Игровое имя:
Солдрен
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Эльф крови
Народность:
Кель'талас
Пол:
Мужской
Возраст:
413
Особенности внешности:

Высокий и стройный – он, определенно, носитель превосходных генов. У Солдрена тусклая кожа и правильные черты лица: четкие скулы, несильно выпирающий подбородок и прямой, чуть опущенный у кончика, нос. Под ним протянулись бледные губы, изредка кривящиеся в меланхоличной ухмылке. Длинные светло-пепельные волосы не закрывают собою прямой лоб, покрытый одной или двумя складками морщин, а зачесанная вбок чёлка плавно перетекает на широкие плечи чародея. Впалые глаза миндалевидной формы, с едва видимыми зрачками, сверкают слабым ядовито-изумрудным огнём; они зачастую полуприкрыты, будто бы находясь в заинтересованном прищуре, подчеркиваемом острыми бровями. Его взгляд, однако, не источает многолетнюю мудрость или непоколебимую волю – в них больше плещется учёный азарт, местами многолетняя усталость или, как бы к этому не пришло, непоколебимое либидо.

Тем не менее, стоит только получше присмотреться к Солдрену, как некогда вполне аристократичный образ начнёт приобретать грубые подробности. Волосы, пусть и красивые в своём пепельном окрасе, нередко взлохмачены, будто бы чародея, врознь с эльфийскими принципами, никаким образом не заботит их состояние. На жилистых кистях рук темнеют давние мозоли и небольшие, уже зашившие порезы. Понятна и бледность кожи: следствие образа жизни, лишенного солнечных лучей. От него почти никогда не исходит аромат талассийских садов или мудреной парфюмерии, скорее что-то напоминающее запах магической пыли, если таковой вообще возможно распознать. В его молодом лице недвусмысленно прорезается зрелость, а под глазами сгущается отпечаток не то физического, не то духовного утомления.

Но если вдруг что-то воистину привлечет его внимание, заворожит душу или встряхнет разум, то в изумрудных зрачках вновь вспыхнет пламя жизни и любознательности. В такие моменты он, ведомый внутренними порывами, молодеет. Движения теряют былую скованность, лицо преображается и Солдрен, наконец, может дать волю собственной мимики: недоуменно моргать, кривиться, заливаться краской и смеяться, будто оживая от унылого сна. В подобные секунды душевного озарения инстинктивно хочется быть лучше, потому перед завершением исследовательских работ чародей, к счастью его близких, очень часто приводит себя в порядок.

Особенности характера:


«Какой же зануда этот Солдрен, и как он только не помер от всей пыли, что покрывает его любимые, древние фолианты? Он может годами читать их. А ещё этот тип слишком самоуверен и абсолютный нарцисс, аж бесит! Но порой в его голову приходят действительно интересные мысли. И как же всё это уживается в одном эльфе?»

— со слов госпожи Сателлы Сан’Тил, очаровательной жрицы тьмы.


С детства окруженный дворцовыми интригами, дорогим шёлком и вином, уже тогда будущий чародей понимал, что эта изощренная суета слишком сильно рознится с его самобытными взглядами на жизнь. Уже тогда юного эльфа захлестывали идеи новых знаний, а вкупе с нарастающим максимализмом это влечение переросло в нечто бунтарское. Он упивался книгами, а потому нередко проводил дни в библиотеках, сбегая со всевозможных знатных ужинов, театральных выступлений или, во имя Колодца, уроков правильного столового этикета, считая все эти мероприятия лишь проявлением ненужного лицемерия и прочих аффектаций. Лишь его бесперебойные успехи в академии сдерживали раздражение предков, намеревающихся вырастить из Солдрена примерного магистра. Правда, для только-только формирующегося эльфа было почти невозможно избежать влияния высокородного общества; как следствие – неосознанная заносчивость и жеманство.

Солдрен одержим открытиями. Это одна из немногих вещей, способных заставить чародея рискнуть жизнью. Врожденная жажда саморазвития служит для эльфа главным источником сил и мотивации. Это, определенно, доставляет ему удовольствие. Но вот настоящую причину, ожидаемый результат не может описать и сам Солдрен: то во имя патриотических чувств и процветания всех син’дорай, то из-за необъяснимого желания, сопровождавшего его всю сознательную жизнь. Впрочем, в погоне за знаниями эльф редко переходит моральные границы: он, скорее всего, не будет проводить тошнотворные опыты на живых созданиях или ради результатов какого-нибудь исследования уничтожать целые популяции. Однако, при отсутствии выбора ему придется пренебречь подобными принципами. Выражение «тяжёлые времена требуют тяжёлых решений» знакомо для эльфов не понаслышке.

