— Бездна… Бездна — это сила. Сила, являющаяся частью нашей Вселенной. Сила, способная на невообразимые чудеса. Сила, которую мы должны подчинить. Я посвятил всю свою жизнь — многие века — этой идее. Этому… спасению. Если мои теории верны, скоро империя калдорай сможет использовать могущественнейшую магию самых потаённых уголков Азерот! Это перевернёт мир..., — но едва ли Бездна оказалась такой же податливой, как арканические энергии Вечного Колодца… Она захлестнула Ворфиса, и вместо того, чтобы он подчинил её — всё вышло… наоборот.

— Что!? Что это за боль?! Мои глаза! Мои уши! Моя… голова! Я ошибся, мы никогда не должны были посягать на..! А-а-а!, — порча, неизбежное проклятие каждого нерасторопного тёмного жреца, начала поглощать эльфа с корнями. Он перестал отличать реальность от внезапно пришедших видений. Его начали мучить кошмары, во снах и вне них, ужасы его собственного подсознания.

— Что случилось? Где я? Я ничего не вижу… ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА!.. Что это за голоса? Кто это?! Нельзя сдаваться… Нельзя сдаваться. Нельзя сдаваться! Только бы… не сдаться..! Видения, шёпот, он… Это слишком… Много!, — он не знал, что Бездна лишь старалась помочь ему. Открыть его глаза, хоть и пока лишь частично. Но за ней кто-то стоял… Н'Зот. Ворфис Вайс'карр начал понимать его видения. Нет, они не были лишь воплощением его кошмаров. Они таили в себе правду. Они таили в себе тайны. Они несли что-то действительное… важное. Но что? Столько вопросов… — Слишком много условностей. Оу зак Юкк в'ажж… Я подарю вам новое понимание Вселе… Вашей судьбы. Вашего предназначения!, -

стоило Ворфису закончить, и его тут же поглотила тьма моря. Захлестнула в пучины с его сёстрами и братьями. И пока вода заполняла лёгкие эльфа, он кричал лишь одно, — он шепчет… лишь мне! — И вот высокорождённый-учёный, некогда грамотный и беспристрастный, лежал на илистом дне. Он понимал, что его что-то ждёт… Но где же он? Где его владыка? В глазах темнело… И вдруг… Эта боль! Приятная боль.

— ЧТО ЭТО ЗА ГОЛОСА?! Поиски… Утопление… Свобода… Всё это иллюзия. — Мучащееся тело эльфа затмила Бездна. А после — непроглядная тьма. Из неё выплыл… абсолютно другой идеал. Аватара безумия… Слуга… или повелитель? Ворфиса исковеркала, извратила судьба, но он был этим истинно доволен. Его злые уста закончили видение следующими словами, — Бездна — это сила. Я властвую над силой! Попробуйте… не сдаться… мне.


Игровое имя:
Ворфис
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Назжатарская нага
Пол:
Мужской
Возраст:
11740 лет
Особенности внешности:

Начать с описания внешности — довольно правильное решение, ибо прежде всего Ворфис отличается от множества своих сестёр и братьев отвратительным обликом, который отпугивает слабые умы и внушает естественный страх. Сейчас невозможно смело заявить, что когда-то жрец Бездны был высокорождённым, был мудрым и по-своему человечным эльфом. Теперь он стал нагой, избравшей путь служения Н'Зоту. Даже в Назжатаре, казалось бы, среди себе подобных чародеев, живописцев и учёных, Манипулятора считают чем-то абсолютно отчуждённым, божественным и отпугивающим на подсознательном уровне, как пришедшие в город новой империи безликие. Что до самого Ворфиса… Его всё вполне устраивает. Тело, которым он обладает, воплощает в себе идеалы Ни'алоты и всего рода Заразителя, да что уж там — самой Тьмы. Но отбросим подобные детали и перейдём к описанию внешности непосредственно. Перво-на-перво, в глаза бросается рост наги — почти четыре метра в высоту, и это довольно много в сравнении с другими жителями Назжатара, но на деле всё не так аномально, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что больше половины тела Манипулятора — его длинные хвосты, на которые он опирается, возвышаясь над всеми вокруг. И именно хвосты, а не хвост — у него их три. Это может вызвать какое-то удивление у сухопутных, на деле же, в древние времена, семьи, приближённые к королевскому двору Азшары, зачастую перерождались такими — величественными, бесподобными и внешне мудрыми. Если не углубляться дальнейшими деталями, то стоит отметить худобу Ворфиса. Он невероятно слаб физически, и прежде всего об этом говорят тонкие руки. Это, тем не менее, не мешает наге выглядеть сильной другим образом. Речь не только о жестокости характера, но о походке. Манипулятор спешно перебирает своими боковыми хвостами, используя их подобно ногам, покуда основной хвост, словно змеиный, бережно ползёт, при этом всём спина и шея жреца прямы — это способствует тому, что он выглядит высокомерно и самодовольно. Окрас чешуи наги варьируется градиентом пурпура и тёмной синевы — начиная от головы и заканчивая хвостами цвет постепенно чернеет и тускнеет. Нельзя не отметить при этом брюшную часть тела, а так же нижнюю челюсть и внутреннюю сторону рук — все они окрашены неаккуратным бежевым оттенком. Красивый пышный плавник на спине Ворфиса, который тянется до его затылка, имеет красноватый цвет почти полностью бордовый. Стоит упомянуть при этом многочисленные кровавые полосы на хвостах, спине и голове наги — они перебивают однотонную гамму. Ну и конечно, от взгляда никаким образом не уйдёт броня. Не какая-нибудь тканая или позолочено стальная, а хитиновая броня, вросшая в тело Манипулятора. Это — часть тех изменений, которые привнесли многочисленные ритуалы единения с Бездной, часть нового физического воплощения тёмного жреца. Она очень отдалённо напоминает рыцарские доспехи, состоящие из определённых сегментов — наплечники, нагрудник, перчатки. Но всё это сделано, опять же, из бледно-красноватого хитина, отвердевшей плоти Древнего Бога. Особенно сильно на броне выделяются две пары очей и «воротник» с шипами. Эти элементы не так хаотичны, как кажется — они воплощают какую-то часть самой сути Тьмы. И горящие злобной аурой глаза — не просто способ напугать врагов. Они видят гораздо больше, чем Ворфис может увидеть своими собственными. Подобный им глаз находится на лбу наги, самый большой и «активный», он постоянно изучает окружение Манипулятора, зацикливаясь на, казалось бы, бессмысленных вещах. Что до самого лика наги — он чётко напоминает морды не безызвестных мирмидонов, армии которых ни раз осаждали поверхность. Плоский нос, необычные брови и несколько заточенных зубов — главное, что запоминается встретившим жреца. Нельзя не отметить и волосы наги — после перерождения они превратились в несколько щупалец, которые вросли в тело в области груди. На том, казалось бы, стоит и закончить, но важной и конечной деталью образа станет основное оружие Ворфиса — его элементиевая коса. Гигантский посох, смастерённый им самим, точит в себе сущность падшего К'Тракси и эхо его безмерной силы. Он представляет собой трость, объятую тканью и немногочисленными стальными элементами. Наконечник косы сделан из кости непосредственно вышеупомянутого безликого, которая объята его же хитином и пластинами из элементия. В то время как правая, ныне четырёхпалая, рука с чёрными когтями почти постоянно носит оружие, левая рука наги объята браслетом и кольцами из элементия. Детально взглянув на них можно увидеть руны, которые при определённых ритуалах зажигаются красным тошнотворным светом. Именно таким представляется образ Манипулятора, такова его нынешняя суть. Но по внешности нельзя описать то, каков он внутри. Его чёрное сердце и блудный разум таят в себе многие секреты, рушащие привычные представления и о Н'Зоте...


