Негативные высказывания персонажа относительно других героев — исключительно ролевой аспект, который не стоит ретранслировать как неприязнь к самим игрокам. Я благодарен всем, с кем мне удалось взаимодействовать в начале игры, но моё мнение и мнение моего героя кардинально отличаются. Надеюсь на понимание с вашей стороны. Все рисунки и музыка в анкете выполнены мной. За иконку спасибо Bartov.

Игровое имя:
Лассе
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночнорожденный
Народность:
Сурамар
Пол:
Мужской
Возраст:
4228 лет
Особенности внешности:

1. Выходной костюм, предназначавшийся для знаменательных событий. 2. Повседневный-рабочий. Вынужденно надетое украшение из арканы, указывающее на привилегированный статус. 3. Один из комплектов для путешествий.

Из основного: дальтоник на правый глаз, ранее носил специально изготовленную корректирующую линзу, но сейчас прикрывает кожаной повязкой. Татуировок на теле нет. За невозможностью надевать накладную бороду, отрастил настоящую бородку. От каф и прочих украшений из посеребренного металла также был вынужден отказаться.

Голос переливчатый. Если чувствует себя ведущим во время разговора — басит на низких нотах, старается придать голосу благородное и как будто немного устрашающее звучание, если ведомым — может заискивать и лопотать в средней тональности. Если искренне напуган, верещит как петух.

Знает, как правильно следует подавать себя в общении с теми или иными господами. Не любит активно жестикулировать. Подбородок всегда держит приподнятым, а спину — прямой.

В общепринятые каноны красоты вписывается практически идеально: высокий, с фигурой типа трапеция (широкие плечи-узкая талия-узкие бедра), черты лица пропорциональные, но с возрастом — и с количеством потребляемого манавина — немного поплыли, особенно в зоне глаз и щек. В уголках рта жесткие заломы. Верхняя губа значительно крупнее нижней, когда Лэассеин надувает её, становится похож на недовольную утку. В целом, мимика лица подвижная, резкая, но хорошо поддается контролю хозяина. Волосы и тело ухожены.



Особенности характера:

Живет напоказ, расценивая даже себя самого как некий проект, а свое окружение — как эмоциональный ресурс, из которого беззастенчиво и нагло черпает вдохновение. Любит себя безумно, считает истинным творцом, на голову выше всех прочих, но достаточно умен, чтобы не демонстрировать это открыто. Чаще всего его видят таким, каким он сам решает себя подать, однако в опасных для жизни ситуациях становится жалким и беспомощным, обнажая своё мелочное нутро.

Превосходный приспособленец. Искренне восхищаться может только тремя вещами: искусством, чужими страданиями и собой. Соответственно, в любом разговоре, затрагивающем хотя бы одну из этих тем, будет предельно честным в суждениях. Себя самого может чуточку опустить, напрашиваясь тем самым на похвалу, а о каких-нибудь несчастных жертвах тирании сочувственно вздохнуть, но не более. Лгать привык как для собственной выгоды, так и для удовольствия, делает это аккуратно, попутно подслащивая собеседника комплиментами.

Был и остается по-настоящему верным делу своей жизни — архитектурному ремеслу.

Высший свет Сурамара, как некая зона комфорта, позволял Лэассеину раскрываться с позиции серьезного и уважаемого господина. Правила общения среди аристократов он уяснил еще в детстве, но для того, чтобы как-то выделяться на фоне других, сознательно дополнил свой образ отличительными деталями. К примеру, практически полностью отказался от украшений, заряженных арканой, да и в быту магией пользовался редко, ссылаясь на то, что ему это без надобности — на деле, просто не был к ней способен, но показательное отречение производило нужный эффект. В особенности это сказывалось на работе Лэассеина: чертежи, выполненные вручную, без малейшего магического вмешательства, ценились среди знати как нечто совершенно диковинное.

На континенте Восточных Королевств Лэассеин, теперь называющий себя Лассе, придерживался роли глуповатого путешественника, сыплющего пафосными речами направо и налево. Жаловался на изжогу от тыкв, сладко подпевал представителям Альянса, а представителям Орды высказывал свое брезгливое «фи» — ведь так было удобно. В какой-то момент контроль над образом дворянина-дурачка был утрачен и Лассе превратился в себя настоящего: озлобленного, бессильного эльфа, не имеющего ни малейшего шанса выжить в мире, где дело решается боем, а не светскими беседами.



Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Способности:

Может заставить перо левитировать и уменьшить вещи, чтобы те уместились в сумке. На большее не способен и не стремится. Драться совершенно не умеет.



Навыки и профессии:

Хорошо развит глазомер, поэтому может сделать сносный чертеж без помощи инструментов для измерения. Прокачан навык красноречия и подхалимства.



Вера:
Нет
Пояснение к языкам:

На шалассийском Лассе говорит безупречно. Чтобы речь его звучала весомее, может вставить пару фраз на древнем эльфийском наречии, из которого и произошел современный язык ночнорожденных.