До политики и приевшихся интриг Солдрену нет никакого дела, да и в них он, будем честны, разбирается не малость лучше, чем пограничный следопыт. У него есть свое тихое поместье, охапка верных слуг и огромная библиотека – личный райский уголок. Он прекрасно понимает, что среди знати ему уже давным-давно выдано клеймо отшельника. Солдрен относится к этому с ироничным пониманием.

В своих намерениях чародей, несмотря ни на что, чрезмерно упрям и своенравен. Довести какое-либо дело до конца – незыблемый для него долг. Второй для него долг – рациональное мышление. Отдаваться объятиям чувств можно только в последний момент. Хотя, иногда понятия холодной логики и буйного желания размываются, и то, что кому-то может показаться плодом вдохновения, для чародея будет абсолютно целесообразным и резонным решением. Ему, бесспорно, свойственны некие причуды. Солдрен привык работать один: маг часто продумывает у себя в голове планы, но совсем забывает ими поделиться. Следствие – любое недопонимание в сторону его действий вызывает у только что спокойного эльфа неописуемое раздражение. Он часто брезгует чужим мнением, но, оказавшись неправым, готов смирено раскаяться. Вот только есть одно «но». Ему совершенно несвойственен стыд.


Эльфийский младенец, он же будущий магистр, он же Солдрен, появился на свет тёплой весенней ночью, в почти что полнолуние. Имело ли это время какое-то решающее для новорожденного организма значение? Солдрен так не считает. И правильно делает: по тролличьим поверьям именно в такие дни рождаются перспективные умалишенные.

Оглядываясь назад, эльф, скорее всего, опишет юность достаточно тоскливым отрезком своей жизни. Да, там присутствовали друзья, роскошные палисадники, редкие влюбленности, прогулки по далёкому Даларану и долгие-долгие ночи, проведенные за, как их описала госпожа Сан’Тил, любимыми древними фолиантами. Однако, всё это было покрыто каким-то туманом неопределенности и потоком странных мыслей, сознательно забывающихся в более зрелом возрасте. В эти годы Солдрен активно изучал тайную магию и, как подобает достойному наследнику своего рода, познавал фамильное ремесло — артефакторику. Имея почти неограниченный доступ ко всевозможным источникам, его самосовершенствование было на наивысшем уровне. Тем не менее, жизнь тянулась сама по себе, а впереди было еще много знаний, необходимых для последующего поглощения и усваивания. Только у судьбы на этот счёт были свои планы.

Нашествие Плети застало Солдрена врасплох. Нежить смертельным ураганом пронеслась по Кель'таласу, изуродовав каждую травинку, пропитав нечистотами каждый свой шаг и всё живое, что встретилось этому урагану на своем пути. Кровь, миазмы, холод смерти и руины некогда величественного королевства – всё это произошло слишком быстро, но боль и скорбь отчетливо сохранилась и до нынешних дней. Чародей вспоминает эти времена с мрачным лицом, однако никогда не дает себе забыть их: он обязан это помнить. Обязан помнить это тяжелейшее испытание, которое пришлось перенести его народу. В такие моменты интриги, маски и вина больше не играют своей роли. Вы просто стараетесь не дать своему естеству кануть в небытие и уберечь от этого остальных. Солдрен без лишних сомнений примкнул под стяг син’дорай и, в надежде обрести лучший мир, последовал за Кель’тасом в разрушенное, доселе неизвестное Запределье.

Гибель почти всего эльфийского наследия, гнетущий голод и искаженные пейзажи чужого мира окутали Солдрена полнейшим смятением. Какое нас ждёт будущее? Сможем ли воспрянуть вновь или будем вечно вести жалкое существование на обломках безжизненных руин? Это были мысли, полные ужаса и первородного страха. Впервые чародея хватило отчаяние. В таком положении ты готов схватиться за любую весточку, любую искру надежды, лишь бы не быть обреченным. И Кель'тас сдержал своё обещание: он дал им ту надежду.