Особенности характера:

Те, кто услышал вездесущий шёпот и поддался искажённым видениям Тьмы, чаще всего изменяются до неузнаваемости. Сама природа таких жертв извращается на корню, и лишь истинно крепкая сила воли способна воспрепятствовать подобному влиянию, но никогда не защитить от него полностью. Ворфис испытал на себе тяготы шёпота задолго до перерождения в нагу, он ещё будучи юным эльфом почувствовал тёмный укор Н'Зота, заточённого под глубинами моря. Именно его таинственное открытие в затяжной экспедиции тысячелетиями назад начало его изменять, ломать характер и привычное поведение. Постепенно добрый и понимающий близких высокорождённый, в то же время серьёзный и сообразительный в нужные моменты, сходил сума и поддавался безумию Бездны. И если бы он вовремя прекратил свои исследования — всё могло бы обернуться совсем по-другому, но всякие надежды на исцеление разума и возвращение к прежней жизни прервала начавшаяся Война Древних. Ворфис Падшая Луна был вынужден воззвать к тёмной магии, чтобы спасти близкую сердцу дочь, и за это поплатился своей последней частичкой человечности. И после всех ужасов, через которые пришлось пройти преданным королеве Азшаре эльфам, будущий Манипулятор наконец увидел того, кто стоит за всеми его муками. Он перестал страдать, и наконец прозрел, но не стал рабом. Как и остальные, ныне перерождённые дланью Н'Зота Заразителя, наги, Ворфис не потерял свою собственную волю, продолжая служить своему прежнему правителю, что был избран Древним Богом в таинственной сделке… С тех самых пор бывший представитель рода Падшей Луны углубился изучением Бездны уже на более детальном — свободном — уровне, видя в ней не своё проклятье, но всемогущий дар, который можно использовать ради себя. И тысячи лет, проведённых подобным образом сформировали новоназванного Манипулятора обособленным, злостливым и таинственным инструментом его нового владыки. Но достаточно подобных прелюдий. Кем же он в итоге стал? Ворфис изменился, очевидно, не в «лучшую» сторону. Как и при жизни в Зин-Азшари, так и после, уже в Назжатаре, он был и остаётся высокомерным и самодовольным существом, которое по-своему отвратительно относится к окружающим и их сложившейся жизни. Так, например, если ему что-то безынтересно, то он попросту может бросить всё и без лишних раздумий уйти, оставив на кану даже чужие жизни. Все поступки наги, всё её общение сопровождается бездушностью, но вместе с тем и нужной радикальностью. Ворфис редко поддаётся эмоциям, почти никогда не смеётся и не плачет. В то же время, общаясь со своими братьями и сёстрами, нагами, он не игнорирует их и не редко выслушивает чужие просьбы до конца, ничего не пропуская мимо ушей. Бывает жрец даже не подаст виду, но всё равно поможет кому-нибудь из тени, просто потому, что жители империи ему не безразличны. Отсюда истекает и то, что Манипулятор очень молчалив и боязлив в плане общения вообще, но если такое и происходит — он, на удивление, кратко не излагается, чаще всего говоря не только по делу, но и приводя к обсуждению другие всевозможные темы. Как и в диалоге, так и в действиях, Ворфис очень жесток, и, как упоминалось раньше, радикален. Он видит мир по-другому, словно бы считывая его своими порчеными глазами, подаренными влиянием Н'Зота. Если ради какого-нибудь ритуала ему придётся принести жертву — он её принесёт, будь она матерью или девственным дитём, разве что нагами, своим народом, Манипулятор делиться не готов. В конце концов, действительно ли описываемый жрец Бездны — воплощение зла? Нельзя сказать наверняка. Прежде всего, он остался понимающим и сопереживающим, но лишь к своим сёстрам и братьям. Ворфис может избегать общения и любить держаться в тени, но он видит всех жителей империи Назжатар словно бы насквозь. Ему вполне понятны их переживания, самодовольство успехами и желание проявить себя перед королевой Азшарой. Да взять ту же секту Проклятого Взора, где наги считают Ворфиса не просто собратом, но и своим наставником — разве не это его новая семья? Верная Древнему Богу и искажённая влиянием Бездны, но всё же семья. Нельзя закончить описание характера без упоминания и других черт. Перво-на-перво, Манипулятор будучи высокорождённым был учёным, эксцентричным и постоянно вдохновлённым. Его острый ум с веками исказился, но абсолютно никуда не делся. Тёмный жрец до сих пор может поразить тактичностью и здравой мыслью, дать совет или нанести удар противнику прямо в спину. Что до целенаправленности Ворфиса, которая сформирована приказами его владыки и наставлениями самой Бездны, то тут всё куда сложнее… Воплощая видения Н'Зота в реальность, нага способна днями выжидать в тени, играясь со своими жертвами и их разумом, подвергая их невидимому воздействию. Иногда она мучает их просто ради собственного удовольствия, без которого тут точно не обходится. Разумеется, вместе со всем перечисленным Манипулятор ещё и очень хитёр. Он не оставляет следов даже в самых ужасных местах преступления, ему не составит труда привести охотников в ловушку или обернуть их под свой контроль. Ворфис — невероятно опасный, но далеко не такой сильный противник, как кажется...


Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Жрец Бездны
Специализация:
Ритуалист
Способности:

Что вообще такое Бездна? Разумеется — это магия. Но она невероятно сильно отличается от всего того, что «населяет» Запредельную Тьму, будь то всецарствующая тайная магия, из которой, по сути, и соткана Вселенная, или жуткая магия Тёмных Земель, питающаяся анимой — жизненной энергией смертных душ. Бездна, как и Свет — одна из основополагающих сил, конфликт которой породил материальный мир и всё живое. Её возможности поистине безграничны… Но, как бы то ни было странно, Бездна бывает абсолютно разной. Точнее будет сказать — она по-разному проявляется. Так, например, силы И'Шараджа, базирующиеся на тёмной магии и никакой более, были способны не просто манипулировать эмоциями даже бессмертных существ, но и материализовывать их в ярких красках и жутких аморфных формах — в Ша. А силы за пределами Азерот, проявляющиеся в виде эфемерных и отвратительных существ, способны и вовсе искажать время, саму реальность и её понимание. И это — лишь семена, лишь тень великой сущности, которая находится в бесконечной схватке с еретичным Светом. Ворфис практически всю свою жизнь посвятил изучению тёмной магии, став если не самым сильным, то одним из самых профессиональных жрецов Бездны. Но в отличие от учений, которые преподавали орки при зарождении культа Сумеречного Молота или Натали Селин и её не-живые последователи, Манипулятор взывает к куда более чёрным заклинаниями, основная природа которых — порча Н'Зота Заразителя. Именно взаимодействие с ней и многочисленные ритуалы постепенно превратили Ворфиса в чудовищную аватару его владыки, так же сильно исковеркав и его сознание. К тому же, нага не сопротивляется шёпоту и влиянию Бездны — наоборот, синергирует с ними, полностью раскрывая потенциал этой магии. Больше десяти тысяч лет — просто невероятный опыт, но вместе с тем — далеко не превративший Манипулятора в могущественного глашатая Древних Богов. Всё дело в принципах и знаниях тёмного жреца. Он отлично понимает, что если повторит судьбу Смертокрыла, ища силы во всём подряд, то полностью потеряет себя и станет лишь слепой пешкой, привнося куда меньше пользы, нежели с собственной волей. Ворфис не сравнится с могуществом детей Н'Зота — безликих, не уступая разве что большинству к'тиров, и даже некоторые смертные колдуны способны затмить нагу разрушительными заклинаниями. Но вместе с тем, Манипулятор может поражать врагов другими методами. Его многочисленные ритуалы, манипуляции из тени, влияние на разум с помощью шёпота и непосредственно порча способны медленно, но верно искоренять еретиков на корню, если не постепенно предавать их абсолютно новой праведной вере… Вере в Час Сумерек.