Всеобщий язык оказался легок в освоении, поэтому Лассе на нем общается практически свободно Иногда сыплет вводными словами и обзывает всех подряд «господами». Речь ещё грязновата. Читает с трудом.

Дарнасский и талассийский языки практически не понимает, интуитивно может разобрать только общие выражение и слова, которые сохранились без изменений с давних времен. Их очень мало.

Язык орков знает на уровне «Тром-ка».

Выучил пару ругательств на панадренском.



Инвентарь:

Ограблен, при себе ничего нет.



Род занятий:
Творческий эльф
Хронология:

Его полное имя — Лэассеин Цеферион. Он выходец из знатного рода кель`дорай, но рожденный уже ночью, с серебряной ложкой во рту и неприятными генетическими дефектами.

В детском возрасте слабый, подверженный дальтонизму глаз родители Лэассеина прикрывали иллюзией — бабочкой из арканы, чтобы проблемы с восприятием цвета не мешали мальчику заниматься рисованием. Лечению заболевание не поддавалось. Позже отец Лассе, смыслящий в инженерии, сконструировал для сына механизм, в основе которого была зачарованная линза. Зачарованием, к слову, занялся близкий друг семьи Цеферион, специализирующийся на телескопических зеркалах. Созданная им линза помогала не только «урегулировать» цвета, но и работала как лупа, с возможностью автоматически, при нажатии на пластины, менять стекла; там было даже калейдоскопическое. Так как Лэассеин не мыслил жизни без рисования, а стать хорошим художником с «бесцветным» глазом не представлялось возможным, линзу было решено инкрустировать прямо в кожу, и с ней юный Цеферион не расставался несколько тысяч лет. Позиция семьи Цеферион основывалась на ручном труде и минимальном использовании магии. Среди высокорожденных они славились в первую очередь своим творчеством: госпожа Цеферион была искусной арфисткой, а господин Цеферион, помимо талантов в инженерии, создавал прекрасные скульптуры. Некоторые из них и по сей день украшают улицы Сурамара. Лэассеин поддерживал статус своего дома и уже в молодые годы гордо носил титул Почетного Архитектора Сурамара. Правда, получил он его не без хлопотаний отца. Ничего принципиально нового строить не приходилось, лишь реконструировать старые здания по прихоти других аристократов. И по своей прихоти также.

С одной стороны, знатная жизнь в Сурамаре — это круговорот из пьянства, плотских утех, заумных разговоров и беспочвенных интриг. Ничего не меняется в пределах магического барьера. Лэассеин одной ногой был там, в этом болоте одуревших от сытой жизни аристократов, а другой оставался в своём обожаемом творчестве. Принцип, что высшее проявление любого живого существа — это умение созидать, а не потреблять, навсегда утвердился в сознании Цефериона младшего.

И всё-таки, в работу он погружался с головой, порой забывая о том, кто он есть и что, воспринимая своё тело и свой разум как инструмент, необходимый для создания прекрасного. Лэассеин творил в одиночестве, за закрытыми дверями, полуобнаженный, не позволяющий себе ни есть, ни спать, отчаянный в фанатичном стремлении воплотить задуманное. Даже в своей будущей жене, Жолин, он полюбил не внешность, не характер, не совокупность определенных черт, а её преданность любимому делу: садовничеству. До женитьбы, половое влечение Лэассеин сублимировал исключительно в работу. К тому моменту, когда у них с Жолин родился сын, родители Лэассеина скончались. Времени на траур не было: ребенок обещал стать новым и одним из важнейших проектов в жизни Цефериона. Увы, с генетикой у Канстеллара — так назвали мальчика — тоже не сложилось. Он был склонен к полноте. Подобные физические отклонения просто неприемлемы среди эльфов.

Несмотря на то, что Канстеллар рос робким, добродушным и нежным ребенком, Лэассеин в какой-то момент посчитал его бракованным материалом и полностью переложил тяготы воспитания на мать. Со временем пренебрежительное отношение к сыну переросло в настоящую ненависть. В отличии от родителей, Канстеллар ничем конкретным не увлекался. Он хорошо пел, хорошо пил и ел, продолжал жиреть и прятаться от любых проблем под материнской юбкой. Он безумно любил отца и всяческими способами добивался его внимания, но Лэассеин игнорировал любые попытки наладить контакт и не стеснялся унижать бесталанного сына при друзьях и знакомых. Называл он его не Канстелларом, а Бочкой — потому что именно на бесполезную надутую бочку и был похож его выродок.



