку, он использовал её как оружие и ринулся в неизвестное...

Особенности характера:

Во время занятия своим хобби, он предпочитал места за селениями, убеждая себя, что сможет защитить себя и что у него есть его два верных спутника: благоразумие и верность господину. Он сторонился скоплений могу из-за их шума, ибо лучше думалось в тишине. Конечно были момент, когда он приходил в такие места. Например, чтоб проверить свои силы, или просто сбросить пар. Но настоящая причина в другом.

Пару тысячелетий ранее, по землям Пандарии ходил отшельник — одинокий могу, вогнанный в депрессию своим бессилием и унижениями своих соклановцев. У Шена была одна проблема — ростом он меньше своим собратьев, из-за чего не мог дать должны отбор, становясь грушей для битья старейшин и насмешек остальных. Не вытерпев этого, он покинул родное поселение, устав от многочисленных унижений. Первые дни он задавался вопросами: «За что ему это?», «Почему его создатели сделали его слабым». В конце концов, его разум склонялся к кому, что его создатели виновны в его бедах. Однако, слегка остыв через некоторое время, он ужаснулся от своих мыслей, начав избивать самого себя. Он всего этого он медленно сходил с ума, но единственное, что его спасало — вера в Хранителей и в Пантеон. Он задался целью найти могучего Ра-Дена, дабы попросить его мудрости и совета.
За долгие годы скитаний, Шен частично одичал: вместо устной речи, он стал вырезать слова на каменной пергаменте, что носил за спиной (на самом деле это была лишь плитка, которую он поднял по пути), начал сторонится мест скопления других могу, рыча и прогоняя тех, что встречались ему по пути. Но так было не со всеми разумными существами. Во время странствия к Хранителю, он встречал разные народы, как миролюбивые, так и враждебные. И как раз таки последние и кардинально изменили его жизнь. Продолжая идти уже в беспамятстве, он резко почувствовал то, что когда-то давно позабыл. То, чего он боялся и ненавидел. Это была… боль. Насекомоподобная тварь впилась своими зубьями в ту часть левой руки, где вместо камня уже появлялась смертная плоть. Со злобой и яростью поглядев на это, Шен завопил от боли, схватив другой рукой за голову и раздавив её в желе, после отбросив труп. Сев на колено, он начал осматривать рану. Благо, он была не сильно глубокой, но обрабатывать сейчас ему было нечем, и не когда. Над ним показались ещё две подобные фигуры, но те были выше. Были ли это родители прошлого или нет, могу волновало лишь одно — выжить. Он осознавал, что силы не на его стороне, но отступать был некуда. Бой длился около полудня. Безумец держался из последних сил, когда богомолы в очередной раз атаковали его. Контратаковав, он вогнал одного одного жука лицо в землю, размозжив головы об твёрдую почву. Прикончив одного, он уже было успокоился, но рано. Рывком, последний богомол оторвал ему руку, после начав жадно сгрызать мясо с его руки. Начав дышать всё чаще и чаще, он вскинул голову, после чего взревел. Это был рёв боли, ярости и ненависти раздался по всей округи. Желая аннигилировать тварь, он впервые за долгие годы произнёс фразу своими слова.
— УМРИ, НАСЕКОМОЕ! — Проорал он что есть силы, ринувшись на врага.
Но не успел он добежать до него, как мощная вспышка ударила по богомолу, озарив поле боя синим свечением. Оно даже не успело пискнуть, как было испепелено. Убрав руку от глаз, счастливчик начал осматриваться по сторонам в поисках «спасителя», устремив свой взор на фигуре, стоящей над ним на холме и ужаснулся. То был тот, кто владел необычной силой. Той, что ему ни за что бы не достичь было. Наверное, в тот миг в далёком уголку мозга, он думал «Повелитель Ра, вы ли это?». Но кровавая ярость не давала придти в себя, в следствии чего он кинулся на личность. Ей стоило лишь взмахнуть рукой и могу сковали электрические цепи, не дававшие даже шелохнуться.