Природа способностей Ворфиса действительно важна, но перейдём к способностям непосредственно. Перво-на-перво, важно упомянуть основные заклинания Бездны, самые распространённые, но от этого не менее полезные. Среди них особенно сильно отличается искажение пространства — невероятно универсальный метод достижения всевозможных целей. С его помощью жрец способен создавать энергетические залпы, некого рода стрелы, которые всегда найдут врага и вонзятся в его тело, нанося урон не только физический, но и ментальный, ослабляя волю и делая жертву уязвимой к шёпоту. Отметить стоит и защитные возможности. Так, например, Ворфис не редко создаёт межпространственные барьеры — невероятно затратные, но практически неуязвимые инструменты защиты. Они не просто блокируют определённый ущерб, пока не разрядятся или уничтожатся, но полностью аннулируют его, поглощая магию и всевозможные снаряды в измерение Бездны, находящееся за границами Запредельной Тьмы. Помимо того, искажение пространства способно и вовсе создать точечный портал прямиком в это измерение, где перемещение сквозь видения и кошмары позволяет за долю мгновения телепортироваться в любую осязаемую точку Вселенной. К подобному роду учению нельзя не причислить и другие схожие природой заклинания, не редко используемые Ворфисом. Например, нага довольно часто обращается к Бездне, чтобы призывать оттуда жутких космических тварей — врагов попросту облепливают эфемерные щупальца и ощутимо острые когти ветвистых конечностей. К более необычным учениям стоит отнести то, что Манипулятор охотно выучил у пришедших на Азерот орков и огров, в частности у клана Сумеречного Молота. Это мастерство некролитов и тёмный шаманизм. С помощью первого жрец способен воскрешать к себе на службу мёртвых солдат, но если проводить нужные ритуалы в нужное время — можно вернуть падшего вполне живым и даже своевольным. Тёмный шаманизм же приглянулся Ворфису так же не спроста — ему очень часто приходится иметь дело с водой, и её подчинение, как стихии, стало вполне интересным занятием, которое приносит невероятную пользу не только в бою, но и вне него. Наконец, завершить описание нужно самыми сакральными знаниями Манипулятора. Прежде всего, за десять с лишним тысяч лет он почти полностью изучил шат'яр, язык Древних Богов, и способен вещать им — шептать. Заклинания, сопровождаемые этим шёпотом, несут в себе особого рода безумие и приступы врагам, суля в себе потенциал не только разрушать, но и сеять семена порчи. Вдобавок к этому, Ворфис может брать сознания уже ослабших врагов под контроль, и внутри ему открыты всех их тайны и секреты. Там же он их и сламливает, представая в виде падших родственников или друзей. Иногда он делает это и вовсе скрытно и пассивно, постепенно переманивая смертных на службу своему владыке, Н'Зоту, и за мастерство в подобном деле его и нарекли Манипулятором. Наконец, тёмный жрец сопровождает себя и свои заклинания ранее упомянутой порчей, которая, словно чумная зараза, влияет на разум врагов и делает всю работу за нагу, постепенно внушая чужие жертве мотивы. И это — лишь часть немого арсенала...

Что вообще такое Бездна? Разумеется — это магия. Но она невероятно сильно отличается от всего того, что «населяет» Запредельную Тьму, будь то всецарствующая тайная магия, из которой, по сути, и соткана Вселенная, или жуткая магия Тёмных Земель, питающаяся анимой — жизненной энергией смертных душ. Бездна, как и Свет — одна из основополагающих сил, конфликт которой породил материальный мир и всё живое. Её возможности поистине безграничны… Но, как бы то ни было странно, Бездна бывает абсолютно разной. Точнее будет сказать — она по-разному проявляется. Так, например, силы И'Шараджа, базирующиеся на тёмной магии и никакой более, были способны не просто манипулировать эмоциями даже бессмертных существ, но и материализовывать их в ярких красках и жутких аморфных формах — в Ша. А силы за пределами Азерот, проявляющиеся в виде эфемерных и отвратительных существ, способны и вовсе искажать время, саму реальность и её понимание. И это — лишь семена, лишь тень великой сущности, которая находится в бесконечной схватке с еретичным Светом. Ворфис практически всю свою жизнь посвятил изучению тёмной магии, став если не самым сильным, то одним из самых профессиональных жрецов Бездны. Но в отличие от учений, которые преподавали орки при зарождении культа Сумеречного Молота или Натали Селин и её не-живые последователи, Манипулятор взывает к куда более чёрным заклинаниями, основная природа которых — порча Н'Зота Заразителя. Именно взаимодействие с ней и многочисленные ритуалы постепенно превратили Ворфиса в чудовищную аватару его владыки, так же сильно исковеркав и его сознание. К тому же, нага не сопротивляется шёпоту и влиянию Бездны — наоборот, синергирует с ними, полностью раскрывая потенциал этой магии. Больше десяти тысяч лет — просто невероятный опыт, но вместе с тем — далеко не превративший Манипулятора в могущественного глашатая Древних Богов. Всё дело в принципах и знаниях тёмного жреца. Он отлично понимает, что если повторит судьбу Смертокрыла, ища силы во всём подряд, то полностью потеряет себя и станет лишь слепой пешкой, привнося куда меньше пользы, нежели с собственной волей. Ворфис не сравнится с могуществом детей Н'Зота — безликих, не уступая разве что большинству к'тиров, и даже некоторые смертные колдуны способны затмить нагу разрушительными заклинаниями. Но вместе с тем, Манипулятор может поражать врагов другими методами. Его многочисленные ритуалы, манипуляции из тени, влияние на разум с помощью шёпота и непосредственно порча способны медленно, но верно искоренять еретиков на корню, если не постепенно предавать их абсолютно новой праведной вере… Вере в Час Сумерек.

Что вообще такое Бездна? Разумеется — это магия. Но она невероятно сильно отличается от всего того, что «населяет» Запредельную Тьму, будь то всецарствующая тайная магия, из которой, по сути, и соткана Вселенная, или жуткая магия Тёмных Земель, питающаяся анимой — жизненной энергией смертных душ. Бездна, как и Свет — одна из основополагающих сил, конфликт которой породил материальный мир и всё живое. Её возможности поистине безграничны… Но, как бы то ни было странно, Бездна бывает абсолютно разной. Точнее будет сказать — она по-разному проявляется. Так, например, силы И'Шараджа, базирующиеся на тёмной магии и никакой более, были способны не просто манипулировать эмоциями даже бессмертных существ, но и материализовывать их в ярких красках и жутких аморфных формах — в Ша. А силы за пределами Азерот, проявляющиеся в виде эфемерных и отвратительных существ, способны и вовсе искажать время, саму реальность и её понимание. И это — лишь семена, лишь тень великой сущности, которая находится в бесконечной схватке с еретичным Светом. Ворфис практически всю свою жизнь посвятил изучению тёмной магии, став если не самым сильным, то одним из самых профессиональных жрецов Бездны. Но в отличие от учений, которые преподавали орки при зарождении культа Сумеречного Молота или Натали Селин и её не-живые последователи, Манипулятор взывает к куда более чёрным заклинаниями, основная природа которых — порча Н'Зота Заразителя. Именно взаимодействие с ней и многочисленные ритуалы постепенно превратили Ворфиса в чудовищную аватару его владыки, так же сильно исковеркав и его сознание. К тому же, нага не сопротивляется шёпоту и влиянию Бездны — наоборот, синергирует с ними, полностью раскрывая потенциал этой магии. Больше десяти тысяч лет — просто невероятный опыт, но вместе с тем — далеко не превративший Манипулятора в могущественного глашатая Древних Богов. Всё дело в принципах и знаниях тёмного жреца. Он отлично понимает, что если повторит судьбу Смертокрыла, ища силы во всём подряд, то полностью потеряет себя и станет лишь слепой пешкой, привнося куда меньше пользы, нежели с собственной волей. Ворфис не сравнится с могуществом детей Н'Зота — безликих, не уступая разве что большинству к'тиров, и даже некоторые смертные колдуны способны затмить нагу разрушительными заклинаниями. Но вместе с тем, Манипулятор может поражать врагов другими методами. Его многочисленные ритуалы, манипуляции из тени, влияние на разум с помощью шёпота и непосредственно порча способны медленно, но верно искоренять еретиков на корню, если не постепенно предавать их абсолютно новой праведной вере… Вере в Час Сумерек.


