Игровое имя:
Хубат
Статус:
Нежить
Раса:
Тролль
Народность:
Черное Копье
Пол:
Мужской
Возраст:
31
Особенности внешности:


Самой выдающейся вещью в внешности Хуб'Ата был, пожалуй, его крайне высокий по меркам троллей рост. И не удивительно, ведь его отец легко мог, не забираясь на пальму, собрать с неё нужные кокосы и тут же забить ими насмерть очередного человека. Видимо, в силу высоты своего роста тролль выглядит худощавым и жилистым, даже подтянутым — но он не отличается огромными мышцами или дикой статью берсерков.

Ловкий и подвижный, нежели мощный и стойкий. На эту мысль также наталкивают несколько дёрганные движения зула, который подчас может повернуться под совсем неожиданным углом — у смерти имеется немало преимуществ, хотя и полно недостатков. В частности, Хуб'Ат облачается в плотные, практически целиком закрывающие его одежды, обшитые костями и черепами — притом не бутафорскими, а колдовскими, нужными в ремесле чёрной магии. Пальцы рук и ног украшают длинные когти, тогда как руки сгнили почти до костей по самый локоть (не самый идеальный ритуал перерождения).

Глаза горят не синим или чёрным сиянием, а гнилостно-жёлтым отблеском, напоминающем болотные огоньки джунглевых топей.

В перевязи как на плече, так и на бёдрах, покоится оружие, а в мантии множество грубого вида карманов. К сожалению, тролль не имеет при себе колдовской котомки, а потому большинство своей пугающей коллекции инструментов вынужден держать на Акерусе. В связи с этим он смотрится даже бедно на фоне остальных некромантов, не брезгующих бижутерией и яркими красками. В одежде предпочитает мрачные, тёмные оттенки, а рашку никогда не снимает с лица.




Особенности характера:


Представитель племени Чёрного Копья перед вами, пускай давно уже не является членом славного племени, весьма интересный объект для исследований в области психики. На его примере можно понять, как подчас странно судьба играет своими игрушками, сталкивая их лбами или уводя в совсем неизвестные дебри случайностей и возможностей. Истово преданный своему народу Хуб'Ат, бывший одним из зулов под началом Гадрина, истово славящий заветы Бвонсамди — ныне же стал одним из чёрных маст, служащим смерти в проклятой крепости Акерус. Как он проделал столь долгий путь от своего рода героя до превращения в чудовище?

О, это весьма интересный вопрос, ответ на который кроется в его биографии. Здесь же стоит упомянуть только изменения, привнесённые историческими процессами в характер зула. Его не оставили ни мудрость, ни угодливость и покорность — ещё при жизни он отличался лукавством, но также и умением знать, когда стоит остановиться. Жёсткий пример Залазана надолго отвратил Хуб'Ата от изучения тёмных искусств, ввергнув его в служение Лоа. В своей вере он отличался даже некоторым фатализмом, зная, что смерть неотвратима. Однако при виде появившегося на Островах Эхо повелителя мёртвых что-то в тролле надломилось — а быть может, ещё раньше, в ходе печальных событий? В любом случае, некогда благородный тролль погрузился в печали и скорбь, оставив племя после громкого скандала в малом коллективе зулов. Он никогда не был склочником или тем, кто ищет конфликта, предпочитая уступить или найти компромисс. Однако… всё изменилось, когда он попал в ряды Чёрного Клинка.

Жуткие амбиции и жажда власти, и до того впившиеся когтями в тролля, дали обильные всходы под наставлениями некромантов некрополя, где Хуб'Ат с радостью погрузился в изучение тлетворных наук. Он всё больше и больше замыкался в себе, используя образ диковатого недоученика, чтобы вытягивать секреты и знания из многочисленных чёрных магов. Его льстивость и угодливость были столь велики, что никогда не в силах был заподозрить всю глубину коварства некроманта. Он мечтал возвыситься над всеми, добраться до абсолютной власти — и, как весьма умный тролль, знал, что быстро и мгновенно этого не добиться. Он терпелив и осторожен, предпочитает завоёвывать союзников и обращать врагов в верных слуг. Трудно представить, столь жутким существом Хуб'Ат станет, когда он доберётся на вершины искусства чёрной магии.