В пубертатном возрасте Канстеллар переживал грубость отца еще болезненнее. На одном из ужинов, где присутствовали исключительно члены семьи, мальчик нечаянно уронил на пол кусочек манапирога. Лэассеин заметил это и моментально призвал к тишине за столом. Глядя на растерянного, уже порядком напуганного таким жестом ребенка, мужчина невозмутимо велел, чтобы Канстеллар, раз он такая невоспитанная жирная мразь, и ел подобно мрази: с пола. И пока он не сожрет остатки пирога, за стол возвращаться ему запрещено. Жолин хотела было возразить мужу, но была осаждена: женщины в его доме права голоса не имели. Канстеллар, давясь слезами, даже в такой вопиющей ситуации не способный перечить авторитету отца, опустился на колени и попытался соскрести пирог с пола. Лэассеин прикрикнул на него, чтобы ел без помощи рук — своим «рылом».

Остаток вечера прошел в тишине. Канстеллар, сославшись на усталость, заперся в комнате и проревел какое-то время. Ночью, когда все уснули, он пробрался в мастерскую отца, нашел на его столе первый попавшийся инструмент с острым наконечником и воткнул себе в горло. Умереть красиво, с тонкой струйкой крови, не получилось: из шеи хлынул фонтан, а сам мальчик пронзительно закричал, падая на отцовские чертежи, пачкая их, заляпывая.

Все домашние сбежались на крик, немедленно был вызван лекарь и Канстеллара удалось спасти. Ему требовалось постоянное наблюдение. Лэассеин запретил Жолин ухаживать за сыном. Увидев Бочку еще в мастерской, трепыхающегося своим тучным телом, с полным горлом крови, Лэассеин испытал нездоровый прилив вдохновения. После случившегося он практически не выходил из комнаты сына, переместив туда свое рабочее место. За Бочкой он не ухаживал. Пока сын умирал, моля отца о помощи, пока мочился под себя и кашлял кровью, Лэассеин творил, подпитываемый чужим страданием. Жене он говорил, что шансов практически нет, что нет смысла просить лекарей о помощи. Бочка умер от заражения крови через несколько суток, под пристальным, желающим уловить момент смерти взглядом отца. А через несколько месяцев был завершен проект по реконструкции галереи, который назвали лучшим детищем Лэассеина Цефериона.

Жолин с трудом перенесла смерть сына. Она не покончила с собой, последовав его примеру, но тронулась рассудком и не могла думать ни о ком другом, как о скончавшемся Канстелларе, принимая за него даже своего мужа. Лэассеин пробовал её лечить, так как терять талантливую садовницу ему, человеку искусства, было жаль, но особо не старался: больше хлопотали родственники женщины. К сожалению, лекари не смогли ей помочь. Из-за психологических барьеров, организм Жолин отвергал любую пищу и питье. Некогда красивая и утонченная ночнорожденная начала иссыхать. Помраченным было не место в Сурамаре. Последние дни перед изгнанием она провела в саду, общаясь со своими цветами будто с детьми. Там же Лэассеин в последний раз насладился её телом, разложив на мягкой траве. Жолин, увядающая, принимающая уродливые черты помраченных, была для Лэассеина куда желаннее. Простившись с ней, мужчина испытал легкое чувство жалости, но ничего не более.

Жизнь Лэассеина с тех пор особо не изменилась. За ним закрепился статус вдовца, наполняющий его образ глубоким трагизмом. Своим окружением мужчина всё равно не воспринимался как тиран, скорее, как строгий и справедливый отец, на чью долю выпали нелегкие испытания. Впоследствии, он ни о чем не сожалел. Продолжал работать, «творить», а нехватку острых ощущений компенсировал поединками Тал`Ашар. Лэассеин даже нанял двух бойцов, отстаивающих честь своего господина в бою. Бои проводились чуть ли не ежедневно, а поводы иной раз доходили до абсурда: сносить или не сносить шпиль, мешающий виду из окна дома одного аристократа и услаждающий взор другого. Особенно Лэассеин любил, когда сражались насмерть. Его бойцы не потерпели ни одного поражения.

Экспансия Пылающего Легиона — неприятное, но терпимое обстоятельство. Лэассеин не почувствовал особых изменений в жизни города (в жизни Квартала Звезд), просто появились другие авторитеты, с которыми было необходимо считаться. О том, что где-то за пределами Сурамара зреет восстание, Лэассеин, конечно, слышал, но абсолютно не верил в успешность этого начинания. Мир извне его интересовал мало.

До знакомства с пандареном Вуджонгом.

В Квартале Ремесленников располагалась сцена, окруженная небольшим водоёмом. Раньше здесь давали безобидные представления и оглашали важные новости, но с приходом Пылающего Легиона подмостки заняли демоны, демонстрирующие рассевшимся вокруг зрителям-аристократам свою ужасающую мощь. Здесь пытали живых существ, жгли их, потрошили — и некоторые из ночнорожденных были прямыми участниками представлений. Как испытателями, так и испытуемыми. Лэассеин, при всей его любви к зверствам, не часто посещал подобные мероприятия: он не хотел пересекаться с безродными.