Навыки и профессии:

Ритуализм играет особую роль в жизни Манипулятора и всей Тёмной Империи. Это невероятно сложное и требовательное занятие не просто даёт пользователю всё, что он захочет — всегда требуется что-то взамен, будь то ценное сокровище или девственная жертва. Ворфис на протяжении своей жизни собирал и описывал сотни всевозможных ритуалов, которые могут сотворить невообразимое. Элементарным примером являются недавно появившиеся к'тиры из Кул-Тираса, которых нага тщательно изучила. Недостаточно просто захлебнуть жертву энергиями Бездны и пожелать обращения в низшего безликого — нужны особые манипуляции, особые ингредиенты и особые руны, которые не так легко достать или воплотить, тем более — провести сам ритуал. Но Ворфис на то и Ворфис, чтобы преуспевать в этом чёрном деле, и равных ему мастеров в этом мире невероятно мало.

Необычным будет отметить и то, что жрец Бездны увлекается алхимией, а вместе с тем и травничеством. Он способен совмещать свою веру и хобби, создавая зелья и снасти невероятной эффективности. Всевозможные яды, усыпляющие и ослабляющие рассудок эликсиры, масла, придающие настоящей физической и ментальной силы. Ворфис даже научился использовать зелья в своих ритуалах, ибо эти занятия на каком-то уровне схожи. Вместе с тем, как и для ритуалов, так и для алхимии, ему нужны многие реагенты, за которыми он выплывал бесчисленное количество раз. Он отлично разбирается в травах, помимо того — не редко использует и органы смертных или зверей, различные руды и источники магической энергии, даже если это не Бездна, а какая-нибудь магия крови.

Недалеко от алхимии уходит и археология, но тут всё куда сложнее, чем кажется. Дело в том, что наги, а прежде всего — бывшие высокорождённые, сами являются представителями почти древнейшей цивилизации. Манипулятор имеет отличную память и вполне знает историю своего народа и то, что калдорай оставили на поверхности. Его не удивят руины Азсуны, таинственные храмы Вайш'ира и даже сокровища, вроде Фело'мелорна. И всё же, в этом мире осталось много всего неизученного даже спустя одиннадцать тысяч лет. Спрятанные титанические комплексы, остатки старой Тёмной Империи, куда более древние, но не цивилизованные, селения троллей и многое другое способны успокоить и занять Ворфиса, тем самым оберегая его от скуки вечной жизни. Взять в пример Пандарию, которая была обособленна от всего мира, и даже наг — континент открыл Манипулятору множество тайн и поставил не меньше вопросов. Бушующие армии титанидов, присутствие И'Шараджа, раса агрессивных богомолов...

Тёмный жрец очень-очень близок к Н'Зоту Заразителю и самой Бездне в целом, как бы то ни было очевидно. Но ведь он — бывший высокорождённый, представитель самых искусных магов Азерота, разве его знания были исчерпаны? Ответить однозначно нельзя. Ворфис никогда не являлся действительно профессиональным заклинателем, и в древние времена он примкнул к своим будущим сородичам за счёт экстравагантных исследований, а не могучих чар. Но эльф решил отстранить от себя тайную магию лишь с годами, всё сильнее и сильнее осознавая её ничтожность в долгосрочной перспективе. И всё же, иногда чародейные искусства нагой задействуются, например — для ритуалов. Самые распространённые для Манипулятора — зачарование и начертание с рунописанием. Вместе с тем, даже для простой жизни в Назжатаре ему требуется взаимодействовать с элементарной магией — начиная многочисленными подводными куполами и заканчивая парящими платформами для перемещения.


Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Тёмный жрец очень-очень близок к Н'Зоту Заразителю и самой Бездне в целом, как бы то ни было очевидно. Но ведь он — бывший высокорождённый, представитель самых искусных магов Азерота, разве его знания были исчерпаны? Ответить однозначно нельзя. Ворфис никогда не являлся действительно профессиональным заклинателем, и в древние времена он примкнул к своим будущим сородичам за счёт экстравагантных исследований, а не могучих чар. Но эльф решил отстранить от себя тайную магию лишь с годами, всё сильнее и сильнее осознавая её ничтожность в долгосрочной перспективе. И всё же, иногда чародейные искусства нагой задействуются, например — для ритуалов. Самые распространённые для Манипулятора — зачарование и начертание с рунописанием. Вместе с тем, даже для простой жизни в Назжатаре ему требуется взаимодействовать с элементарной магией — начиная многочисленными подводными куполами и заканчивая парящими платформами для перемещения.Тёмный жрец очень-очень близок к Н'Зоту Заразителю и самой Бездне в целом, как бы то ни было очевидно. Но ведь он — бывший высокорождённый, представитель самых искусных магов Азерота, разве его знания были исчерпаны? Ответить однозначно нельзя. Ворфис никогда не являлся действительно профессиональным заклинателем, и в древние времена он примкнул к своим будущим сородичам за счёт экстравагантных исследований, а не могучих чар. Но эльф решил отстранить от себя тайную магию лишь с годами, всё сильнее и сильнее осознавая её ничтожность в долгосрочной перспективе. И всё же, иногда чародейные искусства нагой задействуются, например — для ритуалов. Самые распространённые для Манипулятора — зачарование и начертание с рунописанием. Вместе с тем, даже для простой жизни в Назжатаре ему требуется взаимодействовать с элементарной магией — начиная многочисленными подводными куполами и заканчивая парящими платформами для перемещения.


Хронология:

Империя калдорай – поистине самое величайшее королевство, когда-либо существовавшее на Азерот после падения Древних Богов. Она простиралась по всему континенту, доминировала над остатками троллей и обособленными у Хиджала силами сопротивления. Но среди десятков городов особенно сильно выделялся именно Зин-Азшари, сердце владений калдорай у самого Колодца Вечности – могущественного источника тайной магии. В столице в своём дворце правила сама королева Азшара, а на остальной территории центральной части города располагались дома самых богатых придворных родов, которые жили в роскоши и счастье, не зная проблем низшей касты. Этих родов было очень много, и одним из самых невзрачных из них был род Вайс’карр, или род Падших Крыльев. На момент сказания в семье представителей этого рода было двое родителей — Кларанна и Зартур, и двое детей, оба, на тот момент, мальчишки. Своё положение у королевского двора Вайс’карр заслужил хитростью, радикальностью по отношению к конкурентам и жадностью, не учитывая того факта, что все члены семьи, кроме новорождённого ребёнка, были искусными чародеями. Старшего сына в семье назвали красивым именем Шра’мейн. Он унаследовал все эти черты и за считанные года вырос одним из лучших кандидатов магической академии Зин-Азшари. Природа одарила его красотой, невероятным умом и целеустремлённостью, и своё будущее высокорождённый знал наперёд. Ворфис, как уже стало понятно, был младшим братом Шра’мейна. И конкретно он был почти полной противоположностью своей родной крови. Его не интересовали богатства и статус, к тому же эльф был крайне необщительным и закрытым. Единственное, что у него нельзя было отнять – любовь к знаниям, будь они связаны с тайной магией – звездочётством, механологией, начертанием и прочим – или с немагическими науками, вроде алхимии и картографии. С раннего возраста Ворфис Вайс’карр поступил в исследовательский орден высокорождённых, где быстро заслужил почётное место среди его учёных. Среди всех доступных областей он предпочёл именно археологию и многое с ней связанное. Хоть этот мир и принадлежал империи Азшары – в нём таились тайны, которые только предстояло раскрыть. Разумеется, жизнь в черте города, в особенности быт придворных семей в виде распитий, пиров и торжеств, мало его привлекал. Не особенно его интересовала и идея создания своей собственной семьи, но этим вопросом оказался очень озабочен Зартур, жестокий и строгий отец юного калдорай. Уже к полусотне лет Ворфис обвенчался с Нирией, и нисколько не пожалел об этом принуждении. Дама оказалась действительно любимой им, и эльф на какое-то время отстранился от исследований, предпочёв спокойную жизнь в поместье Падших Крыльев. Вскоре после этих событий Нирия родила Ворфису дочь – Нарудору Вайс’карр, отец проникся необычной для него нежностью и к ней. Но очень долго жить жизнью своих родителей он не смог – высокорождённый жаждал вновь заняться наукой, постепенно вернувшись в исследовательский орден. В дополнении к этому он решился вступить в экспедиционный корпус – его вдохновила возможность повидать этот гигантский мир. Казалось, что жизнь калдорай-учёного складывается наилучшим образом. Он даже отстранился от вечных споров со своими назойливыми родителями и упрекливых насмешек своего старшего брата Шра’мейна Вайс'карра. Но в один день удача обошла Ворфиса стороной. И ушла. Навсегда.