Ясно лишь, что от некогда наивного клыка из джунглей не осталось и следа.



Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Некромант
Специализация:
Маста Костей
Способности:




Зул и некромант в одном лице, Хуб'Ат вызывает страх, ужас и голову боль у тех, кто пытается разобрать, о чём он тарабанит на своём варварском наречии. Глумливый тролль привык скрывать собственные таланты и возможности, расшаркиваясь перед очередным самозваным владыкой. Мало кто знает пределы сил проклятого мона, но его мастерство обращения с костями признают даже опытные некроманты.





Тёмное вуду не просто так именуется, это злобная и мрачная сила, ищущая себе применения в любой из видов. При жизни Хуб'Ат никогда не касался этой мерзкой магии, но после воскрешения из мёртвых начал активно общаться с Узо Призывателем Смерти, самым большим специалистом в данной области из рядов проклятых рыцарей. Совмещая интересные практики из копилки знаний Узо, а также собственные познания в вуду, Хуб разработал интересную систему чар, противодействий и наговоров, весьма полезных в работе. В частности, чтобы далеко не бегать за примером, его проклятые барабаны своим звучанием заставляют даже стойких мертвецов приходить в дикую ярость, окунаясь в мир безумия и крови. Хотя конечно же, это самый невинный пример. Теперь, когда мораль и опасения не сдерживают тролля, он погружается всё глубже в сглазы и проклятия.


Воскрешение из мёртвых — основная игровая фишка любого некроманта, притом как правило живые не видят разницы между бальзамировщиком и, скажем, тёмным ходоком. Для них все некроманты умеют призывать нежить одинаково. Вот только это далеко не так. Ещё в пору ученичества у масты'Ттью был замечен талант Хуб'Ата к работе именно с костлявой нежитью. Скелеты, псы и им подобные создания куда проще призывались и подчинялись тогда ещё неопытным аколитом. С течением времени и после перерождения, тролль целиком себя посвятил искусству работе с костями, создавая ужасающих големов и им подобных существ, призванных посеять смерть и опустошение. Но само собой, помимо создания зул прекрасно знает, как подобную нечисть можно и упокоить.


Полагаться на магию можно и нужно, но и забывать о физических тренировках не стоит. До становления нежитью, Хуб был достаточно резвым и подвижным троллем, особенно любящим холодное оружие вроде мечей и кинжалов. Ему никогда не хватало особой меткости для копья, что окупалось сторицей с помощью магии. Однако когда события стали развиваться весьма бурно и смертоносно, зул задумался над тем, что всё время сидеть в тылу у рыцарей — не выход, ведь их порядки часто прорубались алчными демонами. Так что достаточно быстро он не только приобрёл пару серпов, но и научился их мастерски использовать в бою, пропуская через них энергию смерти. Стоит также отметить прекрасное обращение с ножами — и если копьё Хуба не всегда попадало в цель, то ножиками он мог прибить к дереву эльфа за уши с большой дистанции.


Только недавно зул начал осваивать тонкое искусство использование рун смерти, до которых его в пору ученичества не допускали. Весьма заинтригованный, он уделяет всё своё время обучению — исключая те случаи, когда приходится сопровождать рыцарей смерти на полях сражений.



Навыки и профессии:

Один из Чёрного Копья, Хуб весьма искусен в охоте и преследовании своей добычи. Он мудр, а потому легко находит язык с Лоа и другими интересными сущностями. Оставшись один, он не опустит рук, достаточно быстро адаптируясь на новой для себя местности. Достаточно недурный лекарь и маста, он легко может противостоять различного рода проклятиям, наговорам и существам, порождённым чёрной магией. Неплохо обращается с холодным оружием и обделкой шкур, не говоря уже о шитье. Используя чёрную магию и собственный ум, этот тролль не пропадёт в неизвестности. Ему не нужны ни еда, ни сон, ни отдых, так что всё его существование посвящено обретению новой власти над смертью.