Во время одного из таких представлений дворцовый смотритель (парящий в воздухе гримуар) заметил подозрительного ночнорожденного. Тот с большим любопытством осматривал улицы, приставал к напуганным прохожим, как будто был здесь впервые. Лэассеин, уставший наблюдать постоянные сожжения, также обратил внимание на чудака. Стража его пока не трогала. Но когда любопытный горожанин приблизился к одному из караульных, тот мгновенно распознал иллюзию.

И начался настоящий спектакль.

Рассекреченный ночнорожденный оказался странным существом, похожим на медведя из сурамарского зверинца, только гуманоидного типа. Крепким ударом он приложил ринувшегося на него стражника, будто тряпичную куклу, и сделал это очень легко, играючи. Лэассеин был потрясен: в одном ударе, кардинально отличающемся от выверенных приемов бойцов Тал`Ашар и от хаотичных атак демонов, чувствовалась совершенно иная, неудержимая сила, внушающая вдохновленный трепет и одновременно с тем подрывающая уверенность в стабильности и неприступности окружающего мира. Свободный, бесстрашный, как будто даже потешающийся над происходящим, вторженец, однако, не стал давать отпор бросившимся к нему стражникам: метнув под ноги дымовую шашку, он, успев выполнить эффектный трюк, исчез. Когда дымка рассеялась, медведя — пандарена, как станет известно Лэассеину впоследствии — и след простыл. Представление было окончено.

Ситуация в Сурамаре обострялась с каждым днем. Если раньше Лэассеин мог оставаться безучастным к происходящему, а на светских раутах придерживаться нейтралитета, когда речь заходила о критике власти, то сейчас обстоятельства вынуждали его занять конкретную позицию. В бедных кварталах устраивались диверсии, лоялисты Элисанды хватали в переулках кого ни попадя, судили по надуманным причинам и выставляли на порицание общественности на Центральном Променаде. Улицы патрулировали отряды демонов и скверноподданных, многие из горожан запирались в домах и, лишенные доступа к манавину, иссыхали в собственных постелях.

Лэассеин до последнего надеялся, что его, как представителя знати, это не коснется. А потом знакомых ему аристократов, походивших из древнейшего эльфийского рода, прирезали в закоулках Квартала Звезд — якобы за неправильное высказывание в адрес магистра. Прирезали и, по слухам, отдали на кормление демоническим псам.

Если бы Лэассеин не испытывал брезгливости и отвращения к сородичам, принявшим скверну, если бы не видел, насколько мощными могут быть существа извне — такими, как двуногий медведь, в одиночку раскидавший опытных сурамарских воинов, то, возможно, он бы и занял сторону лоялистов, окончательно обрезав все пути к отступлению.

Прощаться со своим домом, со своим искусством, возведенным на улицах Сурамара, было невероятно трудно — гораздо труднее, чем с сыном или женой. Увы, еще в мирное время семья Цеферион не была на хорошем счету у Талисры, поэтому на её расположение Лэассеин не рассчитывал. И все-таки, ему было важно сыграть благородную роль и как можно лучше зарекомендовать себя перед лидерами повстанцев, потому многие из его богатств и трудов были пожертвованы на благо восстания. В том числе и линза, изготовленная отцом Лэассеина. В попытке доказать свою решимость, точнее, убедительно её сыграть, он сорвал механизм с лица, символично отделив себя от прочих «плохих» аристократов. Такой красивый и чувственный жест был оценен по достоинству. Когда Ночной Колодец уничтожили, Лэассеин стал одним из первых, кто испробовал плод Аркан`дора. Даже тут, как и в случае со званием Почетного Архитектора, за него замолвили словцо.

О том, что и как будет дальше, Лэассеин старался не думать, но понимал, что прежней беспечной и сытой жизни в новом Сурамаре ему не видать. К самой Талисре ему приблизиться не удалось, а перераспределение земель и титулов по окончании военной кампании наверняка будет происходить только по её инициативе. Творчество помогало забыться. Лэассеин старался быть участливым по отношению к беженцам, о которых, будучи еще представителем знати, даже ноги побрезговал бы вытереть. Приходилось адаптироваться. Его стали звать коротко — Лассе. И никогда не обращались по фамилии. Он стал другим, «своим» парнем, благородным меценатом, который выиграл в этой войне жизнь, а мог бы умереть в роскоши и пьяном мана-угаре.

Единственное, что давало слабую надежду на достойное будущее — это личное знакомство с агентом Орды, пандареном-диверсантом из Квартала Ремесленников. С Вуджонгом. Хоть Лассе и называл его монахом, сам Вуджонг таковым не являлся: он был воином с особым стилем боя, основанным на чередовании расслабления и напряжения мышц, отчего его техника очень напоминала монашескую. Монахов среди союзников Талисры было немало: есть, с кем сравнить. Вуджонг не был против общества Лассе, особенно, когда тот подарил ему одну из фамильных драгоценностей в знак дружбы. На просьбу «обучить каким-то приемам» пандарен без колебаний соглашался, но единственное, чему удалось обучить изнеженного эльфа — кувыркам. И всё. Когда Сурамар был освобожден, Вуджонг сообщил, что его работа на этом окончена и он возвращается в Северные Степи. Если Лассе хочет — и если у него еще остались дорогие подарки — то может отправиться вместе с ним. А у Лассе, с оглядкой на случившееся, другого выбора и не было. Всё нужно было начинать заново.