Древние Боги томились в глубинах этого мира, не погибнув после великой схватки. Они всё ещё оскверняли землю, отлично понимая, что тюрьмы надолго их не удержат. Н'Зот Заразитель, слабейший из трёх братьев, пристально следил за всем, что происходило на Азерот, на его владениях по праву. Он узрел высокорождённых, обратил внимание на всеуважаемую Азшару, но не мог повлиять на империю калдорай из своей тюрьмы. Бог Глубин искал способ вернуть свою Тёмную Империю, и всё что он мог на тот момент — выжидать великого момента. В то же время, и сам Н'Зот незамеченным не остался. Ворфис Падшая Луна ненароком пересёк границы дозволенного, и обрёк себя влиянию Заразителя. Речь идёт о последней экспедиции высокорождённого, самой долгой, а вместе с тем и абсолютно безуспешной. Эльф, пребывая у восточных берегов Великого Моря вместе с остальными исследователями, обнаружил таинственную и многообещающую сеть древних подземных построек, но он понятия не имел, кому всё это принадлежало. Не найденные Титанами и их войсками при сотворении этого мира в его прежнем обличии, это были руины одного из городов Тёмной Империи, которые до сих пор томили в себе ужасную ауру порчи. Здесь Ворфис нашёл ужасно высокие ворота, словно бы там ходили колоссальные чудовища; нашёл сломанные обелиски с непонятными рунами, которые источали слабый красноватый свет; нашёл и местных обитателей, пробудив их от многовекового сна. Это были безликие, израненные и измученные войной, но так же сильно верные своему повелителю — Н'Зоту. Могучие существа, дети Древнего Бога, не отпустили нарушителей покоя без боя, утащив в глубины храма часть экспедиции, а остальную обрекая своим тёмным заклинаниям Бездны — таинственным чарам, забравшимся прямо в головы эльфов, в том числе и Ворфиса. Падшая Луна был в замешательстве, и, седлав гиппогрифа, немедленно поспешил вернуться домой. Но в Зин-Азшари он не нашёл успокоение, через какое-то время услышав голос в своей голове и начиная сходить сума. То был шёпот самого Древнего Бога, который обращался к ныне уязвимому высокорождённому, внушая ему, казалось бы, абсолютно чужеродные мысли и мотивы. Но Ворфис сопротивлялся своему недугу, и начал изучать тёмную магию, которая его окружала. Это и была Бездна, никогда им невиданная и доле неисследованная, невероятно чёрная и… Живая магия. С годами эльфу становилось лишь хуже — он превращался в безумное эхо былого себя, которое уже не узнавала его жена, Нирия. В конце концов, она, вместе с новорожденной дочерью — Нарудорой, ушла, покинув род Падшей Луны и отказавшись от брачных уз. Ворфис же воспринял это кардинально не по-своему, никак не воспрепятствовав исходу событий. Он словно бы понимал, что им так будет только лучше — безопаснее. Высокорождённый смог углубиться дальнейшими исследованиями и узнавал всё больше и больше сакральных подробностей о высших силах. Но не один он заинтересовался Бездной и таинственными остатками Тёмной Империи. Вскоре эльф, расшифровав проповеди о Конце Света, нашёл тех немногих, кто ему верит. Среди них особенно сильно выделялся Фенетор Лунный Хлад, будущий член секты Проклятого Взора. Эксцентричный эльф говорил не только о бедах, которые несла Тьма, но и о возможностях, что она может даровать её пользователям, задав семена некоторых убеждений Ворфиса в будущем. В конечном счёте, результатами исследований и великим предупреждением о Часе Сумерек Падшая Луна решил поделиться с королевой Азшарой, но было слишком поздно...

Пылающий Легион нашёл Азерот, и признал Титана внутри самым сильнейшим из тех, что были известны Пантеону Творцов. Саргерас возжелал пополнения своей армии подобного рода воином, который, по планам, сокрушил бы Бездну и восславил бы войско демонов. Но просто так в этот мир нельзя было попасть, его и повелителя Легиона отделяла практически вся Запредельная Тьма, почти бесконечный космос. Тогда Падший Титан начал искать решение этой проблемы и нашёл его в магии Азерот, а точнее — в её чародейных обитателях. Саргерас узрел народ высокорождённых и их жадную до силы правительницу — королеву Азшару, решив использовать её тщеславие в свою пользу. Он вышел с ней на контакт и показал то, какую мощь таит в себе Пылающий Легион… То, что демоны и Скверна способна разрывать целые миры. Королева была очарована величием этой силы и согласилась на сделку. Она помогла бы Саргерасу проникнуть в этот мир через Колодец Вечности, предав его хаотическому влиянию, но взамен Падший Титан должен был даровать высокорождённым демоническое могущество в перерождении, а вместе с тем и уничтожить отвернувшихся от её правления ночных эльфов. Своим словом она начала Войну Древних, приказывая восславлять своих новых союзников и осквернять магический источник, когда-то даровавший её народу чародейные силы. Конечно же, не все посчитали эту сделку действительно правильным решением. Многие калдорай воспротивились Азшаре, призвавшей на Азерот Пылающий Легион. Так и появилось сопротивление, вторая сторона этой жуткой войны. Ворфис осознал всё слишком поздно и был уже посреди действа. Его поразили демоны, ступившие на порог Зин-Азшари — они несли магию, так же неизвестную ему, как и Бездну — Скверну. Натрезимы, аннихилары, эредары — все чего-то стоили, но вместе с тем были настоящим порождением зла, подобно Тьме, с которой Легион и создан сражаться. Падшая Луна точно ступил бы на сторону сопротивления, сражаясь против своего озверевшего правителя, но этот выбор сделали за него. Всё дело в его жене и уже взрослой дочери, Нирии и Нарудоре. Как выяснилось, они стали служанками Азшары в её дворце, а когда Саргерас заключил сделку с королевой — вызвались воевать с новыми союзниками за благо империи калдорай. Они взяли посохи и одели перламутровую броню, ступая на обожжённую пламенем землю. Ворфис, узнав о судьбе своей крови, своей истинной любви, решив немедленно найти эльфиек, но пришёл он слишком поздно. То была группа повстанцев, возглавляемая Кур'талосом Гребнем Ворона, что атаковала отряд высокорождённых вместе с Нирией и Нарудорой. Ночные эльфы насадили жену Падшей Луны на копья, и узрев эту картину бывший исследователь потерял себя, наконец поддавшись многолетнему влиянию Бездны. Он впервые смог полноценно использовать тёмную магию, чтобы оградить дочь от врагов немыслимой пламенной стеной, заставив сопротивление уйти обратно в леса. Вместе с тем, Нарудора не собирались принимать отца таким, каким он стал, и вскоре, с горем потери, по сути, обоих родителей, скрылась во дворце. Ворфис же воспылал ранее невиданной ему ненавистью, он всей душой, словно бы того хотел Н'Зот, возненавидел сопротивление и всех предателей, встав по правую сторону от войск Азшары. Война была обречена на победу — демоны Пылающего Легиона и магия высокорождённых просто не оставляли врагам шанса, но сокрушающий удар был нанесён прямо в сердце империи — Колодец Вечности — портал Саргераса — был закрыт и уничтожен. В мгновение ока мир пошатнулся — даже лейтенанты Легиона бежали прочь, в Круговерть Пустоты, оставляя калдорай на укор судьбы. Немногим выжившим высокорождённым, вместе с Ворфисом, Нарудорой и Азшарой, удалось собраться в одной из площадей Зин-Азшари, но стены города стали для эльфов могилой. Гигантская разрушительная война унесла всю цивилизацию под беспросветные толщи вод невообразимо голодного Великого Моря.