Вера:
Лоа
Пояснение к верованиям:

«Некогда я был зулом, одним из верных, тех, что следуют всегда за Лоа. Теперь моя преданность выглядит как слепота. Глупая верность щенка, зверя, которого ведут на убой, если потребуется. Смерть открыла мне истину. Мир в общем-то поганое место, где мы никому не сдались. Где для каждой из сил мы не более чем слуги, а в лучшем виде — топливо для очередной зловещей интриги. Я знаю о Лоа и всё ещё верю в них, но теперь знаю. Нет никого опасней, чем Лоа Проклятых, чьё присутствие сокрыто во льдах.»

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Наречие троллей
  • Орочий
Пояснение к языкам:

Несмотря на ломанный всеобщий, Хуб'ат прекрасно знает как его, так и орочий, говоря на обоих языках практически без акцента. Его манера говорить, а вернее изгаляться на смеси нескольких языков, является не более чем вздорным проявлением дурного характера законченного интеллектуала, не особенно любящего проявлять собственный высокий ум. Куда проще прикидываться безмозглым дикарём, пускай и льстивым, чем всё время выслушивать жалобы и просьбы слабых мира сего. Так что если тролль говорит с вами на непонятном наречии, знайте — этот клыкастый мерзавец над вами банально издевается.


Инвентарь:


Чёрного вуду штуки

Искусство некромантии во многом зиждется на умении не только манипулирования смертью, но и искажения жизни. Однако тут и заключается главное отличие между этим искусством и, скажем, магией скверны. Последняя оставляет после себя только энтропию, выжженную землю, исцелить которую в силах лишь служители природы и равновесия. Тогда как после смерти, если конечно её практик не был безумным чумоносцем, всё ещё можно использовать поля, фермы и рощи. Ну, с относительной скидкой на то, что около полувека там нельзя будет находиться ничему живому.

При жизни Хуб'Ат не был известным или каким-то мастеровитым зулом, однако даже маста-Гадрин признавал, что этот тролль крайне щепетилен в плане деталей. Действительно, стоит забыть о тонкостях ритуала, а ты вместо фетиш-воина призовёшь какое-нибудь ужасающее существо, пропитанное мощью вуду. И как с таким бороться? Однако при вступлении в Чёрный Клинок приоритеты несколько поменялись — они были рады любому, даже случайно вызванному чудовищу, если удавалось его подчинить и создать ещё целую плеяду таких же монстров. Потрясающая, извращённая страсть к совершенству смерти, давление ауры Акеруса и собственное перерождение со временем исказили разум Хуб'Ата. Маниакально одержимый стремлением к идеалу, тролль погружался всё глубже в тайны некромантии, стараясь открывать новые секреты — или вызнать чужие. Со временем он собрал немалую коллекцию интересных инструментов и проклятых реликтов. Ничего особенно интересного, помимо ряда амулетов, огромного количества костей и иных реагентов, нужных в искусстве некромантии.

Особняком в этом арсенале стоят вуду-штуки вроде тики, искажённые и переделанные на лад чёрной магии некромантии. Воровать идеи у себя самого не запрещено.



Светлого вуду штуки

Отдельно стоит упомянуть, что среди личных вещей Хуб'Ата есть не только жутковатые инструменты его ремесла некроманта, но также и вполне обыденные вещи. Ножи, банки, свечки, даже парочка ваз с пауками для особо отвратительных деяний — и немалое число различного рода припарок. Что? Само собой, некромант является не только искусным магом смерти, но также и опытным хирургом, ведь знание анатомии тела очередного покойника на рабочем столе очень серьёзно помогает при создании очередного монстра. К тому же это хорошее подспорье в лечебной практике — нельзя просто так направить силу и ждать, что она сама всё исцелит!

Пожалуй, стоит добавить в перечень занятных вуду-штук и такие вещички, как исцеляющие идолы, ранее обладающие совсем иными эффектами — от банального сглаза до узконаправленного проклятия. Теперь же вся эта магическая бижутерия была безжалостно переделана на новый лад, неся новые болезни, заразу, а подчас отдых, покой и исцеление. Прекрасно иметь живой ум и доступ к почти безграничным ресурсам Чёрного Воинства.