— Довольно! Ты славно бился воин и потешил меня. За твои заслуги я спас твою никчёмную жизнь и прощаю тебе твою выходку. А теперь назовись. -
Уставший, он опустил голову, потихоньку приходя в себя. Когда же он успокоился, вяло поднял голову и снова лицезрел своего спасителя. Императора Лей Шеня, позади которого стоял с десяток верных ему бойцов. Смотря на великого него блестящими раскрытыми глазницами, он чувствовал одновременно страх и восторг от силы, что была в нём.
— Ты так и будешь глазеть на меня, или ответишь на мой вопрос? Может, лучшей наградой для тебя будет смерть? — сказал владыка, собирая шаровую молнию в руке.
— По… повелитель. Как же я долго искал вас, о Владыка. — смог вымолвить могу. Хмыкнув, Лей Шень сбросил оковы с Шена, из-за чего тот упал лицом наземь, но быстро встал, сев на колено и склонив голову. — Повелитель, разрешите служить вам. Это будет дл… — не успел договорить он, как Владыка Грома ударил его.
— Ты смеешь просить меня о службе, игнорируя мои слова? — гневно прокричал он, увеличивая в размерах шар.
— О нет, Владыка! Я просто… не помню своего имени. Уже долгие десятилетия я брожу по этим землям, практически не общаясь ни с кем, так что позабыл своё старое имя.
— Да? И чем ты, Безымянный, можешь послужить мне с лишь одной рукой?
Опустив взор на свою левую руку, Шен Лоу вспомнил, что в бою он потерял руку. Поразмыслив, он решил пойти на отчаянный шаг, достав целой рукой плиту со спины и поставив её перед собой, словно памятник перед могилой.
-Примите меня, как Глашатая ваших великих деяний. Если из меня больше не выйдет боец, то хотя бы так, дабы находиться рядом с вами, Владыка Грома. — договорив, он склонил голову за плиткой.
Сам камень был исписан разными фразами, да к тому же начал покрываться мхом. За спиной императора сначала раздались несколько смешков, а через пол минуты уже и он сам не сдержался от слов дикаря. Развеяв шаровую молнию, он подошёл чуть выше и поднял голову.
— Никто пока не веселился меня, как ты, Безымянный. — сказал император сквозь смех. — Можешь лучше пойдешь в прислугу? -смахнув, он сделал серьёзное лицо. — Хорошо. Так тому и быть! Служи мне верно, Шен Лоу! Да, отныне тебя будут звать Писарь Шен Лоу. Гордись своим новым именем, мой слуга и возможно, я верну тебе твою руку.
Так наш могу и получил своё имя, даже не пытаясь вспомнить прошлое. Верой и правдой служил он своему новому владыке, так же постигая новые знания, которые раньше ему и не снились. Так например, он узнал судьбу своего прошлого клана: все, кроме старейшины отказались служить Лей Шеню, в следствии чего были либо казнены, либо хуже. Глава же, хоть и сдался, но был так же казнён за предательство своего клана. На руинах старого поселение появилось новое, в котором жили могу и рабы-пандарены, поодаль от всех жил и сам Глашатай, в уединённом доме у края утёса. Спустя сотню лет, могу начала одолевать старость — результат долгого воздействия проклятья плоти. Уже готовый к смерти, ему было даровано то, что было обещано и дальше больше — император узнал о скорой кончине пожалуй самого верного слуги, и не мог не сдержать своё обещание. Шен Лоуа доставили Громовой Горе, где он и переродился, остановим и частично скинув эффект проклятья плоти, скинули пару десятков лет, сделали выше, и да — вернули руку. За столь щедры дары от поклялся служить ещё вернее, но куда дальше?
Шли сотни… Нет. Тысячелетия! Благодаря свой должности Глашатая и хорошо дающимся знания в магии, он смог развить свои возможности ещё сильней, приобретя скрытый навык.