И началось совсем не то, на что Лассе рассчитывал. Ему, в соответствии с личным планом, удалось покинуть Шал`Аран безо всяких проблем. Но оказался он вовсе не в Северных Степях, не в Калимдоре, а на континенте Восточных Королевств, в Сумеречном Лесу.

Здесь с ним много чего приключилось. Вуджонг назвал бы это кармическим наказанием. Восточные Королевства наконец вскрыли в Лассе его мелочную и жалкую суть. Ему приходилось неустанно задабривать своих спасителей — убогих безродных из королевства Штормград, и каждый день мириться со статусом немощного попаданца, которого любой мальчишка-ворег или одноглазый орк способен прихлопнуть не глядя.

Лассе, когда-то засыпающий на мягком ложе под звуки музыки, исполняемой его слугами, теперь ночевал в обществе пропитанных потом вояк; в углу матросского кубрика, захлебываясь собственной блевотой; в луже чужой крови, избитый и ограбленный диким троллем.

Его покойный сын ел пирог с пола, а Лассе — грязь, в которую его безнаказанно втаптывали пираты.

И он все это, как ни странно, терпел. Ничего не мог поделать, но всякий раз, когда оказывался чьим-то заложником и отправлялся на смерть, чудесным образом спасался.

Потому что мразям всегда везёт.

Фракции:

Ранее принадлежал к фракции Ночнорожденных, на данный момент предоставлен самому себе.



Прозвища, звания, титулы:

Почетный Архитектор Сурамара



Отношение:

Две противоборствующие силы. Лассе визуально делит их на сине-желтых и красно-черных. Ему проще мыслить в художественных плоскостях. Но разделять одних на рыцарей в сияющих доспехах, а других на безмозглых дикарей, размахивающих своей «честью» — слишком просто, реальному положению дел это не соответствует. Так или иначе, Лассе всех их считает сбродом, заигравшимся в войнушку. О том, что Талисра приняла окончательное решение о присоединении ночнорожденных к Орде, Лассе пока не знает.

«Что то, что это». Солидарен с покойным магистром Элисандой: от высокорожденных у кель`дорай осталось лишь название, на деле это блудники, не чурающиеся совокупляться с низшими расами. После общения с одним из представителей, Дзиртом, заигрывающим к людской женщине, Лассе испытывает к келям искреннее отвращение.

Калдорай — те же тролли, только чуть симпатичнее. Лассе не поклонник арканы, но даже он не понимает, как можно было променять тайную магию на силу земли. Сайяна Мягкий Лист, безусловно, очень милая и нежная калдорай, но её место в загоне для животных, а не среди представителей чистой расы.

Син`дорай — фанатичные наркоманы. Нет, не как ночнорожденные. «Это другое». Торакор Рассветный Клинок мог быть интересен в качестве книжного персонажа: таким положен тяжелый жизненный путь и трагическая смерть вдали от дома. Лассе уделял ему внимание ровно до тех пор, пока тот рассказывал об Артасе Менетиле — любопытная для ночнорожденного личность. В дальнейшем с Торакором предпочел бы не пересекаться. Брезговал.

Ко всем прочим расам, кроме ночнорожденных, Лассе относится также с пренебрежением. Потому что он — расист. И эгоцентрист. Мразь, одним словом.


Наемный бойцы Лассе. Чемпионы Тал`Ашар. Были преданы своему нанимателю, пока тот щедро благодарил их за проведенные поединки. Погибли во время восстания, защищая интересы Элисанды.


Первая, с кем Лассе познакомился, очутившись на континенте Восточных Королевств. Помог ей и её товарищу Арлину добраться до безопасного места. Лассе она кажется чересчур наивной в своем стремлении быть сильной и независимой. И слишком громко грохочет доспехами.


Прекрасный собеседник. Бандитская, по мнению Лассе, внешность этого человека не соответствует его нутру. Праймор хорошо разбирается в архитектуре и сырах. С ним было приятно иметь дело.

Мал, да удал. Гоблин, с которым не так мерзко общаться, но все равно чуточку брезгливо. Доверчивый и внимательный компаньон, подарил Лассе кинжал, сопроводил на арену Гурубаши. С такими, как Сник, всегда удобно, даже несмотря на его принадлежность к одной из самых убогих рас.