Траз-палка и бум-ножики

Когда Хуб'Ат стал некромантом — на эту тему можно много разглагольствовать — поднявшись из послушников, он был подвергнут ритуалу перерождения. Вырвав собственное сердце из груди, он преподнёс его масте'Ттью как акт величайшей преданности. В ответ некромастер обратил сердце и несколько костей в причудливый жезл, который Хуб всегда держит при себе. Однако некроманту требуется особое, ритуальное оружие — тут и помогают превосходные кузни и мастерские Акеруса.

Конечно. выковать его целиком из саронита было бы попросту невозможно, а никакая древесина не выдержит разлагающегося касания энергии смерти. Но решение быстро нашлось, как всегда на свалке Чёрного Клинка: там грудой были сброшены оказавшиеся бесполезными кости чёрных драконов, выжженные давным-давно стараниями хранителя Пасти Нелтариона. Они годились разве что на мусор, а потому Хуб'Ат прихватил несколько себе в помощь. Самая длинная из взятых пошла на древко для косы, тогда как остальные украсили собой два серпа. Выбранные чертежи были самыми простыми в изготовлении, к тому же не требуя слишком много саронита. Важным по-прежнему оставались кости. Ну да, они не могли годиться на создание чудовищ. Но они до сих пор оставались костями именно драконов! О чём, видимо, несколько запамятовало начальство, чем сразу же воспользовался Шепчущий.

Проведя несколько недель в ритуалах у залов воскрешений, тролль наполнил кости энергией смерти, зачаровав их осколками душ, использующихся как топливо для рунных печей. Конечно, это не дало каких-то особенных свойств оружию, но сделало материал особенно крепким и, главное, приемлемым в использовании для ритуалов некромантии. Только это-то и надо было Хубу. И если косу он достаёт только при работе с тонкой материей, в виде сшивания очередного покойника, то два серповидных лезвия используются в роли оружия, если враг подойдёт слишком близко.












Род занятий:
Слуга Черного Воинства
Хронология:

Хуба-Хуба-Хуб


~0-1 год от ОТП~

Дата рождения Хуб'Ата в небольшой семейке из зула и зульфи. Через три года — рождение младшего брата.


~до 21 от ОТП~

Не самый интересный период в жизни для тролля или любого искателя приключений. Постепенно взрослеющий Хуб, понимая, что предназначение его кроется не на тропах охотников и воинов, всё больше отдаётся искусству магии. Весьма тронутый жаждой сына к новым знаниям, Каз'Зорн берётся лично учить его таинствам вуду, быстро отказавшись от надежды обучить чему-то Зал'Ата — в виду отсутствия у него склонностей. Несмотря на эту разницу, братья были весьма дружны. Рослый и более сильный Зал всегда выступал защитником, тогда как Хуб играл в их дуэте роль мозгов, всегда осторожный и внимательный. Видимо, благодаря этим крепким узам оба брата и пережили крушение Островов Тёмного Копья в пучину вод. Поначалу отличаясь недоверием к оркам, тролли быстро прониклись к ним уважением — особенно когда из плена смогли вырваться столь многие, включая Каз'Зорна, едва не ставшего ужином для мурлоков.


~Третья Война~

В отличии от остальных детей и юнцов племени, оба брата сражаются бок о бок с отцом на полях сражений знаменитой Третьей Войны. Исхитрившись сохранить здравый рассудок при битвах с демонами, они с трудом пережили тяжёлую потерю — Каз сыграл в ящик и отправился к Бвонсамди после знакомства с особенно злостным заклинателем Пылающего Легиона. Когда величайшее сражение было окончено, преисполненные надежды на будущее братья встречали рассвет на горе Хиджал. Никто не знал, как изменятся их пути дальше.


~Агрессия Праудмура~

Последовавшие за этим месяцы Хуб оказался в кругу особо приближённых к вождю зулов, достаточно быстро определившись с собственным кумиром в лице Бвонсамди. Заинтересованный юдолью смерть и мёртвых, юный тролль постепенно всё глубже погружался в таинства Лоа, становясь тёмным мастой — тем, кто мог как причинить зло, так и отвратить его от тебя. Тогда как Зал оказался на позициях обычного алариона, часто помогающего матери по тяжёлой работе. Так всю их семейку и застала внезапная ярость флотилии Кул-Тираса, в войне с которой оба братья приняли самое активное участие, дойдя вплоть до горящего под поступью Орды Терамора. Хотя что Зал, что Хуб не отличились особым героизмом, будучи в составе рядовых солдат, а не героев. Однако конец близости братьев положил не яростный адмирал и даже не случай, а банальная гордыня. Через пару месяцев Зал оказался в рядах тех, кто поддерживал Залазана, будучи его покорной марионеткой и яростным исполнителем. Лишь много позже, отправив брата к Бвонсамди, Хуб узнал, что в случае смерти проклятого зула он мог бы освободить Зала из его оков. Это знание до сих пор терзает тролля.