Но Великий Раскол не стал кончиной империи калдорай, нет… Умирающие, задыхающиеся на дне моря эльфы были обречены, но этим и ослаблены. К ним за все эти долгие века наконец обратился Н'Зот Заразителя, в частности к Азшаре. Он тщетно наблюдал, как она умирает, но всё-таки предложил ей свою помощь, взамен на службу. Королеве, кхм-кхм, Вечной Королеве это совсем не понравилось. И тогда Древний Бог согласился на сделку. Он оживил высокорождённых, превратил их всех до единого в наг, но не сделал рабами Тёмной Империи, объявив Азшару «своей» правительницей. Ворфис, как и Нарудора, выжил. Он обрёл новое, абсолютно совершенное тело — трёхвостое и ещё не такое изуродованное различными мутациями. Нага восприняла дар Н'Зота, спасение его народа и спасение, прежде всего, себя, очень близко к сердцу. Она сразу поняла, что Заразитель станет верным покровителем перерождённой империи, а Ворфис — одним из первейших жрецов Бездны. Так оно и случилось. Новообращённые наги создали новые города, создали новое государство в Назжатаре, прямиком у тюрьмы Древнего Бога. Азшара стала ещё более проницательным, но вместе с тем и недоверчивым правителем, который воззвал к новой эре для бывшего народа высокорождённых. Шли века. Ворфис познавал всё новые и новые учения Бездны, становился всё ближе и ближе к Богу Глубин и не раз выходил с ним на контакт, узнавая сокровенные секреты об истинной природе Вселенной. В конечном счёте, порча и многочисленные ритуалы преображали прозванного Манипулятором последователя Н'Зота. Они скрещивали его материальное воплощение с сутью Тёмной Империи и с самой Ни'алотой — глаза, хитин, щупальца — всё это священные атрибуты, высоко ценимые Ворфисом. Но вместе со всеми изменениями тёмного жреца изменялся и мир на поверхности. Спустя тысячелетия сюда вторгнулась Орда, которая, как и высокорождённые, стали рабами Пылающего Легиона. По Азерот прокатились опустошающие войны за которыми наблюдали и Древние Боги, и наги из империи Назжатар. Манипулятор, по собственной воле исполняющий приказы своего покровителя и владыки, ни раз выходил из воды, чтобы воплощать видения Н'Зота в реальность. Он мог казаться пешкой Древнего Бога, но на деле был независимым волей слугой, которая и без затуманенного разума понимает, что Запредельную Тьму поглотит Время Сумерек. Плеть и Король-Лич, Иллидан Ярость Бури, падение Ан'Киража — одни из немногих событий, которые прошли мимо Ворфиса. Проявил он себя, в основном, ближе к Катаклизму, услышав шёпот Заразителя, что приказывал Смертокрылу нести разрушения и хаос. Тёмный жрец решил воспользоваться грядущим Концом Света, став по правое плечо от лидера клана Чёрной Чешуи, начиная тем самым союзнические отношения с культом Сумеречного Молота. Там он вёл многочисленные переговоры с Чо'Галлом и его последователями лично, прежде всего собрав невообразимо важную информацию о неизвестных Ворфису учениях, вроде тёмного шаманизма. Сражаясь за Сумеречное нагорье, нага застала и кончину Катаклизма, узрев падение Разрушителя Миров от его же оружия — Души Демона. Манипулятор, разочаровавшись в неудавшейся войне, вновь обратил высокомерный взор на смертных, многократно усилив прежнюю ненависть ко всем расам, кроме наг. Он решился действовать порознь от планов Азшары и Н'Зота, но при этом следовал шёпоту последнего. Таким образом он вступил в ряды Ширакесс, а потом нашёл последователей его идей и отколол часть ослеплёно верной королеве организации, создав секту Проклятого Взора. Фенетор Темнорук, некогда Лунный Хлад, стал первым сектантом под руководством Ворфиса, но далеко не последним. Так и началась абсолютно новая часть истории Манипулятора. Ему придётся пройти через тернистый путь испытаний, чтобы привнести свой вклад в становление Часа Сумерек.

Но Великий Раскол не стал кончиной империи калдорай, нет… Умирающие, задыхающиеся на дне моря эльфы были обречены, но этим и ослаблены. К ним за все эти долгие века наконец обратился Н'Зот Заразителя, в частности к Азшаре. Он тщетно наблюдал, как она умирает, но всё-таки предложил ей свою помощь, взамен на службу. Королеве, кхм-кхм, Вечной Королеве это совсем не понравилось. И тогда Древний Бог согласился на сделку. Он оживил высокорождённых, превратил их всех до единого в наг, но не сделал рабами Тёмной Империи, объявив Азшару «своей» правительницей. Ворфис, как и Нарудора, выжил. Он обрёл новое, абсолютно совершенное тело — трёхвостое и ещё не такое изуродованное различными мутациями. Нага восприняла дар Н'Зота, спасение его народа и спасение, прежде всего, себя, очень близко к сердцу. Она сразу поняла, что Заразитель станет верным покровителем перерождённой империи, а Ворфис — одним из первейших жрецов Бездны. Так оно и случилось. Новообращённые наги создали новые города, создали новое государство в Назжатаре, прямиком у тюрьмы Древнего Бога. Азшара стала ещё более проницательным, но вместе с тем и недоверчивым правителем, который воззвал к новой эре для бывшего народа высокорождённых. Шли века. Ворфис познавал всё новые и новые учения Бездны, становился всё ближе и ближе к Богу Глубин и не раз выходил с ним на контакт, узнавая сокровенные секреты об истинной природе Вселенной. В конечном счёте, порча и многочисленные ритуалы преображали прозванного Манипулятором последователя Н'Зота. Они скрещивали его материальное воплощение с сутью Тёмной Империи и с самой Ни'алотой — глаза, хитин, щупальца — всё это священные атрибуты, высоко ценимые Ворфисом. Но вместе со всеми изменениями тёмного жреца изменялся и мир на поверхности. Спустя тысячелетия сюда вторгнулась Орда, которая, как и высокорождённые, стали рабами Пылающего Легиона. По Азерот прокатились опустошающие войны за которыми наблюдали и Древние Боги, и наги из империи Назжатар. Манипулятор, по собственной воле исполняющий приказы своего покровителя и владыки, ни раз выходил из воды, чтобы воплощать видения Н'Зота в реальность. Он мог казаться пешкой Древнего Бога, но на деле был независимым волей слугой, которая и без затуманенного разума понимает, что Запредельную Тьму поглотит Время Сумерек. Плеть и Король-Лич, Иллидан Ярость Бури, падение Ан'Киража — одни из немногих событий, которые прошли мимо Ворфиса. Проявил он себя, в основном, ближе к Катаклизму, услышав шёпот Заразителя, что приказывал Смертокрылу нести разрушения и хаос. Тёмный жрец решил воспользоваться грядущим Концом Света, став по правое плечо от лидера клана Чёрной Чешуи, начиная тем самым союзнические отношения с культом Сумеречного Молота. Там он вёл многочисленные переговоры с Чо'Галлом и его последователями лично, прежде всего собрав невообразимо важную информацию о неизвестных Ворфису учениях, вроде тёмного шаманизма. Сражаясь за Сумеречное нагорье, нага застала и кончину Катаклизма, узрев падение Разрушителя Миров от его же оружия — Души Демона. Манипулятор, разочаровавшись в неудавшейся войне, вновь обратил высокомерный взор на смертных, многократно усилив прежнюю ненависть ко всем расам, кроме наг. Он решился действовать порознь от планов Азшары и Н'Зота, но при этом следовал шёпоту последнего. Таким образом он вступил в ряды Ширакесс, а потом нашёл последователей его идей и отколол часть ослеплёно верной королеве организации, создав секту Проклятого Взора. Фенетор Темнорук, некогда Лунный Хлад, стал первым сектантом под руководством Ворфиса, но далеко не последним. Так и началась абсолютно новая часть истории Манипулятора. Ему придётся пройти через тернистый путь испытаний, чтобы привнести свой вклад в становление Часа Сумерек.