Лассе толком и не знал, кто она такая. Очередная прислужница его жены. Зейя была хорошей подругой Жолиной и догадывалась, что именно Лассе своими словами и действиями погубил и жену, и сына. За неимением прямых доказательств, девушка не осмеливались рассказывать об этом. С годами жажда мести за свою госпожу лишь усиливалась. Сейчас Зейя набралась достаточно решимости, чтобы разобраться с Лассе лично. Она готова убить его при первой же возможности.

Семейное положение:
Вдов(-а -ец)
Родственники:

Жена Лассе, садовница, прекрасно разбиралась в сурамарских травах. После смерти сына обезумела и отреклась от Ночного Колодца. Обратившись Помраченной, была изгнана из Сурамара. Предположительно мертва.

Сын Лассе. Обычный ребенок, нуждавшийся в тепле и заботе отца. После одного унизительного случая решил покончить жизнь самоубийством, но выжил. Не получив должного ухода, через несколько дней скончался от заражения крови.



Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительно:

Высокая требовательность

Текущий уровень Лассе — 46

Имеется отчет


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Как вами и было указано, анкета будет рассматриваться по высокой требовательности.

Соглашусь с комментаторами, читать ваше творчество было действительно интересно. Стиль, в котором описаны характер и внешность, быть может и не столь красочен, но крайне лаконичен. Буквально каждое слово имеет какой-то смысл, при этом объёмом текст ничуть не уступает анкетам, наполненным водой. Это однозначный плюс.

Избранное вами определение его рода занятий, "Творческий эльф", весьма точно описывает этот образ. Будучи основанным на чём-то реальном, стандартном, он, тем не менее, выглядит уникально на фоне других. Он чувствуется живым и правдоподобным, пускай внешне и может вызвать определённые вопросы. В остальном же, я просто не знаю, что ещё в эту анкету можно добавить.

Мною было замечено крайне незначительно число ошибок, вероятно явившихся результатом недавней редакции, но ничего серьёзного. Однако прошу по возможности пройтись по тексту глазами и их поправить. Небольшие спорные моменты были переписаны, так что вопросов у меня более не осталось.

Анкета получает вердикт - одобрено. Персонажу Лассе полагаются 10 уровней. По любым вопросам вы по прежнему можете обратиться ко мне в личку дискорда - Doomerant#3241. Удачной игры!