~25, 26, 27, 28, 29, 30 годы от ОТП~

Несмотря на бурное начало своей истории, впоследствии Хуб не покидал пределы Сен'джина, а впоследствии и Островов Эха, предпочитая странствием пребывание среди своих. Однако постепенно он начал отдаляться от собственного племени, мрачный и преисполненный горечи от своих потерь. Отец, брат. Он похоронил мать, отправившуюся в Запределье с экспедицией Орды. Лишённый семьи тролль полностью оказался одержим собственным искусством, постепенно всё больше и больше страдая от нервного расстройства. Но обязанности были превыше. Глубоко погружённый в беды своего племени, Хуб невольно вновь оказался на кромке истории — он вошёл в ряды армии Вол'джина, отбившей Острова Эха; зул не погнушался сражаться с кор'кронскими рубаками, отстаивая право троллей на жизнь и бытие частью Орды, помогая защищать Сен'джин. Но постепенный поток проблем, похожих на лавину, изматывал его ментально и физически. Едва стало ясно, что кампания на Дреноре окончена, а в ближайшем будущем проблем не предвидится, тролль оставил собственное племя — хотя иные говорят, что тут не обошлось без громкого скандала. Так или иначе, к недавнему времени бывший изгнанником Хуб'Ат откликнулся на зов Чёрного Клинка, отбиравших добровольцев в армию, должную уничтожить Пылающий Легион. Влекомый аромат власти над смертью, Хуб с радостью преклонил колени, после долгих месяцев обучения став одним из некромантов. Но даже тогда… даже тогда его амбиции не были в полной мере удовлетворены. Он помогал отрядам рыцарей на новых для себя землях, сражался с чудовищами из Круговерти Пустоты. И всё равно, он жаждал большего. Быть может, даже вынашивая собственные, извращённые планы на тему возрождения былых семейных уз. Если повезёт, само собой.



Фракции:

Рыцари Черного Клинка

«Могущественное воинство, которое все видят преступниками, тиранами и убийцами. Спешу сказать всем заинтересованным, что они… э-э-э, совершенно правы! Серьёзно, за всю жизнь я не видел столь отъявленных мерзавцев, так сильно наслаждающихся не только собственной силой, но и совершёнными преступлениями. Чувствуется, что рыцари смерти черпают силы в том, что они делают. Но глубоко в их тени скрываются истинные зодчие их армий — некроманты, обладающие великой властью и одержимые раскрытием новых тайн смерти. Когда я узнал, что они открыто вербуют живых в свои ряды, то не раздумывал ни секунды. К тому времени мне уже надоело обретаться на окраинах, в стороне от войны, и я с радостью прибыл в Акерус. Стоит ли говорить, что впоследствии я понял немало разочаровывающих вещей о жизни?.. о да. Очень много.»

Прозвища, звания, титулы:

Шепчущий-Над-Костями

«Как меня только не обзывали за последние годы. Фон, изгнанник, маста-зул, некро-маста. Да, солидные петли выделывает судьба, если тролль берёт её в свои руки. Недавно я был всего-лишь изгоем собственного племени за преступление законов. А теперь — один из маст смерти в рядах Чёрного Клинка. Впрочем, ничего бы это не было без моего масты'Ттью. Он проявил терпение и интерес, обучая меня — хотя признаюсь, мне нравилось над ним изголяться на зандали. Обычно все теряются, когда ты говоришь на ломаном, примешивая к всеобщему слова родного языка. Но это его не особо смутило.