Но Великий Раскол не стал кончиной империи калдорай, нет… Умирающие, задыхающиеся на дне моря эльфы были обречены, но этим и ослаблены. К ним за все эти долгие века наконец обратился Н'Зот Заразителя, в частности к Азшаре. Он тщетно наблюдал, как она умирает, но всё-таки предложил ей свою помощь, взамен на службу. Королеве, кхм-кхм, Вечной Королеве это совсем не понравилось. И тогда Древний Бог согласился на сделку. Он оживил высокорождённых, превратил их всех до единого в наг, но не сделал рабами Тёмной Империи, объявив Азшару «своей» правительницей. Ворфис, как и Нарудора, выжил. Он обрёл новое, абсолютно совершенное тело — трёхвостое и ещё не такое изуродованное различными мутациями. Нага восприняла дар Н'Зота, спасение его народа и спасение, прежде всего, себя, очень близко к сердцу. Она сразу поняла, что Заразитель станет верным покровителем перерождённой империи, а Ворфис — одним из первейших жрецов Бездны. Так оно и случилось. Новообращённые наги создали новые города, создали новое государство в Назжатаре, прямиком у тюрьмы Древнего Бога. Азшара стала ещё более проницательным, но вместе с тем и недоверчивым правителем, который воззвал к новой эре для бывшего народа высокорождённых. Шли века. Ворфис познавал всё новые и новые учения Бездны, становился всё ближе и ближе к Богу Глубин и не раз выходил с ним на контакт, узнавая сокровенные секреты об истинной природе Вселенной. В конечном счёте, порча и многочисленные ритуалы преображали прозванного Манипулятором последователя Н'Зота. Они скрещивали его материальное воплощение с сутью Тёмной Империи и с самой Ни'алотой — глаза, хитин, щупальца — всё это священные атрибуты, высоко ценимые Ворфисом. Но вместе со всеми изменениями тёмного жреца изменялся и мир на поверхности. Спустя тысячелетия сюда вторгнулась Орда, которая, как и высокорождённые, стали рабами Пылающего Легиона. По Азерот прокатились опустошающие войны за которыми наблюдали и Древние Боги, и наги из империи Назжатар. Манипулятор, по собственной воле исполняющий приказы своего покровителя и владыки, ни раз выходил из воды, чтобы воплощать видения Н'Зота в реальность. Он мог казаться пешкой Древнего Бога, но на деле был независимым волей слугой, которая и без затуманенного разума понимает, что Запредельную Тьму поглотит Время Сумерек. Плеть и Король-Лич, Иллидан Ярость Бури, падение Ан'Киража — одни из немногих событий, которые прошли мимо Ворфиса. Проявил он себя, в основном, ближе к Катаклизму, услышав шёпот Заразителя, что приказывал Смертокрылу нести разрушения и хаос. Тёмный жрец решил воспользоваться грядущим Концом Света, став по правое плечо от лидера клана Чёрной Чешуи, начиная тем самым союзнические отношения с культом Сумеречного Молота. Там он вёл многочисленные переговоры с Чо'Галлом и его последователями лично, прежде всего собрав невообразимо важную информацию о неизвестных Ворфису учениях, вроде тёмного шаманизма. Сражаясь за Сумеречное нагорье, нага застала и кончину Катаклизма, узрев падение Разрушителя Миров от его же оружия — Души Демона. Манипулятор, разочаровавшись в неудавшейся войне, вновь обратил высокомерный взор на смертных, многократно усилив прежнюю ненависть ко всем расам, кроме наг. Он решился действовать порознь от планов Азшары и Н'Зота, но при этом следовал шёпоту последнего. Таким образом он вступил в ряды Ширакесс, а потом нашёл последователей его идей и отколол часть ослеплёно верной королеве организации, создав секту Проклятого Взора. Фенетор Темнорук, некогда Лунный Хлад, стал первым сектантом под руководством Ворфиса, но далеко не последним. Так и началась абсолютно новая часть истории Манипулятора. Ему придётся пройти через тернистый путь испытаний, чтобы привнести свой вклад в становление Часа Сумерек.

Но Великий Раскол не стал кончиной империи калдорай, нет… Умирающие, задыхающиеся на дне моря эльфы были обречены, но этим и ослаблены. К ним за все эти долгие века наконец обратился Н'Зот Заразителя, в частности к Азшаре. Он тщетно наблюдал, как она умирает, но всё-таки предложил ей свою помощь, взамен на службу. Королеве, кхм-кхм, Вечной Королеве это совсем не понравилось. И тогда Древний Бог согласился на сделку. Он оживил высокорождённых, превратил их всех до единого в наг, но не сделал рабами Тёмной Империи, объявив Азшару «своей» правительницей. Ворфис, как и Нарудора, выжил. Он обрёл новое, абсолютно совершенное тело — трёхвостое и ещё не такое изуродованное различными мутациями. Нага восприняла дар Н'Зота, спасение его народа и спасение, прежде всего, себя, очень близко к сердцу. Она сразу поняла, что Заразитель станет верным покровителем перерождённой империи, а Ворфис — одним из первейших жрецов Бездны. Так оно и случилось. Новообращённые наги создали новые города, создали новое государство в Назжатаре, прямиком у тюрьмы Древнего Бога. Азшара стала ещё более проницательным, но вместе с тем и недоверчивым правителем, который воззвал к новой эре для бывшего народа высокорождённых. Шли века. Ворфис познавал всё новые и новые учения Бездны, становился всё ближе и ближе к Богу Глубин и не раз выходил с ним на контакт, узнавая сокровенные секреты об истинной природе Вселенной. В конечном счёте, порча и многочисленные ритуалы преображали прозванного Манипулятором последователя Н'Зота. Они скрещивали его материальное воплощение с сутью Тёмной Империи и с самой Ни'алотой — глаза, хитин, щупальца — всё это священные атрибуты, высоко ценимые Ворфисом. Но вместе со всеми изменениями тёмного жреца изменялся и мир на поверхности. Спустя тысячелетия сюда вторгнулась Орда, которая, как и высокорождённые, стали рабами Пылающего Легиона. По Азерот прокатились опустошающие войны за которыми наблюдали и Древние Боги, и наги из империи Назжатар. Манипулятор, по собственной воле исполняющий приказы своего покровителя и владыки, ни раз выходил из воды, чтобы воплощать видения Н'Зота в реальность. Он мог казаться пешкой Древнего Бога, но на деле был независимым волей слугой, которая и без затуманенного разума понимает, что Запредельную Тьму поглотит Время Сумерек. Плеть и Король-Лич, Иллидан Ярость Бури, падение Ан'Киража — одни из немногих событий, которые прошли мимо Ворфиса. Проявил он себя, в основном, ближе к Катаклизму, услышав шёпот Заразителя, что приказывал Смертокрылу нести разрушения и хаос. Тёмный жрец решил воспользоваться грядущим Концом Света, став по правое плечо от лидера клана Чёрной Чешуи, начиная тем самым союзнические отношения с культом Сумеречного Молота. Там он вёл многочисленные переговоры с Чо'Галлом и его последователями лично, прежде всего собрав невообразимо важную информацию о неизвестных Ворфису учениях, вроде тёмного шаманизма. Сражаясь за Сумеречное нагорье, нага застала и кончину Катаклизма, узрев падение Разрушителя Миров от его же оружия — Души Демона. Манипулятор, разочаровавшись в неудавшейся войне, вновь обратил высокомерный взор на смертных, многократно усилив прежнюю ненависть ко всем расам, кроме наг. Он решился действовать порознь от планов Азшары и Н'Зота, но при этом следовал шёпоту последнего. Таким образом он вступил в ряды Ширакесс, а потом нашёл последователей его идей и отколол часть ослеплёно верной королеве организации, создав секту Проклятого Взора. Фенетор Темнорук, некогда Лунный Хлад, стал первым сектантом под руководством Ворфиса, но далеко не последним. Так и началась абсолютно новая часть истории Манипулятора. Ему придётся пройти через тернистый путь испытаний, чтобы привнести свой вклад в становление Часа Сумерек.