С уважением,
Doomerant

Проверил(а):
Doomerant
Уровни выданы:
Да
19:52
23:19
2496
21:17
+12
Так красиво и складно писать и, к тому же, рисовать должно быть запрещено на законодательном уровне.
Я дезертировал, кхм. Спасибо, что прочли и посмотрели.
21:57
0
Это прекрасно…
Выстрадано, да. Спасибо. Надо получить ролевика, чтобы плюсы ставить, а не выдумывать, как отблагодарить нешаблонно.
/не cумел по-быстрому сообразить ответный мем, поэтому благодарно кивнул/
22:08
+1
CSS бы еще офигенный и можно ставить анкету в пример всем. Можно попробовать высокую требовательность, кстати.
Постеснялся просить ролевика (не умею в цсс). Спасибо.
22:13
+1
Настоящий житель Понта.
22:17
+2
На самом деле, есть какой — то шарм в анкетах без КСС, трудно объяснить.
В стремлении из минимума средств выжать максимум возможностей
22:26
+2
Искренне порадовался от анкеты
Приятно слышать, рад, что понравилось.
00:43
+2
Однозначно лайк.
00:44
+2
Это… Незабываемо
04:57
+2
Ну что можно сказать… Поздравляю с созданием твоей первой анкеты smile
В муках порождённая… Спасибо. И с добрым утром.
05:18
+1
И тебе доброго. Если ты вообще спал)
Очень крутая анкета. Особенно грац иллюстрациям.
10:17
+3
Просто лайк, без лишних слов
10:26
+1
Норм
— Алло, это международное бюро мер и весов? Да, да, нашёл для вас очередной эталон. Подготовьте место в категории «Анкеты для рп»
Лучше в скорую позвонить, у меня передоз смущением от подобных комментов.
(большое спасибо, что оценил)
KCN
12:26
+6
Вообще, я не пожалел, читая эту анкету. Не сказал бы, что она эталон, но за все годы на мучаре и форумах это одно из лучших произведений, что я читал и видел.
Во-первых, мне понравился слог автора. Он не красочный, он не вычурный, наоборот — он лаконичный, однако каждое слово далеко не лишнее и иногда построение фраз чем-то похоже на Рэя Брэдбери.
Во-вторых — рисунки. Они восхитительны. Я никогда не изучал искусство 21-го века, потому что считаю его слишком вульгарным и скучным, но ваши арты явно выше большинства вбросов на тамблере.
Что насчет истории — она интересная. Интересная, смелая, эксперементальная и авангардная, но не более. Мне было интересно её читать, но после прочтения она ничем не зацепила, ничего не оставила. Возможно, это исключительно мой взгляд. Вообще, читая её, я сравнил историю Лассе с мифом о Тантале и мультиком «Похождения императора», про древних инков. В первом случае — гордыня персонажа наказуема. И наказывает в этой истории не закон, и даже не боги (Коих, в привычном плане, нет), а именно случай и воля судьбы. Второй случай примерно схож, но тут скорее история про то, как изнеженный жизнью герой переживает тяготы жизни. Эти истории избиты как мир, но, наблюдать за Лассе от этого не становится менее интересно.
Более того, автор прекрасно играется в моралью читающих. Мне напомнило подобные приемы у гениального режиссера Ларса фон Триера. Сначала нам подают историю о ребенке. Что нам известно о персонаже, при начале прочтения хронологии? Его характер, не самый лучший. Может, у него было тяжелое детство? Так могут спросить читатели. Мы знаем также, что он архитектор и некоторые незначительные мелкие детали, которые сейчас нас не касаются. И как только читатель проходится по тексту далее, он понимает, что был неправ. Что герой — мудак. Он чудовище. По общепринятым меркам. И читатель пропитывается отвращением не только к герою (Тут я имею в виду именно персонажа, а не анкету), а и к самому себе над подсознательном уровне тоже. Он. Такого. Просто. Не ожидал. В общем, довольно хороший троп. Мне понравилось.
И, наконец, про отношение к ребенку. Иногда некоторые моменты мне казались клишированными и довольно странными, но в итоге я понял. Не буду говорить за автора, но, скорее-всего он пытался показать все эти очередные анкеты про бедных сироток, угнетаемых родителями, со стороны родителя. Что это — не НПЦ. Что все связано и у всего есть причины. И что нужно смотреть на проблемы (в целом), куда глубже, чем мы смотрим сейчас.
Более разбирать мне нечего, все остальное обычно и из-за этой обычности хуже не становится. Единственное замечание, которое отражает лишь мой субъективный взгляд: После анкеты осталось некое чувство недосказанности. Как будто автор забыл что-то написать или вырезал обширный кусок. Возможно, это из-за отсуствия КСС или обилия комментариев появилось такое ощущение.
До сих пор не могу толком с мыслями собраться, чтобы внятно ответить. Я с утра как прочёл ваш комментарий, так весь день хожу в приподнятом настроении и с улыбкой туповатой. Вроде, для себя это все делаешь, но получать фидбеки, подобно вашему, очень приятно. Воодушевляет. Спасибо, что откликнулись и разобрали не только текст, но и то, что было спрятано между строк. Что «почувствовали» здесь Триера, Брэдбери (цепочка заимствований По-Брэдбери-Кинг — это вот мое прямо). Я согласен, что текст сырой и неполный. Даже я, перечитав, понимаю, что это какой-то пересказ с точечным, но не повсеместным углублением в происходящее. Эпизод в Восточных Королевствах вообще ни на чем обрывается, кажется, что там уже просто лень доделывать было. А так и есть, не скрою. Можно было посидеть чуть подольше и постараться чуть получше, поиндивидуальнее сделать, потому что это клишированное «ряяяя зажравшиеся аристократы» и пересказ каноничных событий под конец действительно как-то… Неинтересно совсем.

Мифология — да. И то, что было незыблемым в канонах древнегреческой драматургии — фатум, определяющий путь героя. По мере развития в ролевой игре, там ещё что-то от Эдипа вскроется.

Про сына: не стал упоминать в анкете, но весь этот отрезок с пирогами и прочим собран из отсылок на трактовку биографии Толстого Льва Николаевича (где его выставляют жутчайшим тираном) и на сцену из пьесы «Васса Железнова» Максима Горького (Лассе-Васса, мг). Все это работало только на образ Лассе, продолжая очернять. Если бы я воспользовался принципом «в плохом герое ищи, где добр он», могло бы получиться лучше. Хотя, не, не надо. Надо, как у Триера, чтоб тоска беспросветная и бедный ребёнок, «танцующий в темноте» отцовской ненависти.

Бродвейский такой мульт, хотя изначально планировался как этническая сказка с классической завязкой «принц и бедняк меняются местами». И называться все это должно было «Королевство Солнца», и выполнено с большой любовью к культуре инков и культуре всех тех народов, которые они, так скажем, приняли в империю. А получился просто, ну, мультик. Жалко. И все равно, отсылку на Изму и Кронка в сюжете Зандалара я был рад увидеть.

Попробуйте посмотреть artstation? Все самое лучшее, что только может быть в цифровом рисунке, собрано там. Практически без тамблер-спама.
Присутствующие были шокированы подобным заявлением. Жолин хотела было возразить мужу, но была осаждена: женщины в его доме права голоса не имели.

Азшара и остальные высокорожденные нервно курят в сторонке.
Пускай курят. Это особенности каждого отдельно взятого дома, потому и было сделано соответствующее уточнение. О том, что это выносится за пределы близкого окружения, ничего не сказано.
16:41
+3
Жолин…
Ало, пацаны, я тут Жожореференс нашёл
ДЕЙСТВИТЕЛЬНО. Непреднамеренное аниме…
17:13
+2
/Трескается от зависти и звиздует за стилусом.