Слово Оратора — необычная способность, имеющая магическое происхождение. Влияя на психическое состояние противника, он заставить его опустить оружие или прекратить использовать заклинания. Но не успокаивается, что заставляет перейти к словесному бою. Однако, в силу своих умений и характеру, Шен Лоу не может повлиять на врагов сильнее себя, а иногда и равных ему же, что было не раз проверено. Так же, данная способность не могла действовать больше, чем на двух разумных существ. И ещё: предполагалось, что если сам могу убеждён в том, что его противник слабее его, что на самом деле так не являлось, он мог так же заставить его опустить оружие. К сожалению, сам могу не осмелился проверять подобное.

Так же, в своих начинаниях, он сумел сконцентрировать сгусток тайной магии, превратив его в снаряд, напоминающий молнию. Он окрестил это заклинание Заряд Верности.

Взрывная руна. Слабая арканная руна, накладываемая на поверхность и затрачиваемая много сил. Увы, в деле она использовалась лишь пару раз, ибо вреда для самого могу и его собратьев не представляла. На смертных не проверялось.

Однако, с хорошими чертами пришли и плохие. Со временем, оглашая всё новые и новые подвиги Владыки Грома, в душе Шена затесалось тщеславие — когда толпа начинала ликовать, он ощущал, будто все их возгласы идут ему, от чего он получал особое наслаждение. Так же, хоть он и не любил кровавые битвы, порой он сам становился зачинщиком мордобоев, порой заходя слишком далеко, за что позже корил себя и наносил себе вред магической силой. Так же, он использовал Слово для поднятия своего авторитета, а так же власти над поселением, рядом с которым жил. По крайней мере, так он считал, ведь истина была в другом — все просто стали отказываться выходить на бой с ним, зная о его «не тайной» силе.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Специализация:
Историк
Способности:

Начертание. После смерти Лей Шеня, Глашатай перешёл в писари последующих императоров, благодаря чему смог получить доступ к императорской библиотеке. Тайно от новых правителей, он переписывал все истории с их пергаментов, дабы пополнить собственную коллекцию. В одном из них он и нашёл записи о том мистических рунах, благодаря которым можно было усиливать свои физические параметры, либо создавать разного рода магические ловушки. Хоть Шену и была интересна данная тема, но он откинул её на другое время, поставив на первое место завершение изучения культуры пандаренов.


Владение двуручным молотом. Как Глашатай, он обязан был овладеть каким-либо видом орудия ближнего боя, и его выбор пал на молот. Хоть тот и использовался в редких случая, а в настоящем бою практически не был, но Шен Лоу сможет управиться с ним, если вспомнит как.


Вера:
Пантеон Творцов
Пояснение к верованиям:

Вера в Творцов и Хранителей не пропала в душе, а даже наоборот: со смертью повелителя она лишь окрепла, ведь тот, кто взял силу Ра-Дена пал, и оставалось уповать лишь на защиту как других Хранителей, так и на самих Титанов. Он не знает, есть на других землях ещё Хранители, но он убеждён, что они есть. При жизни же Владыки, ему не требовалась вера в них, ибо его душа, ровно как и жизнь, принадлежали ему. Он всецело уважал, почитал и восхвалял Лей Шеня. Рассказы Глашатая о нём звучали, словно слова священнослужителей о Боге, с толикой фанатизмом.

Знание языков:
  • Наречие троллей
  • Пандаренский
Пояснение к языкам:

*галочка* Могу

Язык троллей Глашатаю пришлось изучать, ведь общение с новыми союзниками было необходимо, да и их знания могли заинтересовать могу. Хоть он и считал их дикарями, но даже он почитал их познания о мире за их Империей, о их богах, магии и особенно — Алхимии, которые оба последних ими тролли называли «моджо». Варева троллей производили действительно сильно впечатление из-за их эффектов. Хоть самим зельеварением Шен никогда не заинтересовался, но он делал попытки в изучении и попытке воссоздать яды и лекарства Зандаларов. Правда, после десятка провальных экспериментов, Глашатай навсегда бросил попытки вернуться к данной оккультной лабуде.

После смертью Лей Шеня, он впал глубокую депрессию. Тот, кому он был верен и тот, кому он посвящал свою жизнь был мёртв. Убит своими же собратьями толвирами. Могу питал гнев к предателям, но длился он не долго. Ему нужно было найти что-то типа хобби. И ему довольно быстро подвернулось оно. Он стал замечать, что за его дом порой заходит парочка из рабов поселения — девушка и юноша, по меркам смертных. Поймав их по горячим следам, он застал их в очень щекотливой ситуации — юноша-пандарен, чьё имя был Хью Ветроступ, «лежал» на девушке-пандаренке, имя который было Наи Пшеничный Мех. Вместо показательной казни, он забрал парочку к себе, как он рассказал — на «перевоспитательные работы». Но он не вернул их на шахты, а оставил прислуживать себе. Истинная причина же — культура панд. Ещё при Властелине Грома, могу обратил свой взор на пандаренов и их запрещённую культуру. Взамен на их жизни, он потребовал научить его пандаренскому языку, а так же рассказать об их культуре всё, что они знали. Их часть уговора была закончена уже после смерти Владыки. Личная библиотека могу пополнилась новыми пергаментами с историями и не только, а сам Писарь мог спокойно разговаривать на языке панд. По крайней мере, как он думал, ведь он заделался в ученики к молодёжи, которая родилась рабами и сама уже начала забывать свои корни.
Когда же пошли слухи о бунте, Шен посоветовал молодожёнам спрятаться в подвале, а когда начнётся битва — выйти примерно через час, аргументируя тем, что если их не прирежу его собратья, то заживо сожгут по ошибке их. После, он покинул свой дом, отправившись на Остров Гнома, где впал в спячку.