Отношение:

Наги… Они пережили то, что не переживал никто, переродились и узрели истину в покровительстве Н'Зота. Возродили империю из утопленного праха и объявили абсолютно новую эпоху. Кто они для Ворфиса? Практически всё. После многочисленных событий и внешнего давления он попросту перестал воспринимать другие смертные расы за равных, обзаведясь истинной ненавистью к врагам Назжатара. Но отношение к каждому отдельному слою стоит рассмотреть отдельно. Прежде всего, важно отметить то, что Ворфис поистине «хорошо» относится лишь к бывшим высокорождённым, тем, кто прошёл через многочисленные испытания, чтобы добиться всего этого блаженства в подводном городе. Ему не очень интересны наги, рождённые уже после перерождения калдорай — они очень быстро растут и уже знают, какова их цель и кто их правитель. Они рождены служить королеве Азшаре, ослеплёно видя в ней нечто божественное. Теперь непосредственно к самой Азшаре — когда-то Ворфис хотел её предать, он остался верным ей? Ответить просто так не получится. Для тёмного жреца Вечная Королева действительно достойный трона правитель, который невероятно редко одерживал поражения. Она безусловно заслужила не только почтение и избрание Н'Зотом Заразителем, но и право управлять Назжатаром и его жителями. Но вместе с тем, её жажда силы и самовлюблённость более чем очевидны. Азшара не подчиняется воле Древнего Бога и прежде всего ищет выгоды для себя, а за ней всегда готов последовать её народ. Большая его часть… Ворфис ставит своего владыку в лице Бога Глубин всяко выше королевы, и на то есть очевидные причины. Он, как и нескромная часть его секты, подозревает, что правительница рано или поздно предаст своего покровителя. И к этому моменту нужно быть готовым… Что до секты непосредственно, то, как и упоминалось — сейчас она является практически семьёй Манипулятора. Семьёй, которая разделяет взгляды, веру и цели — семьёй, которая может поддержать. Проклятый Взор, или Нару'зар, если не переводить с назжи — отколовшаяся от Ширакесс организация, ищущая способ пережить грядущий Час Сумерек. Без внимания в итоге осталась лишь дочь Ворфиса — Нарудора. Отец не забыл свою кровь и до сих пор следит за ней, уже состоятельной и до сих пор верной королеве. Она для него по-прежнему память о грустном прошлом, которую нужно защищать...


Как упоминалось выше, Манипулятор очень трепетно относится ко всем расам смертных, кроме наг. Но распространяется ли этот расизм на последователей Древних Богов? Это всё стоит разобрать детальнее. Правда и последователей этих — бесчисленное множество, так что есть смысл описывать лишь основные организации. Перво-на-перво, нельзя не упомянуть культ Сумеречного Молота. Пришедшие на Азерот с Дренора, они уже верили во Время Сумерек и использовали Бездну на недоступном многим уровне. Но именно в этом мире они услышали шёпот Древних Богов и впали в эйфорию, вскоре отколовшись от Орды, как рабов Пылающего Легиона. Их лидер — двухглавый огр Чо'Галл, который завоевал своё место, уничтожив всех кандидатов и стерев все прежние постулаты. Но это не уберегло его от тёмного влияния в катакомбах Награнда — он был ослеплён видениями далёкого космоса и захотел получить его великую силу, которую ему вызвался предоставить К'Тун взамен на праведную службу. Орки и огры Сумеречного Молота действительно достигли неимоверных успехов и где-то даже обогнали Ворфиса, который исследовал Бездну десять тысяч лет. Во времена Катаклизма нага осмелилась наконец выйти на контакт с бывшим орочьим кланом, а вместе с тем узнала очень много полезного. Но методы культа показались ей излишне примитивными, а его члены — глупыми и безвольными рабами, не заслуживающими внимания империи Назжатар. В конечном счёте прогнозы Манипулятора сбылись, и Катаклизм не свершился, пав вместе с Чо'Галлом. Конечно же, история культа на этом не закончилась, но вот для жреца они так и остались позади. Теперь перейдём напрямую к детям Древних Богов. Сперва, конечно же, безликие. Ворфис их, безусловно, почитает, и воспринимает каждого отдельного н'рака, к'тира или К'Тракси, как могущественного вестника их повелителей. Но вместе с тем они — ни капли не личности, они рождены служить, в отличие от наг, которые избрали этот путь, уже с Азшарой, самостоятельно. Что до акир? Ужасные существа, так же порождённые Древними Богами, лишь изображены в различных писаниях, оставленных Тёмной Империей. И, тем не менее, они дожили до наших дней в самой разной форме — киражи, богомолы и нерубы. Без полноценного присутствия правителя они приобрели самостоятельность, а вместе с тем и интерес наги. К сожалению, что они, что Ворфис — полные расисты. Закончить же перечисление можно чёрными и сумеречными драконами. У наг, а тем более — бывших высокорождённых, осталась память о том, как Смертокрыл использовал Душу Демона, чтобы уничтожать последователей Азшары и других калдорай с войсками Саргераса, и из-за этого особой дружбы у них не сложилось. И до сих пор тёмный жрец видит в ныне заменивших чёрную стаю сумеречных драконах лишь инструмент, который был создан раболепствовать.


Как уже неоднократно упоминалось — Ворфис очень презирает калдорай, и в отличие от других смертных рас — их сильнее всего. Это сопротивление убило жену Зашедшей Луны в Войне Древних, заставив Манипулятора ступить тропой безумия и отчаяния. Именно невозможность ночных эльфов принять будущее таким, каким его видит Азшара, и сделала их еретиками. Они следуют всё той же глупой вере, отказываясь от цивилизации и угнетая каждого, кто старается помочь их народу встать на новую ступень развития. Такое мнение и имеет Ворфис, в его представлении они — самые отчаянные и чахлые разумные существа, даже в сравнении с троллями. Чтобы хоть как-то загладить горечь потери Нирии, нага не раз выходила на поверхность и мстила лесному народу, так же наблюдая и за их движением в истории. Не раз тёмный жрец просил морских ведьм, искусных чародеев Назжатара, накладывать на него мощнейшую иллюзию, чтобы проникать прямо в сердца эльфийских городов. Там он представал в виде воина, наставлял окружающих его радикальными мнениями и в тайне влиял на жителей своей магией Бездны. Но совсем недавно Ворфис успокоился, по крайней мере на какое-то время… Всё дело в Войне Шипов, которая унесла Тельдрассил и тысячи жизней калдорай, превратив оставшихся в мстящих чудовищ — чем это не лучшее наказание? Конечно же, ненависть к смертным расам охватывает не только Детей Звёзд. Манипулятор по-своему отвратительно относится к каждым жителям Азерот, и на каждого жителя у него есть «компромат». Но интереснее всего узнать его мнение о других эльфах — переживших Великий Раскол высокорождённых и обосновавшихся в Восточных Королевствах син'дорай. Первые вызывают у Ворфиса смешанные эмоции. Он их не то чтобы ненавидит, но за отречённость от своего истинного народа и сложенную веками ненависть к нагам ему их ненароком… Жалко. Они были замкнуты всевозможными условиями, покинуты лучшими умами былой империи и оставлены гнить на поверхности. Им никогда не суждено добиться того, чего в итоге добились наги, даже если речь идёт о технологиях, вроде големов. Кель'дорай, а после и син'дорай уже не особо сильно обособляются Ворфисом, и приравниваются скорее к деградировавшей версии некогда великой цивилизации. Они отвернулись и от веры в Пылающий Легион, и от почитания Н'Зота, обратившись к помощи Света — ну разве это не поступок глупцов? Кто его знает...


Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Анкета одобрена согласно высокой требовательности.

Все вопросы были обговорены лично с автором. Персонажу "Ворфис" выдать +8 к уровню, также он привязывается к гильдии "Крылья Ворона".
Номер одобренного морфа - 91374.

Дополнение к вердикту

Морф будет доступен после официального рейда и устранения Уу'нат как босса, который будет зафиксирован отчетом на ролевом проекте Darkmoon .

Проверил(а):
Meneflek$, Strelka (согласовано с AnnaKalessa), Администрация.
Уровни выданы:
Да
14:16
10:33
1084