Чародей понял, что судьба диктует свои условия. Скорбящим син'дорай необходимо было выжать все соки из возможностей, подаренных их принцем. Это был единственный путь к спасению. Солдрен, воспользовавшись авторитетом своего родового дома, был одним из первых, кто почувствовал на себе влияние Скверны. Впрочем, тогда это слово имело лишь одно значение — долгожданное избавление. Недолго думая, чародей с головой углубился в исследования этой энергии.

Запределье, несмотря на свой погубленный вид, оказалось целым кладезем животрепещущих находок. Изучение потоков Скверны, в конце концов, привело к встрече с их прямыми порождениями – демонами. По каким-то неопределенным причинам некоторые из них были союзниками, а некоторые — врагами. Однако их суть Солдрен понял достаточно быстро: ему приходилось иметь дело с магическими аберрациями, появляющимися в результате огромных силовых активностей, потому демоны в глазах эльфа предстали похожим образом.

Но больше всего его заинтересовали дренеи. Чародей не успел запечатлеть открытых конфронтаций с их участием, однако дренейские технологии, что остались после, были невероятно интригующими. Его пленяли невообразимо сложные схемы и непонятные конструкции, над которыми он корпел многие ночи, пытаясь разобраться в предназначении извилистых строений. С помощью оставленных чертежей и рун Солдрен искал ответы на многие вопросы. Вскоре Кель'тас приказал начать строительство манагорнов. Солдрен, пышущий исследовательским азартом, не посмел отказаться. Воистину, это был венец механологии.

И вот, когда всё идет самым наилучшим образом, стоило ли ожидать очередного удара судьбы? Скорее всего. Слухи о странном поведении Кель’таса, их светоча надежды, нередко гуляли среди приближенных син’дорай. Но Солдрен, влекомый наукой, пропускал эти сплетни мимо ушей и лишь окончательная новость о безумстве принца выбила чародея из колеи. Очередной порыв смятения заставил его примкнуть к Провидцам. У этого, всё же, нашлись свои плюсы — тесный контакт с дренейскими силами позволил лучше понять их технические изыски.

Последующие события была весьма поучительными. Кель'тас пал, Колодец восстановлен. Спустя много лет чародей, наконец, поймет некоторые вещи и осознает их странную природу. Жажда новых знаний под покровом смятений будет потухать в нём, а после, освободившись от волнений, вновь воспламеняться.

Призыв в альтернативный Дренор был встречен Солдреном с весьма бурным интересом: маг прекрасно помнил ту искаженную пародию на некогда цветущий мир и её нынешних, не менее искаженных, обитателей. Сама действительность альтернативного пространства завораживала и вгоняла в недоумение, а возможность увидеть знакомые вещи с другой стороны окончательно подогрела внимание чародея. Его прибытие на фронт было лишь вопросом времени.

Дренорская кампания позволила магистру вновь углубиться в изучение механологии и демонической инженерии, исследования которой он прекратил после восстановления Кель'данаса и теперь вновь собирающийся их продолжить. Однако, стоит сказать, что в жизни Солдрена к этому моменту произошел более интересный случай. Несомненно, его исследовательская деятельность не могла не затронуть технологий араккоа. Кристаллы, энергия Солнца и невероятные артефакты были настоящими драгоценностями, изучение чьих, следовательно, стало для магистра научным долгом.

Руины Небесного Пути таили в себе много ценностей. Но только одной из них было суждено стать верным другом и помощником чародею. Солдрен подобрал раненого калири рядом с его разрушенным гнездом. Это была, воистину, удивительная янтарная птица. Что именно заставило чародея выходить пернатое чудо из руин — он уже не так хорошо помнит. Но выбор был сделан, и в будущем син'дорай никак об этом не пожалеет. Скриок поправлялся на глазах.

Но не смог поправиться полностью. Маг не был в силах найти этому достойное объяснение: калири, несмотря на все старания, почти всегда выглядел болезненно и вяло. Солдрену оставалось лишь нещадно искать решение этой проблемы. Поиски привели чародея к загадочным водам пандарийского дола и, следуя указаниям местных паломников, он провёл нужный ритуал: птице необходимо было напитаться энергией, исходящих из водянистых паров, и маг сделал всё возможное ради этого. Вот только движимый желанием в кратчайшие сроки излечить недуг, Солдрен прибегнул к магии, чтоб усилить воздействие вод. К счастью, это помогло. Однако, возымело и свои эффекты — выздоровевший Скриок впервые обрёл разум. Впрочем, это только укрепит их связь друг с другом.