Род занятий:
Коллекционирование разных историй разных народов, летопись, развитие магических способностей.
Хронология:

— 14000 — 13000 лет до открытия Тёмного Портала — уход из клана, начала пути скитальца.
— 13000 — 12000 лет до открытия Тёмного Портала — получение нового имени, служение Владыке Грома Лей Шеню как его Глашатай, развитие магических и личных умений.
— 12200 лет до открытия Тёмного Портала — смерть Лей Шеня.
— 12150 лет до открытия Тёмного Портала — становление Писарем при новом и последующих Императорах, изучение пандаренского.
— 12000 лет до открытия Тёмного Портала — бунт рабов. Уход к Громовой Горе и спячка.
— 33 лет после открытия Тёмного Портала — Пробуждение ото снов.

Фракции:

Империя Властелина Грома — надежды на возвращение нет, даже если оживят Лей Шеня. И не стоит этого делать. Пусть уж лучше кто-то другой заберёт его силу и на костях прошлых построит новую Империю.

Все бывшие рабы — опаска. Он никогда не испытывал жалость к ним, считая их низшими, как и его собратья. Скорее всего, они буду жаждать убить его, что сам Шен прекрасно понимает. Однако, если он будет уверен в своих силах, то постарается напасть первым, сначала задав пару интересующих его вопросов.

К Зандаларам же Шен не имел тёплых чувств. Наоборот, он считал их дикими смертными, недостойными просить о мире у их повелителя. Встретив их сейчас, он бы вряд ли принял их по иному, как, скорее всего, и троллей других племён. Однако, ему известно лишь о двух мощных империях: Гурубаши и Зандалар.

Смертные расы — лёгкое презрение. Он никогда бы не признал их себе равными. Но вскоре он поменяет своё решение, ведь времена меняются. Ныне, смертные стали защитниками как Вечноцветущего Дола, так и всего Азерота, что слегка повышает эту мелюзгу в его глазах. Однако, среди них есть и те, кто используют энергии как Бездны, так и Света со Скверной. Таких индивидуумов он готов убить на месте, без разбирательств. В его глаза они лишь безмозглые паразиты, играющие с этими силами, как с игрушками.

Прозвища, звания, титулы:

— Глашатай — прозвище и профессия, которую он получил в дар от Императора.
— Историк — так он окрестил самого себя за свою не скромную библиотеку.
— Шен Лоу — как ни как, но это не его родное имя. Прошлое же он позабыл, однако его новое имя не стоит не упоминать.

Места пребывания:

Его дом находился у вершины Кунь-Лай, близ нынешней деревни Цзоучин. Сохранился дом или нет — он не знает, ибо не был там после пробуждения.

Остров Грома — отправившись после бунта, он ещё пару десятков лет прожил на острове вместе со стражами гробницы, всё ещё верными Владыке Грома, а так же другими сбежавшими от расправы могу. В конечном итоге, Шен благодаря медитации погрузил себя в некое состояние сна, в котором пробыл множество тысячелетий.

Семейное положение:
Все сложно
Родственники:

Его родители — Творцы, а его семья — все могу. С такой точкой зрения Шен Лоу жил и живёт по сей день. Все же остальные для него — чужие. Те, кого он и близко к себе не подпустит без весомой на той причины, а их несколько: нужда в изучении культуры или языка, либо прямой приказ его Владыки.

Питомцы:

Глашатай ненавидел питомцев. Будь то живое создание, будто изваяние из камня. Он не понимал других собратьев, которые заводили в питомцы каменных тварей, напоминающих львов с лицами могу. Пожалуй, животные были единственными созданиями, к которым могу не проявлял ни милосердия, но безразличия. Обычных животных он избивал уже лишь по той причине, что они были близки к нему, а каких-нибудь маленьких жучков был готов испепелить заклинаниями, не жалея сил и маны.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.

Нынешний вариант — 95% от желаемого. Надеюсь на критику проверяющего и тех, кто прочитает. Мейк анкета грейт форевер!

P.S.: Для персонажа понадобится морф.