Вп. Я сейчас поступаю как очень некомпетентный человек, акцентируя внимание на обертке, а не на содержании. Но мне плевать. Просто возьми мой лайк. Возьми и кинь в кучу других. Или обмажься. Или сожги. Делай что хочешь. Но я все равно сниму шляпу перед мощью вашего пера, маэстро. А текст я прочитаю. Когда-нибудь. Может быть. Скорее всего.
В данном случае, совсем не обидно, потому что обёртка также передаёт содержимое (эмоциональный посыл), и это важно, если цепляет. Я бы накидал тысячи ответных лайков, спасибо. Читать — по желанию.
20:05
+3
А я обязательно прочитаю. И сделаю это по двум причинам:
1. Умеренно простой, но содержательный и красивый текст, который при этом легко и приятно читать.
2. Сочный и четкий образ персонажа, которому, не смотря на его… экстравагантный характер, легко импонировать. Потому что он выглядит живым.
Об этом уже напели дифирамб парой этажей выше, поэтому брызгать мыслями на дерево я не стану. Отмечу другое: для того чтобы вывести эти два простых тезиса мне хватило одной беглой пробежки по тексту. Мало какой материал способен на такое. Особенно сегодня. Это первая анкета за долгое время, которую мне хочется затереть до дыр и выжечь каждый мелкий косяк. Связано ли это с падением общего качества окружающих материалов или набитой рукой автора — утверждать не берусь.

Что касается моих слюней в адрес оформления: арты, бесспорно, хороши и неплохо поддевают читателя. Но мой эстетический оргазм был обусловлен в первую очередь осознанием того, сколько трудов в них было вложено.

А лайки в пекло. Лучше накидай мне тысячу советов о том, как научиться относительно свободно и непринужденно рисовать персонажа во всех позах с живой мимикой. Нет, ультимативное «рисуй пока рука не отсохнет» еще канает, конечно же. Но лайфхаки от дахаки тоже бы пригодились.

UPD. А чтобы мой пост не выглядел таким слащавым, то вот тебе ложка дёгтя: после того как преподаватель разнесет мой курсач, я приду и надругаюсь над этой анкетой, самым злостным образом расписав все косяки до которых дотянется моя иссохшая грабля. Вдобавок, я не углублялся в детали. А дьявол, как говорится, таится в мелочах. И выдергивать я его буду раскаленными щипцами.
Если вам не жаль времени, буду рад когда-нибудь прочесть детальный разбор полетов. Мне кажется, что вскоре я и сам без слез и без учебника грамматики не смогу перечитать написанное.

Посмотрите s-curve, уроки Александра Рыжкина по пластической анатомии и уроки Proko по gesture drawing на ютубе. И в целом, о гестурах подробнее. Ну и смотреть, как это делали признанные аниматоры, Milton Erwin Kahl, к примеру. Или Глен Кин.

(до сих пор не очень верится, что творчество вызывает такой отлик. спасибо)
19:53
+1
И мне всё равно, что это уже могли говорить до меня, но арты клёвые! И сам персонаж сочненький. Правда. (И за Жолин тоже класс, хоть это могла быть и непреднамеренная отсылочка. А за «званый ужин» вообще + к уважению. хД)
Я вообще очень редко что-то комментирую тут (и тем более оцениваю), но вот лист шикарный очень!
Не вчитывалась в комментарии другие, так что задам вопрос: «А ты сам(а) рисуешь картиночки, али у какого-то автора это позаимствовано/нарисовано для тебя? А скинешь?»
Ну и да, за кель'дораев порву персонажа, особенно за «загонов для животных» калдо. ;D


(Отзыв не проплачен. Но не буду против, если закинут чего-то)
Жолин спонтанная, я не особо в теме ДжоДжо. А вот званый ужин — да, в знак уважения мемам минувших лет.
Все рисунки и музыка в анкете — мои, кроме иконки. Спасибо. Если подвернется случай, можете нахлестать Лассе по жопе за расистский настрой.
Спасибо большое за отзыв, закинуть пока могу только плюсы.
22:23
+1
Прекрасная анкета, даже слезу пустить можно от такого, это одна из самых лучших анкет на шал'дораев которую я видел, ставлю заслуженный лайк
18:26
0
Подружился = подкатил. Тупие человеки >:C
19:11
0
Не знаешь = поимел. Тупие эльфики.
13:59
0
Где можно заказать шикарный арт?
У других крутых художников на DM, тут на заказ не получается.
(но спасибо)
22:56
+1
Анкету не читал, но персонаж превосходный. Играл с ним в Каражане за представителя классовой общины рыцарей смерти.
Анкету не играл, но персонаж Каражан. Приглашаю на чаепитие в организацию эльфов крови ветеранов света, произведём культурный (классовый) обмен. Цем.