Мировоззрение:
Законопослушно-нейтральное
Класс:
Маг
Специализация:
Тайная магия
Способности:


Аркана: теория
Огромное понимание тайной магии и постоянные исследования вывели теоретические знания Солдрена на совершенно новый уровень. Он прекрасно разбирается во многих аспектах тайной магии.

Аркана: наступление
Не стоит забывать, что Солдрен — первоклассный магистр. В его арсенале есть огромное количество заклинаний деструктивной природы. И в случае чего, он не побрезгует ими воспользоваться.

Аркана: протекция
Помимо агрессивных манипуляций, чародей прекрасно владеет заклинаниями Отречения и Трансмутации: магические барьеры и молниеносные скачки в пространстве.


Навыки и профессии:


Техномагия [5/10]
Солдрен увлёкся этой наукой относительно недавно, во время экспедиции Кель'таса. Он хорошо разбирается в дренейской механологии и техномантии, однако многие аспекты этого ремесла так и остались для магистра загадкой.

Артефакторика [7/10]
Астральное Пламя издревле славилось своей коллекцией разномастных артефактов. Будучи прямым представителем этого рода, Солдрен обязан был обучиться артефакторике, причем на наивысшем уровне.

Наложение чар [9/10]
Едва ли не самая необходимая для каждого заклинателя вещь. Маг блестяще работал с чарами еще задолго до падения Кель'таласа, а последующие события лишь расширили спектр его возможностей.


Вера:
Солнце
Пояснение к языкам:




Талассийский язык
"Shindu Sin'dorei, Shindu fallah na, Sin'dorei"
Родной язык Солдрена. Превосходная грамматика, превосходная речь и, конечно же, правильный акцент — по-другому и быть не может.

Всеобщий
"Чудесный дар магии может быть применен во многих начинаниях.."
Грубый человеческий язык, в свои годы, однако, необходимый для изучения. Чародей общается на нем свободно, пусть и с явным талассийским акцентом.

Дренейский язык
«Крона кай кристорр!»
Весьма самобытный и достаточно сложный для понимания. Солдрен почти овладел им, но лишь отчасти — ему подвластны только разговорные и технические диалекты.

Остальные
Так или иначе, разные обстоятельства требовали совершенно разных знаний. Эредан был поверхностно изучен во время экспедиции в Запределье, а орочий стал вынужденной дипломатической обязанностью.

Фракции:


Астральное Пламя
Древнейший эльфийский род, берущий своё начало задолго до основания Кель'таласа. Имеют широкое влияние среди талассийской магократии. Их ниша — изучение магии и создание артефактов.


Отношение:

Сателла Сан'Тил
«Старый извращенец!»
Обаятельная жрица, любительница врываться в чужие поместья и просто багаж всевозможных причуд. Пусть Солдрен и не выносит большинство её выходок, он вполне симпатизирует этой нахальной даме.


Скриок
«Кар-р, кар-р, идиоты!»
Разумный калири с удивительно янтарным оперением и не менее удивительно вредным характером Некогда спасенный Солдреном, Скриок, несмотря на свой дурной нрав, стал верным помощником и крылатым боевым товарищем чародея.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:

Высокая требовательность.
Чарлист будет дополняться по мере отыгрыша.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Привет.

Одобрено, +7.5 уровней.

Качество, количество, содержательность, последовательность - у Автора всё при себе. Здорово.
Вопрос: почему не +9/+10?
Ответ: образ довольно заезженный (домач-маг), стиль подачи обыденный (это не значит, что это плохо).

По вопросам - Discord: podsolnuh#3540.

Проверил(а):
podsolnuh
Выдача (Опыт):
Да
15:11
20:11
1134
12:09
+3
класс класс класс класс класс класс класс класс класс класс класс класс класс класс
12:14
+2
спасибо
12:59
+3
Класс
13:17
+1
спасибо
13:01
+2
Зашибато
13:16
+1
спасибо
15:38
+4
Спасибо
15:59
+2
Спасибо
23:01
+2
класс
10:25
+1
спасибо
--
23:09
+1
Это. Просто. Восхитительно. Рад, что привёл тебя к нам! :D
11:37
0
Единственный человек, у которого народность прописана не как раса… Да и почитать больше о магии стоило бы…
11:40
+2
вообще то это эльф крови
01:05
0
Вообще-то артефактостроение-_-