Помню, как маста отвёл меня на вершину Акеруса. Помню жуткий холод, который терзал даже моё уже не-мёртвое тело, отдавался в костях и скрипел на клыках. Там он сказал, что я готов, и поручил мне коварное испытание некроманта. Вдаваться в суть я не буду, мало ли нас подслушивают враги, но когда всё закончилось, маста'Ттью дал мне новое имя. Шепчущий-Над-Костями. Видимо, ему понравилась моя работка с проклятыми тики и запасами костей Акеруса. Или у него просто закончилась фантазия. Хотя отрицать не буду, мне с самого начала прекрасно удавалось работать именно с черепами, осколками рёбер и прочим костлявым мусором.

Так может, в этом прозвище есть толика смысла?.. ха-ха-ха, смысл и у масты'Ттью? Да ни за что не поверю!»



Места пребывания:

Великий Ках'Алор Акерус

«Здоровая летающая каменюка — настоящая крепость, где обитают наравне с аларионами могучие зулы, где не продохнуть от зверушек всех видов и трайдзов, обеспечивающих работу поселения. Со стороны алор как алор. Да, немножко мёртвый, немножко живой, но вы хоть раз бывали в Зул'Гурубе? Да-да, здесь примерно то же. Стоит закрыть глаза — чуешь движение вуду, сила которого струится внутри стен, по полу, висит в воздухе неуловимым облаком, обдирая лёгкие при каждом вздохе.

Прибыв в это место, я был впечатлён — притом не дай себя обмануть, не воинством смерти, а самым простым фактиком. Как Акерус летает? Такая громада должна при движении оставлять за собой полосу опустошений и хаоса, а она себе спокойно висит!.. жаль, я бы поглядел на летающий Оргриммар, выглядело бы круто. Но только погуляв по этим залам и освободившись от оков жизни, я понял, чем на самом деле является Чёрный Алор.

Он живой, чувак, живой больше, чем обычно думают. Эти потоки силы — энергия тёмной сущности, являющейся истинным лицом Акеруса!.. очень голодной и очень жуткой, если вспомнить моё перерождение. Бр-р-р-р. Ещё чашечку бальзама?»


Отношение:

Новая Орда

«Старая-добрая Орда. Помню славные денёчки, что предвещали её приход. На островах вечно шли дожди, море то и дело наступало на сушу, а мурлоки совсем обнаглели. Потом глядь, побережье темно от зелёных великанов. Помню, как я, сопляк-клык, пообщался с одним. Мне сколько было годиков… двадцать уже, да? Ну да, сопляк-сопляком. Орк, как он и они себя называли, был занятным собеседником — и полным боли, которую он не мог скрыть. Признаюсь, друже, когда я слушал его, у меня волосы дыбом вставали. Такая горькая судьба… и всё же, они не сдались под гнётом тёмных Лоа смерти и разрушения. Думаю, именно поэтому после всего — смерти Сен'джина и ухода островов под воду — мы так быстро сдружились с орками. В них была благородная суть, величие и невероятные возможности. Потом конечно появились таурены, самые надёжные из соратников — и самые широкие в плечах — каких я только видал!.. спаянная кровью, Орда билась на склонах гор Великого Древа. Сейчас, даже в посмертии и пребывании Между-Сторонами, я не могу не уважать Орду. Мы совместно лили кровь друзей и врагов, прикрывая друг другу спину и бились против величайшего врага. Я что, должен теперь кинжалы им в спину пихать? Ха! Даже у кахов есть честь, глупыш.»


Альянс

«Альянс. Значение этого слова для меня менялось раз от разу, и особой любви к этим ребятам я не испытывал. Ну высадились на берег, давай шуршать по кустам и лезть ко всем и вся. С чего бы вдруг такая агрессивность? Подумаешь, стянули немного припасов, так нет же — давай ловить в сети!.. короче, лютые какие-то жестянки-мелкозубые, хотя мечами орудуют круче, чем наши охотники тразами. Потом, конечно, всякое бывало в пути. Высадились на новую землю Калимдора и думали, что всё тупое и злое позади. Ан нет, и тут обнаружились людишки! Старая-добрая рубиловка быстро закончилась, когда стало ясно — это так, мелочные делишки, нам в загривок дышат тёмные будурхи. Не сказать, чтобы я когда питал ненависть к людишкам. Но эй, каждый имеет право кого-то ненавидеть, если это не мешает делу. А когда небеса начали гореть, а земля дымиться, стало немного не до взаимных упрёков. Мы сражались плечом к плечу в силу того, что иначе и быть не могло — стоял вопрос выживания. Если с Ордой нас связывали надёжные узы дружбы, то вот Альянс… хе. Скажем так, я не удивлюсь, если они вонзят нам нож в спину. Я не питаю к ним особого уважения, да им и не нужно моё расположение. Так что держись, волк-мон, сейчас тебе прилетит погремушка в морду!»



Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Старшой Клык, Вуду-Маста Каз'Зорн

Старый папка-зул, славный по своим мастерским припаркам. Пускай ему было далеко до мастера Гадрина, он обладал собственным авторитетом и особой нишей в племени Чёрного Копья. Ему повезло пережить стычки с людьми и мурлоками Морской Ведьмы, но Третью Войну папка не смог пережить и был убит одним из демонов Пылающего Легиона неподалёку от вершины горы Хиджал. Амбициозный, талантливый и крайне скрытный зул, имевший двух сынов и горячую жену, оказался застигнут врасплох магией скверны, о которой он ничего не знал. Как итог, сгорел как спичка, но, благо, его смерть была отомщена Хубом, срубившим демону с плеч. Впоследствии череп этого скверного ублюдка украсил пояс молодого зула — жаль лишь, что любимого отца это не вернёт.


Почтенная Ма'да Казири

Горяченькая ву-мон, что была на порядок моложе своего мужа, подарила ему двух здоровых сыновей. Жаль только, что больше всего она любила вуду и Лоа, но никак не своих отпрысков или Каз'Зорна. Иронично, что и Хуб её особо не любил, в отличии от младшего, всегда верного ей сыночка-Зал'Ата. Вероятно, склонность того всегда подчиняться сыграла свою злую шутку. Мать пережила своего мужа и даже сына, встретив свою смерть, иронично, не в Азероте, а на Запределье. Хуб, в то время болтавшийся с ватагой копьеносцев, незамедлительно вернулся на Азерот с её телом и похоронил на Островах Эха, хотя и без особой привязанности, которой между ними никогда не было.


Мелкий братишка Зал'Ат

Добрый братишка, с жадностью ловящий каждое их слово. Вечно на вторых ролях. Может, именно потому произошло то, что произошло?..


Маста'Ттью

Коварный и добрый маста-Меттью, обучавший зула премудростям некромантии. Слишком чуткий и ранимый, он достаточно быстро нашёл общий язык с учеником, жадным до знаний. Иронично, что он так и не разглядел всю глубину жажды власти Хуб'Ата, рвущегося к сокровенным тайнам Тленотворца. Но… тем не менее, тролль крайне признателен своему наставнику за уроки и наставления.


Уайл Арко

Могучий аларион из Чёрного Воинства, которому не достаёт терпения и усидчивости. Он подозрительно добр к Хуб'Ату, что вызывает у того вполне здравые подозрения. Похоже, Уайл заинтересован в чёрной магии вуду — иначе трудно объяснить, с чего бы вдруг по его разрешению троллю предоставили саронит для изготовления ритуальных инструментов. Вопрос в том, что попросит рыцарь взамен?.. в благородство намерений тролль верить считает глупостью. И правильно.


Ситас Тирисфален

Хитроумный джин, не чурающийся магии, но истинная его сила сокрыта в умении предугадывать ходы противника. Хуб, как ученик Тленотворца, часто оказывался в самой гуще событий, имея шансы оценить в бою непосредственно великого джина. И стоит признать — тролль справедливо его опасается, понимая, что скрыть собственные желания от этого мертвеца будет не трудно. Попросту невозможно. Страх и уважение в равных пропорциях.


Стрелиция ака Тарелка ака Остроу-хуя

Очередная недоделка Ордена, наконец-то обретшая свой путь. Поначалу Хуб её считал одной из тех эльфиек, которые любят хороший троллиный траз. Но потом понял всю правду: она просто двинутая на всю голову. Если бы где-то был иллюситрированный словарь зандали, то рядом со словами будурх и дим-дим-ву был бы портрет именно Стрелиции. Она жуткая до невозможности, надоедлива до вредности и пристаёт, словно ржавчина. Но отсутствие интеллекта обеспечивает возможность в её использовании ради своих целей. Только бы не дружба, она же такая… эльфийка.