( ru.wowhead.com/npc=69767/древний-страж-могу ) — самый подходящий для персонажа морф, но увы, с ним есть проблема. Он большой… Нет. ГИГАНСКИЙ! М.б. банальным уменьшением получиться стабилизировать.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Старательное и хорошее творчество, оставившее исключительно положительное впечатление. Несомненно, не обошлось и без подводных камней, о которые пришлось споткнуться при прочтении ни раз, например, в грамматике. В вашем тексте достаточное количество ошибок и их следует исправить, оставлю лишь малую часть из видимых, чтобы уж совсем не оставлять вас без работы: " склонялся к кому ", " Он всего этого он медленно сходил ", " каменной пергаменте ", " одного одного жука лицо " , " о том мистических рунах " и прочее. Вне контекста данные ошибки могут вызвать вопросы, однако найдя их непосредственно в тексте, вы поймете в чем их суть. Образ персонажа складывается весьма неоднозначным, что именно в вашем случае, приемлемо, на фоне потери памяти. Говорить об особенностях внешности, пожалуй, лишено смысла по причине того, кем является ваше творение. Однако затронуть определенный момент, все же считаю нужным.

Момент встречи с императором, заставивший внести некоторую смуту в общую картину. Нет, она выглядит от части не плохо, но уж слишком притянутой за уши. Не считаете ли вы, что встретить императора непосредственно в степях, не имея никакой следственной причины его личного появления, достаточно сомнительная вероятность? Мало того, что ваш персонаж сражался с богомолами, которые в целом то не шибко сильны на фоне подобного, так еще и умудрились нанести увечья, на глазах императора? По своей сути, вы должны были заслужить лишь презрение с его стороны, так как Могу - слишком высокомерные создания и жутко жадные до могущества, где слабых из своих же, презирают, а не используют в повадки слуг, для этого у них имелись пушистые друзья. Но откинув данный сомнительный пункт в сторону, взяв во внимание лишь факт вашего видения и становления персонажа тем, кто он есть - вопросы отпадают. Но, возможно стоит это слегка доработать и преподнести так, чтобы подобных сомнений и вопросов не возникало по итогу.

В остальном же, всецело рассматривая ваше творчество, в глаза больше не бросалось сомнительных моментов, лично мне. Общая составляющая заслуживает отдельного почтения, так как именно детальная проработка позволяет взглянуть широко и развернуто на ваше творение, которое в угоду своего возраста, отлично сходится с преподнесенной информацией и ее количеством. Конечно, прослеживаются следы топорности литературного изречения, но именно на поверхности и зацикливать внимание на этом, нет нужды. Думаю, опираясь на все то, что мы имеем - можно перейти к решению.

Ознакомившись с вашим творчеством высокой требовательности, выношу вердикт " Одобрено " с последующей выдачей +8 уровней на персонажа, с игровым именем Шенлоу. Так же, выношу одобрение на выдачу морфа: 69767 с последующей корректировкой роста, согласно указанной информации. По всем вопросам, относительно принятого решения, вы можете смело обращаться в Discord: Stem#1769.

Желаю вам приятной игры на ролевых просторах Darkmoon.
С уважением, Stem.

Проверил(а):
Stem
Выдача (Опыт):
Да
03:06
06:52
788
03:09
0
Потихоньку доделываю и исправляю ошибки.
01:47
0
Го peka10
11:39
0
Начертание и письменность не одинаковые вещи. Писец (scribe) не начертатель (inscriber). Начертатели — арканисты, писцы обладают познаниями в рунической магии — что видно из процесса создания символов. Однако они не разбираются в применении заклинаний с помощью рун и в уникальных способах обретения их силы, как доступно начертателям.Информация из книги More magic and Mayhem.
14:07
0
Хм, интересно. Благодарю за замечание.
14:22
0
Если интересно узнать за начертание буду рад сам поговорить. Очень уж мало начертателей на сервере, да и науку эту развивать некому. Максимум — друиды Тауренов руны изучают. Мой дискорд в моем профиле.
08:39
0
Ну на самом деле 13 тысяч лет назад богомолам было в принципе неплохо, а если это тот помент когда лейшень только начал подниматься на трон, то ещё и стены нет. Разве что я понять не могу почему автор изображает богомолов скорее как каких-то силитидов, если на него должны были напасть вооружённые янтарным оружией бойцы. А если это роевики, то они достаточно ядовиты, а яд их смертелен…
05:58
0
Да, я тогда думал про уже мощных богомолов, начало похождений Лей Шеня и ещё про не построенную стену. Но вот про янтарное оружие и не думал, ибо идея была в том, что жучки не были ещё настолько развитыми. К тому же, яд… Состояло бы тело могу ПОЛНОСТЬЮ из плоти, то это могло его убить. Однако, в тот промежуток времени Проклятье плоти лишь начало проявляться в виде самой плоти, в малых частях, т.ч. о смертельных дозах не думаю что речь зашла бы. Разве что, яд был подобен кислоте и разъедал даже камень.