Питомцы:


Ра'Ва, Ках'зар Хуб'ата

На чём-то надо же кататься. Видите здоровущих коней-чудовищ, которые прогибают спины только перед рыцарями смерти? Шикарные звери, но заслужить такого простому некроманту практически невозможно. Знаете, на чём ездят некроманты? Да-да, вот на таких облезлых конях-скелетах, как вы можете иметь честь лицезреть среди жителей Лордерона. Жалкое и унылое зрелище. Так что же делать искусному мастеру костей, чтобы и пешком не рассекать, и не отставать от своих конных повелителей? Думать, думать и немного выкурить тёмного вуду смерти!

Хуб'Ат с самого начала своего пребывания среди мёртвых был одержим потрясающей властью над смертью, которой располагал Чёрный Клинок. Стремясь к всё большей силе, он постепенно поддавался её извращающему воздействию. А обладая умом в высшей степени гениальным, тролль быстро понял, чего он хочет — поднять дьявозавра из мёртвых. Но поскольку это дело требует солидной помощи, отложил данный проект на будущее, пока предпочтя что попроще.

Ему легко удалось перенести на Акерус своего любимого ящера-самку, на которой он рассекал ещё по Калимдору, и ритуально умертвить. Жалко, конечно же, но воскрешение из мёртвых мало сыграло на разуме Ра'Вы, которую Хуб помнил ещё в виде яйца.

Не стоит распинаться на тему того, как много сил и времени пришлось вложить в полное бальзамирование ящерицы, только отметить, что на это ушли все запасы бальзама некроманта. Да-да, того шикарненького бальзамчика, что не позволяет вашему телу развалиться. Но, насыщенная им плоть и укреплённые чёрной магией кости вкупе с тёмным ритуалом позволили Ра'Ве восстать в сияющей ярости проклятых. Не утратив верности своему хозяину и после смерти, обладающая жёстким нравом клыкастая позволила себя укротить только после того, как сожрала руку Хуб'Ата.

Ну да чем бы ящерица не тешилась, лишь бы голову не вырывала.


Костяные покусашки

Рвака, Кусака и Трелка представляет из себя немного-немало как верных питомцев некроманта. Почему в роли их выступают собаки? Да потому что они преданные даже в посмертии! Вы же не ждёте от призываемого вами фетиш-алариона, что он будет вам верен? Животные просты в манипулировании, особенно после своего воскрешения из мёртвых. Собрать эту троицу, однако, делом оказалось отнюдь нелёгким, ибо в Чёрном Клинке созданию крепких костяных гончих никто внимания особо не уделял — и по очень простой причине. Куда эффективней было собрать скелетов-воинов, чем тратить время на каких-то пёсиков, которых опытный противник может укладывать штабелями. Однако Хуб пошёл дальше банальных псов, солидно поработав над крепостью и выносливостью этих существ, используя крепкие кости самых разных зверей — от банальных псов Хельхейма до нескольких ящеров. Всё вместе, включая огромные потоки силы, текущей через Акерус, позволило ему провести несколько тёмных и мрачных ритуалов. А взамен призвать, сотворить себе несколько верных и покорных питомцев. Первым в бой всегда рвётся Рвака, тогда как Кусака предпочитает атаковать вторым и держать жертв Рваки. Ну а Трелка — настоящий монстр, издевающийся над врагом своими бесконечными наскоками. Вроде бы обычные гончии, но в тандеме они работают настолько жёстко, что от их врага остаются лишь череп и кости — их самое любимое лакомство.



Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность






Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Привет.

Одобрено, +10 к уровню.

Великолепный слог. Мне понравилась эта "троллья" подача. Отличное качество текста и стиль повествования. Образ персонажа легко представляется в голове. Содержательное чтиво, не обделенное количеством.

Проверил(а):
podsolnuh
Выдача (Опыт):
Да
22:43
22:38
1577
21:04
0
Таки дописано. Само собой будет редактироваться.
Хабиб <___<
02:10
0
Шик-блеск
12:19
0
А ты ТОЧНО не хочешь указать требовательность?